Вкусно, но вредно!

Вкусно, но вредно! | Программа: ОТРажение | ОТР

Почему мы едим не то?

2020-06-02T15:24:00+03:00
Вкусно, но вредно!
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Елена Соломатина
врач-диетолог
Андрей Демин
президент Российской ассоциации общественного здоровья, профессор

Ольга Арсланова: А давайте сегодня откажемся от вредной еды, уважаемые зрители. В День здорового питания и отказа от излишеств. Есть у вас излишества в питании? Признавайтесь.

Петр Кузнецов: Его впервые, этот День, отметили в 2011 году, как – не поверите – альтернативный русский ответ американскому Дню обжорства. Национальному дню, когда можно есть все, что хочется. По данным Института питания, в России избыточный вес есть у 60% женщин и половины мужчин старше 30 лет. Это фактор риска возникновения, сами понимаете, всяких сердечно-сосудистых и даже онкологических заболеваний, а еще сахарного диабета.

Ольга Арсланова: Вот так. 60% женщин и 50% мужчин старше 30 лет страдают ожирением в России. Вообще проблема общемировая. Но россияне все-таки понимают, что лучше быть здоровым. 32% хотели бы начать более здоровый образ жизни, на самоизоляции 20% опрошенных перешли на более здоровое питание. Это данные Антикризисного социологического центра.

Ранее Национальный исследовательский центр «Здоровое питание» подвел итоги своего опроса. И выяснилось, что больше половины россиян полагают, что питаются все-таки неправильно, чувствуют: что-то не так. Так ответили 65%. 48% респондентов рассказали, что у них на столе, и это русская еда: мясо, макароны, пельмени, иногда салаты. 42% ответили, что питаются разнообразно, в их рационе есть рыба, фрукты и овощи, мясо в разумных пределах. И 17% питаются, как придется, особо не заморачиваются. Среди женщин таких едоков беспечных больше, чем среди мужчин. 3% опрошенных оказались вегетарианцами. Это результат свежего опроса, который как раз в период самоизоляции проводили эксперты.

Петр Кузнецов: Как питаетесь вы? Рассказывайте. Вредно, не вредно? Как вы это определяете? Что произошло с вашим режимом питания на самоизоляции? Рассказывайте, пишите нам…

Ольга Арсланова: Поболтаем.

Петр Кузнецов: …пробивайтесь в прямой эфир. Андрей Демин прямо сейчас с нами на связи. Это президент Российской ассоциации общественного здоровья, профессор ПМГМУ им. Сеченова. Здравствуйте, Андрей Константинович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Есть вот такой расхожий термин: «вредная еда». Но ведь не всегда, наверное, мы точно знаем, представляем себе, что действительно вредно. Здесь, как говорится, широта трактовок. Каждый сам себе решает, что вредно, что нет. Вот что об этом говорит наука?

А давайте по телефону попробуем, Андрей Константинович. Мы тогда вас услышим.

Петр Кузнецов: Да, мы вас хорошо видим, но не слышим.

Ольга Арсланова: Да, наверное, вы не слышите нашу просьбу, да? Давайте попробуем по телефону поговорить. Перезваниваем.

Петр Кузнецов: А давайте тогда теперь к основной аудитории. Что из вредного вы едите, пьете и зачем? С этим вопросом наши корреспонденты вышли на улицы различных городов и задавали прохожим этот вопрос. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Мы сейчас решили, что надо было нашу тему так и назвать: «Заточить дошик». Вот оно отражает…

Ольга Арсланова: Есть у вас такое желание?

Петр Кузнецов: …всю реальность нашу. «С рыбой и фруктами катастрофа: денег нет», – Саратовская область пишет. «А разве еще осталась невредная еда?» – Рязанская область. Мы ее найдем обязательно с нашими экспертами. «Что дома есть, то и лопаю», – Москва. Тоже хорошее название для темы.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: К нам вернулся наш эксперт. Напомним, что это Андрей Дёмин, президент Российской ассоциации общественного здоровья, профессор ПМГМУ им. Сеченова. Андрей Константинович, надеемся, что сейчас все у нас получится…

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: …как с дошиком вот у того молодого человека.

Андрей Демин: Да, здравствуйте. Я вас слышу прекрасно. И вижу тоже замечательно, спасибо.

Ольга Арсланова: Мы хотели как раз поговорить, что научное сообщество относит к вредной еде?

Андрей Демин: Да, действительно, на сегодняшний день мы видим, что у нас есть достижения науки, прекрасно обоснованные, уже давно сформулированные и общедоступные. Вот мы сейчас понимаем, что раньше был дефицит информации. Сейчас главный дефицит – это внимательно. Т. е. внимательно посмотреть, чтобы защитить себя и своих близких. На сегодняшний день у нас главной проблемой является, я бы сформулировал, социально безответственный бизнес, который до сих пор у нас сопротивляется тому, чтобы проинформировать, что же он там закладывает в наши продукты питания. Потому что в условиях высокой урбанизации (в основном наше население живет в городах, в крупных населенных пунктах) в общем этот принцип называется «Лопай, что дают». Т. е. это все, как правило, уже упакованное, как правильно сформулировано производителем. И вот здесь начинается настоящая засада. Потому что огромное количество сюда закладывают соли и сахара, в первую очередь, и жиров. В том числе здесь еще и тема трансжиров, которые чрезвычайно опасны.

Поэтому надо еще здесь упомянуть примазавшихся к этой пищевой продукции алкогольную и табачную индустрию, которая тоже у нас в продовольственных магазинах по недоразумению лежит, хотя ей место, конечно, в магазинах, знаете, какой-нибудь бытовой химии, в особо опасном отделе. И, конечно же, вот этот вот фастфуд, который сейчас показывают, так красочно рекламируется.

Петр Кузнецов: Режиссер, уберите его.

Андрей Демин: Алло?

Ольга Арсланова: Да-да, слушаем вас.

Петр Кузнецов: Это я про фастфуд.

Андрей Демин: Да-да-да. И фастфуд. Они просто примазываются, это совершенно чужеродные элементы, которые я назвал, их просто надо вывести за скобки: это к пище отношения не имеет.

На сегодняшний день мы говорим о количестве и о качестве питания. На сегодня действительно у нас есть целый ряд пособий, были назначены в первую очередь семьям, имеющим детей. Но в принципе я не исключаю, что в мире сейчас очень тревожная ситуация. Ведь вы видите, помимо пандемии, у нас еще объявлена засуха, нашествие саранчи и т. д. Т. е. на сегодняшний год главная проблема – это солидарность такая продовольственная. Всемирная, но в том числе внутри стран тоже. Поэтому я думаю, что, может быть, нам необходимо с точки зрения количества питания, обеспечения каждого, чтобы никто у нас не остался, так сказать, за бортом, – может быть, посмотреть на иностранный опыт так называемых талонов на продукты питания. Я надеюсь, что у нас до полевых кухонь не дойдет вот это обеспечение населения продовольствием.

Но если говорить о здоровом питании, то, конечно, на сегодняшний день что может сделать человек? Это посмотреть, сколько ест соли. Потому что соль это важнейший фактор риска, не более 5 г в сутки. Посмотреть, сколько ест сахара. Потому что по сахару тоже есть ограничения, это 25 г обычно называют в сутки. Если хотите, чтобы зубы были, то надо это вдвое уменьшить. По насыщенным жирам: многие увлекаются животными жирами, многие увлекаются жирным молоком, сыром. Это тоже необходимо ограничить. Ну и, конечно, растительные жиры ненасыщенные. Очень хвалят оливковое масло, но понимают: это не для всех может быть таким вот повседневным продуктом.

Надо, конечно, смотреть еще на налоговую и ценовую политику, экспортную, импортную составляющие. Потому что на сегодняшний день мы видим, что 21 января 2020 г. президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин подписал новую нашу доктрину продовольственной безопасности, где записано, что у нас должно быть нами самими произведено. Есть целый ряд успехов. Но, конечно, не обошлось без перекосов.

Потому что, например, перепроизвели очень сильно сахара. Сейчас наша задача – чтобы наш бизнес не попытался скормить весь этот перепроизведенный избыточный сахар нашему населению. И вот мы видим, в ряде территорий строят у нас заводы по производству инсулина. Потому что это тут же бьет по здоровью и не менее опасно, чем алкоголь и табак.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста…

Андрей Демин: …Надо обратить внимание, конечно, на питание организованных групп населения. Это в первую очередь наши дети. Конечно, в первый год жизни обязательно грудное вскармливание надо обеспечить. Потому что грудное молоко ничто не может заменить. Собственно говоря, вот этот фактор грудного вскармливания определяет судьбу человека, ни много, ни мало, на всю его жизнь. И успехи его производственные, и семейный статус, и здоровье его – все это определяет наличие вот этого грудного вскармливания. Ну и, конечно, школьники. Сейчас у нас школьники пока школу не посещают. Но в любом случае питание должно быть обеспечено должным образом. Это, конечно, наши военнослужащие. Потому что я смотрел на рационы военнослужащих, там достаточно много вопросов у меня возникло и по содержанию соли, и по содержанию сахара. И, может быть, на них надо посмотреть повнимательнее для нашей обороноспособности. И, конечно, наши люди, наши граждане, которые находятся в учреждениях системы исполнения наказаний.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, еще один такой научный вопрос. Доказана ли на самом деле связь между приростом веса и риском смертности? Потому что я знаю, существует такой парадокс ожирения, когда избыточный вес, наоборот, приводит к продолжительности жизни. Это правда?

Андрей Демин: Нет, такого нет в целом. Статистика говорит о том, что одно из проявлений вот этой разбалансированности питания, а надо здесь говорить не только о качественном питании полноценном, но и достаточном уровне физической активности. Потому что это абсолютно взаимосвязанные два фактора. Поэтому должно быть. Но физическая активность не может человека обезопасить, если он какую-то дрянь ест. Понимаете, физическая активность не позволит ему это, как говорится, утилизировать в его организме. Все равно остается вред. Т. е. у него физическая активность должна быть.

А вот то проявление неблагополучия пищевого, которое мы чаще всего видим, это, конечно, избыточная масса тела. Она, очевидно, очень травмирующая вещь. Это еще связано с эстетикой, с красотой, с представлениями нашими о красоте. Поэтому за нарушением обменных веществ мы видим избыточную массу тела, ожирение. Чаще всего это связано с повышением артериального давления и диабетом. Здесь это все очень быстро связывается в одну цепочку. А дальше идет целый ворох тяжелейших осложнений и микроциркуляции, и, кстати сказать, онкологические заболевания тоже здесь связаны, и сердечно-сосудистые: инсульты, инфаркты. В общем, все-все неприятности, они могут быть довольно быстро набраны в случае неправильного питания.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Андрей Дёмин, президент Российского ассоциации общественного здоровья, был с нами на связи.

Послушаем наших телезрителей. У нас на связи сейчас Петр из Хабаровска.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Петр Кузнецов: Добрая ночь.

Зритель: Хабаровск.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Хабаровск.

Петр Кузнецов: А что у вас…

Зритель: Значит, я…

Петр Кузнецов: …на столе?

Зритель: …пенсионер, мне 72. Живу в Хабаровске. Ем все, что хочу, из того, что есть, когда хочу и сколько хочу. Поэтому для меня нет, допустим, рыба свежая…

Петр Кузнецов: Вот что вы ели перед выходом в эфир в «ОТРажение»? Что вы поели?

Зритель: Ну, я вот поел лучка своего, редисочки с огорода, который у меня есть. Вот. Конечно, прежде всего, ну, ем, конечно, если как появляется свое, у меня внучка, допустим, только горошек ест. Вот зеленый только мой. Никакой не бондюэль, никакой не нужен ей. Только вот именно с моего огорода, почему-то.

Петр Кузнецов: Ну, мы надеемся, не только же горошек? Или внучка только горошек ест?

Зритель: И я, сами понимаете, на этом огороде сам то есть пашу, сажу и сам ем. Ну, и вся моя семья. Вот. Также внучка, дочка и жена.

Петр Кузнецов: Т. е. не важно, что, да? А важно, чтобы это было свое. Вот такая формула из Хабаровска.

Зритель: Да. Больше, конечно, так, да. Но еще плюс ко всему, конечно, если я что-то не свое ем, то я сначала пробую. Если мне нравится, я ем. И покуда нравится, я ем. Т. е. перестает нравиться – значит, я перестаю есть.

Петр Кузнецов: Доширак?

Зритель: Ем доширак, даже с удовольствием. И одно время очень много ел его.

Ольга Арсланова: Ну, и как вы себя чувствовали после этого?

Зритель: Отлично. Ехал когда до Москвы 7 суток, только им и питался. И нормально.

Петр Кузнецов: Со своим лучком бы вообще красота. Петр, спасибо.

Ольга Арсланова: Обсудим вашу…

Зритель: А нет, со своими огурчиками в баночках. Я угощал весь вагон. И все так меня хвалили. А потом после этого огурцы пересолил.

Ольга Арсланова: Понятно. Это хитрость такая. Потому что если ты свое мясо поел, свои овощи, которые у тебя на огороде выросли, ну иногда побаловался дошираком, – конечно, ты себя будешь хорошо чувствовать, как Петр из Хабаровска.

Петр Кузнецов: Елена Соломатина с нами на связи. Это врач-диетолог.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Елена.

Елена Соломатина: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот есть консенсус у диетологов, что категорически не рекомендуется есть людям? Никогда.

Елена Соломатина: Да, я думаю, до этого уже сказали. Это прежде всего излишек сахара, соли, трансжиров. Что такое трансжиры? Это те жиры, собственно, растительные, которые сами по себе-то они полезны, но … для того, чтобы они не пригорали, не окислялись и долго хранились, к ним добавляют молекулы водорода, и они становятся твердыми. Собственно говоря, это уже трансжиры. Когда мы жарим в масле, что-то делаем во фритюре, то же самое происходит, тот же процесс. А так как они встраиваются в клеточную мембрану и в миелиновую оболочку (вот это та изолента, которая в общем скрывает наши нервы, и прежде всего от этого начинает страдать наша нервная система, т. е. это командный пункт: головной мозг – это командный пункт), получается, что других нет, организм как-то встраивает, но клетка начинает страдать, буквально задыхаться. Потому что питательные вещества туда уже не могут нормально проникнуть, токсины не могут нормально быть выведены. И получается, что в конечном итоге она становится, знаете, такой клеткой-инвалидом уже. И она погибает. Так как мы состоим из клеток, погибают целые органы, системы и т. д. Как я уже сказала, главное – страдает наша нервная система, мозг. Он отдает уже неправильные команды. И происходит вся разбалансировка вообще в нашем организме.

Поэтому от питания мы зависим, ну, просто напрямую. Т. е. действительно, как бы ни банально звучало, мы состоим из того, что мы едим. Не из котлет, сосисок, конечно, а из того, что мы получили с пищей. Вот что мы получили, как мы это расщепили, как перевели на собственный язык, там, да? человеческий, и как встроили именно в свои органы и системы, – вот так, собственно говоря, мы и будем дальше функционировать.

Дальше с нашим микробиомом, который, собственно говоря, живет параллельно с нами, также питается тем, что мы ему дали, – и дальше, в зависимости от этого, какие-то вырастают колонии, какие-то уменьшаются. И дальше они начинают нам же диктовать, нашему головному мозгу отправлять послания, что нам есть, что нам в данный момент хочется. И вот это мы и едим. Т. е. мы следуем уже за этим. Поэтому все в организме взаимосвязано. Как только мы начинаем правильно питаться (это должно в какой-то длительный все-таки период времени, это не прямо в одночасье), то начинает простраиваться совершенно другая уже система, наш организм становится здоровее.

Петр Кузнецов: А…

Елена Соломатина: Вот почему сейчас пожилые люди (извините) даже крепче молодых зачастую? Потому что вот эта редисочка, лучок, о котором говорил сейчас предыдущий выступающий, – понимаете, он на этом длительное время питался все-таки более качественными и полезными продуктами, чем даже вот сейчас молодежь, для которой очень часто просто основным стереотипом становится фастфуд, какие-то полуфабрикаты и т. д.

Петр Кузнецов: Но фастфуд – это далеко не экономия, получается, да? Это скорее, если выбирать, то это больше наслаждение.

Ольга Арсланова: Т. е. мы-то экономим время, а вот деньги не экономим.

Петр Кузнецов: Да. Или время.

Елена Соломатина: Да, это зависимость. Откровенно говоря, это своего рода, так же как от сигарет, от алкоголя, это тоже зависимость. Потому что ходят по тому же пути в общем-то. Потому что усилители вкуса, соль, сахар – они очень сильно раздражают нервные окончания. И надо сказать, что мы чувствуем вот этот вкус не потому, что этот вкус мы чувствуем, а потому, что раздражены наши рецепторы. И если их постоянно, постоянно раздражать, то, конечно, нам захочется все больше и больше. Там, действительно, все это связано, завязано на выработку определенных гормонов (я сейчас просто не буду, за неимением времени), того же инсулина и т. д.

И в конечном итоге возникает та же инсулинорезистентность. Когда мы поправляемся, то гормон лептин, который сообщает нам, мозгу, о том, что мы насытились, он тоже перестает уже нормально вырабатываться, гормональная система посылает неправильные сигналы.

Ольга Арсланова: И нас тянет в этот ресторан быстрого питания каждый раз, когда мы мимо проходим, да?

Елена Соломатина: Да. И нас просто … . Датчики сломаны.

Петр Кузнецов: Ну, нам пишут, конечно: «Дайте нормально денег, и будем питаться правильно». Да, естественно, это одно из популярных СМС-сообщений.

Елена Соломатина: Нет-нет…

Петр Кузнецов: Может ли полезное и здоровое питание быть (мы сейчас не говорим о тех, у кого редисочка на огороде плавает, тем более под носом где-то) быть бюджетным? И что это за рацион? У нас полторы минуты на рацион.

Елена Соломатина: Вы знаете, даже трудно выбрать в таком изобилии. Но тем не менее. Вот смотрите. Есть наши овощи: капуста, морковь, лук. Они дешевые, они же копеечные, да? Репа и т. д. У многих есть огороды. Вот хорошо, выращивают. Сейчас как раз сезон, зелень будет, лук и прочее. Далее. Есть мясо … , они стоят чуть ли не в 2 раза дороже, чем та же курица, те же куриные грудки и т. д. Есть в общем-то достаточно недорогие молочные продукты: тот же кефир и т. д. Необязательно покупать дорогостоящие йогурты, которые, опять же, с добавками. Ведь за счет чего они дорогие? За счет того, что туда добавили что-то, улучшили. И т. д. Поэтому – есть натуральные продукты, к которым в принципе можно добавить специи, действительно, чтобы они не были такими, для многих кажется, безвкусными. Специи: тот же перец, та же сушеная… и чеснок, и т. д. Я сейчас не буду все перечислять. На самом деле этих специй очень много.

Петр Кузнецов: Спасибо. К сожалению, время. Вот как раз вынуждены на этом вас прервать. Спасибо огромное.

Елена Соломатина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Так что, уважаемые телезрители, давайте все-таки признаемся, что питаемся мы плохо не только потому, что денег не хватает. Видите, можно бюджетно питаться и правильно.

Ольга Арсланова: Приятного вам аппетита.

Петр Кузнецов: Приятного аппетита, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему мы едим не то?