Вирус заразил экономику

Вирус заразил экономику | Программы | ОТР

Пропадут ли китайские товары?

2020-02-03T12:19:00+03:00
Вирус заразил экономику
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Санакоев
президент Российско-китайского аналитического центра
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

Иван Князев: Мы тоже, наверное, скоро станем голые как обезьяны, потому что, знаешь, Тамара, вероятно, в ближайшее время нам с тобой не придется ждать новых костюмов, рубашек, платьев вот для эфира. Потому что – хоть и марки вроде известные, но все они делаются в Поднебесной.

Тамара Шорникова: Ого-го рейтинги-то подскочат, да?

Иван Князев: Да. Но, шутки шутками, а в Китай больше не ходят российские поезда. С одного из них по маршруту Пекин – Москва сняли всех пассажиров из-за коронавируса.

Тамара Шорникова: Это значит, что не только китайские туристы к нам не поедут, что, конечно же, не радует туроператоров. Еще и все челноки могут сдавать билеты. А они в Китай едут не только из Дальнего Востока, но и со всей России. Плюс с утра обвалились китайские биржи. И вообще новостей много, конечно, приходит. Как вся эта ситуация с эпидемией может отразиться на нашей экономике, будем выяснять прямо сейчас. И пригласим нашего эксперта.

Иван Князев: Да, представим, как раз таки с Дальнего Востока. Максим Кривелевич у нас на связи, доцент кафедры «Финансы и кредит» школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Максим, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, даже видим и слышим, спасибо.

Максим Кривелевич: Добрый день.

Иван Князев: Смотрите, поезда перестали ходить. А нам хотелось понять: все-таки больше едут челноки на автобусах, на поездах? Их много, не много? Сколько у вас товаров на Дальнем Востоке, вот именно из Китая, процент большой или нет?

Максим Кривелевич: Если брать Приморский край, то оборот с Китаем это 100 тыс. т в месяц только импорта из Китая.

Тамара Шорникова: Алло? Есть проблемы со связью.

Максим Кривелевич: …одного человека.

Тамара Шорникова: Давайте попросим перезвонить по телефону. Пока есть проблемы со связью…

Иван Князев: Да, немножко у нас проблемы. Но потому что вот, например, Максим сказал, какой товарооборот с Китаем, а ведь схема здесь такая же. И у нас в Москве, и вообще в средней полосе России туристы, и не только туристы, а челноки ездят, привозят сюда товары. Фуры приходят. И здесь, сами мы знаем, в Москве есть и рынки, где работают одни китайцы и одни китайские товары. И, в общем, все это достаточно невесело получается.

Тамара Шорникова: Да. Пока даже Голикова говорила о том, что грузоперевозки и почтовые сообщения, почтовые перевозки с Китаем пока приостанавливать не намерены. Но выясним, чем же грозит все-таки приостановка именно пассажирских перевозок. Сейчас по телефону уже будем общаться с Максимом Кривелевичем. Максим, можете повторить? Были проблемы со связью. Итак, каков у вас объем товарооборота с Китаем?

Иван Князев: На чем мы остановились?

Максим Кривелевич: Я просто не знаю, что вы слышали. Товарооборот Приморского края с Китаем очень высокий. Импорт это 100 тыс. т в месяц. Т. е. если брать, к примеру, овощи, то это 7 кг в месяц на человека. Если брать фрукты – 1,7 кг в месяц на человека. Но не только Приморский край очень активно торгует с Китаем. Вся Россия очень активно торгует с Китаем. Китайский импорт это 22% всего импорта, который мы получаем из дальнего зарубежья. Да, по экспорту поменьше: примерно 17%. Т. е. мы закупаем в Китае, а продаем в Европу. Такова роль … в российской экономике. Поэтому, конечно, в плане обеспечения товарами вся российская крупная промышленность завязана на Китай очень сильно.

Тамара Шорникова: Сейчас эксперты говорят уже о том, что это новый «черный лебедь», который обвалит экономику, и т. д. Ваши прогнозы? Если ситуация будет развиваться вот так, как сейчас, чем это грозит в ближайшей перспективе и в долгую?

Максим Кривелевич: В ближайшей перспективе – у нас уже, как говорится, все было. Российские биржи уже вполне себе обвалились. АДР Газпрома в Лондоне упали с $8,4 за штуку до $7.

Тамара Шорникова: У нас нет акций Газпрома. Нам, обычным людям, это что должно сказать?

Максим Кривелевич: Вам, обычным людям, это должно сказать то, что завод, на котором вы работаете, может перейти на 3-дневную рабочую неделю. Вот. Потому что у нас же нет своей элементной базы. Мы почему-то все пытаемся собирать готовую продукцию. А все те запчасти и то сырье, из которого Россия собирает готовую продукцию, как раз имеют китайское происхождение. Поэтому автозаводы, авиационные предприятия, судостроительные предприятия, вообще все, что мы традиционно считаем флагманами российской промышленности, так или иначе зависит от импорта китайского оборудования, от металлов, от каучука, от нефтехимии. Таким образом, мы попадаем в очень интересную ситуацию. Что наша зависимость от Китая как от очень надежного и недорогого поставщика, она годами выручала нашу экономику, вот до сегодняшнего дня, когда вот у вас есть, так сказать, незаменимый помощник. Но в слове «незаменимый» есть определенные риски. Потому что заменить его действительно некем. Но я бы не строил никаких катастрофических прогнозов. Дело в том, что Китай – это огромная страна, с огромным потенциалом, огромным населением. И все, что они, условно говоря, не могут поставить сейчас, они поставят, как только карантин будет снят. Поэтому наша задача – день простоять и ночь продержаться. Какие-то издержки для экономики будут, но ни в коем случае ничего панического я бы не ожидал.

Иван Князев: Максим, но смотрите, карго еще вроде пока летает, и поезда грузовые еще тоже ходят. Есть ли риск, что и они прекратят ходить в Китай?

Максим Кривелевич: Риски есть совершенно прогнозируемые. Почему как раз об этом мероприятии и говорят как о потенциальном «черном лебеде». Потому что о вирусе пока очень мало что известно. Никто не может подписать гарантию, что он не передается каким-нибудь экзотическим путем. Никто не знает, как его лечить. Никто еще не знает точное количество заболевших. Поэтому возможно все. Т. е. я придерживаюсь все-таки такого осторожно-оптимистичного сценария. Потому что Китай предпринимает беспрецедентные усилия организационные. Знаете, вот такая грустная мысль, но если бы, не дай бог, такой вирус появился бы в России, мы, возможно, полгода бы вообще даже не знали о его существовании. А Китай – страна в этом плане гораздо более жесткая, гораздо более организованная. Поэтому, если они до конца апреля эпидемию победят, то мировая экономика на это отреагирует ровно никак. Это вот все мы забудем через полгода за новыми новостями. Если до конца апреля они не победят, то начнется падение товарных рынков. Потому что тот же взлет, допустим, палладия, других металлов был связан с бурным ростом китайской экономики. Если вирус вырвется из зоны карантина и китайская экономика начнет тормозиться, то это замедлит весь мир.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Максим. Максим Кривелевич был с нами на связи, доцент кафедры «Финансы и кредит» школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Тамара Шорникова: И прямо сейчас по телефону наш телезритель. Светлана, Ленинградская область. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Светлана.

Тамара Шорникова: Алло, слушаем вас, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, я против вот этой паники, которая сейчас в эфире. Дело в том, что как будто у нас какая-то безысходность. Мы – страна, которая имеет очень большой потенциал. И поэтому надо, чтобы было свое производство. Мы не должны ни от кого зависеть. Потому что свои лампочки, своя сантехника у нас была намного лучше, чем китайская. И поэтому надо в связи с этим развивать все свое. Чтобы не зависели от кого-то.

Тамара Шорникова: Да, Светлана, это хороший вид, но на будущее.

Иван Князев: Это да, это бесспорно.

Тамара Шорникова: Скажите, а вы много покупаете китайских товаров?

Зритель: Я стараюсь не покупать.

Тамара Шорникова: Т. е. четко отсматриваете этикетку, где, откуда?

Зритель: Сантехнику, люстры я предпочитаю наше, российское. Российское более надежное.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Кстати, мы спрашивали, а как на нас отразится. Вот Хабаровский край нам пишет: «У нас в Хабаровском крае трусов семейных не найти русских, не говоря обо всем остальном. Все китайское». Саратовская область пишет: «Это хороший повод поднять цены, и наши производители его, скорее всего, не упустят». И такая же СМС из Воронежа, тоже считает человек, что цены вырастут.

Тамара Шорникова: Да, о той же панике и о том, где уже цены выросли: в Курской области власти регионов будут разбираться, объявили, что аптеки повысили цены на медицинские маски в 35 раз.

Иван Князев: Да и вообще маски пропадают, по-моему, уже из продажи. Еще один эксперт у нас на связи…

Тамара Шорникова: Что еще может пропасть вдруг, узнаем у Сергея Санакоева, президента Российско-китайского аналитического центра. Здравствуйте.

Сергей Санакоев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Здравствуйте. Сергей, сегодня вот уже депутаты предлагают посылки запрещать из Китая. Видимо, уже сегодня в нетруме так волнение шло, «Алиэкспресс – все», – говорили в рядах. По-вашему, насколько эта мера востребованная, нужная…

Иван Князев: Ну, и адекватная вообще, хотя бы?

Тамара Шорникова: …адекватная обстоятельствам.

Сергей Санакоев: Мне кажется, неадекватная. Мне кажется, конечно, мы процентов на 90 то, что имеем сегодня в общественном пространстве, это такая раскручиваемая паника, или хайп, как можно сейчас модным словом это назвать. Конечно, все это имеет свои совершенно конкретные материальные цели преследуются при этом. Но что касается реальности, я думаю… я сам не вирусолог, но любой вирусолог вам скажет, что совершенно невозможно, чтобы вирус в посылке, тем более сухой посылке, каким-то образом мог бы сохраниться и передаться от одного носителя к другому. Так что мы видим, наблюдаем сегодня больше как раз раскручивание вот этого информационного вируса больше, чем коронавируса. И, конечно, преследуются определенные цели. Видимо, изначально было заложено, мы видим, что это финансируется, кстати, и достаточно хорошо финансируется с определенными источниками, для того, чтобы эти страсти и страхи раскручивались. Все это, конечно, против направлено…

Тамара Шорникова: А кем, кем финансируется, если это определенные источники? Расскажите.

Сергей Санакоев: Ну, есть, я сейчас источники назвать не могу, но мы видим, собственно говоря…

Иван Князев: Кому это выгодно просто?

Сергей Санакоев: …те, кто это раскручивает. Поэтому мы видим, что это направлено против Китая, против укрепления Китая, против торговли с Китаем. Конечно, против российско-китайских отношений. Ну, и в общем-то, конечно, против усилий Китая в торговой войне с США. Здесь, по-моему, уши торчат достаточно понятно.

Тамара Шорникова: Рука госдепа?

Сергей Санакоев: Знаете, я бы сейчас говорил бы не о каких-то там теориях заговора, хотя есть конкретные фармацевтические компании – Moderna, Merсk, … которые уже обратили, и конгрессмены, кстати, сами конгрессмены США обратили внимание на их связь с Дональдом Трампом и о том, чем они занимались в Ухане. И, кстати говоря, там в Ухане работал еще и американский ученый Чарльз Лайбер. Почему «работал»? Потому, что он арестован. И он как раз определенные вещи там создавал. Мы пока еще не знаем конкретики того, как появился коронавирус.

Иван Князев: Ну, понятно.

Сергей Санакоев: Но мы же сейчас с вами говорим о последствиях, а последствия – они как раз больше из того, что происходит в информационном пространстве.

Иван Князев: Сергей, с этим-то более-менее понятно. Скажите, вот я думаю, туроператоры сегодня от этой новости, прямо скажем, не в восторге. У нас колоссальное количество туристов из Китая. Перелеты уже закрыты, поезда закрыты. Потери большие будут?

Сергей Санакоев: Туристическая отрасль, безусловно, терпит убытки. Уже заканчивается китайский Новый год, и ожидалось, что китайские туристы, китайские студенты опять уже начнут ехать в Россию. Этого сейчас пока не происходит. Продлили еще на неделю. Поэтому понятно, что это произойдет определенная… просядет эта отрасль. Но уверен, что в итоге мы восстановимся. Я уверен, что все на спад пойдет уже в феврале.

Тамара Шорникова: Да, хорошо.

Иван Князев: Хорошо. Спасибо вам за ваш прогноз.

Тамара Шорникова: Такая точка от Сергея Санакоева, президента Российско-китайского аналитического центра. К следующей теме?

Иван Князев: Да, переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Пропадут ли китайские товары?