Виталий Максимов: На все проблемы нацпроектов не хватит

Виталий Максимов: На все проблемы нацпроектов не хватит
Искусственный интеллект: польза и опасность. 20 вопросов Путину: нацпроекты. Курильщиков дискриминируют? К молодым ищут подход. Средний класс самый уязвимый? На больничный!
О личном президентском контроле за исполнением нацпроектов
Сергей Миронов: Мы всё равно будем добиваться отмены этой антинародной пенсионной реформы!
Владимир Пирожков: В современном мире в людях всё больше развивается цифровой аутизм
Иван Родионов: Перевести средства в негосударственный пенсионный фонд – всё равно что пойти в казино и поставить на «красное». Может выиграть, а может и нет
Наталья Агре: Долгие годы подготовка в автошколах была направлена не на безопасность движения, а на знание ПДД. А это очень разные вещи
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
Реальные цифры: борьба с курением
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Гости
Виталий Максимов
экономист, эксперт по государственно-частному партнерству.

Александр Денисов: «Ипотеке надавили на минимум». Премьер Михаил Мишустин потребовал от банков прекратить накручивать ипотечную ставку, чтобы она стала в первую очередь социальным продуктом, а не исключительно коммерческим.

Михаил Мишустин, председатель Правительства РФ: «Конечно, ипотека для нашей страны – молодой банковский продукт, ей чуть более 20 лет, и еще совсем недавно 15% годовых были для многих нормой. Ставка в целом постепенно снижалась все эти годы. Появилась и льготная ипотека – до 6% на покупку квартиры на первичном рынке для семей, у которых рождается второй и последующие дети. На Дальнем Востоке молодые семьи могут взять кредит и вовсе под 2%. Есть так называемая сельская ипотека, ставки по которой составляют не более 3%. Но в целом ипотека остается очень дорогой. И здесь президент ясно дал понять, что ждет от нас ставок по ипотечным кредитам ниже 8%».

Анастасия Сорокина: Для снижения ставок по ипотеке есть предпосылки: Центробанк понизил ключевую ставку до 6%. При этом Эльвира Набиуллина напомнила про возможность рефинансирования для заемщиков, то есть перехода на ставку пониже.

Когда же мы доживем до этих 6% годовых, причем реальных, а не формальных, декларируемых? Вот об этом мы сегодня и поговорим.

Александр Денисов: Да. Поговорим вместе с вами и, конечно, с нашим уважаемым экспертом. В студии у нас – Виталия Вячеславович Максимов, экономист, эксперт по государственно-частному партнерству. Виталий Вячеславович, здравствуйте.

Анастасия Сорокина Добрый день.

Виталий Максимов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Только что мы слышали интервью Михаила Мишустина. Вот невозможно не обратить внимание на один момент: львиную долю всех ипотечных займов у нас выдают банки с госучастием, два крупных банка. Для кого тогда эти заявления, если в наблюдательном совете (или как там, уж не знаю), в правлении сидят представители Правительства, и они давным-давно им могли бы разъяснить «политику партии»? Для чего тогда это говорить?

Виталий Максимов: Ну, это, конечно, определенное политическое заявление. Когда мы придем к 6% реальным по ипотеке? Ну конечно, очевидно, не скоро. Потому что если ключевая ставка Центрального банка составляет 6% – это не значит, что по этой ставке, по этим деньгам мы с вами сможем…

Александр Денисов: Прямой такой корреляции нет.

Виталий Максимов: Ну конечно, корреляция есть, но просто вы не забывайте о том, что к этой ставке Центрального банка добавляется уже интерес банков – и после этого уже получается та ставка, по которой получают люди эти кредиты.

Александр Денисов: А почему они им раньше этого не сказали, госбанкам-то, ну, с госучастием, скажем так?

Виталий Максимов: Мы не забываем о простых и объективных вещах, с экономической точки зрения. Если мы говорим о том, чтобы ставка была коммерческой, то есть рыночной ставкой, то мы здесь как раз опираемся на ту ключевую ставку Центрального банка, по которой основные игроки, основные банки получают, собственно говоря, деньги. А когда мы говорим о субсидированной ставке, то есть о льготной ставке… Это когда фактически государство дофинансирует эту разницу между коммерческой стоимостью и какой-то льготной стоимостью. Это для военных…

Александр Денисов: Ну, пока об этом еще речи не было, для нас не было.

Виталий Максимов: Абсолютно об этом речь не идет. Поэтому здесь нужно посмотреть. Мы в целом хотим посмотреть на что? Когда общая ставка, обычная ставка для обычных людей упадет до приемлемого уровня. Это, на мой взгляд, абсолютно тесно связано с тем, когда же у нас ключевая ставка Центрального банка упадет до приемлемого уровня. То есть когда у нас будет ставка, условно говоря, 4%, то тогда можно рассчитывать на ипотеку хотя бы под 6%.

Анастасия Сорокина Премьер сказал, что есть возможности повлиять на накрутку банков. Он прямо открыто говорит, что банки накручивают сейчас ставки, что нужно оптимизировать операционные затраты банков, создать дополнительные стимулы для развития жилищного строительства. А как это можно сделать?

Виталий Максимов: Пока это лозунг. То есть, исходя из этого, получается, что сейчас банки не оптимальные. То есть должны прийти какие-то проверки в эти банки, найти неоптимальность и что-то там сделать.

На мой взгляд, это абсолютно нереальная история. То есть мы или говорим о том, что речь о субсидировании какой-то части, то есть, может быть, увеличение большего количества категорий населения, для которых будет субсидированная процентная ставка по ипотеке, включая не только тех, которые есть сейчас, но и какие-то дополнительные категории граждан. Тогда это будет абсолютно понятно. Мы исходим из того, что бюджет фактически эту дельту покрывает. Но если мы говорим о том, с чего мы начинали, чтобы коммерческие банки давали под реальную процентную ставку – ну, это пока фантазия.

Анастасия Сорокина: И превращение всей этой коммерческой истории в социальный проект – тоже об этом речь пока не идет?

Виталий Максимов: На мой взгляд, в социальный проект она может превратиться только двумя путями: или Центральный банк будет снижать ключевую ставку, или большее количество населения, больше слоев населения будут субсидироваться каким-то образом напрямую или около этого.

Александр Денисов: Допустим, субсидировать понижение на 1% – во сколько это обойдется бюджету?

Виталий Максимов: Ну, вы примерно представьте. То есть фактически вы берете 1%, достаете из бюджета и платите. Ну, государство достает и платит – в зависимости от того, какую ипотеку вы берете. Если мы говорим про жилье, то столько эта дельта и будет стоить.

Александр Денисов: Вот есть такие расчеты, что, например, если глобально понизить для всех до самого такого приемлемого уровня – допустим, до 6–7%, – то примерно 1% будет обходиться бюджету в 1 триллион с лишним рублей. Вот приблизительный такой расчет. Я, правда, не знаю… Это же нужно учитывать, сколько людей возьмут эти займы.

Виталий Максимов: Абсолютно.

Александр Денисов: Это, видимо, настолько абстрактно…

Виталий Максимов: Ну, это усредняя цифра, исходя из того, сколько в среднем люди берут за год…

Александр Денисов: В среднем за год, да?

Виталий Максимов: …и на какую обычно сумму.

Здесь я бы еще затронул и другие аспекты. Мы же не забываем о том, что ипотека ипотекой, но если мы говорим о социальной ипотеке, то здесь это же тесно связано и с другими аспектами. Когда вы хотите получить квартиру, вы хотите получить в том числе и квартиру, чтобы рядом была и дорога, и детский сад, и школа, и поликлиника, а не просто где-то в глухом поле стоит дом великолепный по льготной процентной ставке. Здесь же нужно еще помнить о том, что для эффективного развития какой-то социальной ипотеки необходимо развитие необходимой социальной инфраструктуры, обеспечивающей комфортное проживание.

Александр Денисов: Ну, тут вроде бы нацпроекты есть – «Доступная среда»… Как еще они называются?

Виталий Максимов: История с нацпроектами – тема вообще отдельная, потому что… Реализация нацпроектов – это, конечно, хорошая история. Но когда мы говорим о том, что нацпроектами будем закрывать все проблемы, то, наверное, на всех нацпроектов не хватит. И поэтому, если мы разговариваем о том, что давайте для отдельно взятой ипотеки попытаемся снизить процентную ставку, то надо не забывать о том, что все-таки инфраструктура для этого жилья должна также развиваться. И за счет чего?

Александр Денисов: Есть знаменитая история, наверняка тоже слышали. На Тавриде этим летом студенты задали вопрос зампреду «Сбербанка»…

Виталий Максимов: «Где взять деньги?»

Александр Денисов: Ха-ха-ха! Он, конечно, не ответит на этот вопрос. Он-то знает, но им не подойдет этот вариант. Его спросили: «Почему в Чехии вы даете ипотеку под 3%, а у нас она значительно выше?» Он не нашелся, что ответить. Логика?

Виталий Максимов: Ну, на мой взгляд, логика должна быть очень простая, вот если мы говорим, опять уходя от субсидирования государства и находясь в каком-то абсолютно…

Александр Денисов: Вы думаете, там субсидируют?

Виталий Максимов: Я не знаю. На мой взгляд, если мы говорим о том, что где-то там, то, скорее всего, речь идет о выдаче именно валютной ипотеки.

Александр Денисов: Ну да, там рублевую не дают, конечно.

Виталий Максимов: Правильно. Соответственно, из этого мы исходим, что доходность на эту ипотеку будет… или, по-нашему говоря, ключевая ставка местного Центрального банка будет гораздо ниже, чем нашего. А из этого вытекает, что стоимость вашей ипотеки в год в той валюте, соответственно, будет гораздо ниже. Поэтому здесь экономически это абсолютно понятно.

Александр Денисов: То есть оправдываться не в чем было ему?

Виталий Максимов: Абсолютно не в чем. Просто нужно было хотя бы вот таким коротким предложением ответить – и никаких вопросов это не вызвало бы. Если бы в рублях там брали, то тогда другое дело.

Анастасия Сорокина: А если рассматривать историю под названием «увеличение количества строительства»? Вот если у нас будет много новостроек, то тогда сдвинется как раз интерес и цены будут привлекательными. В этом, может быть, один из выходов?

Виталий Максимов: Ну смотрите. На мой взгляд, это чуть иная история. Потому что когда мы говорим о ставке по ипотеке, то мы говорим о ставке, по которой вы, заемщик, берете деньги. То есть, конечно, можно рассчитывать на то, что увеличение объема вводимого жилья приведет к объективным рыночным механизмам снижения ставок… ну, не ставок даже, а запросов девелоперов на доходность по этим квартирам. И за счет этого вы просто получите общее снижение рыночной цены квартиры. И поэтому вам как бы будет дешевле. Но это не имеет никакого отношения к ставке по тому кредиту, по ипотеке, которую вы берете.

Александр Денисов: Может быть, даже ситуация еще сложнее будет. Давайте пообщаемся со зрителем и продолжим.

Виталий Максимов: Конечно.

Анастасия Сорокина: Татьяна из Белгородской области на связи. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Меня такой вопрос всегда интересует, уже давно. У меня дочь брала ипотеку, ну, они с мужем брали ипотеку под 10,5% на 20 лет. Вот 10 лет они платили. Получилось, что оплатили они только проценты, не погашая основного долга. Ну а почему, допустим, вот этим банки тем, кто хорошо платит эту ипотеку, не снизят – ну, не ставку хотя бы, а основной долг, когда они уже выплатили проценты? Ой, неправильно сказала.

Анастасия Сорокина: Тело кредита, получается?

Виталий Максимов: Тело кредита, получается.

Зритель: Ну да. Получается, что ты платишь сперва проценты первые 10 лет…

Анастасия Сорокина: Понятно, понятен вопрос.

Зритель: …а кредит основной не уходит. Вот они уже выплатили, а теперь основной долг. Но почему банки не идут на то, чтобы уменьшить основной долг хотя бы тысяч на двести? Они бы дальше выплатили эту ипотеку, и могли бы что-то снова взять и расшириться.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Зритель: Получается, что брали миллион триста, а отдавать три миллиона пятьсот.

Александр Денисов: Да, ответим. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Татьяна, за вопрос.

Почему банки не идут навстречу? Все время говорят о своих рисках, об инфляции. Почему они все время людям не идут действительно на какие-то поблажки?

Виталий Максимов: На мой взгляд, идея абсолютно правильная. Фактически, конечно, наверное, не все так быстро будет. Вот если мы даже проведем какую-то корреляцию, допустим, с автомобильными штрафами, то все мы знаем, что если ты платишь в течение определенного короткого периода времени после того, как ты получил штраф, то ты получаешь скидку на это.

Александр Денисов: 50%.

Виталий Максимов: Ну да. Здесь можно было бы, конечно, для банков… Но они это должны оценивать как снижение рисков для себя – тогда будет снижаться процентная ставка. То есть фактически в процентную ставку заложены риски банка. По идее, чем лучше заемщик, чем качественнее и точно в срок он оплачивает взятые деньги, тем, по идее, да, вот эта маржинальность, добавленная банком, могла бы уменьшаться, фактически стимулируя лояльного потребителя к еще большей лояльности.

Анастасия Сорокина: Но ведь эти ипотеки же страхуются. То есть это же система для банков, скажем, достаточно безопасная. Они себя подстраховали как надо.

Александр Денисов: Залог у них опять же есть.

Виталий Максимов: Банки всегда себя страхуют как надо. Здесь трудно ожидать от банков какой-то непродуманной политики. Но можно же… Здесь же вопрос: на чем снижать? Есть объективная стоимость денег, есть объективная маржинальность банка. Снижаться может маржинальность банка. То есть банки могут умерять… Вот о чем господин Мишустин говорил? Банки могут умерить свой аппетит, тем самым снижая чувствительностью к тем рискам, которые они видели в конкретном заемщике.

Здесь просто получается, что должна быть более индивидуальная работа. Например, вы платите постоянно, регулярно и хорошо, а ваша коллега абсолютно… раз в год. Конечно, по идее, к вам как к более предсказуемому, позитивному заемщику должен быть применен какой-то определенный дискаунт. Ну, вряд ли так сильно, как говорила и предлагала звонившая девушка – снижать тело основного долга. Скорее всего, здесь речь может идти о снижении каких-то процентов.

Анастасия Сорокина: Они вообще сейчас могут воспользоваться рефинансированием. Вот о чем речь.

Виталий Максимов: Да. Но тогда это вообще о другом. Мы говорим, что мы из очень жадного банка перемещаем деньги в менее жадный банк.

Александр Денисов: Если такой есть.

Виталий Максимов: Если такой есть, конечно.

Александр Денисов: Вы знаете, мне очень нравится одно высказывание, у Ленина я его вычитал, он ссылается на Маркса. При капиталистическом устройстве жилищный вопрос не решается никогда, он закручивается как бы в вечность, он вечно возобновляемый, потому что чем больше людей захотят купить квартиры, тем больше поднимутся цены. И это все закручивается в такой тугой комок.

Представим, что у нас понизилась ставка ипотечная. Люди решили приобрести квартир – соответственно, рынок тут же отреагировал каким-то повышением постепенным. Эта система – она гибкая. И вечно мы будем оказываться в таких обстоятельствах. Мы вечно будем ходить в должниках. Даже радоваться пониженной ставке, в общем-то, и нечего, потому что цены на квартиры свое доберут.

Виталий Максимов: Ну, на мой взгляд, понижение процентной ставки по ипотеке, если мы не говорим все-таки о льготном снижении, то есть субсидируемом государством, по идее, должно привести не только к снижению фактически… вернее, быть первоисточником общего снижения ключевой ставки Центрального банка и вообще удешевления денег. То есть удешевление денег, по идее, должно привести вообще к стимулированию экономики. И за счет этого могло бы быть как раз увеличение количества вводимого жилья и развитие.

Александр Денисов: Так девелоперы тут же отреагируют. Вы разве верите в их…

Анастасия Сорокина: Благородство?

Александр Денисов: …что они тут же не почуют запах денег? Это же те еще волки.

Виталий Максимов: Безусловно. Вот никто не говорит, что они не почуют.

Александр Денисов: Тут какой-то еще один инструмент, еще какой-то волчий капкан нужно поставить уже на рынке.

Виталий Максимов: После того, как все почуяли, цены взлетели, после этого среди вот этих несознательных девелоперов наверняка находится какой-то штрейхбрейкер, который начинает эти цены снижать. Он говорит: «Приходите ко мне». Красивая реклама, все великолепно. Но… Возвращаюсь к тому, о чем я чуть ранее говорил. «Но у меня нет ничего – ни детского сада, ни школы, и вообще ко мне не доехать. Зато какая природа вокруг!»

Анастасия Сорокина: Давайте посмотрим, с какими сложностями сталкиваются люди, которые берут для себя ипотеку.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Знаете, я вспомнил, недавно в одной книге очень интересной прочитал про скандинавские страны. В Дании выдавали ипотеку под 1% годовых. Казалось бы, сказка, да? Но они попали в такую западню! У них, во-первых, разогнался рынок, то есть цены подскочили, тут же отреагировали. И потом, у них есть возможность перекладывать долг на следующее поколение, то есть на детей. И они перекредитовываются, и долги переходят к следующему поколению. И ситуация кардинально не решилась. То есть они по-прежнему сидят в этих долгах, даже под 1%.

Все-таки ипотека (я опять же возвращаюсь к этой мысли Маркса) не оказывается выходом при капиталистическом устройстве общества, не решает жилищный вопрос.

Виталий Максимов: У нас два пути: или пытаться его решить, или нет. В данном случае по сюжету, честно говоря, вот опять мы упорно говорим про субсидируемую государством процентную ставку. Мы не решим системный вопрос нехватки жилья через субсидирование этой процентной ставки. Должны быть рыночные механизмы, должна снижаться ключевая ставка Центрального банка – тогда это приведет как раз, по крайней мере, к более массовой возможности широких слоев населения для получения достаточно приемлемой ставки по ипотеке. В противном случае мы будем видеть только одного-двух-трех человек, у которых все великолепно, которые материнским капиталом рассчитались. Но это не системный подход.

Александр Денисов: Или у которых просто зарплата хорошая.

Виталий Максимов: Ну да. Кто в Подмосковье ездит зарабатывать. То есть мы системно эту задачу не решим. А у государства никогда не хватит денег на всех. Поэтому здесь, конечно, нужно все-таки говорить о том, что, наверное, для отдельных слоев населения это одно, но системную задачу все-таки ставить по снижению общей ставки Центрального банка, ключевой ставки Центрального банка, удешевляя тем самым деньги, в том числе и деньги для девелоперов, которые будут брать и строить свои великолепные дома для нас.

Анастасия Сорокина: А до какого предела должна снизиться эта ставка реально?

Виталий Максимов: Вот! А здесь как раз хороший вопрос, потому что ставка в 1%, как вы видите, не пошла. Надо сделать 2%.

Александр Денисов: Давайте тогда до предела упадем. Там тот, кто успеет, возьмет, а дальше будем поднимать.

Виталий Максимов: Ну, как обычно. И кого не просубсидируют.

Александр Денисов: Да-да. Зрители у нас звонят, всем очень интересно. Татьяна у нас на связи, Белгородская область.

Анастасия Сорокина: Татьяна у нас была на связи.

Александр Денисов: А, была уже, да? Алла, Алла. Алла, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Здесь у нас идет тема про ипотеку и помощь отдельным категориям граждан, да? Я бы хотела вот такую категорию граждан затронуть. Я лично 65-го года рождения. Мне повысили пенсионный возраст на полтора года. У меня ипотечное кредитование. Я рассчитывала, что в этом году, в следующем выхожу я на пенсию, и уже мне легче будет платить ипотеку, но на полтора года у меня сдвинулся этот срок, ожидания не оправдались.

И вот для этой категории граждан ведь можно сделать так, чтобы был всем возврат налога на эти 2 миллиона, на которые делают возврат взноса. Вот у меня лично в 2004 году была сделка, я часть дома покупала, и возврат у меня уже был, но он там мизерный – 20 тысяч всего.

Александр Денисов: Вы знаете, вы же можете добрать оставшуюся часть. Вычесть первый возврат, а оставшаяся доля – вы можете обратиться, и вам вернут.

Анастасия Сорокина: Надо уточнить. Можно это сделать?

Зритель: Да нет. По закону нельзя. Можно возврат делать только один раз в жизни.

Виталий Максимов: Один раз.

Анастасия Сорокина: И неважно на что, да?

Зритель: И неважно на что.

Александр Денисов: Вы знаете, постарайтесь все-таки уточнить, потому что…

Зритель: Вот эта категория граждан, вот здесь могли бы помочь мы бы сами своими налогами, которые я плачу. И то, что у меня отобрали полтора года… Ведь это же можно сделать.

Александр Денисов: Да, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо большое, Алла. Все-таки нужно уточнить, потому что мне объясняли, что добрать можно. Сумму же увеличили. Раньше она была миллион триста, по-моему, а потом до двух подняли. Так вот, все, что недобрал, можно обратиться и добрать.

Виталий Максимов: Здесь же у нас телезритель попытался две темы одновременно затронуть.

Александр Денисов: Да-да-да.

Виталий Максимов: Первая тема была про пенсионный возраст и более поздний выход. А вторая тема как раз про то, о чем вы говорите.

Александр Денисов: Налоговый вычет.

Виталий Максимов: Да. Поэтому здесь одновременно два несчастья сошлись.

Александр Денисов: Еще у нас звонок из Тульской области, Татьяна дозвонилась. Татьяна, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Дочь у меня взяла ипотеку на 19 лет. В связи с тем, что ставка Центрального банка снизилась, мы решили обратиться в свой банк для снижения процентной ставки по ипотеке. Плательщики хорошие, кредитная история хорошая. Нам сказали: «Нет, мы не снижаем процентную ставку». Возможно ли это? Бывает ли такое чудо?

Александр Денисов: Вы верное слово употребили – «чудо». Спасибо вам большое за вопрос. Я тоже, когда услышал… Там же многофакторный этот момент со ставкой.

Виталий Максимов: Многофакторный.

Александр Денисов: Да. Меньше 35 лет тебе – они тебе скидку сделают.

Виталий Максимов: Здесь мы опять затрагиваем историю, как банки смотрят на свои риски. То есть если они видят… Вы как заемщик, переходя в другой банк, соответственно, говорите: «Я хотел бы снизить». Вполне может оказаться так, что по скорингу банка вы не пройдете как заемщик, для которого можно снижать эту ставку, то есть вы окажетесь рисковым клиентом, потому что нетщательно выплачивали, не тот возраст, не та работа, не тот уровень дохода. То есть вот здесь это автоматом, к сожалению, не работает.

Александр Денисов: Вы знаете, уже сам факт появления клиента чужого банка у тебя – это у них может вызывать подозрение. «Что, ты не справляешься? Почему ты просишь?» Да? Уже начнутся какие-то…

Виталий Максимов: Абсолютно. И первая кредитная организация, в которую мне имело бы смысл пойти – в свой собственный банк. И с ними попытаться поговорить на тему, а не планируют ли они… Потому что для них как раз вы наиболее прозрачны, они хорошо видят вашу кредитную историю.

Александр Денисов: Как облупленного.

Виталий Максимов: Конечно. Они хорошо видят вашу кредитную историю. Они понимают, что от вас ожидать, а чего ожидать абсолютно не стоит. И я думаю, что здесь скорее можно договориться с банком…

Александр Денисов: …чем в другом банке.

Виталий Максимов: …чем в другом банке, да.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Обсуждали возможность ипотеки и уменьшения ставки по ней вместе с Виталием Максимовым, экономистом, экспертом по государственно-частному партнерству. Спасибо, что были с нами.

Виталий Максимов: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Виталий Вячеславович. Приходите к нам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски