Виктория Перская: В Китае приняли закон, по которому дети должны обеспечивать родителей. Если этого не делается, следует уголовное наказание

Виктория Перская: В Китае приняли закон, по которому дети должны обеспечивать родителей. Если этого не делается, следует уголовное наказание
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Виктория Перская
директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета, доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист РФ

Константин Чуриков: Была такая песня, Оксана (ты не знаешь, конечно, не помнишь), Эдиты Пьехи: «В нашем доме поселился замечательный сосед».

Оксана Галькевич: Если ты помнишь, Костя, то и я еще кое-что помню, в общем, собственно.

Константин Чуриков: Да?

Оксана Галькевич: Мы решили сегодня, друзья, соседа поздравить, точнее – сразу миллиарда полтора соседей. Китайской Народной Республике – 70 лет! И страна широко отметила дату.

Константин Чуриков: Она еще отмечает, между прочим. Почти неделю гуляет Китай.

Оксана Галькевич: Ну, это по-нашему, кстати.

Константин Чуриков: 70-летие республики и Коммунистической партии там отметили крупнейшим за последнее десятилетие военным парадом. Там впервые были представлены образцы новейшей ракетной техники. После этого на главной улице столицы, то есть в Пекине, состоялась 100-тысячная демонстрация. Площадь Тяньаньмэнь превратилась в гигантскую сцену для шоу, которое продолжилось и с наступлением темноты.

Оксана Галькевич: Костя, у тебя был такой шанс прочитать это! Костя, все-таки не так надо было начинать. «70-летие республики и Коммунистической партии отметили крупнейшим за последнее десятилетие…»

Константин Чуриков: «Председатель Центрального комитета…»

Оксана Галькевич: Да-да-да. Ну что, друзья? Соседи широко отмечают, а мы давайте широко обсуждать…

Константин Чуриков: А мы поздравляем.

Оксана Галькевич: …в нашем всероссийском прямом эфире достижения и перспективы развития – ну, не только и не сколько КНР, а сколько наших отношений, наши перспективы. У нас ведь объявлен разворот на Восток. Кстати, одной из самых крупных экономик мира КНР стала на наших фактически глазах, в последние десятилетия.

Константин Чуриков: Итак, давайте поговорим об этом с вами и с гостьей в студии. А в студии у нас – Виктория Перская, директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве. Виктория Вадимовна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Виктория Вадимовна.

Виктория Перская: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну расскажите нам, как им удалось это чудо? Как они стали вот так за эти 70 лет, особенно быстро и бегло в последние годы, второй экономикой мира?

Виктория Перская: Вы знаете, для этого надо обратиться вообще к теме, что собой представляет Китай как социум, как общность людей. В данном случае, понимаете, Гумилев еще говорил о том, что китайское население – это «мы». Это коллективистская нация, то есть народ, который умеет работать вместе и очень гордится своей страной. Это одно из преимуществ Китая.

Второе – высокая численность населения породила у них высокую степень конкурентности, то есть они между собой достаточно жестко конкурируют. И они привыкли к тому, что они должны шевелиться, чтобы обеспечить прожиточный минимум своей семье и, соответственно, изобретать.

Константин Чуриков: Та самая миска риса? Или как это у них там это называется?

Виктория Перская: Ну, по-разному. Понимаете? Дело в том, что для того, чтобы жить… Вот смотрите. У нас мы говорим, что мы создаем малое предприятие, мы будем делать. А у них в этот момент хотят создать это малое предприятие плюс еще десять человек. И все занимаются в этой сфере, поэтому выживет сильнейший. Поэтому в Китае очень сильно развита конкурентная борьба между людьми, занятыми в одной и той же сфере.

Оксана Галькевич: Виктория Вадимовна, но у них ведь… Возможно, это то, чего нам не хватает, да? Но вряд ли нам, наверное, понравится то, чего у них тоже нет. У них при этой конкуренции достаточно низкая социальная обеспеченность и поддержка. Ведь разве нет?

Виктория Перская: Да. Но она у них никогда и не была.

Оксана Галькевич: Пенсионная система не такая, как в нашем понимании.

Виктория Перская: Совершенно верно. Если в советское время мы потеряли социальную обеспеченность, ту социальную гарантию, которая была в Советском Союзе, то в Китае ее и не было тогда. Поэтому сейчас то, что установили пенсии для государственных служащих и для военных – это для них уже большое достижение.

Оксана Галькевич: Только для этой категории, да?

Виктория Перская: Да, для этих двух категорий.

Оксана Галькевич: Для двух категорий, да?

Виктория Перская: Да. Кроме того, вот сейчас мои бывшие аспиранты, многие из них уже достигли пенсионного или предпенсионного возраста, и им было как государственным чиновникам рекомендовано работать по три или по два дня в неделю. Почему? Потому что на их должности готовится молодежь, которая только приходит из вузов, окончившая китайские вузы, и будет работать, учиться. То есть наставничество своего рода.

Третье. Они приняли закон, по которому дети должны обеспечивать своих родителей. Если этого не делается, то это уголовно наказуемо. Почему так? Когда они ввели закон о том, что рождаемость одного ребенка в семье, то в этих условиях сложилось так, что если один ребенок, он должен и тех родителей, и других обеспечивать, а денег не хватает. И всегда дети делали выбор, кого они будут поддерживать. Так вот, в настоящее время действует закон, по которому дети обязаны обеспечить и ту семью, и другую семью. Ну а сейчас они разрешили, повысили рождаемость, налогом не облагаемую.

Константин Чуриков: Давайте сейчас проведем опрос, у наших зрителей спросим: как вы считаете, Китай для России – это пример? «Да» или «нет» отвечайте, пожалуйста, 5445. Через 20 минут подведем итоги.

У меня еще такой вопрос. Много писалось…

Виктория Перская: А можно я отвечу на ваш вопрос?

Константин Чуриков: Давайте.

Виктория Перская: Вы знаете, я считаю, что нельзя так ставить вопрос: пример или не пример? И объясню – почему.

Каждая нация, каждый социум имеет свою собственную идентичность, имеет свое собственное позиционирование в мировом сообществе, поэтому… Да, мы вправе брать наиболее лучшие практики, которые адаптируются к нам, и мы можем их использовать. Но говорить о том, что мы все время должны кого-то догонять и использовать чужие примеры – это абсолютно неверно!

Вот сложившийся миф о догоняющей модернизации, в общем-то, он себя развенчал. А еще Петр I, Петр Великий ввел впервые догоняющую модернизацию, когда сказал: «Россия – это лапотная страна. Вот голландцы. Надо стричь бороды». Вот эта внешняя формальная сторона якобы побудит…

Константин Чуриков: Подождите, Виктория Вадимовна, но разве Китай не догонял и не заимствовал, например, технологии, когда он штамповал ту же самую технику?

Оксана Галькевич: Совершенно верно, правильно, заимствовал. И более того, Китай ежегодно направлял на обучение за рубежом в развитые страны до 140 тысяч студентов, причем за счет государства. Но потом эти студенты приезжали в Китай и могли заниматься только бизнесом, они не могли работать на госслужбе. Это патриотический элемент.

Второй момент. Китайцы, даже пребывая… Я неслучайно сказала, что китайцы гордятся тем, что они китайцы. В любой стране есть чайна-диаспора, чайна-тауны и так далее.

Константин Чуриков: Подождите. А мы что, не гордимся?

Виктория Перская: А вот когда мы все время ставим пример, что мы не такие, как Западная Европа, или мы не такие, как американцы, или у нас что-то… Мы все время себя сами критикуем. А вы знаете, что китайцы себя никогда сами не критикуют? Они позволяют это делать только на уровне Политбюро или ведущих вузов, а сами себя…

Константин Чуриков: Ну, мы же с юмором все это делаем.

Виктория Перская: Ну, политологические конференции. Но общая критика… Вот мой бывший аспирант, я его поздравляю с праздником и говорю: «Я поздравляю тебя с 70-летием Китая». А он говорит: «Вы неправы. Дело в том, что Китай существует 6 тысячелетий. А это 70 лет Китайской Народной Республике».

Оксана Галькевич: Ну конечно, другая страна.

Виктория Перская: Понимаете, это их умение жить. И они гордятся тем, что они китайцы. Посмотрите, как они приезжают туристами.

Константин Чуриков: Вот за этим наблюдаем.

Оксана Галькевич: Подождите. И что? Как они приезжают туристами?

Виктория Перская: Они приезжают туристами и требуют, чтобы им предоставлен был без очереди проход во все музеи. Они приглашают своих гидов-китайцев, которые вообще, если честно говорить, не всегда рассказывают то, что соответствует действительности.

Оксана Галькевич: Так это неправильно же…

Константин Чуриков: Тихо-тихо! Подожди. Так?

Виктория Перская: Я согласна с вами, что это неправильно. Но они гордятся. Вот когда начался процесс, когда Китай стал наращивать объем производства и экспорта товаров-ширпотребов, в частности и в Россию, то я очень часто встречала китайцев, которые ходят по магазинам и говорят: «О, это китайское, это китайское». То есть они гордятся тем, что Китай стал экспортабельным.

Оксана Галькевич: Виктория Вадимовна, я на самом деле поняла вашу мысль. Просто я думаю: может быть, это… Как бы вам сказать? Ну понимаете, вот когда я прихожу в гости, я не могу требовать чего-то.

Константин Чуриков: Почему? «Налейте мне чаю!»

Оксана Галькевич: Даже если мне говорят: «Чувствуй себя, как дома», – ну, есть определенные нормы поведения, воспитанности. Костя, ну поддерживай! Ты же…

Константин Чуриков: Согласен, согласен. Я киваю.

Виктория Перская: А эти нормы поведения кем установлены?

Оксана Галькевич: Кем?

Виктория Перская: Это западная цивилизация.

Оксана Галькевич: А, то есть это у нас принято в очередь встать, да?

Виктория Перская: Да. А у них принято так.

Оксана Галькевич: «Ну-ка пустите меня, отойдите все! Я китаец».

Виктория Перская: Он заплатил. Когда он покупал эту поездку…

Оксана Галькевич: Так он не один заплатил, здесь много людей заплатили.

Константин Чуриков: Подожди, Оксана. Это цивилизационный спор.

Оксана Галькевич: Это культурный код.

Виктория Перская: Это цивилизационное, культурное восприятие, оно наслаивается. Поэтому я и говорю, что пример Китая должен быть для Китая.

Оксана Галькевич: Вот почему мы так сложно понимаем друг друга, да?

Виктория Перская: Да.

Константин Чуриков: Хорошо. Я еще все-таки задам вопрос, который хотел задать.

Григорий из Липецкой области. Здравствуйте.

Зритель: Я с вашей гостьей, к сожалению, категорически не согласен! Китай был, есть и будет примером – нравственным, политическим, социальным. Давайте согласимся, что движение идет там прогрессивное, к прогрессу идут.

Я вспоминаю 72-й год. Я с интересом и сейчас слушаю радио Китая. Вы знаете, всегда китайские радио, китайские руководители, Мао Цзэдун всегда говорил правду. Я слышал, как критиковали Брежнева разложившегося, как идет разложение, воровство. Вы знаете, хвастаться было нечем. Вы знаете, мы глушили тогда – и Америку глушили, и Китай глушили. Качественные товары.

И давайте скажем честно, что китайцы сохранили трудовой образ жизни. Знаете, коррупционеров расстреливают – и все меньше становится коррупционеров. А у нас коррупционеров награждают, освобождают. Вот одни новости… И мы не прервали преступные связи, преступные нити.

Вы знаете, мне обидно, что нашего президента не пригласили в Китай. Мы же лучшие друзья Китая. Ни в Америку нас не приглашают, ни в Германию на юбилей сегодня не пригласили. Где мы? Вот хочу спросить…

Константин Чуриков: Георгий, ну мы с вами не знаем, правда, всех тонкостей. Возможно, президента-то и пригласили, просто у президента свой график. Мы просто не можем сейчас верифицировать эту информацию.

Скажите мне одну вещь. Вы говорите, что Международное радио Китая слушаете. Вы по-китайски розмовляете?

Оксана Галькевич: Не узнаешь ты уже об этом.

Константин Чуриков: Так все-таки можно я задам тот вопрос, который хотел? То, о чем пишут некоторые СМИ – о том, что в Китае уже внедрена эта концепция социального капитала, вот этой тотальной слежки за гражданином…

Виктория Перская: Кредит.

Константин Чуриков: Социальный кредит. В соответствии с этим что он получает, а чего он не получает? Расскажите об этой системе вообще.

Виктория Перская: Вы знаете, если честно говорить, то китайские источники это не особо обсуждают и дискутируют. Более того, я общаюсь с конкретными представителями Китайской Народной Республики, которые приезжают в Россию, или мои бывшие аспиранты – и они это тоже не подтверждают. В основном это западные источники дают эту информацию о социальном кредите. Но, в принципе, мои аспиранты, бывшие аспиранты, они очень аккуратно…

Константин Чуриков: Расскажите зрителям, что это такое.

Виктория Перская: Что это такое? Каждый человек у них идентифицируется, и идентифицируется в основном… Сначала было по отпечаткам пальцев, теперь – по лицу, по глазам, по сетчатке, по лицу. И фактически каждый человек попадает в камеры слежения на улице, когда платит налоги, как он воспитывает детей, он их регулярно водит в школу или нерегулярно, как он нарушает правила дорожного движения, как он водит машину, как он оплатил транспортные налоги…

Константин Чуриков: Куда окурок выбрасывает.

Виктория Перская: Куда окурок выбрасывает. Потому что везде камеры установлены. И потом, по сообщению «Вашингтонского маяка»… У них идут такие периодические обзоры о Китае. Вот они привели, что за 2018 год 10 тысяч человек были лишены права покупки билетов на самолеты и на скоростные поезда в силу того, что китайцы превысили тот социально допустимый кредит, который дается для правильного поведения. И они были лишены такого права, поэтому должны были добираться своим ходом.

Константин Чуриков: Но, с другой стороны, на полуторамиллиардную страну всего 10 тысяч человек «нехороших», да?

Виктория Перская: Да, которые нарушали дисциплину, которые…

Оксана Галькевич: Это только по данным «Вашингтонского маяка», Костя.

Константин Чуриков: Обкома.

Виктория Перская: Нет, не обкома, а маяка. Газета есть такая – «Вашингтонский маяк».

Оксана Галькевич: Я просто подумала, что мне надо домой, у меня дети одни. У меня так ползарплаты в Китае бы уже лишили, слушайте.

Константин Чуриков: Владимир звонит из Ростовской области. Владимир, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Когда я узнал, что там празднование 70-летия и не пригласили Путина, или он не поехал, или еще что-то такое, я вспомнил, когда Медведев был там, после его убытия в их центральной газете было напечатано: «Что мы возимся с этими русскими? Нам от них нужны нефть, газ, лес, продукты и новейшие образцы оружия». Это было в центральной газете напечатано, большая статья.

Константин Чуриков: Владимир, а вы об этом как узнали? Вам рассказали? Вы прочли эту газету?

Зритель: Нет, я не прочитал, я эту газету видел. И человек, который понимает китайский, он прочитал мне.

Константин Чуриков: Я понял, вам перевели. Я понял. Давайте мы сейчас у нашей гостьи уточним.

Вот как к нам относятся? Такое, кстати говоря, возможно?

Виктория Перская: Вы знаете что? Ну, во-первых, это 2008 год, да? 2007 год. Отношение Китая сейчас к России значительно изменилось в позитивную сторону. Китай сейчас оказался под санкциями так же, как и Россия. Когда только началась санкционная стратегия в отношении России, Китай немножко был сдержан в отношении России, в развитии товарооборота. Сейчас Китай попал тоже под санкционную стратегию. И общее отношение Китая сегодня и граждан к России: «Это наш стратегический, приоритетно важный партнер, с которым совместно выступаем мы на международной арене».

Константин Чуриков: Но важно еще – для чего. Хорошо. На международной арене – это международные отношения. А что касается экономики Китая. Вот то, что говорит наш зритель…

Виктория Перская: А что, экономика – это не международные отношения?

Константин Чуриков: Нет, подождите. Именно в чистом виде… Секунду, секунду! Лес, газ, ресурсы.

Оксана Галькевич: Вот я добавлю…

Виктория Перская: Это наш природный фактор.

Оксана Галькевич: Раньше было такое выражение: «Мы стали сырьевым придатком Запада». Не стали ли мы и не станем ли мы сырьевым придатком Востока?

Константин Чуриков: Не поздно ли ты задаешь этот вопрос, Оксана?

Виктория Перская: Значит, я вам хочу сказать… Вы сами мне ответили, что население Китая – 1,4 миллиарда человек. Население России – в 10 раз меньше. Территория России в несколько раз больше, чем Китайская Народная Республика.

Значит, для того чтобы нам создать диверсифицированное производство на территории России… А по экономическим законам страна тогда имеет устойчивое национальное хозяйство, имеет устойчивое развитие, когда соотношение реального сектора, включая сельское хозяйство и услуги, где-то 45–55%. Вот тогда есть устойчивость.

Чтобы нам создать диверсифицированное промышленное производство, для этого нам надо очень большое количество а) инвестиций; б) людей, рабочей силы. А в этих условиях, которые я вам назвала, идет процесс старения населения – значит, мы должны максимально использовать в экологических нормативах те природные факторы, конкурентные преимущества, которые есть у России.

Лес возьмем. Вы знаете, что сейчас идет политика высаживания лесов и создания рекреационных зон для выращивания леса. То есть такая оголтелая система поставки кругляка – то, что было в начале перестройки, где-то с 90-х годов (это был, конечно, кошмар), – она сейчас постепенно прекращена.

Константин Чуриков: Но наши корреспонденты периодически провожают взглядом и камерой эти эшелоны, которые идут за границу.

Виктория Перская: Я знаю. Да, я знаю. И у нас есть до сих пор иногда контрабанда, которая идет, но таможенные службы работают и пытаются, пресекают этот вопрос. Но тем не менее есть определенная, скажу откровенно, наверное, клановость на местах, которая еще держится за все эти моменты.

Константин Чуриков: На местах у нас?

Виктория Перская: Да.

Оксана Галькевич: Виктория Вадимовна, вот смотрите. У нас на самом деле такое тесное и обширное взаимодействие с Китайской Народной Республикой. Но для того, чтобы эффективно работать на любом фронте, нужно все-таки понимать психологию своего партнера, его культурные коды.

Виктория Перская: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Мы видим, что у нас много сложностей в этой сфере. У нас не хватает специалистов именно по Китаю?

Виктория Перская: Да. Вы знаете, да. Должна вам сказать, что… Во-первых, у нас не хватает специалистов, и мы очень плохо иногда понимаем своего партнера. Во-вторых…

Оксана Галькевич: Знаете, я смотрю за реакцией на нашем SMS-портале. Те люди, которые отвлечены, они восхищаются. А все остальные в напряжении, в страхе.

Виктория Перская: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: В общем, я поэтому и спрашиваю: специалистов достаточно?

Виктория Перская: Совершенно верно. У нас мало проводится информационной… ну, дается информации людям о том, что такое Китай, какие его приоритеты, какие цели. Вот вам позвонил слушатель, который говорит, что Китай хочет от нас нефть, газ и лес, по-моему, он назвал. Да?

Оксана Галькевич: В принципе, все от нас этого хотят.

Константин Чуриков: А разве не хочет?

Оксана Галькевич: Кстати, Европа от нас это тоже хочет.

Виктория Перская: Хочет, хочет. И Европа этого хочет. А вот теперь давайте подумаем. Мы создаем какое-то диверсифицированное производство с малой численностью рабочей силы, с робототехникой, с искусственным интеллектом. А куда мы будем продавать этот продукт? У нас есть рынки, ниши сбыта?

Ведь когда Китай вырастал, он вырастал на базе взаимосвязанности в первую очередь с Соединенными Штатами, и Соединенные Штаты являлись его рынком потребления. А мы в этом случае, создавая конкурентную базу, куда мы будем продавать? На внутреннее производство? Извините, тут вопрос стоит.

И я вам скажу… Вы сказали про отношение. Да, мы плохо знаем, в своем массе коммерсантов мы плохо знаем Китай. Мы плохо понимаем их особенности. Мы плохо понимаем…

Оксана Галькевич: А смотрите, мне интересен вопрос: а они нас хорошо знают, а они нас хорошо понимают?

Виктория Перская: И они плохо понимают.

Оксана Галькевич: И когда они приходят к нам для того, чтобы построить определенное сотрудничество, там есть понимание того, что им бы и нас тоже неплохо знать?

Виктория Перская: У них есть задача… Вот давайте так посмотрим. У китайцев в силу того, что они такая нация, перед ними ставится задача. «Ты зачем едешь в Россию?» – «Затем, чтобы заключить контракт на то-то и то-то». То есть у него определенная цель. И он будет всеми силами стремиться к ее реализации.

Константин Чуриков: Я захожу иногда в магазин «Пятерочка» рядом с домом, а там рядом китайские гостиницы.

Оксана Галькевич: Китайцы?

Константин Чуриков: Там еще рядышком же Пушкин родился. Они туда ходят, а потом заходят в эту «Пятерочку». И я знаю, зачем они в Москву едут, в Басманный район – чтобы купить там вот такие пачки, прямо стопки шоколада «Аленка». Вы знаете, очень любят!

Оксана Галькевич: На тебя посмотреть, Костя.

Виктория Перская: Любят.

Константин Чуриков: Очень любят!

Виктория Перская: Они очень любят наше мороженое, наш шоколад любят. У них вообще шоколад в этом плане…

Константин Чуриков: Видите, в чем-то мы сходимся.

Александр из Челябинской области у нас на линии. Здравствуйте, Александр.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Очень коротко!

Зритель: Я бы хотел сказать, что нам точно не стоит брать пример с Китая, потому что они живут совсем по-другому.

Виктория Перская: Конечно.

Зритель: У меня жила там родственница некоторое время. Ну, я читал кое-что из китайской литературы. У них нет, например, такого понятия, как настоящая дружба. То есть они, конечно, могут клясться в дружбе…

Константин Чуриков: Мы вас поняли. Спасибо за вашу реплику.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте подведем итоги нашего опроса. «Пример ли Китай для нашей страны?» «Да» – ответили 61% наших телезрителей, «нет» – 39%. Вот такие результаты, Виктория Вадимовна. Как прокомментируете?

Виктория Перская: Ну, я больше склоняюсь к тому, что у Китайской Народной Республики нам надо взять то, что у нас может быть реально адаптировано к нашему социуму.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии была Виктория Перская, директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве. Ровно через три минуты выпуск новостей на ОТР, а через полчаса мы к вам вернемся.

Оксана Галькевич: Снова.

Константин Чуриков: Снова.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски