Виктория Бунчук: Есть бесплатная линия помощи «Дети Онлайн» (8 800 25 000 15), на которой психологи всегда готовы дать совет ребенку в трудной ситуации

Гости
Виктория Бунчук
руководитель проектов Фонда «Разумный Интернет», координатор конкурса «Позитивный контент»

Виталий Млечин: А вы знаете, что ваш ребенок делает в Интернете? Почти все родители, оказывается, уверены, что поведение детей в Сети нужно контролировать, правда, конкретные меры принимают немногие, меньше четверти, если быть совсем точными, то 23% родителей. Это данные Института исследований Интернета. Сейчас еще пару новостей от специалистов и статистика, естественно.

Тамара Шорникова: Уже с 5 лет дети начинают гулять по Интернету самостоятельно. Почти 40% времени, проводимого в Сети, они проводят без контроля со стороны взрослых, и чем старше, тем больше это время.

Виталий Млечин: Что смотрят в Интернете? Видео, наверное, логично, самый популярный контент у детей любого возраста. В игры играет каждый 6-й дошкольник и еще больше учеников младших классов. В начальной школе также высок интерес к учебным и развивающим сайтам. У каждого 2-го ребенка старше 8 лет уже есть своя страничка в социальной сети. Тамара, у тебя в каком возрасте появилась страничка в социальной сети?

Тамара Шорникова: Ты знаешь, сложно меня сравнивать с современными детьми, потому что у меня появилась где-то курсе на 3-м университета, мне кажется.

Виталий Млечин: Ну да, у нас примерно так это все происходило, у наших детей совершенно по-другому, очевидно. Давайте все это обсуждать.

Представим нашего гостя: руководитель проектов фонда «Разумный Интернет» Виктория Бунчук, – Виктория Валерьевна, здравствуйте.

Виктория Бунчук: Добрый день.

Виталий Млечин: Давайте прежде чем начать задавать вопросы, зададим вопрос нашим зрителям.

Тамара Шорникова: Да. Вы следите за Интернет-активностью своих детей? «Да» или «нет» отвечайте, будет интересен ваш опыт. Конечно же, не забывайте про то, что нам можно звонить в прямой эфир, писать…

Виталий Млечин: Да, не забывайте, между прочим, что звонить и писать в прямой эфир могут не только родители, но и дети. Пожалуйста, наши юные зрители, наш маленький зритель, позвони нам, расскажи, что ты делаешь в Интернете. Мы ждем звонков всех наших юных зрителей.

Тамара Шорникова: Не расскажем родителям, обещаем.

Виталий Млечин: Никому не расскажем, все останется между нами, разумеется.

Тамара Шорникова: Сугубо.

Виктория, дополните нашу статистику вашей. Я тут увидела цифры, которые меня немного не сказать что удивили, но мне кажется, о них надо поговорить. Проводил исследование, по-моему, в 2017 году МГУ, в общем, по их данным, многие дети проводят прямо такое приличное время в Интернете, речь шла о 8 часах, 32% детей сидят в Сети каждый день по 8 часов.

Виктория Бунчук: Ну вот, кстати, данные, которые вы приводили в самом начале, – это исследование проводилось совместно с нашим фондом, фондом «Разумный Интернет». По нашим данным, как раз дети не так уж много проводят времени в Сети, то есть около 3 часов, в выходные, конечно, больше, в будни чуть меньше, потому что они заняты учебой и другими дополнительными занятиями.

Виталий Млечин: А 3 часа, я прошу прощения, – 3 часа целенаправленно с гаджетом в руках в Интернете?

Виктория Бунчук: Не то чтобы они сидят и 3 часа что-то там, а это вот в течение дня распределяется это время. Да, конечно, наверное, 3 часа, может показаться, что это слишком много времени, тем более это все-таки среднее значение, наверняка есть дети, которые большее количество времени проводят в Сети. Как вы говорили, это видеоконтент, социальные сети, игры. Но все-таки опять же по нашему исследованию дети более старшего возраста используют Интернет более разумно, то есть они и для учебы, просвещение. Если это игры, то игры, опять же связанные с образованием. Для них Интернет стал инструментом, который можно использовать не только в развлекательных целях, но и в целях просвещения.

Виталий Млечин: Естественно, все эти возможности, которые Интернет открывает, мы, в общем, примерно себе представляем, – примерно, потому что довольно обширны эти возможности. Самое главное: надо следить, контролировать, отслеживать активность в Интернете, или сами разберутся?

Виктория Бунчук: Безусловно, когда ребенок только начинает входить в Интернете, это уже, наверное, младший школьный возраст, даже некоторые детсадовского возраста сидят в Интернете, тогда еще нужно что-то отслеживать или по крайней мере быть рядом, когда ребенок входит в Сеть, то есть показывать ему, на какие сайты лучше заходить, какие лучше обходить…

Виталий Млечин: Я прошу прощения, я просто сейчас прикинул: в детском саду детишки не то что писать, они и читать, в общем, толком еще не умеют, а Интернет все-таки предполагает какое-то взаимодействие с собой. Как вообще строится навигация по Интернету у детишек таких маленьких?

Виктория Бунчук: Да. Ну это скорее тоже проходит не в детском саду, а уже дома, я имею в виду, что у детей детсадовского возраста. Но в Интернете ведь есть не только текстовая информация: там есть мультфильмы, какие-то видео, опять же игры.

Виталий Млечин: Но их же нужно сначала как-то найти, а для этого нужно прочитать, что написано.

Виктория Бунчук: Да, с этим помогают родители, вот прямо на самом начальном этапе. Но с другой стороны современные гаджеты, которые позволяют работать не с клавиатурой и мышью, а уже передвигать руками, вот эти все тачпады и сенсорные экраны, они помогают, конечно, легче осваивать технологии. То есть для детей, которым легче все пощупать, цапать, конечно, эти гаджеты им дают больше преимущества.

Тамара Шорникова: На самом деле ребенок у моих знакомых, я периодически слышу от родителей, когда, значит, он прибегает на кухню с гаджетом, они, во-первых, удивляются, где он его нашел, они же его спрятали, а во-вторых, как он открыл этот ролик на YouTube. И тут, конечно, наверное, забытые какие-то постоянные вкладки, приложения, через которые смотришь, то есть в принципе достаточно пару раз тыкнуть пальцем, и вот ты уже какой-то видеоролик смотришь.

Виталий Млечин: Набор юного хакера, инструкция для пятилетних.

Тамара Шорникова: Гораздо проще.

Виктория Бунчук: Кстати, я сегодня от коллеги только услышала информацию, что проводили опрос среди школьников, какую профессию они хотят получить в будущем, и очень многие ответили, что хотят получить профессию хакера, как ни странно, то есть не какого-то разработчика или программиста, а именно хакера, для них это что-то интересное.

Тамара Шорникова: Нам редакторы подсказывают, что у нас есть первый звонок, он, кажется, от ребенка. Алена из Москвы к нам дозвонилась. Алена, привет!

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Привет, Алена. Сколько тебе лет сначала? У дам не интересуются обычно возрастом, но мы сделаем исключение сегодня.

Зритель: Мне 9.

Виталий Млечин: Так. Ты много времени проводишь в Интернете?

Зритель: Не слишком много и не слишком мало.

Тамара Шорникова: Ну а сколько примерно? – час, два, если посчитать в день?

Зритель: Ну два, час.

Тамара Шорникова: И что ты там делаешь? Какие сайты ты смотришь?

Зритель: Я смотрю YouTube…

Тамара Шорникова: Так. А в соцсетях ты есть? «ВКонтакте», например?

Зритель: Нет.

Тамара Шорникова: Нет страницы, да?

Зритель: У меня есть WhatsApp.

Виталий Млечин: Насколько серьезную роль в твоей жизни играет Интернет, высокие технологии в целом? То есть если, скажем, родители тебе запретят на день или на неделю Интернет, ты сильно расстроишься или найдешь, чем заняться?

Зритель: Ну я найду, чем заняться. Я кроме телефона люблю порисовать.

Виталий Млечин: Ага. То есть все-таки нельзя сказать, что гаджеты и Интернет вытесняют все остальное из твоей жизни?

Зритель: Ну… Можно и так сказать.

Тамара Шорникова: Скажи, а ты говорила, что смотришь ролики на YouTube. А что ты там смотришь? Какие темы тебе интересны?

Зритель: Я смотрю Undertale, комиксы про Undertale.

Тамара Шорникова: Так, это что такое? Расскажи нам, взрослым людям.

Виталий Млечин: Да, для тех, кто постарше, объясни, пожалуйста.

Тамара Шорникова: Престарелым ведущим расскажи, пожалуйста.

Зритель: Undertale – это игра, на нем играют на компьютере. Это человек попадает в подземелье и первым встречает флавер, это такой цветок.

Тамара Шорникова: Ага. То есть нужно какие-то задания выполнить? А ты это сама делаешь, или вы как-то в этой игрушке общаетесь с одноклассниками, может быть, вместе что-то делаете? Она сетевая или нет?

Зритель: Она… что?

Тамара Шорникова: Ты можешь в этой игре общаться с кем-то, или ты сама ее проходишь?

Зритель: Я в игру не играю, у моей подруги есть эта игра. Я смотрю, как другие играют. И потом я хочу тоже закачать Undertale.

Тамара Шорникова: Ну и последний вопрос, который меня лично очень волнует: скажи, а ты блогеров смотришь? Сейчас очень модно, они что-то советуют, например.

Зритель: Ну да, смотрю.

Тамара Шорникова: А кого?

Зритель: Anny Magic – это типа магические животные. Это блогер, ее зовут Аня, она снимает про животных истории, типа… Собаки двигаются, а она за них говорит, озвучивает, и очень прикольно получается.

Тамара Шорникова: Здорово! А блогеру Ане сколько лет?

Зритель: Она не говорит.

Тамара Шорникова: Ну тебе как кажется, это взрослый человек или?

Зритель: Взрослый. Не знаю, наверное, 20 или 40.

Виталий Млечин: Взрослые, лет 15. Спасибо большое! Это была Алена из Москвы. Мы очень рады, что Алена нам позвонила, ждем других наших юных зрителей в эфире.

Тамара Шорникова: Смотрите, здесь все достаточно безопасно, в соцсетях пока человек еще не активен, ролики на YouTube пока про животных смотрит. При этом опять же есть статистика исследований в Интернете, что каждый 2-й ребенок сейчас сталкивается с определенными рисками в Интернете, при этом знает об этом только 30% родителей. С какими рисками сегодня в Интернете сталкиваются дети чаще всего? Что это?

Виктория Бунчук: Ну это скорее негативная какая-то информация, которая может нанести вред моральный больше, наверное. В принципе они еще заходят на какие-то сайты, щелкают на любые ссылки, которые им кажутся интересными, получают соответствующий вирус на компьютер. То есть вирусы и контентные риски одни из самых главных. Плюс еще, поскольку сейчас очень много общения происходит в социальных сетях, то к ним часто «стучатся» какие-то неизвестные люди; они начинают с ними общение, потому что кажется, что в Интернете это как бы безопасно, потому что человека нельзя физически пощупать, с ним встречаться.

Тамара Шорникова: Это же не на улице подошел кто-то.

Виктория Бунчук: Да-да, и поэтому это кажется им безопасным. На самом деле мы же не знаем, кто скрывается за аватаркой, и это тоже, кстати, существенный риск. Еще один есть риск – это вот эти все троллинги и так называемые буллинги, то есть травля в Интернете. В Интернете, к сожалению, от тех, кто тебя там травит, унижает, очень трудно скрыться.

Виталий Млечин: Но в Интернете, наоборот, зато очень легко заблокировать всех, кто тебе не нравится, просто не видеть их и не реагировать. Почему люди и дети особенно так реагируют на это, так подвержены вот этому буллингу, не могут ему ничего противопоставить, хотя казалось бы, это очень просто?

Виктория Бунчук: Да, мы, кстати, часто говорим детям, что очень просто сделать все, нужно игнорировать, но они просто иногда не знают, что можно таким простым способом избавиться от обидчика. Они даже очень боятся рассказывать о том, что их кто-то унижает в Интернете, но при этом всегда нужно делиться и с родителями, и с педагогами, потому что это те люди, кто 100% тебе поможет и будет на твоей стороне. Кроме того, есть бесплатные линии, одна из них называется «Дети Онлайн», на которой сидят психологи, они принимают анонимные звонки, всегда готовы посоветовать детям в какой-то сложной ситуации, что нужно делать.

Тамара Шорникова: Это общероссийская линия?

Виктория Бунчук: Да, она общероссийская, называется «Дети Онлайн», ее можно найти в Сети, там есть норм телефона, можно написать или через мессенджер какой-то написать.

Тамара Шорникова: Нам родители дозвонились, давайте послушаем другую точку зрения, уже с позиции взрослых. Алексей, Псков, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Расскажите, вы контролируете своих детей в Интернете или нет?

Зритель: Вы знаете, слава богу, дети мои еще маленькие…

Тамара Шорникова: А сколько лет?

Зритель: Младшему ребенку 3 года с половиной, старшему почти 6. В данном возрасте еще рано заходить в Интернете и что-то смотреть.

Но я считаю, что родители в любом случае не должны оставлять детей наедине с Интернетом. Почему? Потому что, как правило, родители во многих случаях покупают ребенку гаджет, подключают Интернет: «Занимайся, сыночек или доченька», – чтобы освободить себя от детей. И чем дети там занимаются, я думаю, что в редком исключении родители смотрят.

Я отношусь к той категории родителей, которые считают, что Интернет и нахождение ребенка в Интернете должны быть под контролем. Родитель должен знать…

Тамара Шорникова: А как это сделать сейчас? Действительно ребенок ушел с телефоном в школу…

Виталий Млечин: Поставить шпионскую программу, проверить логи.

Тамара Шорникова: Это твой лайфхак, давай узнаем, как Алексей хочет бороться с этой проблемой.

Зритель: Это как один из вариантов – поставить ограничительную программу. Доступ в Интернете сделать для ребенка, как вам сказать, не как обычное дело, а как вознаграждение.

Тамара Шорникова: То есть какой-то регламент, не знаю, у тебя есть полчаса в день.

Зритель: Регламент должен быть в любом случае. Почему? Потому что для ребенка это легче, легче общаться в Сети, чем общаться на улице, и постепенно это может заменить у него реальное общение с друзьями во дворе, в школе или еще где-то. Вы посмотрите, сколько детей находятся постоянно в гаджетах, ходят по улице, постоянно в Интернете, любого возраста…

Виталий Млечин: А сколько взрослых таких же? Уже не только дети. Спасибо вам большое, Алексей, очень важные даже две проблемы Алексей выделил, как мне кажется. Первая – это, естественно, контакт с детьми. Но тут эта проблема выходит за рамки того, что мы сегодня обсуждаем. Отправить детей на улицу и не контролировать может быть еще гораздо опаснее, чем оставить их наедине с гаджетом, поэтому, конечно, все-таки должен быть диалог с ребенком. Но вот второе относительно умения общаться: существует такая точка зрения, что ребенок может раствориться в своем гаджете и перестать общаться с реальными людьми на улице, в школе, где угодно. Это выдуманная опасность или реальная? Были такие случаи?

Виктория Бунчук: Боюсь, что это не выдуманная проблема. Последние исследования психологов говорят как раз о том, что часто бывает, что современные дети начинают жить в двух реальностях параллельно, иногда перестают отличать, какая из них реальная, а какая виртуальная. То есть, например, это касается друзей, того же общения. Поэтому проблема того, что действительно дети проводят очень много времени с гаджетами в руках есть, нужно, наверное, родителям внимательнее к этому быть.

Виталий Млечин: А давайте теперь попробуем определить, как выстраивать диалог со своим ребенком, чтобы с одной стороны все-таки не ставить ему жестких рамок, чтобы его лишний раз все-таки…

Тамара Шорникова: Не читать личные сообщения.

Виталий Млечин: Ну конечно, не нарушать его privacy, с одной стороны; с другой стороны, чтобы все-таки как-то оставались доверительные какие-то отношения, но при этом влиять на него, ограничивать немножко, чтобы по крайней мере не круглыми сутками он сидел в Интернете.

Тамара Шорникова: И вот по периодам, по возрасту давайте разобьем, в каком возрасте как нужно общаться и выстраивать отношения?

Виктория Бунчук: Ну психологи советуют, безусловно, в любом возрасте вести диалог, какой бы ребенок ни был. Наверное, ему стоит честно объяснить…

Тамара Шорникова: Лет в 14-15 особенно это удачно получается у некоторых родителей, прямо такой открытый, честный, понятный диалог.

Виктория Бунчук: Ну да.

Виталий Млечин: Так основа в детстве закладывается: если в детстве не получалось, то и в 15 не получится.

Виктория Бунчук: Надо пробовать, да. 15 лет, понимаю, очень сложный возраст, но если действительно, как вы говорите, начать раньше, то уже, может быть, к 15 годам и не потребуется такой диалог. Даже вот нам специалисты по Интернет-безопасности говорят, что стоит просто ребенку напрямую сказать, что я хочу поставить на твой телефон или гаджет любой какой-то родительский контроль, для того чтобы понимать, какая информация тебе приходит, какие люди к тебе «стучатся» в соцсети: это все нужно исключительно для твоей безопасности.

Тамара Шорникова: А время нужно ограничивать в Интернете?

Виктория Бунчук: Ну да, считается, что нужно ограничивать, особенно это касается маленьких детей и детей младшего школьного возраста.

Тамара Шорникова: Сколько в день?

Виктория Бунчук: Считается, что детсадовский возраст – это не больше 15-20 минут в день, школьники – может быть, до часу доходит; дети старшего возраста – наверное, как раз те самые 3 часа, которые они и готовы проводить в Сети.

Тамара Шорникова: И снова у нас говорят дети. Сначала одна SMS, я отобрала ее, Волгоградская область, Ксения 9 лет пишет: «Я люблю играть в игры на телефоне, но вот, например, в YouTube я часто не смотрю ничего. Блогеров не люблю. Стараюсь контролировать все, что делаю в телефоне, сама», – сознательная Ксения.

Виктория Бунчук: Сознательная.

Виталий Млечин: Очень. А девочки, говорят, быстрее взрослеют, чем мальчики?

Тамара Шорникова: Давай мальчика послушаем. Михаил из Москвы к нам дозвонился.

Виталий Млечин: Здравствуй, Михаил! Сколько тебе лет?

Зритель: Здравствуйте. Мне 14 лет.

Тамара Шорникова: 14. Расскажи, сколько времени ты обычно в Интернете сидишь в течение дня и что ты там делаешь?

Зритель: Ну в Интернете я сижу довольно много, поскольку у меня учеба, Интернет мне очень сильно с ней помогает.

Тамара Шорникова: В смысле сочинения готовые смотришь?

Зритель: Нет, не готовые, но в принципе да. Еще, например, с английским тем же самым я пользуюсь переводчиком. Открывать словарь и долго искать слово будет, конечно, очень долго.

Тамара Шорникова: Так, понятно. А еще что делаешь? Наверное, в соцсетях ты уже есть?

Зритель: Ну да, почти во всех социальных сетях я есть. Наверное, вы знаете «ВКонтакте» такую, я там сижу довольно долго, слушаю музыку.

Виталий Млечин: Добавляй нас в друзья обязательно, мы тоже есть «ВКонтакте».

Зритель: Хорошо.

Тамара Шорникова: Миш, а расскажи, пожалуйста, вот мы только что обсуждали, что по статистике много детей сталкиваются с чем-то неприятным в Интернете. Вот было что-то такое, что тебя разозлило? Может быть, кто-то обидел тебя в Интернете? Какие-то незнакомые люди хотели с тобой познакомиться? Или ты увидел что-то, что тебя расстроило? У тебя было такое?

Зритель: Нет, такого не было, поскольку я знаю, на что я иду, я понимаю, к чему Интернет приводит. Да, я сталкивался с таким и не раз, сталкивался, наверное, с мошенничеством, это самое, наверное, такое обидное.

Тамара Шорникова: Мошенничество? А что было?

Зритель: Ну вот просто люди обманывали и все. Слишком долго объяснять, это долгая история.

Виталий Млечин: Миш, а с какого возраста ты пользуешься Интернетом?

Зритель: Так как у меня компьютер старый был от моей старшей сестры, она сейчас в Питере, я пользуюсь компьютером где-то с 9 лет.

Виталий Млечин: Ну с 9 лет, не с 5 по крайней мере.

Тамара Шорникова: А друзья твои? Вот ты говоришь, что ты знаешь, на что ты идешь, – а друзья, может быть, рассказывали, что там? Не знаю, поссорились с кем-то в Интернете, расстроились из-за этого?

Зритель: Нет, с друзьями я дружу очень крепко. У меня каждый друг мой настоящий. У меня всего лишь настоящих друзей, если считать без Интернета, всего лишь 5.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо тебе, Миш, за твой рассказ.

Виталий Млечин: Спасибо.

Тамара Шорникова: Вот дети пишут, звонят, и у меня такое ощущение создается, что они гораздо мудрее нас часто, абсолютно осознанно подходят к каким-то процессам в Интернете. То есть мы тут за них сидим переживаем, а они говорят: «Я знаю, что я делаю, я делаю то и не делаю этого». Тут, конечно, еще, может быть, вопрос камеры и общественности, что они готовы рассказать нам, а что готовы рассказать своим друзьям, но все-таки это большая проблема или это проблема тех людей, которые, как мы с Виталиком, позже пришли в Интернете, может быть, чего-то больше в нем боятся? Современные дети гораздо легче в нем осваиваются?

Виктория Бунчук: Современных детей действительно называют цифровыми аборигенами, то есть это те люди, которые выросли уже в эпоху расцвета цифровых технологий. Действительно с технологиями они на «ты», это естественно. И многие опять же исследования, специалисты говорят о том, что нужно работать с родителями в первую очередь, потому что действительно многие из них вошли в Интернете, в технологии уже в сознательном возрасте, это было для них очень что-то новое и непонятное, поэтому действительно они могут и знать меньше своих детей. Поэтому да, просвещение нужно делать параллельно, одновременно с родителями и детьми.

Тамара Шорникова: Ну вот Алтайский край: «Как за ними уследить, если в Интернете они понимают больше меня?» Давайте узнаем другие мнения из других регионов. У нас есть видеоматериал на эту тему, мы спрашивали у детей, чем они занимаются в Интернете. Вот ответы из разных регионов.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Не только тебя. SMS из Новосибирской области: «Моя дочь замужем, имеет двоих детей, но я слежу за ее активностью «ВКонтакте», а еще и за затем приглядываю».

И вот две SMS от детей. Карачаево-Черкессия: «Здравствуйте. Люблю YouTube, Катю Адушкину (прости, не знаю такого блогера). Соцсетями не занимаюсь». Ленинградская область: «Я Интернет-зависимая, могла просиживать в Интернете сутками, забывая о сне, еде и даже работе (нет, это все-таки не ребенок), но по счастью соскочила», – рада за Ленинградскую область. И Самарская область: «Меня зовут Яков, мне 13 лет, я из Самары. Занимаюсь программированием, смотрю YouTube, есть свой канал на YouTube. Не очень люблю блогеров. Сижу за компьютером около 5-6 часов. В телефоне сижу редко», – но тут у человека, возможно, будущая профессия, так что, может быть, и оправданно.

Виталий Млечин: Очень-очень зрело. А вот тоже прекрасное сообщение из Ярославской области: «Ребенок вчера смотрел импичмент Ельцина, будет 13 лет. В общем, следим».

Тамара Шорникова: Потрясающе вообще.

Итак, есть итоги, давайте же их подведем.

Виталий Млечин: Да. Мы задавали вопрос достаточно простой: «Вы следите за Интернет-активностью своих детей?» И 39% наших зрителей честно признались, что да, следят, 61%, соответственно, не следит.

Тамара Шорникова: Это нормально?

Виктория Бунчук: Нет, это не нормально, нужно, чтобы чуть-чуть больше внимания обращали на своих детей, когда они пользуются Интернетом и гаджетами.

Тамара Шорникова: Я думаю, что наша тема, наше обсуждение будет этому способствовать. Надеемся по крайней мере.

Спасибо вам за советы. У нас в гостях была Виктория Бунчук, руководитель проектов фонда «Разумный Интернет». Говорили о поведении ребенка в Интернете.

Виталий Млечин: Вернемся через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Как обезопасить детей от вредоносного контента в интернете?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты