Владимир Колмаков: После ипотечных каникул долг по кредиту только вырастет

Владимир Колмаков: После ипотечных каникул долг по кредиту только вырастет
Что делать, если на первом этаже дома открыли магазин, бар или круглосуточный офис?
Александр Бражко: Роспотребнадзор практически самоустранился от контроля за содержимым и товарной этикеткой
Мать-одиночку из-за частых больничных перевели на работу за 130 км от дома. По её мнению, это принуждение к увольнению
«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю
Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Гости
Владимир Колмаков
доцент РЭУ имени Г.В. Плеханова, кандидат экономических наук

Ольга Арсланова: Ну что же, мы продолжаем. И сейчас – к нашим темам, к темам этого дня. Ипотечникам в России могут ввести особые кредитные каникулы. Такое предложение сделал Центробанк.

Петр Кузнецов: Речь идет о заемщиках, которые оказались в сложной жизненной ситуации.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем.

Михаил Мамута, руководитель службы по защите прав потребителей, член совета директоров Банка России: «Задача этой нормы заключается в том, чтобы дать человеку возможность пережить сложный период своей жизни, будучи при этом уверенным, что у него не отнимут квартиру, что у него есть крыша над головой, он может спокойно заниматься поиском новой работы либо поправлять свое здоровье. В этом сутевой смысл».

Ольга Арсланова: Итак, если человек потерял работу, Центробанк предлагает дать ему каникулы на несколько месяцев, максимум на год – правда, не подряд на год, а сначала полгода, а потом еще полгода – либо уменьшить размер обязательных платежей.

Петр Кузнецов: Первый зампред ЦБ Сергей Швецов – кажется, это тот самый, который не рекомендовал читать сказки, – в этот раз он пообещал, что в будущем право на ипотечные каникулы могут получить люди, потерявшие способность трудиться в результате болезни или несчастного случая.

Ольга Арсланова: Хотелось бы, чтобы это стало правдой, а не сказками. Правильно? Еще неизвестно, как отреагируют банки. Но эксперты уже реагируют, и некоторые считают, что просрочки сократятся, а полная стоимость кредита не изменится – и таким образом, ипотека станет и более доступной для россиян, и это приведет к расширению рынка. Хотя выдача ипотечных кредитов в 2018 году и так росла.

Давайте посмотрим на эти данные. В прошлом году россияне получили около 1,5 миллиона жилищных ипотечных ссуд – и это на 33% больше ипотечных кредитов, чем в 2017 году. Ипотека сейчас – это основной способ приобретения жилья у россиян. Доля сделок с заемными деньгами в новостройках составляет 56%, на вторичном рынке жилья – 49%.

Петр Кузнецов: Самыми массовыми ипотечными заемщиками остаются тридцатилетние.

Ольга Арсланова: Плюс-минус.

Петр Кузнецов: По данным Национального бюро кредитных историй, средний размер ипотечного кредита вырос на 15,5% до рекордных 2 миллионов 340 тысяч рублей. Сроки кредитования в последнее время также растут. Так, если в начале 2018 года средний срок ипотечного кредита составлял 13,5 лет, то в декабре прошлого года он уже был на уровне почти 15,5 лет. А вот ставка ипотечного кредитования снизилась на 1% и составила в итоге 9,6%.

Ольга Арсланова: Нам интересно узнать у вас, наших зрителей: а вам, в принципе, такие ипотечные каникулы нужны? Вы чувствуете, что сейчас еще чуть-чуть – и будет сложно выплачивать ваш кредит? Позвоните и расскажите. Ну и конечно, голосуйте в нашем онлайн-опросе – отвечайте коротко «да» или «нет» на короткий номер Общественного телевидения России.

А мы приветствуем нашего гостя. У нас в студии – доцент РЭУ имени Плеханова, кандидат экономических наук Владимир Колмаков. Владимир, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Владимир.

Владимир Колмаков: Здравствуйте, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Давайте сразу разберемся, о чем сейчас идет речь. Это руководство Центробанка к действию, которые должны, естественно, воспринять в банках и выполнить это распоряжение? Или это просто какой-то намек или пожелание со стороны Центробанка, которое ни к чему не приведет?

Владимир Колмаков: Мне кажется, это такой призыв к обсуждению банковского сообщества в первую очередь. Если Центробанк с такой идеей выступил, то, скорее всего, какие-то наработки есть. Запрос на подобного рода ипотечные каникулы существует в обществе. И неоднократно обсуждалась проблема высокого бремени по платежам. И действительно, ситуация на рынке труда в некоторых регионах складывается таким образом, что ипотечные платежи становятся временно или постоянно обременительными.

Другое дело, что сейчас это пока только обсуждение. И в каком виде это решение будет в конечном счете оформлено – большой вопрос. Потому что есть основания предположить, что банковское лобби, конечно же, подключится к этому обсуждению и внесет какие-то существенные коррективы, например, в порядок предоставления, равно как и в квалификационные требования, то есть к тем требованиям, которые будут предъявляться к заемщикам.

Петр Кузнецов: А на этой стадии, на стадии разработки… Ну, здесь нам уже пишет Хабаровский край: «Каникулы – хорошо». То есть выгода заемщикам, в принципе, ясна.

Ольга Арсланова: Понятна. А банкам?

Петр Кузнецов: Но на этой стадии по банкам что?

Ольга Арсланова: Ведь, по большому счету, банку все равно. Заемщик может перекредитоваться где-нибудь, достать деньги.

Владимир Колмаков: Ну, перекредитоваться – это достаточно проблематично.

Петр Кузнецов: Извините, а давайте представим ситуацию, что, например, массово клиенты одного банка возьмут, ну, летом, как правило (каникулы, лето), возьмут скопом ипотечные каникулы – это как-то может сказаться на устойчивости банка? Все-таки недосчитается большой суммы.

Владимир Колмаков: На ликвидности скажется, а на устойчивости – быть может, и нет. Конечно, необходимо это анализировать. Но что произойдет в техническом плане? Человек, взявший каникулы, ну, фактически нарастит сумму своей задолженности перед банком. И понятно, что для банков подобного рода инициативы Центробанка, которые будут записаны в какой-то нормативный акт, конечно же, нужны, чтобы это дело легализовать в определенном смысле, потому что многие банки и так это делают.

Ольга Арсланова: А что вы имеете в виду, говоря о росте задолженности? Ведь человек берет каникулы, предположим, на полгода. Правильно я понимаю, что…

Владимир Колмаков: Но кредитный договор не прекращает свое действие, и проценты будут начисляться.

Ольга Арсланова: То есть в любом случае он будет вынужден потом отдать больше?

Владимир Колмаков: Если вы вступили в каникулы с миллионом задолженности и, например, ваш долг взят под ставку 10% годовых, то через полгода ваша задолженности будет 1 миллион 50 тысяч.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, есть ли какая-то выгода для банков реструктуризировать вот таким образом сейчас ипотечные кредиты? И что предлагают банки сейчас тем, кто теряет работу или вдруг серьезно заболевает? Наверняка тоже есть какие-то условия?

Владимир Колмаков: Ну, во-первых, такие каникулы – это не новость, их применяют многие банки в нашей стране достаточно давно.

Петр Кузнецов: То есть это индивидуально, да? Просто нужно…

Владимир Колмаков: Например, в 2009 году и чуть позднее, в 2013–2014 году, на волне кризисов, многие банки предлагали системно такую услугу для своих текущих заемщиков.

Другое дело, что для банка подобная реструктуризация предполагала увеличение резервов, которые по сути представляют собой расходы. И если бы, например, Банк России (возможно, такое тоже рассматривается) легализовал, как я уже выразился, такую рассрочку без необходимости повышать оценку риска по конкретному заемщику, то есть не увеличивать резервы и, соответственно, не уменьшать прибыль, то банки с большей охотой бы на это соглашались. Потому что, по известной мне статистике, далеко не многие заявления, даже в кризисные периоды, удовлетворялись. Тогда это банки называли «мораторием на выплату» или как-то так. То есть такая услуга была. И она востребована была и остается на сегодняшний день.

Ольга Арсланова: Тут наши зрители пишут о своих тратах сейчас. «Ипотека на квартиру. 7 500 – ежемесячный платеж. На ремонт 7 тысяч ежемесячно. Кредитная карта на 100 дней без процентов. Жена не работает, готовится к операции. Ребенок на иждивении. За квартиру 3 500. Зарплата при этом – 28 тысяч». Мне кажется, что еле-еле укладывается наш зритель в свою зарплату.

Владимир Колмаков: Да.

Ольга Арсланова: И еще одно предположение из Краснодарского края: «Банки после введения такого обязательства потребуют компенсации из бюджета. В итоге мы все заплатим за устойчивость российских банков». Есть такая опасность?

Владимир Колмаков: Ну, вряд ли. То есть потребовать они, конечно, могут…

Ольга Арсланова: Но кто же им даст?

Владимир Колмаков: …но оснований нет. То есть я все-таки считаю, что это не станет массовым явлением, потому что введут большое количество ограничений, и далеко не всякий сможет этим воспользоваться. И ведь еще надо понимать, что подобного рода инициативы должны сопровождаться некой разъяснительной кампанией, что вот эти каникулы надо провести с толком.

То есть, да, конечно, для большинства сам по себе этот выход и латание дыр в результате освобождения каких-то денежных средств просто в течение полугода – уже результат. Но если вы потеряли работу, она же через полгода сама не найдется, ее надо искать. А рынок труда сегодня таков, что велика вероятность того, что надо будет переучиваться, доучиваться и так далее, осваивать какую-то смежную или другую профессию. И тогда уже вот эти каникулы имеют под собой вполне экономическое обоснование, которое действительно делает целесообразной такую меру в контексте всей национальной социально-экономической политики.

Петр Кузнецов: Вы сказали, что вряд ли будет массовое оформление этих ипотечных каникул. А как вы считаете, вообще многим сегодня в России им тяжело выплачивать ипотеку?

Владимир Колмаков: Многим. Я полагаю, что больше половины – точно.

Петр Кузнецов: В процентах можем сказать? 60%, 70%, 80%?

Владимир Колмаков: Процентов шестьдесят имеющихся заемщиков, существующих заемщиков по ипотечным кредитам явно испытывают тяготу этого бремени и, конечно, были бы рады его снизить любым способом.

Ольга Арсланова: Ну, это говорит о том, что зарплаты низкие, и о том, что ставка по ипотеке все-таки довольно высокая. Что с этим будет? Как эти параметры, по вашим прогнозам, будут меняться в ближайшее время?

Петр Кузнецов: Или все-таки мы здесь можем обвинить и самих ипотечников, которые понимают, что еле-еле…

Ольга Арсланова: …которые хотят жить в отдельной квартире.

Петр Кузнецов: Например, да. Ну, он может взять однушку, но он берется за двушку – и в итоге попадает в такую кабалу!

Владимир Колмаков: Тут, наверное, не столько обвинить, а сколько, например, привести такие реальные случаи. Когда три года назад люди брали кредит, например, супруги оба работали, получали достаточно высокий доход и могли себе позволить, как вы говорите, большую квартиру. И они в расчете на некую стабильность пошли на этот шаг. А сегодня, например, их доходы сократились, доходы всего домохозяйства – и теперь им эта квартира стала неким бременем.

И да, опять же говоря о такой реструктуризации, вот эти полгода каникул можно было бы использовать, в том числе чтобы имущественное положение реструктурировать. То есть выходить на диалог с банком, чтобы эту квартиру продать, а купить меньшую. Ну, тоже вариант.

Петр Кузнецов: Уважаемые телезрители, позвоните нам и расскажите, как вы сейчас выплачиваете ипотеку. Согласитесь ли вы на ипотечные каникулы, которые на этой стадии пока предлагает Центробанк?

А можем ли мы опасаться появления всевозможных лазеек уже со стороны недобросовестных заемщиков, которые вдруг вспомнят, что они получают не 60 тысяч, а каким-то образом оформят бумагу на доход в 15 тысяч – и таким образом будут оттягивать выплату?

Владимир Колмаков: Происходить такое, безусловно, будет. Но просто надо подумать опять же об экономической целесообразности всего этого «добра». То есть вам на срок ипотечного кредита дается право суммарно на год. А что потом?

Ольга Арсланова: Возвращать придется в любом случае.

Владимир Колмаков: Возвращать-то кредит все равно придется.

Петр Кузнецов: Особо много не выиграют, даже если пойдут на такой шаг, да?

Владимир Колмаков: Если мы конкретно говорим уже о каких-то криминальных проявлениях – ну, тогда да.

Ольга Арсланова: А где выгода? Понятно. Вот нам пишут: «Зачем такие каникулы, если еще больше должен? Пусть думают о снижении ставок и рефинансировании». И очень много вопросов о том, что будет все-таки с ипотечными ставками. Потому что сейчас снижения никто не замечает, хотя все помнят распоряжение президента – довести до 7%.

Владимир Колмаков: По особым категориям заемщиков.

Ольга Арсланова: Хотя бы по особым категориям.

Петр Кузнецов: А как этот законопроект может повлиять на ставки, да? Или вообще?

Ольга Арсланова: Нет, вопрос в том, что распоряжение было, но как-то не очень понятно, насколько это…

Владимир Колмаков: Математически? Должен повлиять положительно. Как минимум он снимет нагрузку на банки, которая толкает ставки вверх. То есть, действительно, есть основания ожидать, что снизится доля просрочки, то есть будет легальная просрочка. В этой связи банкам не надо будет создавать более высокие резервы по имеющимся ссудам. То есть их расходы будут расти менее быстрыми темпами, нежели они росли бы в нормальных условиях, без этих каникул.

И в этом смысле риски кредитования будут ниже. И это дает нам право верить в то, что процентные ставки, ну, хотя бы не будут подталкиваться вверх конкретно этим обстоятельством – неплатежами со стороны заемщиков.

Петр Кузнецов: Смотрите, здесь еще есть одно ограничение, мы его не проговорили. В первоначальной версии законопроекта (не знаю, будет ли это изменено и в какую сторону) указан лимит в 10 миллионов рублей, то есть это максимальная сумма, с которой человек может взять каникулы. То есть если кредит больше, то он этим инструментом воспользоваться не сможет?

Владимир Колмаков: Ну, это как прочитать.

Петр Кузнецов: Логику какую-то видите здесь?

Владимир Колмаков: Ну, наверное, все-таки мы говорим о том, что если кредит больше, то это, скорее всего, уже большинства россиян не касается.

Петр Кузнецов: А, то есть отсекаем все-таки основную аудиторию?

Владимир Колмаков: Да.

Петр Кузнецов: Понятно. Если ты можешь позволить себе взять больше 10 миллионов…

Владимир Колмаков: Средняя стоимость квадратного метра по стране, даже по Москве… Учитывая, что, например, все-таки на 100% стоимости квартиры не дают на сегодняшний день кредит, то какая квартира должна быть? 14 миллионов она должна стоить?

Ольга Арсланова: Для такого человека потеря работы…

Петр Кузнецов: Логику нашли. Спасибо.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Максима из Липецка. Добрый вечер, вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Вот смотрите, у меня вот такая ситуация. Скажем так просто, я сейчас в ипотеке на данный момент нахожусь. Квартиру брал за 2 миллиона, покупал. Когда ипотеку брал, мне дал банк 1 миллион 450 тысяч. За пять лет (а я на 15 лет) я выплатил банку только одних процентов 1 миллион 350 тысяч. Математикой я очень хорошо владею.

И вот эти каникулы не важны для людей. Надо, чтобы на самом деле банки просто снизили ставку по ипотечному кредиту хотя бы до 7%. И был бы рациональный расчет с банком по ипотеке, чтобы, допустим… Как обычный кредит человек берет, да? У меня есть еще кредит дополнительный. Вот я брал кредит на три года – 400 тысяч. Я этот кредит за три года почти полностью погасил. То есть это очень быстро, сумма незначительная. А сумма 400 тысяч – ну, сами понимаете, люди таких денег не зарабатывают в провинции. Я из провинции звоню.

А ипотека сейчас мне обходится… То есть я уже, считайте, квартиру банку купил – 1 миллион 350 тысяч. Ну, 100 тысяч не хватает. За пять лет я отдал такие деньги. И это только проценты. За пять лет общая сумма погасилась всего лишь, по-моему, на 80 или 90 тысяч. Ну, сейчас врать не буду. 10 тысяч – не столь важно. То бишь самый главный вопрос, чтобы банки рационально делали проценты и из людей не вымогали огромные суммы. Мне сейчас, допустим, очень тяжело, потому что на данный момент я остался без работы, я уже два года как не работаю.

Ольга Арсланова: То есть как раз потенциальный человек для каникул.

Петр Кузнецов: Как раз ипотечные каникулы вам бы сейчас пригодились.

Зритель: Да нет, они мне не пригодятся, потому что на самом деле…

Петр Кузнецов: А почему? Вас полгода не спасли бы сейчас, например? Максим, полгода разве не спасли бы вас сейчас, в этот период?

Зритель: Нет, они меня не спасут. Спасет то, если, допустим, была бы реструктуризация процентов. Допустим, когда я попал, я брал в 2014 году, и тогда доллар у нас пошел от 30 рублей до 60. И мне банк процентную ставку повысил. Потом вроде бы понизили, но на самом деле это все произошло не так, как положено, как говорили, что 12%, а получилось 14%.

Петр Кузнецов: А договор вы читали весь, естественно?

Зритель: Конечно, весь читал.

Петр Кузнецов: Вы понимали, что все ждет, что вы купите, как говорите, банку эту квартиру?

Зритель: Они просто эту сумму… Сейчас перебью, извините, я вас не услышал. Смотрите, они эту сумму считали об общего – то есть то, что я брал, а не то, что оставалось, то, что я вносил дополнительно суммы. То бишь процентная ставка осталась… Допустим, у меня была 15,7%, а стала 14,8%. Они как говорят, показывают по телевизору? Что 12,6% стала.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: То бишь вот такая проблема.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Понятно, Максим, спасибо.

Ольга Арсланова: О процентных ставках очень многие зрители наши пишут: «Нужно говорить не о каникулах, а о снижении ипотечных ставок раза в два-три». Ладно, в два-три – понятно, это мистика. Но речь же идет о том, что, может быть, будут каникулы не на выплаты, на уменьшение платежа необходимого. Такой вариант, может быть, помог бы нашему зрителю?

Зритель: Вряд ли. То есть мы можем предполагать о том, что в течение полугода платежи снизятся, условно, в половину…

Ольга Арсланова: А потом повысятся?

Владимир Колмаков: Просто имеющийся, изначально утвержденный и согласованный график платежа от этого никуда не денется. И, как сказал верно наш телезритель, все-таки ипотечные кредиты структурированы таким образом, что первую, условно, половину срока пользования кредитом – то есть, например, из 20 лет 10 лет – вы платите в основном проценты. Вы просто будете платить меньше процентов, но и долг будет убывать еще более медленными темпами, нежели при нормальной схеме погашения. Таким образом, после каникул долг практически не поменялся, и проценты продолжают начисляться уже в полном объеме, даже на чуть более высокую сумму.

Петр Кузнецов: Политика банков сейчас какова? Они предпочитают, чтобы выплаты были регулярными? Они даже могут пойти на уменьшение платежа, чем, не знаю, забирать квартиру, например, у того же заемщика, который просто не платит?

Владимир Колмаков: Ну, забирать квартиру точно ни один банк не заинтересован, потому что все-таки у них бизнес немножко в другом. Им не надо все вот эти взаимоотношения, потому что для них это большие расходы. И забирать квартиру – это тоже достаточно в административном плане не быстрая процедура. И в этом контексте, конечно же, любой банк заинтересован в ритмичности поступлений – ну, ровно по той же причине, что размещенные в кредите деньги банк где-то привлек. Соответственно, у вкладчиков на депозитах, и эти вкладчики хотят процент ежемесячно.

Петр Кузнецов: Я скорее к чему? Если человек оказался прямо в глубокой яме, то банк, скорее всего, пойдет ему навстречу, если он предоставит все документы, доказывающие его незавидное финансовое положение?

Владимир Колмаков: Зависит от банка, зависит от того, насколько банк терпим или не терпим к риску. И более того, насколько должностные лица в этом территориальном подразделении банка вообще вольны принимать такие решения.

Ольга Арсланова: Понятно.

Владимир Колмаков: В 2009 году было много случаев, когда в регионах банки были готовы предоставлять такую услугу, но полномочий не имели, а Москва не согласовывала.

Ольга Арсланова: Еще один звонок из Набережных Челнов, приветствуем Гузалю. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Да, мы слушаем вас.

Зритель: Алло. Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Да, добрый.

Зритель: Я хотела бы рассказать как бы свою историю вкратце. В 2009 году, когда случился вот этот кризис у нас, я провела реструктуризацию долга. И я что хочу сказать? Тоже как бы год за меня платило государство, но в течение года я все равно платила проценты в размере 2,5–3 тысяч. И у меня получилось, что как бы государство за меня год платило. Потом у меня, получается, через три года после этого объединили мой кредит и стабилизационный заем. И получилось, что я кредит брала 1 миллион 100 тысяч, а через три года после взятия кредита у меня он стал 1 миллион 200 тысяч с учетом долга по стабилизационному займу.

И что я хочу сказать? Хочу обратиться к народу. Не верьте, никаких ипотечных каникул не будет! Вы будете просто в полной кабале. Вот я сейчас нахожусь в полной кабале, потому что я сейчас плачу чисто только проценты в размере своего ежемесячного заработка – 15 тысяч. И он у меня называется не просто «проценты», а называется в графике платежей «причисленные проценты». То есть основной долг, проценты и причисленные проценты.

Ольга Арсланова: Гузаля, скажите, а когда у вас по плану будет выплачен уже ваш долг? Сколько вам еще платить?

Зритель: Мне? До конца жизни.

Ольга Арсланова: То есть вот этот 1 миллион 200 тысяч?

Зритель: Да, совершенно верно. И знаете, что характерно? Я сейчас возвращаю проценты по стабилизационному займу. А вот с февраля 2019 года я начну только возвращать основной долг по стабилизационному займу.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо.

Зритель: А в 2020 году я только начну – при условии, что у меня все будет хорошо – буду только возвращать основной кредит.

Ольга Арсланова: Спасибо. Вот как раз Владимира спросим: примерно такая же история будет после каникул ипотечных?

Владимир Колмаков: Да. Математически будет так.

Ольга Арсланова: В любом случае придется вернуть значительно больше?

Владимир Колмаков: Долг только вырастет, падать ему никаких предпосылок нет.

Петр Кузнецов: Еще раз – никто ничего списывать не будет?

Ольга Арсланова: Никто вам не простит ничего.

Владимир Колмаков: О списании речи нет даже в средствах массовой информации.

Петр Кузнецов: Это срок, который до конца жизни, как мы выяснили.

Владимир Колмаков: Реально здесь два таких назначения по смыслу всей этой истории с ипотечными каникулами. То есть либо человек, потерявший работу, ее находит – для чего переобучается, доучивается, как это в мире происходит. И есть целые программы, допустим, в европейских странах, направленные на то, чтобы переобучить ипотечных заемщиков, ну и более широкий круг людей. Второе – это избавиться от объекта недвижимости, то есть продать его, погасить кредит и на оставшиеся деньги уже как-то выстраивать свою дальнейшую жизнь без долга. Потому что в худшем варианте вы лишаетесь и квартиры, а долг растет.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Подведем очень быстро с вами итоги нашего голосования. Спрашивали всю эту получасовку: нужны ли вам ипотечные каникулы? «Да» – ответили 42%, «нет» – 58%.

Ольга Арсланова: Спасибо нашему гостю – доценту РЭУ имени Плеханова, кандидату экономических наук Владимиру Колмакову.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Владимир Колмаков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео