Виктория Перская: У нас огромные выбросы метана. А это означает, что технологии в стране не совершенствовались

Гости
Виктория Перская
директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при правительстве РФ, профессор департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета

Константин Чуриков: «Глобальная либеральная диктатура» – именно так назвали поведение Запада на прошедшей в Москве Международной конференции по безопасности. Президент Владимир Путин говорил, что западные глобалистские элиты занимаются сдерживанием других стран, чтобы продлить свою гегемонию. Ну а вот это словосочетание «глобальная либеральная диктатура» предложил, скажем так, употребил генерал-полковник Службы внешней разведки России Владимир Матвеев.

Давайте разберемся, почему либерализм превращается в тоталитаризм, хотя, казалось бы, есть очевидные противоречия между этими словами. Ну и почему наши граждане, кстати, по данным ВЦИОМ, разочаровались в западной цивилизации? И в чем сегодня вообще эта цивилизация состоит?

Это рубрика «Личное мнение». У нас в студии Виктория Перская, директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве. Виктория Вадимовна, здравствуйте.

Виктория Перская: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну, явное противоречие, с точки зрения исходного смысла. Либерализм – стремление к свободе. И тут – тоталитаризм. То есть вроде бы как свобода через принуждение. Как это так получилось? И что с этим делать?

Виктория Перская: Ну давайте подойдем так к этому вопросу. Либерализм стал больше ширмой, чем содержанием. Вы абсолютно правы в том плане, что если брать либерализм как классическое восприятие, мироощущение и ценности, то в современном мире они называют либерализмом то, что либерализмом уже не является. Отсюда их желание и их стремление насадить вот этот порядок.

Он ближе, я бы даже сказала, к автаркии… не к автаркии, а к авторитарному правлению. Понимаете? То есть это демократия авторитаристов или авторитарных руководителей. Почему они это делают? Да, они хотят сохранить свое доминирование, они хотят сохранить свой порядок. А что они дают людям? Ведь сегодня, понимаете…

Вот мне как-то был задан такой интересный вопрос: почему в мире развитие пошло, особенно в Западном мире, оно пошло в какую-то странную форму обилия гендеров, ЛГБТ, зоофилии и прочего-прочего? Почему? И вот мы дискутировали, сидели…

Константин Чуриков: Почему они такие изобретательные?

Виктория Перская: Ну, они не изобретательные. Понимаете, их воспитывали, начиная с 60-х годов, в обществе потребления. Под это были заточены все образовательные программы, начиная от школы, причем с пятилетнего возраста, и до университета. То есть они должны были быть четкими исполнителями от А до Б. Вот им дали определенное задание – и они его в рамках выполняют. А остальное – потреблять.

Далее – общество изобилия. А что делать? Куда выпускать энергию-то? Значит, надо заниматься политикой. А кому это интересно из истеблишмента, чтобы граждане занимались политикой? Им не интересно. Им надо, чтобы люди ушли в себя. Им говорят: «Вот вам инклюзивность, вот вам толерантность, вот вам обилие гендеров. Развивайтесь».

Константин Чуриков: «Развлекайтесь».

Виктория Перская: «Развлекайтесь». Вот смотрите, вы получаете вопрос о зоофилии… Вы представляете, сейчас в Австрии будет проходить мероприятие, где будет выступать дама, профессор, которая будет объяснять, что совокупление животных и людей – это естественный процесс, исторический, имеющий корни.

Константин Чуриков: Это где будет происходить, простите?

Виктория Перская: В Австрии.

Константин Чуриков: В Австрии?

Виктория Перская: Да. Вот они сейчас будут проводить на днях этот фестиваль. То есть, понимаете, мораль превратилась ни во что. Они отрицают все ценности. Ну, это все связано только с одним – чтобы задержаться и сохранить свое доминирование правящему классу.

Константин Чуриков: Подождите! Но как этому правящему классу сохранить свое доминирование? Сейчас я процитирую одну статейку из Daily Mail. Сегодня я сначала прочел пересказ в телеграм-каналах и подумал: «Ну, вранье, наверное. Как вообще? Бред сумасшедшего!» Проверяю, смотрю – правда, статья такая была.

Итак, Daily Mail: «Обязательные уроки по сексуальности и половому воспитанию должны начаться в школах Уэльса. В методическом руководстве нет упоминания слов «мальчик», «девочка», «мужчина» или «женщина». Родители обратились в суд, чтобы отменить обязательные уроки полового воспитания для малышей с трех лет. Министр лейбористского правительства в Кардиффе настаивает, что в новом расписании темы секса и гендерного воспитания будут изучать ежедневно во всех предметах, но активисты настаивают, что эти вопросы неприемлемые».

Внимание! «Мать двоих детей, – такая-то, такая-то, – заявила: «Взрослые темы вплетают во все предметы, даже по математике. Задают такие задачи, как: найдите площадь флага ЛГБТ или посчитайте процент людей с хламидиозом».

Уважаемые зрители, кто не верит, вот просто ссылка на Daily Mail. Пожалуйста.

Виктория Перская: Я читала эту статью

Константин Чуриков: Кто умеет читать по-английски, тут все есть. Это мы не придумали.

Виктория Перская: Это не придумали. Совершенно правильно вы сейчас читали, все так. То есть людей сознательно вгоняют в деградацию. Я бы назвала это так. Социум должен деградировать. То есть это обеспечит то, что не будет лидеров, которые могут управлять этим обществом. Останутся те самые, извините меня, престарелые или слабообразованные лидеры, которые сегодня есть в Европе.

Константин Чуриков: Простите, но родители, которые недовольные, которые сейчас судятся…

Виктория Перская: Если недоволен, ты должен уехать.

Константин Чуриков: И суд решит, и суд решит…

Виктория Перская: Не в их пользу, не в их пользу.

Константин Чуриков: Шансов нет?

Виктория Перская: Поверьте, будет не в их пользу. Неслучайно сейчас из Германии… Вы знаете, много шло процессов, когда выходцы из Казахстана, из России воспитывают там детей, и им стали навязывать эту сексуальную ориентацию пятилетним детишкам в школах. И родители стали возмущаться. Так судебная ответственность за непосещение. Посадили отца в тюрьму, потом – мать в тюрьму. В результате эта семья переехала в Россию. Очень много русских немцев, как их сейчас называют в Германии, возвращаются в Россию. Мы – хранители традиционных ценностей.

Константин Чуриков: К счастью, да.

Вот хочу еще задать вопрос по поводу нашего восприятия Западной цивилизации. Недавно ВЦИОМ, буквально сегодня опубликовал данные, провел опрос: 59% считают, что не приносят Западная цивилизация, демократия и культура нам пользу, не подходят россиянам. 26% и вовсе говорят, что и вовсе это является разрушительным. А «может принести пользу» – 30%.

При этом, если сравнить с данными 2000 года, то в 2000 году было только 35%, которые считали в сумме своей, что Западная цивилизация нам не приносит пользу и нам вредит.

С чем связан этот переворот? Этот переворот произошел на фоне какой-то жесткой риторики последних лет? Или это результат начала спецоперации? Или это как раз результат того, о чем мы с вами сейчас до этого говорили?

Виктория Перская: Да, это результат именно того, что наши люди сохранили способность логически мыслить, видеть свои цели, свои задачи, свое развитие. То есть мы не утратили возможность осмысления происходящего процесса. Мы воспринимаем события достаточно логично и достаточно последовательно, причем на всех уровнях социальной жизни. Я имею в виду – независимо от профессии, независимо от образования. Люди воспринимают классические ценности и мораль. Это есть в России.

А вот мои друзья-немцы… Я же часто обращаюсь к опыту. И сейчас говорили с девочками вашими. Они сегодня мне написали, что, да, они сейчас в шоке. Вот немцы, которые родились в Германии, живут в Германии, у них, в общем-то, все родственники в Германии, они говорят: «Вот сейчас у меня внуки уехали в Англию, они там живут в интернате. Для чего? Они не знают немецкого языка, они говорят на английском языке. И уже я с ними общаюсь по Skype или Google Duo, я с ними общаюсь на английском языке. Это кошмар!» Он мне пишет в ужасе. Они утратили себя как люди, как идентичность.

Одновременно он мне пишет… Я говорю: «Тебе не запретили с нами общаться?» Он говорит: «Ну, у нас же так называемая демократия». Я вам дословно говорю, мне сегодня пришло…

Константин Чуриков: Так называемая?

Виктория Перская: Так называемая демократия. Они четко видят, что идет авторитарное давление, то есть под лозунгом или под щитом демократии ведется полная деградация, разрушение социума.

Константин Чуриков: Виктория Вадимовна, понятно, что – как сказать? – долго ждать мы не будем, у нас времени нет и задачи другие. Ну, в принципе, если с теоретической точки зрения, а может, ничего не делать, просто подождать? Они же сами тогда… Ну как сказать? Их просто не станет.

Виктория Перская: А вы знаете, даже если мы что-то с вами…

Константин Чуриков: Они увлекутся всерьез вот этим всем.

Виктория Перская: Даже если мы что-то будем делать, у нас не хватит сил для того, чтобы перестраивать свою экономику, сохранить свою идентичность, развивать свое общество и одновременно воздействовать вовне. Понимаете? Более того, наша концепция внешне политики России основана на том, что мы не вмешиваемся в дела иностранных государств, поэтому воздействия никакого не будет.

Единственное, что может быть пример. И вот люди за рубежом, да, они будут, в общем-то, говорить: «Слушайте, ребята, как в России хорошо, как в России здорово! Там есть свои ценности, там есть папа, там есть мама, там есть бабушка и дедушка, там нет «оно», там нет ничего такого». Да, для них это будет примечательно. Ну, значит, они будут переезжать в Россию.

Константин Чуриков: Хорошо. Скажите, пожалуйста, во главе этой пирамиды кто или что, какие течения, какие группы людей стоят? Вот кто и в какой момент решил: «Через эти течения, через эти, – будем называть вещи своими именами, – извращения мы будем править миром»? Кто эти люди?

Виктория Перская: Ну, это началось еще в 90-е годы, когда развалился Советский Союз, начнем с этого. Ну, у нас есть две-три минуты, да?

Константин Чуриков: Да, у нас есть. У нас до конца часа – 14 минут.

Виктория Перская: Ну, я не знаю, поэтому я спрашиваю. Вот когда развалился Советский Союз, тогда, в общем-то, пришли и сказали: «На обломках Советского Союза мы спляшем сейчас рок-н-ролл». Ну, я условно так…

Константин Чуриков: Фигурально, да.

Виктория Перская: То есть они победили. Победила демократическая, как они сказали, система. У власти были определенные кланы, правильно? Были кланы, причем в том числе и в Германии, и в Австрии, и в Соединенных Штатах.

Соединенные Штаты… Ну, Трамп неслучайно ведь говорил, что глубинное государство. Там сложилось очень жесткая система взаимодействия, межклановая, так назовем, между отдельными элитарными группами. И есть кланы финансистов так называемые – те, которые проводили политику биржевого, финансового капитализма. А есть небольшая группа, которая за развитие реального сектора. Вот Трамп относится к нефинансовому сектору, а к реальному сектору. Почему у них и было такое противоборство.

А Россия в этот момент усиленно себя разрушала. Ну, неслучайно у нас тоже ведь готовилась «пятая колонна». И мы с вами как-то говорили о том, что все европейские лидеры, которые хотели продвинуться на руководящие должности, все партийные лидеры, они должны были пройти переподготовку в течение полутора-двух лет на курсах Гарварда или Оксфорда. Я вам уже рассказывала, что Гарвард финансировался Соросом.

Константин Чуриков: Соросом, да.

Виктория Перская: А Сорос был достаточно сильный нацист по своему воспитанию. Это фашизм. То есть папа у него был в фашистской Германии одним из руководителей… нет, в Венгрии, он венгерский фашист. И вот он привнес эти все ценности, и они подходили под этим углом подготовки. Понимаете? Кто заказывает музыку, тот ее и платит.

В результате приходящие лидеры… Вот обратите внимание, что сначала Меркель попала под контроль спецслужб. Правильно? И она вынуждена была при всей ее, я бы сказала, трезвости и умении вести закулисную работу, тем не менее она должна была потихонечку вступать в конфликтные отношения с Российской Федерацией. Правильно?

Константин Чуриков: Да.

Виктория Перская: Было это. Но она сдерживала, то есть она ставила экономическое превосходство, экономическое развитие Германии впереди. А все остальные страны Евросоюза… При этом Соединенные Штаты настаивали на том, чтобы Евросоюз максимально расширялся, независимо от экономических параметров стран Центральной и Восточной Европы.

Одновременно в странах Центральной и Восточной Европы стали возвращаться те нацистские, я скажу, родственники или дети, внуки, которые уехали в свое время в Канаду и в Соединенные Штаты. И они стали приходить в истеблишмент вот этих стран. Вся Центральная и Восточная Европа, все страны постсоветского лагеря или постсоциалистического лагеря, они все в результате… Посмотрите Прибалтику – все нацистского направления, правильно?

Константин Чуриков: Сегодня об этом Дима Лысков рассказывал.

Виктория Перская: Национализм. То же самое – Чехия. Ну когда такое было? А вот сейчас там явно профашистская идея. Венгрия? Орбан – молодец! Он держит как бы, но у него идея национального развития. И в этих условиях… Так кто же это все стал делать? Мы в свое время решили, что мы будем перестраивать наше сознание, нашу экономику, мы будем строить открытое общество. И мы его строили. Но нам тоже навязывали…

Ведь обратите внимание, что очень многие наши лидеры, например Чубайс… Я могу сейчас уже сказать, да? Чубайс и прочие, те, которые младореформаторы (их так называли), ведь они отстаивали ценности такие, которые отвечали интересам глобального выстраивания мирового сообщества, но ни в коем случае не интересам России.

Исходя из этого, так кто же это все? И готовили под это, потому что он тоже получил такую переподготовку, переквалификацию. Понимаете? То есть на высшее образование были наложены определенные как бы детерминанты.

Константин Чуриков: То есть это не была какая-то ошибка случайная, вы хотите сказать?

Виктория Перская: Нет, это не ошибка.

Константин Чуриков: Это было сознательное действие?

Виктория Перская: Это было сознательное решение. Причем именно родоначальники, частично шел финансовый капитал из Соединенных Штатов. И они решили, что глобализация должна охватить весь мир, национальные государства должны исчезнуть (мы с вами как-то говорили об этом), будет сетевое такое пространство, сетевые конструкции: вот тут будут ЛГБТ, тут будут НКО, тут будет негосударственные коммерческие организации, тут будет ООН, которую тоже низвели до уровня практически не принимающей решения.

Константин Чуриков: Америка в своем прошлом – это все-таки довольно такая консервативная страна.

Виктория Перская: Патерналистская, да.

Константин Чуриков: Да. И там все-таки, скажем так, все еще на долларе написано: IN GOD WE TRUST. да?

Виктория Перская: Да.

Константин Чуриков: И есть люди, которые, в общем-то, серьезно к этому относятся. Они в основном, наверное, республиканцы.

Виктория Перская: Остались.

Константин Чуриков: Остались, да. Как так получилось, что Америка не выбрала другой путь? Ведь можно же было все сделать, знаете, значительно элегантнее, красивее, правдивее.

Виктория Перская: Вы знаете, все это очень условно. Вы сейчас можете нас с вами увлечь в систему конспирологии. Я бы не хотела этого говорить, я буду подходить как ученый. Ладно?

Константин Чуриков: Хорошо.

Виктория Перская: То есть в данном вопросе, понимаете, они, когда пошел финансовый капитализм… Ведь на чем Америка стала? Ну, помните этот лозунг: «Деиндустриализация! Все услуги у себя, интеллектуальная собственность у себя, финансы у себя, а все остальное – в мир, китайцам, Венесуэле».

Константин Чуриков: Где дешевая рабочая сила. Причем рабочая сила никогда не бывает дорогой. Вот даже само словосочетание. Только дешевая рабочая сила.

Виктория Перская: Только дешевая. И вот сейчас они решают вопрос: «Куда выносить Apple из Китая? Ага, вот мы сейчас будем в Индию, там дешевая рабочая сила». Они же вынесли. Сейчас мы ждем новые… IPhone 14, да? Он будет производиться в Индии.

И вот когда пошла эта деиндустриализация… А что остается у Америки? У нее интеллектуальная собственность, то все изобретения. Все ТНК в основном американские, начинают продвигаться в мире, потому что глобализация как экономический процесс, ее движущие акторы – это транснациональные корпорации. Ну, сейчас «многонациональные предприятия» называют. Это новая трактовка с 2019 года. Так вот, эти транснациональные корпорации идут во все страны, насаждают право Америки.

А тогда шло именно стремление на то, что правоприменительная практика будет прецедентная, американская. Почему американцы считают, что они могут забрать любого гражданина из любой страны и судить у себя? Ну, потому что их право, они доминируют. И вот что им нужно было? Они видят, что единственный путь сохранить себя – это опора на доллар. А доллар – это… Вот то, что вы сказали: «Мы доверяем». И они все время эмиссию доллара. Доллар – единственная валюта. Это финансиализация мирового сообщества. Все страны, которые идут… Помните, тогда появился тезис «постиндустриальные страны»?

Константин Чуриков: Да.

Виктория Перская: То есть страны с доминирующим сегментом услуг. А сегмент услуг – это что? Это малый и средний бизнес, вот он развивается…

Константин Чуриков: Интернет, IT, соцсети.

Виктория Перская: Да, Интернет. Но все права интеллектуальные у Америки, они их за собой сохраняют. Немцы судились с американцами в связи с тем, что не давали немцам использовать их программный продукт. Тем не менее, американцы победили, Microsoft победил. И вот что в результате-то? Этот путь и пошел – финансиализация. А если это финансиализация, то кто будет во главе? Тот, кто-то родоначальник, тот, кто держит эти деньги. Вот так они и пришли к власти. А теперь им не хочется уходить.

Константин Чуриков: Да. Но теперь у них денег напечатанных…

Виктория Перская: 30 триллионов.

Константин Чуриков: …розданных, отданных и так далее.

Виктория Перская: Долг, долг.

Константин Чуриков: Долг, да. Их гораздо больше, чем самой реальной экономики. Какой сценарий мы можем увидеть в ближайшее время? Вот некоторое время тому назад даже глава ФРС допускал такой сценарий, что, в принципе, рано или поздно фокус закончится печально.

Виктория Перская: А рано или поздно это будет. Рано или поздно это будет. Вот сейчас я прочитала ряд американских статей и китайских статей (они сейчас так немножко перекликаются) о том, что в современных условиях китайцы тем, что они покупают долговые обязательства, вот эти казначейские обязательства, они тем самым финансируют фактически войну на Украине. Китайцы сейчас отказываются, они хотят сократить свои обязательства, то, что они купили, освободиться от них. Но это очень трудно сделать.

Понимаете, китайская и американская экономики тесно взаимосвязаны. И, между прочим, тип экономики, которая построена в Китае, в общем-то, вот та биржевая система, та финансовая система, она очень близка к американской. Они, в общем-то, ее частично копировали.

Константин Чуриков: Виктория Вадимовна, пока немножко есть времени, самое главное: а какой у нас был и теперь уже должен быть тип экономики? У нас четыре минуты, чуть меньше, три с половиной.

Виктория Перская: Ох, Константин, какие же вы вопросы задаете!

Константин Чуриков: Работа такая.

Виктория Перская: Я вам только про Джеффри Сакса хотела рассказать, а вы меня увели…

Константин Чуриков: Ну давайте про Джеффри Сакса, успеем. Давайте.

Виктория Перская: Да нет, мы не успеем. Давайте про нас. Вот то, что вы меня спросили.

Константин Чуриков: Давайте.

Виктория Перская: Вы знаете, сейчас мы выстраиваем свою национально-ориентированную экономику. В экономике есть такое понятие «экономическая безопасность» – то есть образующие, центральные, приоритетные отрасли для национального хозяйства. Вот эти приоритетные отрасли должны быть самодостаточными. Понимаете, вот была конференция, о которой вы говорили, «Армия-2022». И у меня просто ужас был, когда ряд экспертов выступали и говорили, что в оборонно-промышленном комплексе предприятия на 80–90% по оборудованию зависят от импорта.

Константин Чуриков: Да вы что?

Виктория Перская: Вот так. Вот это недопустимо. И вот когда вы мне говорите о типе экономики, то мы должны развивать те сегменты, которые не просто востребованы на мировом рынке. Ведь у нас же было так: дело что-то, что будет востребовано на мировом рынке. Неправильно это! Мы должны производить конкурентные продукты, но они должны обеспечивать национальную экономическую безопасность, с одной стороны, а с другой стороны – полноценный суверенитет национального развития. Если мы этого не сделаем для нашей огромной страны, то у нас могут быть очень большие проблемы.

Константин Чуриков: То есть нас сейчас скорее интересует качественные, лучшие, гениальные товары для своих граждан, для своей экономики, чем насыщение мирового рынка, какого-то гипотетического, и получение за это фантиков?

Виктория Перская: Абсолютно верно, совершенно верно. Более того, мои друзья-немцы пишут: «Вот газ вы не поставляете. Всего там 25%. Скоро вообще перестанете». Ну а что нам? Извините, я назову своим языком. Да, конечно, доход есть, но у нас очень много сел и деревень не газифицированы в Центральной России, а к Северу – тем более. Правильно?

Константин Чуриков: Да.

Виктория Перская: Так почему мы не занимаемся национальной экономикой? А ведь это то же самое развитие, это тот же самый доход, это повышение уровня жизни. И если мы создаем более высокий уровень жизни для национальных граждан, то я более чем уверена, что и из-за рубежа к нам поедут, потому что мы сохраняем свои традиционные ценности и не навязываем их никому. А никто не хочет, понимаете, извращений, как вы сказали. Нормальные люди не хотят.

Константин Чуриков: Виктория Вадимовна, но любую проблему, к сожалению, и у нас в стране тоже можно заболтать.

Виктория Перская: Можно.

Константин Чуриков: Можно сказать: «Ну, технически возможная газификация. Посмотрите, подивитесь, как она выросла. Дух захватывает при одной мысли, что…» Понимаете? И все. И на этом можно остановиться, сказать: «Ой, тянуть трубу – это долго».

Виктория Перская: К сожалению, у нас очень много таких выхлопов эмоциональных и проходит в основном, уходит весь гудок в трубу. Есть такое. Ну, над этим надо работать. Если мы прекратим поставки… Понимаете, я не поддерживаю ту концепцию, что надо всемерно расширять экспорт энергоносителей за рубеж. Да, это является важной составляющей нашего развития, совершенно верно, но ведь можно же адекватно создавать… Например, на «Армия-2022» было как раз показано очень интересный…

Константин Чуриков: Двадцать секунд.

Виктория Перская: Почему называют русский газ грязным? Показали очень интересную карту. У нас огромные выбросы метана. А это означает, что у нас технологии не совершенствовались. Вот и все. Так можно же поставлять в совершенстве, направляя деньги в развитие? Вот о чем надо говорить. Не делить, «золотые парашюты» выдавать и дивиденды платить, а направлять на оборудование, на развитие, в интеллектуальную сферу, на конструкторские разработки, на подготовку кадров.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое от меня и от наших зрителей. Это было «Личное мнение» Виктории Перской. Виктория Перская, директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве.

На этом все, продолжим завтра. Смотрите ОТР, смотрите «ОТРажение». А сейчас, вот прямо сейчас для жителей центральной части России будет очень интересный и хороший фильм. Увидимся, пока!