Виктор Солнцев: Система образования и сама не готова учить новых, самостоятельных, активных людей, и в то же время не принимает их. А ведь за ними будущее!

Виктор Солнцев: Система образования и сама не готова учить новых, самостоятельных, активных людей, и в то же время не принимает их. А ведь за ними будущее! | Программы | ОТР

Если тебе уже 14, можешь трудиться и платить налоги как самозанятый. Это новое предложение чиновников. Не рановато ли?

2020-02-10T13:30:00+03:00
Виктор Солнцев: Система образования и сама не готова учить новых, самостоятельных, активных людей, и в то же время не принимает их. А ведь за ними будущее!
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Елена Мякотникова
корпоративный директор АСИ
Виктор Солнцев
доцент кафедры корпоративного управления Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, сейчас поговорим о главных темах. Исполнилось 14? – иди работай, но и налоги заплатить не забудь. В правительственном Агентстве стратегических инициатив считают, что именно с этого возраста можно регистрироваться и работать в качестве самозанятых.

Петр Кузнецов: Эта идея вошла в пакет мер, предложенных для развития молодежного предпринимательства. По поручению президента ФНС отмечает, что в ряде случаев использовать новый налоговый режим несовершеннолетние могут и сейчас.

Ольга Арсланова: Актуально ли это? Давайте посмотрим. Примерно 88% российских учеников старших классов хотят заниматься предпринимательством, а 26% уже развивают свой проект, это данные опроса.

Что же говорит нам Трудовой кодекс? Он разрешает работать начиная с 14-летнего возраста, но с письменного согласия одного из родителей, но не в ущерб учебе. Если успеть получить общее образование к 15 годам, то письменных разрешений уже не требуется, но работа должна быть легкой и не причинять вреда здоровью, есть особые условия. Без оговорок заключение трудового договора возможно сегодня с 16 лет.

Давайте поговорим, не рановато ли работать с 14. Что думаете вы? Позвоните в прямой эфир, мы ждем.

Петр Кузнецов: А мы приветствуем эксперта в нашей студии. У нас в гостях Виктор Солнцев, доцент кафедры корпоративного управления Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС. Виктор Игоревич, добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Виктор Солнцев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Мы обязательно узнаем позицию АСИ, почему это предложение возникло.

Виктор Солнцев: Конечно.

Ольга Арсланова: Для начала ваша реакция: не рано ли в 14 лет еще и налог платить?

Петр Кузнецов: Да, есть ли необходимость?

Виктор Солнцев: Ну, у меня дочке как раз 14 лет, и я тоже думаю, потенциал использовать же надо. Но дело в том, что раннее вызревание этого потенциала может привести к необратимым последствиям, возможно, это не так-то просто открыть в России бизнес и быть предпринимателем. Риски высокие.

Петр Кузнецов: То есть индивидуальный подход, малое предпринимательство для каждого свое.

Ольга Арсланова: Давайте обсудим эту идею. С нами на связи корпоративный директор АСИ Елена Мякотникова. Елена Александровна, здравствуйте. Слышите ли вы нас?

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Виктор Солнцев: Здравствуйте.

Елена Мякотникова: Здравствуйте. Слышу.

Ольга Арсланова: Расскажите, как возникла эта идея, почему именно сейчас и что конкретно вы предлагаете изменить в наших российских законах?

Елена Мякотникова: Идея возникла не у нас, не у взрослых. К нам в агентство обратилась группа молодых предпринимателей в основном уже в возрасте старше 18 лет, но которые пробовали заниматься предпринимательством, будучи еще несовершеннолетними. Также у нас сформировалась ядерная группа, в которой были ребята, ну и есть на сегодняшний момент, которым меньше 18 лет, с диагностикой, с описанием проблем, с которыми они сталкиваются. На Питерском форуме мы провели сессию с обсуждением имеющихся проблем, а дальше в августе ребята сами провели всероссийский хакатон по возможному поиску, преодолению имеющихся барьеров, с которыми они сталкиваются в сфере новаций, изобретательства и предпринимательской деятельности.

Ольга Арсланова: И что это за барьеры?

Елена Мякотникова: 18 сентября 2019 года в рамках конструкторского бюро, которое проходило в рамках Наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив, ребята представили свои предложения президенту Российской Федерации, и вышло поручение проработать данный вопрос.

Ольга Арсланова: Ага. И все-таки что это за барьеры? Что мешает сегодня, если мы знаем, что с согласия родителя в принципе можно уже и в 14 работать, в том числе и бизнесом, наверное, заниматься?

Елена Мякотникова: Работать и заниматься бизнесом – это достаточно разные вещи, и трудоустройство у нас подростков достаточно усложненное. Но в части трудоустройства, например, мы просим рассмотреть возможность приравнять медицинский осмотр в школе, обязательную диспансеризацию к обязательному медицинскому осмотру при приеме на работу несовершеннолетних. Но основная работа нами проделывается в сфере именно предпринимательства, чтобы дать несовершеннолетним гражданам Российской Федерации возможность заниматься предпринимательской деятельностью. Сейчас это возможно либо по решению суда при ускоренной эмансипации, либо по решению органов опеки. Процедура достаточно сложная, и многие ребята, вместо того чтобы проходить эту процедуру, пытаются заниматься предпринимательством в так называемой «серой» зоне.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за разъяснение, за комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Елена Мякотникова, корпоративный директор Агентства стратегических инициатив, была на связи.

Знаете, я вот слушала, это все так здорово звучит. Но мы знаем, как сложно заниматься малым бизнесом в нашей стране. Постоянно люди, которые собаку на этом съели, говорят о проблемах. Слушайте, не смешно ли? Давайте подростков туда пустим.

Петр Кузнецов: Чего уж там, малый бизнес у нас все меньше и меньше...

Виктор Солнцев: Ну у нас, да, закрываются сотнями.

Петр Кузнецов: Проверки, никаких инструментов поддержки, субсидирования.

Виктор Солнцев: Ну нет, на самом деле программы поддержки есть, и, если их проанализировать, они по параметрам, может быть, по каким-то так называемым дорожным картам, которые разрабатывает АСИ, может быть, по параметрам мы даже улучшаемся. Но вот почему-то наши ученики, которые занимаются образованием именно для бизнеса специализированным, получают степени MBA уже с опытом работы, мы работаем с практиками. И вот эти практики, скажем так, в лучшем случае говорят, что лучше не мешайте, помогать не надо...

Петр Кузнецов: Хотя бы не мешайте.

Виктор Солнцев: Хотя бы не мешайте, да. И вот «Партия Роста», Борис Титов и общественные объединения примерно в одном стиле говорят примерно одно и то же. И сейчас туда мы подключаем своих детей. Ну риски очень высокие российского предпринимательства, они намного выше, чем те, которые существуют за рубежом.

Ольга Арсланова: А о каких сферах мы говорим? Чем сегодня еще школьники, ведь о них же речь, могут вообще заниматься? Чем они интересуются и что там за деньги крутятся? Может быть, это яйца выеденного не стоит за эти деньги?

Виктор Солнцев: Да нет, ну что вы. Буквально я вот начал рассказывать вам о том, что в школах теперь существуют различные проекты, и в качестве таких грантов можно получить несколько, полмиллиона рублей, например. В этом случае уже что-то можно реально сделать, и так как ребята не могут быть предпринимателями, юридически непонятно, на кого это оформлять. Школьный учитель несмотря на то, что он профессионал в области экономики, как мы считаем, теоретик, но он не хочет брать на себя ответственность, потому что...

Ольга Арсланова: И его можно понять.

Виктор Солнцев: ...он очень хорошо понимает, что такое субсидиарная ответственность, что такое ответственность перед налоговой уголовная, – в общем, много различных видов рисков. Это вот... Чем хотят заниматься? Конечно, инновациями, конечно, новыми стартапами, проектами, это сейчас все на слуху.

Петр Кузнецов: Но одно дело хотеть, мы понимаем, мало «я хочу стать Биллом Гейтсом».

Скажите, пожалуйста, можно ли сказать, что изначально детей в бизнес толкают как раз сверстники-потребители? То есть вот есть...

Ольга Арсланова: ...спрос какой-то.

Петр Кузнецов: ...дети-творцы и есть дети-потребители. Соответственно, я вот хорошо рисую, я понимаю, что мои рисунки пользуются спросом, даже подходят, говорят: «Ой, слушай, а ты можешь нарисовать то-то, а я тебе вот денежку заплачу?» – и все, и как-то это начинается, и ты...

Ольга Арсланова: ...и налоги не заплатишь.

Виктор Солнцев: Ну так, конечно, хорошо бы, но есть первая группа...

Петр Кузнецов: Изначально вот именно интерес к бизнесу... ?

Виктор Солнцев: Активные ребята, которые просто хотят заработать деньги на досуг, – это те, которые просто могут где-то, условно говоря, в «Макдональдсе» подработать, просто курьером, в общем, есть способы просто заработать деньги. Это такое пассивное предпринимательство, оно, честно говоря, разрешено и сейчас. А вот что касается предпринимательства с организацией самозанятого, это же нужно его зарегистрировать, и вот с этого момента начинается вся ответственность.

Ольга Арсланова: Скажите, ребята, которые стримы ведут в Интернете и зарабатывают на этом деньги, – если он сейчас за это получают деньги, они, получается, вне закона? Они же не платят у нас.

Виктор Солнцев: У нас много что делается в несоответствии с буквой закона, но на это можно какое-то время посмотреть, так сказать, спокойно и разрешить этому развиваться, собственно, для чего и делаются такие...

Ольга Арсланова: Всякие там юные блогеры.

Виктор Солнцев: Да, я не говорю про технопарки, а делают акселераторы молодежные, там же реально что-то ребята делают. И возможно, что в результате такой работы под контролем наставников, которые уже собаку съели на этих стартапах, понимаете, они уже открывали на первую фирму, вот эти менторы, которые с ними… Вот под контролем такого ментора, который одновременно передает реальные знания, не теоретические, вот тогда, наверное, можно что-то разрешить детям, уже активно нести ответственность за свои подписи, за свои проекты, за свои затраты, расходы...

Петр Кузнецов: Такие агенты.

Виктор Солнцев: Да-да-да, вот кто-то должен обязательно это делать.

Ольга Арсланова: Прямо как тренер у спортсменов.

Петр Кузнецов: Или так.

Виктор Солнцев: Это с одной стороны. А с другой стороны, государство так или иначе, защищая вот это очень перспективное направление, безусловно, должно страховать все риски, то есть страховать все риски управленческие в том числе. Сейчас есть такие компании, которые предоставляют такое страхование руководителей, тоже можно. Но пусть это будет делать государство, потому что этот парень может на эти полмиллиона рублей, понимаете, промахнуться, кто-то ему... Он работу вроде бы должен был сделать, а не сделал, акт приемки-сдачи не состоялся, он должен полмиллиона рублей. Кто будет платить? То есть вот если это все будет застраховано, как это делается для всей системы малого предпринимательства в развитых странах, то почему бы и нет?

Вот мы были в Кингстоне под Лондоном где-то 2 месяца, за эти 2 месяца 3 раза сменился собственник небольшого магазинчика, это нормально. Но они не боятся, потому что кредит могут дать в любое время в принципе размером, существенно превышающим то, что в нашем банке могут дать, и страховка полная от всех рисков. Значит, пробуй; не получилось, ничего страшного, ты теперь стал опытнее, в следующий раз не совершишь ошибку. В таком льготном режиме, я, конечно, поддержу инициативу Агентства стратегических инициатив...

Петр Кузнецов: Но если, вот как вы описали, в такой схеме...

Виктор Солнцев: Да, вот в такой схеме.

Петр Кузнецов: Вопрос, заработает ли она именно в таком виде.

Виктор Солнцев: К сожалению...

Петр Кузнецов: ...опять-таки возвращаясь к взаимодействию с малым бизнесом, не самая идеальная система вообще.

Виктор Солнцев: Да. Но вот тем не менее в каких-то отдельных, локальных экспериментальных площадках это еще можно сделать, но в масштабе страны однозначно нет: всегда будут какие-то эксцессы, всегда будут какие-то серьезные проблемы. И вот самое главное для меня, например, чтобы у моей дочки не пропал вот этот дух предпринимательства.

Петр Кузнецов: Да, вот я хотел сказать, это же намного болезненнее будет удар...

Виктор Солнцев: Навсегда.

Петр Кузнецов: Если даже сначала, вот первый опыт и, представляете, все, это просто отвернет, это очень важно. Здесь нужно, действительно как к детям подходим, трепетно, с особым каким-то... С особой заботой.

Виктор Солнцев: Под контролем, естественно, взрослого. Понимаете, родители тоже не готовы брать риски. Вот мы уже учим взрослых людей бизнесу, честно говоря, уровень финансовой грамотности, уровень юридической грамотности, уровень управленческой компетентности взрослых людей, являющихся руководителями, и то недостаточен для выполнения вот этой предпринимательской деятельности в нашу высокотехнологическую эпоху.

Петр Кузнецов: Вопрос, да.

Телезрители у нас, Арсен, Московская область на связи.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Приветствуем вас.

Зритель: Я в принципе по этому вопросу хочу сказать вот что. Вопрос уже не сегодняшнего дня, он стоит уже давно. Наши дети уже предпринимательством занимаются уже не первый год, скажем так, и курьерами, и на раздаче листовок.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: Поэтому в принципе что я хочу сказать? Да, с одной стороны, это можно развивать. Но, с другой стороны, если мы уже будем идти на поводу таких потребностей наших подростков, то мы можем в наших подростках убить другие качества. Может быть, у них есть какие-то способности в других областях, в биологии, в химии, в физике...

Ольга Арсланова: То есть, Арсен, вы боитесь, что...

Петр Кузнецов: Они просто не успели это понять сами?

Ольга Арсланова: ...будут уставать, много работать, из-за этого недоучатся?

Зритель: Да. Поэтому я считаю, прежде чем им как бы идти навстречу, разрешать поголовно заниматься этим, рядом, как уже было упомянуто здесь, обязательно должен быть наставник, обязательно должен быть человек, который объяснит, действительно ли им это сейчас нужно и есть ли в этом необходимость.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам.

Давайте сразу же послушаем Пермский край, оттуда Владимир.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Ну вот мы опять в нашей стране, «мы», потому что общество наше, видимо, хочет телегу вперед лошади поставить. Это просто будет безумие полное. Не сформировавшийся этически организм детский такого может натворить во вред не только себе, но и своему окружению...

Я сам занимался несколько лет бизнесом до пенсии, потом, пока не заболел, этот бизнес меня вымотал, потом бросил. Во всяком случае в нашей стране с теми порядками и законами мы будем растить монстров только, потому что маржа, любого бизнесмена спросите, какой-то более-менее честно делает бизнес, какой-то совсем не честно, вот чисто по совести работать у нас в стране никто не будет пока еще, бизнесом заниматься.

И вы представьте себе, ребенок, если я сформированным организмом, моралью и прочим сейчас до сих пор жалею, извините меня, хожу в храм и прошу прощения, что иной раз приходилось обманывать, чтобы получить маржу, а иначе бизнес просто... Ну представляете, когда в налоговой говорят: «Да вы, Владимир, если бы вы все честно делали, вы бы давно разорились».

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: И это правда.

Петр Кузнецов: Спасибо вам.

Зритель: Не надо. И что нам нужно-то?

Ольга Арсланова: Опасается последствий наш зритель. А вот несколько примеров того, как дети уже сегодня зарабатывают, может быть, это Владимира переубедит.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: И вот смотрите, знают же, да, эти герои, что популярно у их сверстников, что можно им потом продать. Хорошая целевая аудитория.

Виктор Солнцев: По вопросам, что они хотят, чаще всего покупки они совершают исходя из мнения своих сверстников, уже родители не влияют, уже реклама не влияет...

Ольга Арсланова: Массовый рынок.

Виктор Солнцев: Они живут какой-то особенной жизнью, и здесь вот действительно важно, чтобы не упустить их потенциал, который скрыт творческий, и раскрыть его в каком-то виде. Предпринимательство – это тоже один из даров, который есть для нас, но есть и техническое творчество, есть и художественное творчество. Вот самое приятное, что, занимаясь бизнесом, в принципе можно себе позволить в какой-то момент уделять, инвестировать в развитие тех направлений, которые тебе самому нравятся, а не только те, за которые тебе платит кто-то.

Петр Кузнецов: Когда в стране распространен детский труд, подростковый труд, ранний труд, это вообще что говорит об экономической модели страны, о ее состоянии?

Ольга Арсланова: Я прошу прощения, просто сразу вспомнила эти американские фильмы, где дети газировку какую-то делают и гостям родителей продают, то есть это стандартная история.

Виктор Солнцев: Ну в школе обязательно печенье, это такие благотворительные вечера...

Ольга Арсланова: Что это говорит о крупнейшей экономике мира?

Виктор Солнцев: Ну про крупнейшую экономику мира очень сложно говорить, мы занимаем 2%, если занимаем, мирового, и у нас...

Ольга Арсланова: Я не о нас.

Виктор Солнцев: ...малый бизнес занимает ну 20% вклада в наш внутренний продукт, что называется, хотя работает много людей низкоквалифицированных, низкорентабельные бизнесы... В общем, в этом случае малый бизнес не дает его вклада.

А если взять американцев, то у них 70% – это малый бизнес, и, собственно, экономика держится именно на фундаменте вот этого общего малого. И тогда родители, естественно, преемственность возникает, бизнес родителей передается детям, дети уже знают, что они будут заниматься примерно тем же. А у нас совершенно все по-другому: дети, скорее всего, не будут заниматься тем, чем занимаются их родители.

Петр Кузнецов: Да, кстати, об этом хотел сказать. Из Самарской области только что написали: «Мои дети в 1980-х гг. летом всегда работали, у них не было проблем с поиском работы. Работать в молодые годы полезно», – пишет Самарская область. Но мы знаем, что сейчас поколение так называемых миллениалов вступает, это такая активная новая трудовая сила немножко со смещением приоритетов. То есть принято считать, что для них даже не важен размер дохода, не особо они... Нет, они, конечно, есть, но не на первом месте, карьерные амбиции, а главное – это гибкий график, комфортный график, чтобы можно было особо себя не загружать...

Виктор Солнцев: Да, дома работать можно.

Петр Кузнецов: ...чтобы можно было туда съездить, сюда съездить, но при этом... Может быть, там и... Вот что можно сказать о новом поколении? У вас все-таки под боком пример. Чем отличаются? Активнее, юридически грамотнее изначально? Что можно сказать о поколении, которое попадает под новую идею?

Виктор Солнцев: Я бы, может быть, не совсем корректно, но все-таки скажу: тоталитарное сознание все-таки ограничивает человека. Если ты воспитан в школе, где учитель был воспитан предыдущим учителем как кирпич в стене, а не как росток в поле, вот в этом случае рост невозможно, даже он не может передать вот этот алгоритм роста. И получается, что он хочет того или не хочет, он вынужден лепить вот эти «кирпичи» из наших детей, и мне становится немножко больно, когда вот этот потенциал ростка и дерева не проходит через сито программ образования. И получается, что, допустим, какие-то тесты он ответил, но в бизнесе на тесты отвечает очень серьезно свободой, деньгами, потерей бизнеса. Это вам не тесты, здесь уже нужно видеть ситуацию в целом, в комплексе, нужно развивать вот это системное мышление, ну кроме финансовых и прочих грамотностей.

В общем, здесь надо готовить такое поколение «спецназа будущего», и в принципе Агентство стратегических инициатив чем интересно? Оно готовит нам образ этого будущего. Для меня образ будущего – это то, что уже давно, хорошо и эффективно работает в других странах, мы этот опыт изучаем и хотим адаптировать. Но неизбежно замедление, неизбежно торможение, потому что мы еще не готовы сами, мы не готовы, система образования не готова учить вот этих новых людей, и соответственно система не принимает активных, творческих, инициативных, самостоятельных людей, которые за свою позицию будут бороться. Им надо давать какое-то даже представительство в органах власти, понимаете, они же захотят обязательно...

Ольга Арсланова: Это следующее.

Петр Кузнецов: Да. Ребятки, 14-летние, давайте, вся надежда на вас.

Виктор Солнцев: За ними будущее.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за эти слова.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Виктор Солнцев, доцент кафедры корпоративного управления Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС, был у нас в гостях.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Виктор Солнцев: Спасибо. Ну ничего так, зажгли чуть-чуть.

Ольга Арсланова: Здорово.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Если тебе уже 14, можешь трудиться и платить налоги как самозанятый. Это новое предложение чиновников. Не рановато ли?