Вирус окаянный. Заболеваемость COVID-19 в России выросла более, чем в 10 раз, по сравнению с весенним пиком

Вирус окаянный. Заболеваемость COVID-19 в России выросла более, чем в 10 раз, по сравнению с весенним пиком | Программы | ОТР

Как справляется региональная медицина?

2020-11-09T13:48:00+03:00
Вирус окаянный. Заболеваемость COVID-19 в России выросла более, чем в 10 раз, по сравнению с весенним пиком
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Михаил Каган
ведущий научный редактор vrachu.ru, заслуженный врач РФ

Дарья Шулик: Четвертые сути в России выявляют более 20 тысяч новых случаев COVID-19. Ситуация с коронавирусом в регионах, к сожалению, продолжает ухудшаться. Заболеваемость выросла более чем в 10 раз по сравнению с пиком в мае. Так, например, на Алтае рост числа заболевших по сравнению с маем – в 43 раза больше; на Сахалине – в 24; Крым – в 17 раз; Кемеровская область – в 14 раз; и Курганская область – в 11 раз.

Иван Князев: Ну, вот такая ситуация. И на этом фоне Минздрав внес изменения в приказ по оказанию медпомощи. Теперь человек, заболевший COVID-19, сможет остаться дома и лечиться амбулаторно, только если ему позволяют жилищные условия. Это, конечно, интересная поправка такая. Хватит ли…

Дарья Шулик: Хватит ли на всех жилищных условий? – хочется узнать.

Иван Князев: Да. И хватит ли всем, кому не позволяют жилищные условия, места в больницах? Вот об этом в том числе будем говорить вместе с нашими экспертами.

Прямо сейчас у нас на связь выходит Михаил Каган, ведущий научный редактор сервиса VRACHU.RU, заслуженный врач России. Здравствуйте.

Дарья Шулик: Михаил Юдович, здравствуйте.

Михаил Каган: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Михаил Юдович, ну смотрите. Только что мы показывали графику о том, что регионы во вторую волну как-то совсем показывают, если можно так сказать, антирейтинг. Неужели во время первой волны нельзя было спрогнозировать вот эту ситуацию? Или это какая-то новость для всех, что у нас коронавирус? Почему вот сейчас так получилось, что регионы фактически, будем говорить открытым языком, ну не готовы они были к этому?

Иван Князев: Захлебываются фактически.

Михаил Каган: Вы знаете, в отношении прогнозов я бы сказал так: даже экстрасенсы молчат в настоящее время. А врачи никогда себя к ясновидцам не относили.

Ситуация абсолютно новая. Это новый природный катаклизм, с которым человечество столкнулось впервые. Все просто мониторируют ситуацию и под нее подстраиваются, во всех странах. Очевидно, что каких-то прогнозов никто не дает. Поэтому как-то все-таки нам не надо надеяться, что кто-то может заранее все предвидеть при этой совершенно новой инфекции, новой пандемии.

Иван Князев: Михаил Юдович, смотрите, сейчас, насколько мне известно, врачи поехали в Питер помогать местным медикам хоть как-то исправлять ситуацию. Но поможет ли это? Сейчас уже в полтора раза количество нуждающихся в госпитализации больше, чем коек в больницах. Как вы думаете, эти меры хоть как-то помогут? Потому что сообщалось, что военные медики поехали в регионы.

Михаил Каган: Нет, конечно, если есть недостаток медицинских ресурсов и есть возможность как-то перераспределить силы врачей и медсестер, то это помогает. Потому что ситуация не одинаковая в разных регионах страны. Есть регионы, где, в общем-то, есть запас медицинских ресурсов, а есть регионы, где в данный момент ситуация может быть очень напряженной.

В том-то и дело, что все очень динамично, требует мониторинга и умения управлять ресурсами, кадрами, техническими возможностями. И если удается как-то перераспределить какие-то медицинские ресурсы в масштабах региона или в масштабах страны, то это имеет очень важное значение.

Дарья Шулик: Михаил Юдович, ну посмотрите, вот та ситуация, которую сейчас мы описали, предложение Минздрава: если у человека есть, скажем так, отдельная комната – пожалуйста, лечись дома, ну, если ситуация не критическая, если не очень тяжелое состояние. Ну, тоже будем смотреть правде в глаза: у нас в стране далеко не каждая семья может похвастаться жилищными условиями, благодаря которым заболевшего можно переселить в отдельную комнату.

Вам не кажется, что в связи с этим на самом деле, наоборот, коек станет в больницах еще меньше? Потому что, ну правда, не у всех есть эта отдельная комната, и не всегда можно человека отделить от людей, которым 65, и выделить ему отдельную площадь. Не получится ли обратная ситуация сейчас?

Михаил Каган: Я думаю, что эти новые указания просто предусматривают возможность лечиться дома пациентам со среднетяжелым течением – что де-факто уже и происходит во многих регионах. И это просто легитимизирует возможность лечиться среднетяжелым пациентам. Раньше лечились только легкие дома.

Конечно, никакой указ не может предусмотреть все детали и все «сюрпризы», которые может преподнести жизнь и конкретная бытовая обстановка. Ну, для этого есть местные руководители, и их профессионализм сейчас особенно востребован. Понятно, что любой указ, особенно если мы говорим о каких-либо рекомендациях, все они носят временный характер. У каждого указа могут быть исключения. И на местах – конкретные ситуации. Всегда нужно уметь отвечать на «сюрпризы», которые преподносит жизнь, используя вот такие федеральные рекомендации как общую канву.

Иван Князев: Михаил Юдович, а не повредят ли эти рекомендации? Помните, буквально еще весной врачи нам говорили, что немножко начинаешь кашлять, если у тебя простуда какая-то – сразу же, наоборот, звонить в «скорую», побыстрее, чтобы у тебя все нашли. И чуть что – в больницу. А тут вроде говорят: «Посиди дома немного». А потом ситуация может быть гораздо хуже.

Михаил Каган: Но ведь реально нет возможности сейчас госпитализировать среднетяжелых и легких пациентов, только тяжелых, потому что значительно выросла заболеваемость. Поэтому под эту ситуацию подстраиваются. Просто должны быть какие-то легитимные рекомендации у врачей, чтобы осуществлять такую деятельность.

Конечно, повышая нагрузку на амбулаторную службу и повышая ценность всяких мобильных технологий в плане связи врача поликлиники конкретной с пациентами… Болезнь эта острая и динамичная, поэтому, естественно, здесь нужен мониторинг.

Иван Князев: В том-то и дело, что, понимаете, она развивается настолько стремительно! Сегодня у тебя может быть небольшая температура, а завтра у тебя, извините, 50% поражения легких. Просто как вот здесь будут отслеживать теперь?

Михаил Каган: Нет, все-таки когда у тебя сегодня нормальная температура, а завтра 50% поражения легких – такого все-таки не бывает, это крайняя редкость. В основном тяжелые состояния возникают у людей, которых высоко лихорадит. И сразу видно, что у них не легкое течение болезни уже с первых дней все-таки. Так чаще всего бывает. Бывают, конечно, какие-то исключения, но мы говорим об общем правиле.

Здесь важно мониторировать, то есть не бросать пациента одного на дому. И если нет возможности ежедневно его навещать, скажем, врачу амбулаторной помощи, то надо просто дозваниваться, потому что много объективной информации можно получить из обычных вещей, узнавая, какая у пациента лихорадка, как она снижается, испытывает ли он одышку при физической нагрузке, попросить посчитать частоту дыханий.

Это все-таки не развивается за секунды, понимаете, кроме каких-то ситуаций совсем исключительных, которые нельзя предусмотреть и никаким образом нельзя какие-то сверхредкие ситуации… Естественно, нельзя придумать правило в данной обстановке для сверхредких каких-то ситуаций.

Иван Князев: Ну и лишних раз врачей тоже все-таки дергать, наверное, не стоит.

Дарья Шулик: Да, работы у них сейчас много.

Иван Князев: Спасибо.

Дарья Шулик: Михаил Юдович, спасибо. Это был Михаил Каган, ведущий научный редактор сервиса VRACHU.RU, заслуженный врач Российской Федерации.

И к нам дозвонилась Ирина из Челябинска. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я сама переболела этим вирусом очень тяжело! Попала в больницу, лежала в больнице. Очень много родственников, знакомых болеют. Но я одно не понимаю: почему Минздрав не обязывает делать прививки? Мне кажется, если бы делали эти прививки, наверное, меньше было бы заболевших. Или заболели, но ведь не такие были бы последствия страшные от этой болезни.

Иван Князев: А вы о каких прививках сейчас говорите? От гриппа?

Зритель: Ну, от пневмококка хотя бы. От пневмококка, не от гриппа. При чем здесь грипп? От пневмококка. Ведь, как правило, коронавирус поражает легкие.

Вот у меня было двухстороннее воспаление легких, я лежала с этим коронавирусом. Допустим, в том году я пошла к своему терапевту. Мне уже за 50. Я говорю: «Сделайте мне прививки, как положено, в том числе пневмококковую». Терапевт сказал: «Мне сейчас некогда, потом». А потом – все. На следующий год этот коронавирус появился.

Ведь почему сейчас молчат? Проходят у нас люди диспансеризацию. Почему после 50 лет не обязывают, чтобы проходить? Или хотя бы предложить: «Пройдите, сделайте эти прививки».

Иван Князев: Понятно. В общем, вы за обязательные прививки. Хотелось бы узнать, а как вы болели? Долго?

Зритель: У меня вообще смешной случай был. Приехал ко мне фельдшер дежурный. У меня появилась температура. Приехал фельдшер, говорит: «Что пили?» Я говорю: «Я пропила антибиотик. Только я забыла, какое название». Я говорю: «Доктор, вы назовите, какие есть антибиотики. Я вам напомню – какой». А мне доктор говорит: «Я названий антибиотиков не знаю». Мне пришлось позвонить дочери и спросить, какой антибиотик я пропила. Доктор мне приписал этот же антибиотик, только в двойной дозе. В результате мне стало хуже. Пошла, сделала рентген…

Иван Князев: В больнице долечивались уже? В больнице выздоравливали?

Зритель: Да. В больницу меня положили, когда уже рентген показал у меня поражение легких. Потом меня уже повезли бесплатно на КТ, «скорая» повезла на КТ. Было 30% поражения. Вроде бы поражение небольшое, но очень плохо я себя чувствовала!

Иван Князев: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Ирина. Не болейте!

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Кстати, антибиотики лучше самим все-таки себе не назначать, только по рецепту врача.

Иван Князев: Да, это абсолютно верно. Из Смоленской области нам пишут: «Уровень жизни влияет на наш иммунитет. У людей одни стрессы, переживания, поэтому и болеем». Кто-то пишет: «Нельзя обязывать делать прививки, все-таки это выбор каждого человека». Ну, здесь уже дело ваше, как говорится.

Дарья Шулик: А вот сообщение из Краснодарского края. Прямо хочу особо его прочитать и сказать, что я с ним не согласна. Я думаю, что врач, который только что у нас был в эфире, меня поддержит полностью. «Медицинские маски не помогут от заражения коронавирусом. Как минимум нужен респиратор». Неправда, помогут. Носите!

Иван Князев: Хорошо. К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как справляется региональная медицина?