Виталий Егоров: Лунная программа - это инвестиции в наши промышленность и образование

Гости
Виталий Егоров
популяризатор космонавтики, сотрудник частной космической компании «Даурии Аэроспейс»

Константин Чуриков: Ну а сейчас рубрика «Личное мнение», узнаем, зачем нам Луна, ради чего Россия собирается строить лунную станцию совместно с Китаем, о чем накануне заявил Дмитрий Рогозин, ну и в какие сумасшедшие деньги все это предприятие обойдется. У нас в студии популяризатор космонавтики, блогер Zelenyikot Виталий Егоров. Виталий, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Виталий Егоров: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Действительно обратили мы внимание на заявление Дмитрия Рогозина о том, что у нас даже некое новое КБ будет создаваться, заточенное исключительно под новые лунные программы. Давайте начнем с того, почему эти программы были завершены, потому что на самом деле это самое интересное, людям далеким от космоса не очень понятно, вроде бы десятилетия назад уже все было, а потом раз! – и исчезло. Много мифов, много разных…

Виталий Егоров: Есть, есть такое. Просто когда говорят о том, что вот летим на Луну, будем делать то, будем делать се, обычно заостряют внимание на научных задачах: пробурить ее, найти воду, еще что-нибудь.

Константин Чуриков: Нефть лучше даже.

Виталий Егоров: Базу построить. С нефтью там сложнее.

Ольга Арсланова: Следующий этап.

Виталий Егоров: Вода есть хотя бы. И потом люди задают вопрос: ну ладно, если там столько всего интересного искать, почему мы не летаем и не ищем?

Ольга Арсланова: Ведь вроде бы все получалось в прошлом веке.

Виталий Егоров: Просто когда летали люди и собирались там, летали американцы, собирались в Советском Союзе полететь, Леонов тренировался, была другая мотивация. Туда летали не за наукой, не за открытиями самими по себе, это была просто гонка, самая натуральная гонка, просто демонстрация возможностей сверхдержав. И тот, кто смог, тот, кто достиг, он и победитель, то есть и у того, и у другого был смысл летать только до тех пор, пока не долетел, вот долетел и все.

Ольга Арсланова: То есть, соответственно, у Советского Союза дальше не было смысла включаться в эту гонку, и все наши разработки были завершены?

Виталий Егоров: Просто повторять, да… По сути да, закрыли лунную программу, автоматические станции еще летали до 1976 года, потом закрыли. И в общем-то к тому времени, к концу 1970-х гг., Луной наелись все так, что даже просто вообще все ее бросили, Марсом стали, Венерой заниматься, про Луну вспомнила только Япония в 1991 году.

Ольга Арсланова: А почему вы говорите «наелись»? Почему надоела? Не видели перспективы? Было слишком дорого?

Виталий Егоров: Да нет.

Ольга Арсланова: Неужели там не было ничего интересного?

Виталий Егоров: Космонавтика… Во-первых, да, там наоткрывали уже столько, камней навезли, научных данных насобирали столько, что осталось… Просто надо было сидеть на Земле и все это разбирать, все это исследовать. А все остальное еще не исследовано, тот же самый Марс, Венера тоже много внимания привлекала, и все переключились на другие задачи, просто ресурсы-то ограничены.

Константин Чуриков: SMS из Смоленской области тем временем пришла: «Не страшно, что падают ракеты, главное чтобы Рогозин успел загадать желание».

Ольга Арсланова: Так вот он и загадал.

Константин Чуриков: Вот. Виталий, давайте сейчас сравним нашу российскую предполагаемую лунную программу совместно с Китаем, там есть уже какая-то конкретика, и американскую новую лунную программу, потому что уже известно, что их окололунная станция (то есть не на самой Луне) будет называться Lunar Orbital Platform-Gateway.

Ольга Арсланова: Она, по-моему, тоже не единственная лунная программа в Соединенных Штатах, просто сама известная.

Виталий Егоров: Ну тут нужно сейчас отличать беспилотную лунную программу и пилотируемую лунную программу. Пилотируемая на порядки сложнее, на порядки дороже, сейчас большая часть разработок в России в том числе связана с беспилотным исследованием: это луноходы, это посадочные станции, это спутники. Сейчас в России до 2025 года должно отправиться 3 лунные станции, все это беспилотные лунные станции, просто небольшие аппараты весом около тонны. Они должны сесть в районе лунного полюса, копнуть грунт, потом следующая должна прилететь пробурить его, спутник должен летать, это все беспилотное. Примерно точно так же сейчас развивается космонавтика Китая. У них тоже есть задача долететь до Луны, только сейчас они в конце этого или в следующем году должны луноход на обратную сторону Луны запустить, потом они собираются через пару лет грунт с Луны привезти, то есть повторить то, что в Советском Союзе совершали в 1960-1970-е гг.

Это мы пока про людей не говорим, но в перспективе да, очевидно, что космонавтика развивается, всем уже поднадоело, прямо скажем, летать вокруг Земли, уже мы говорим про людей, им хочется двигаться дальше. Америка пошла по пути наименьшего сопротивления, то есть самое простое из более сложного, чем есть сейчас, – это окололунная станция. У России сейчас есть выбор, либо с ними вместе включаться, но это именно окололунная, пока про посадку только говорят, денег выделять не планируют, потому что это сложно, это дополнительный риск.

Ольга Арсланова: И потом этих людей нужно готовить, риск – это же жизнь.

Виталий Егоров: Ну там готовить не так сложно, скажем, Леонов смог и в открытый космос выйти, и подготовиться к посадке на Луну, в общем, космическая работа всегда связана у космонавтов прежде всего с обучением и подготовкой. Это не так сложно, это, наверное, наименьшее, что потребуется. А вот технически большую ракету построить, межпланетный корабль уже сложнее. Это требует больших денег, много времени и напряжения всей экономики.

Константин Чуриков: Нам звонит Юрий из Тульской области. Слушаем вас внимательно, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, студия, добрый вечер, гость. Вы знаете что? Мне 70 лет, и я отлично знаю, что в советское время каждый рубль был учтен не только в космосе, но и во всей науке. А сегодня придумывают разные проекты, пример тому «Сколково», и все разворовывают, разворовывают, разворовывают.

Ольга Арсланова: Юрий…

Зритель: Сколько можно из наших карманов вытягивать последние копейки?

Ольга Арсланова: Юрий, простите, что я вас перебиваю, – я правильно понимаю, что вам на лунную программу российскую жалко денег?

Зритель: Да не только жалко, но если бы действительно не воровали деньги. Посмотрите пример «Сколково», меняются каждый раз руководители, каждый раз вор, вор, вор. Посмотрите на того же Рогозина, где его сын работает и какую Рогозин морду наел, раньше был худенький, стройненький, все рвался в президенты, а теперь посмотрите на него и на всех остальных, кто окружает правительство…

Ольга Арсланова: Да, Юрий, мы поняли вашу точку зрения. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо, Юрий.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим действительно о том, насколько…

Константин Чуриков: Ну с возрастом вообще люди набирают лишний вес.

Ольга Арсланова: Насколько дорогая правда программа? С вашей точки зрения, насколько прозрачны эти траты будут? У вас наверняка есть опыт…

Виталий Егоров: Ну насчет прозрачности здесь, конечно, вопрос. И даже дело не только в прозрачности, а в доверии, потому что все равно это решение должно быть не просто какого-то одного человека, главы «Роскосмоса» или главы страны, а в принципе сами люди, население, народ должен хотеть того же самого. Лунная программа, полет русского, россиянина на Луну должно быть воплощением желания россиян, а не просто желанием «давайте запустим, потому что мы хотим».

Константин Чуриков: Но чтобы это желание было, нам должны предложить какую-то идею, которая близка национальной идее, то есть первые в чем-то. Мы уже не будем на Луне первыми.

Ольга Арсланова: То есть нам должны объяснить, зачем нам это нужно, какую нам это принесет пользу.

Виталий Егоров: На Луне первыми не получится быть, на Марс сложновато пока. Здесь действительно вопрос есть в этом. Есть, конечно, идея просто встать, как у американцев, поставить флаг, сказать пафосные слова…

Ольга Арсланова: Немного с опозданием в полвека.

Виталий Егоров: …набрать камней и улететь – это уже неинтересно, это, в общем, и тогда было неинтересно повторять, и сейчас не очень. Поэтому как раз речь о базе и зашла.

Ольга Арсланова: А расскажите тогда, что нам может быть сейчас действительно полезно и интересно на Луне. На что мы вот эти деньги тратим? Что мы по факту получим? Вы понимаете, какой-то есть народный аудит в виде наших зрителей, которые спросят: хорошо, мы потратили наши налоги в том числе, что мы получили?

Виталий Егоров: Собственно от Луны мы немного получим, там такие же камни, Луна состоит из того же, из чего и мы, – камни, лед, все это знакомо нам и на Земле. Мы получим прежде всего инвестиции в наши промышленность и в образование, потому что поучаствовать в такой сложной и интересной задаче будут многие хотеть, особенно студенты, особенно учащиеся инженерных специальностей, и это, конечно, сможет стимулировать популярность инженерных профессий, и развитие экономики, провести перевооружение промышленности. Похожее происходило как раз под задачу «Энергия – Буран», это было в 1980-е гг.

Ольга Арсланова: И дальше мы сможем решать уже какие-то более сложные космические задачи после этого? У нас будет наработано…

Виталий Егоров: Космические задачи – это точно так же не самоцель, потому что если мы перевооружим и сделаем свою экономику сильнее, то мы сможем решать прежде всего свои экономические задачи. Космос – это сливки, верхняя часть, которую мы можем оставлять после того, как мы решили земные задачи. Поэтому сейчас и нельзя сказать, что космосу прямо выделяются колоссальные средства, чтобы мы там катались сколько могли. Космосу выделяется столько, сколько может себе позволить государство. Хотелось бы особенно тем, кто работает в космонавтике, чтобы выделяли больше, но пока что есть.

Константин Чуриков: А в сравнении с Соединенными Штатами насколько у нас меньше выделяется на космос?

Виталий Егоров: Примерно в 8 раз.

Константин Чуриков: Еще вопрос из Ярославской области, самый часто задаваемый вопрос по поводу американцев на Луне…

Виталий Егоров: Да, были.

Константин Чуриков: Доказательства?

Ольга Арсланова: У нас, кстати, такой же был вопрос у нашей зрительницы Лидии из Москвы, насколько я понимаю, давайте мы вам сейчас ответим.

Виталий Егоров: Доказательства очень простые, они на Луне, следы остались, там дождей нет, ветра нет…

Ольга Арсланова: Нет повода не верить, хоть и не хочется.

Виталий Егоров: Если уж хочется проверить, разоблачить или удостовериться, очень просто: запускаем луноход, подъезжаем к месту посадки и проверяем, садились они или нет. Если бы у нашей космонавтики реально была бы задача доказать или разоблачить, она бы с небольшим трудом с этим справилась.

Константин Чуриков: Учитывая наши натянутые отношения с Америкой, может быть, в этом и состоит весь смысл нашей лунной программы.

Виталий Егоров: Я должен разочаровать…

Ольга Арсланова: Вряд ли американцев это заденет.

Виталий Егоров: Не получится разоблачить, потому что они все-таки летали, следы остались, и нашим специалистам, кто сфотографирует Луну, придется либо замазывать следы в Photoshop, либо все-таки выкладывать фотографии, хоть они, может быть, кому-то и не нравятся.

Ольга Арсланова: Давайте Анатолия из Тюменской области послушаем. Добрый вечер, вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Виталий Егоров: Здравствуйте.

Зритель: Я бы хотел сказать, что в настоящее время приоритетом все-таки является космос. Я за то, чтобы лунная программа развивалась, потому что Россия была сильная всегда в космосе, в программах своих, в разработках, родоначальником, королем Гагарин Юрий Алексеевич. Неоднократно предлагал президенту, но я знаю, я маленький человек, чтобы в букваре для 1-го класса на первой обложке была фотография Юрия Алексеевича Гагарина, чтобы дети каких-то кумиров своих знали. Национальная стратегия…

Константин Чуриков: Чтобы их это подстегивало.

Ольга Арсланова: Вообще детям же сейчас во время Дня космонавтики в детском саду рассказывают, они все прекрасно знают.

Зритель: Национальная стратегия – патриотизм. Но на самом деле у нас не патриотизм, он у нас и так в избытке, у русских мужиков.

Ольга Арсланова: Спасибо вам, Анатолий.

Виталий Егоров: Получается, проблема решена.

Ольга Арсланова: Есть точка зрения такая довольно распространенная, что мы будем отставать, потому что у нас только государство этим занимается и делает это не очень эффективно, как во многих сферах, которые государство контролирует, в то время как в Соединенных Штатах развиваются частные космические компании. У нас что-то будет меняться с этим в ближайшее время, или это не нужно никому и невозможно работать в этой сфере частникам?

Виталий Егоров: В ближайшее время видно, что «Роскосмосу» некогда и нет возможности заниматься взращиваем какой-то там молодой поросли…

Ольга Арсланова: Оппозиции самим себе.

Виталий Егоров: По сути да. Когда НАСА создавало тех самых частников, она действительно их создавала, она их вскармливала, там были организованы специальные многомиллионные конкурсы, там из десятков выбирались 1-2, которых мы сейчас знаем. Это была специально разработанная программа, на которую выделялись достаточно большие деньги. Сейчас они уже пожинают плоды того, что они начали делать 10-15 лет назад. Но, к сожалению, у них были такие возможности, потому что они могли не запустить один шаттл стоимостью 0.5 миллиарда и эти деньги направить на развитие своей частной космонавтики, по сути у них так и получилось.

Ольга Арсланова: А у нас нет ресурсов или нет интереса в этом?

Виталий Егоров: У нас нет ресурсов, во-первых. Интерес, может быть, и был бы, опять-таки сделать оппозицию, как вы сказали, конкуренцию, внутреннюю конкуренцию между государственной и частной космонавтикой, чтобы взбодрить как раз государственную. Но ресурсов нет, в общем, цели такой по сути нет, и сейчас деятельность «Роскосмоса» зациклена исключительно на государственных интересах, внутригосударственных.

Константин Чуриков: Расскажите нам все-таки про вот эту платформу-шлюз, которую американцы уже в будущем году начнут строить, там же дико интересно, это все будет где-то относительно неподалеку от Луны, от ее обратной стороны. Какие детали известны?

Виталий Егоров: Ну по сути она будет вращаться, там орбита будет нестабильная, но она будет не вокруг Луны вращаться, а находиться за Луной и находиться всегда чуть дальше от Луны, если мы будем на нее смотреть с Земли. Самое обидное, что даже находясь на этой платформе Deep Space Gateway или Lunar Orbital Platform-Gateway, как ее назвали, даже в бинокль не разглядеть следов американцев на Луне, она будет находиться на расстоянии примерно 2 тысячи километров. И ее задача во многом демонстрационная, потому что NASA когда приглашала всех желающих поучаствовать в этом проекте, американское космическое агентство, там в первых строках написано: «Задача орбитальной платформы – обеспечить американское превосходство в окололунном пространстве».

Ольга Арсланова: Честно. Амбициозно и честно.

Константин Чуриков: Просто патриотизм, ради патриотизма?

Виталий Егоров: Да, они не скрывают, они знают, зачем они это делают, и четко обозначают, остальные могут просто к ним присоединиться для обеспечения этой задачи. Поэтому, в общем, и понятно нежелание «Роскосмоса» сейчас входить в совместный проект, потому что это не будет международная космическая станция №2, это будет именно американская станция, где остальные будут им только помогать.

Константин Чуриков: А с точки зрения космического лунного туризма это может быть перспективным?

Виталий Егоров: Вряд ли, потому что для того чтобы не только долететь до Луны... В общем, долететь до Луны, облететь ее и вернуться обратно такой петлей является задачей гораздо проще, чем долететь до нее, выйти на орбиту или пристыковаться к станции, полететь обратно. Тем более Америка сама по себе не очень склонна, государственная космонавтика, впускать частных туристов к себе, потому что вдруг они там открутят чего-нибудь или не на ту кнопку нажмут. Поэтому в космос туристы летали только благодаря ракетам «Роскосмоса» и на кораблях «Роскосмоса», а NASA…

Ольга Арсланова: Вот видите, где-то мы все-таки опередили.

Виталий Егоров: Что-то можем, но вот это развитие как раз коммерческой космонавтики, но государственной, российской было в 1990-е и в 2000-е гг., и как я говорю, в общем, это было от голода, потому что государство совсем мало денег выделяло тогда, и действительно наши ракетостроители просто от голода придумывали и туристов возить, и спутники частные запускать иностранные. Сейчас все-таки видно, что и у государства денег побольше, и космонавтика уже склоняется к тому, что лучше не отвлекаться тоже на всяких там частников, а заниматься своими задачами государственными.

Ольга Арсланова: Послушаем Владимира из Архангельской области, от нас почти так же далеко, как Луна. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Егоров: Здравствуйте.

Зритель: Уважаемый Виталий, я хотел бы вам задать вопрос. Вот понимаете, с 1950-х гг. мы начали освоение космоса. Были у нас достижения, первый человек в космосе и так далее. А вот какой конкретно результат это принесло нашему государству, нашему народу, то, во что мы вкладываем такие деньги, пуская их буквально туда в космическое пространство? Отдачи нет. Смотрите, гепатит у нас не лечится, аритмия не лечится, 400 километров от Москвы отъедьте в Костромскую область, дорог нет, деревни буксуют. Германия, одна из богатейших стран мира, что, вкладывает деньги в освоение космоса? Нет. Что же мы такие богатые, можем позволить себе выбрасывать деньги туда? Результат какой?

Константин Чуриков: Спасибо.

Ольга Арсланова: Очень понятная точка зрения.

Виталий Егоров: Хороший вопрос.

Ольга Арсланова: У нас просто таких SMS много: «На пенсии денег нет, но фантазия богатая, как их разворовать».

Виталий Егоров: Во-первых, все-таки Германия вкладывает в космос и немало, порядка 1 миллиарда долларов в год, это примерно 60% от того, что мы вкладывает Россия в космос, так что здесь нельзя сказать, что они не интересуются этой темой.

Насчет того, что получили. Во-первых, в советское время, когда все это происходило, все-таки очень важной задачей была военная задача – прежде всего не в том, чтобы напасть на кого-то, а в том, чтобы обезопасить себя со всех сторон от нападения откуда-то. И если разговаривать с ветеранами космонавтики, они считают практически самым главным смыслом своей жизни, результатом своей жизни именно то, что они обеспечили мирное небо над головой. Мирное небо над головой, пока оно мирное, пока мы не можем сравнить с немирным, как бы не является для нас ценностью, оно есть данность, к которой мы привыкли, мы с этим спокойно живем. Да, мы ездим по разбитым дорогам, но оценить вот этот вклад космонавтики в это мирное небо, очень сложно.

Сейчас, конечно, и во всем мире, и в России в том числе идет понимание того, что космонавтика должна действительно приносить пользу экономика. Честно скажем, наши космонавты небольшую пользу экономике приносят: они там летают, как здесь говорили о том, что Россия и Советский Союз – это страны первые в космосе, советские граждане первые в космосе, для всех является нормальным, что наши космонавты всегда в космосе. И я так себе позволял высказывание, что наши космонавты летают на всенародной любви, потому что реального экономического мотива, даже научного мотива там не очень много их постоянно держать и выделять на это средства, но именно потому, что для нашего народа является нормой, что наши всегда в космосе, они продолжают там быть.

Что касается экономики, я пытался посчитать: по моим подсчетам, за 20 лет Россия на космосе заработала примерно 20 миллиардов долларов. Это примерно столько, сколько на продаже оружия Россия зарабатывает за 1 год. То есть все-таки определенный доход, скажем, есть, но в прибыль это все-таки не выходит. И американцы платят за полеты в космос на наших кораблях, и двигатели покупают, и европейцы покупают наши ракеты, так что нельзя говорить, что мы просто выкидываем деньги в космос, часть из них возвращается.

Константин Чуриков: Еще звонок, это уже Людмила из Новосибирска, только Людмиле не спится. Доброй ночи.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Виталий Егоров: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы задать вопрос ведущим. Скажите, пожалуйста, прежде чем такие нацпроекты совершать, вы с народом можете посоветоваться или вообще спросить его? Ведь на народные деньги вы хотите полететь на Луну, а может быть, еще куда-то.

Константин Чуриков: Нет, подождите, мы ничего не хотим, Людмила, мы вам задаем вопрос.

Ольга Арсланова: Хотя почему это не хотим?

Зритель: Еще я хотела бы узнать: нацпроекты для чего создаются? Я так думаю, деньги брать из бюджета и разворовывать. Вот господин Чубайс создает учебники уже 10 лет или больше для первоклашек, я имею в виду электронные учебники, первоклашки как ходят с учебниками бумажными, с рюкзаками, маленькие, худенькие, с учебниками тяжеленными до сих пор. Так вот китайцам бы заплатили, они бы давно создали учебники на русском языке электронные, легкие, для детей.

Константин Чуриков: Слушайте, да китайцы уже по-русски говорят многие свободно.

Зритель: …нажил огромное состояние на этом. Тот же нацпроект и про Луну, то есть в космос улетят наши денежки, и никто не ответит, государство перед нами не отчитывается ни в чем.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо, Людмила.

Ольга Арсланова: Мы как раз об этом и говорили, что неплохо бы спросить…

Виталий Егоров: Да, про доверие мы говорили.

Ольга Арсланова: А давайте знаете о чем поговорим? Может быть, это вдохновит каких-то наших скептически настроенных зрителей…

Виталий Егоров: Я бы все-таки хотел прокомментировать момент по поводу того, что «деньги улетают в космос». Деньги остаются в стране, деньги выплачиваются инженерам, которые работают, слесарям, токарям, которые работают в России, живут рядом с нами в соседних с нами домах, в образование, в науку все деньги. В космос улетает 20 тонн алюминия, они копейки стоят, ну и да, 2-3 человека внутри сидят.

Константин Чуриков: В ремонт обшивки в конце концов, если кто-то просверлил дырку.

Ольга Арсланова: Что тоже бывает.

Виталий Егоров: Нет, все равно все-таки в космос улетает не так много, все эти деньги все равно остаются в стране, в промышленности, в образовании, в науке. Поэтому нельзя сказать, что мы просто разбрасываемся деньгами.

Ольга Арсланова: Но не очень понятно опять же людям, которые несильно вовлечены в эту тему, какие достижения, то есть что в ближайшее время человечество будет решать, какие задачи, в том числе и наша страна. Можете назвать самые амбициозные, но при этом довольно реалистичные планы в освоении космоса?

Виталий Егоров: Самый амбициозный и довольно реалистичный план, на мой взгляд, – это начать зарабатывать наконец в космосе. На мой взгляд, я даже об этом как-то писал в прессе, не все, конечно, одобрили мое стремление, но я сказал, что главной национальной идеей по крайней мере нашей космонавтики должно стать, чтобы космонавтика стала прибыльной, чтобы космонавтика зарабатывала больше, чем мы выделяем деньги на «Роскосмос». После этого, когда будет достигнут этот уровень, вопросов, зачем мы летаем в космос, больше не будет, они отпадут естественным путем.

Ольга Арсланова: А научные задачи? На Марс когда?

Виталий Егоров: Задачи научные... Наши ученые продолжают на сегодня решать научные задачи на Марсе в том числе: вместе с американцами российский прибор на американском марсоходе ездит, вместе с европейцами на европейском спутнике два наших прибора, вот сейчас «Экзомарс» полетит, будем садиться на Марс, беспилотная, конечно, роботизированная миссия. То есть исследование космоса российскими учеными не прекращается. Вселенная – тоже есть работы, исследования, проект «Радиоастрон». В радиоастрономии это практически самый главный глас всего человечества, который позволяет видеть то, что не видят никакие другие телескопы. Так что задачи есть и они решаются.

Константин Чуриков: Вот очень важно, чтобы как раз это все было прибыльно, потому что у нашего зрителя в Ульяновской области созрела теория заговора, что пенсионный возраст в стране поднимают ради спонсирования лунной программы.

Виталий Егоров: К сожалению, нет, потому что лунной программы на сегодня четко расписанной, на которую бы уже выделили деньги…

Ольга Арсланова: …пока не существует.

Виталий Егоров: …пока нет, поэтому… Как-то один мой знакомый тоже написал, почему бы нам не полететь на Луну. Я говорю, что на Луну нам не дают лететь люди, которые не захотят уходить на пенсию в 70 лет.

Константин Чуриков: Спасибо. Это была рубрика «Личное мнение», в студии у нас был Виталий Егоров, популяризатор космонавтики, блогер Zelenyikot. Спасибо большое.

А вот через пару минут о земном, о том, как тяжело российским мамам растить детей, тем более когда государство ну фактически не помогает.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Личное мнение»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты