Владимир Круглый: Лучшие выпускники медицинских колледжей идут учиться дальше. Но кто же будет работать медсёстрами, фельдшерами?

Владимир Круглый: Лучшие выпускники медицинских колледжей идут учиться дальше. Но кто же будет работать медсёстрами, фельдшерами? | Программы | ОТР

медицина, вузы, ординатуры, семейный доктор, врач, квота

2020-01-28T21:02:00+03:00
Владимир Круглый: Лучшие выпускники медицинских колледжей идут учиться дальше. Но кто же будет работать медсёстрами, фельдшерами?
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Владимир Круглый
член комитета Совета Федерации по социальной политике, заслуженный врач России

Анастасия Сорокина: Порядок приема в медвузы поменяется уже в ближайшее время, там введут квоты с учетом заявок от регионов. Предполагается, что отучившиеся абитуриенты будут возвращаться обратно к себе в область. Сократится ли дефицит кадров в сельском здравоохранении?

Об этом мы и поговорим в рубрике «Личное мнение» вместе с нашим экспертом Владимиром Игоревичем Круглым, членом Совета Федерации, заслуженным врачом. Здравствуйте.

Владимир Круглый: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Владимир Игоревич, вот эта система, целевой набор – это, можно сказать, аналог системы Советского Союза, когда было распределение, или это немножко по-другому будет работать?

Владимир Круглый: Ну, в какой-то степени да, мы приближаемся, только немножко с другой стороны, к этой системе. На самом деле эта система работает, ничего нового в этом нет.

Александр Денисов: Вот в МВД хорошо зарекомендовала себя, в Минобороны тоже, вот они комплектуют так кадры.

Владимир Круглый: Ну...

Александр Денисов: В здравоохранении тоже почему бы нет?

Владимир Круглый: В здравоохранении эта система уже работает. Речь идет о том, чтобы увеличить количество бюджетных мест целевых, то есть когда студент либо ординатор, то есть уже последипломное образование, это тоже, кстати, очень важно, заключает договор с лечебным учреждением и обязательно, он обязан по этому договору отработать какое-то количество лет в этом учреждении, вот весь смысл в этом.

Анастасия Сорокина: Давайте объясним, как эта система выглядит, потому что большое количество вопросов у тех, кто собирается поступать в медицинские ВУЗы, как на практике будет выглядеть эта система.

Владимир Круглый: Она уже так выглядит.

Анастасия Сорокина: Есть спрос... Вот как это сейчас работает?

Владимир Круглый: Ну, как я представляю, значит, тем людям, тем абитуриентам, которые заключили договор с какой-то медицинской организацией, с поликлиникой либо с больницей, чаще всего с поликлиникой, даются некие льготы при поступлении. У них отдельный конкурс, то есть ему поступить в ВУЗ несколько проще. Но за это он обязан потом отработать вот, собственно, весь смысл.

Александр Денисов: А как этот путь выглядит в самом начале, вот интересно?

Владимир Круглый: Именно так.

Александр Денисов: То есть, допустим, парень медбратом поработал, или как он приходит к главврачу и говорит: «Вот я собираюсь поступать»?

Владимир Круглый: Да, именно так. Он приходит к главврачу именно и заключает договор, сколько в больнице этой нужно специалистов, столько договоров они заключают, ну примерно, с учетом какого-то прогноза, потому что он же еще придет не скоро.

Анастасия Сорокина: Но ведь в больнице разные специалисты, учиться нужно, соответственно, на какое-то определенное...

Владимир Круглый: Нет, мы говорим только о, так сказать, специальности «Лечебное дело», это пока только институт, это пока не специалитет. А потом будет еще один контракт, так сказать, договор с ординатором, то есть для поступления в ординатуру, чтобы стать врачом-специалистом.

У нас в последние годы уже проведена реформа постдипломного так называемого образования, она уже тоже работает, как вы знаете, может быть, или нет, телезрители наверняка знают заинтересованные, что у нас отменена одногодичная специализация, которая называлась интернатура. Вот я ее проходил, у нас, кстати, был еще и VI курс уже какая-то первичная специализация. И сразу после института сейчас, пройдя первичную так называемую аккредитацию, врач может работать уже в первичном звене.

Хорошо это или плохо, вот эта система? Есть разные точки зрения. С моей точки зрения, это не очень хорошая система, она как бы работает как нечто пожарное, как вот, знаете, во время войны на фронте нужно было фронту как можно больше врачей, пусть это были, как бы сказать, эрзац-врачи...

Александр Денисов: То есть в промежуток между институтом и интернатурой, я правильно понял?

Анастасия Сорокина: Ординатура.

Владимир Круглый: Нет, интернатура отменена.

Александр Денисов: И ординатурой он уже может прийти работать?

Владимир Круглый: Да, или в промежуток, или вообще...

Александр Денисов: То есть недоучившись, грубо говоря?

Владимир Круглый: Ну не совсем так, он прошел обучение, он сдал серьезный экзамен, который называется первичной аккредитацией, и имеет право работать на некоторых должностях.

Александр Денисов: До ординатуры еще, до ординатуры.

Владимир Круглый: Или ординатуры не будет.

Александр Денисов: Вообще?

Владимир Круглый: Он может работать потом всю жизнь на этом месте в первичном звене здравоохранения, это как бы необязательно ему проходить ординатуру.

Александр Денисов: То есть ординатура пережиток, что ли?

Владимир Круглый: Нет, совсем нет.

Александр Денисов: Какая логика?

Владимир Круглый: Логика такая, чтобы как можно больше выпускников пришли в первичное звено, где наибольший дефицит. На сегодняшний день в первичном звене, вот у нас недавно были озвучены такие цифры, 25 тысяч нужно врачей. Чтобы как можно быстрее их привлечь в первичное звено, именно для этого была сделана эта ситуация.

Александр Денисов: Хирург...

Владимир Круглый: А что нужно? Что лучше бы сделать? Что, с моей точки зрения, было бы более правильным, хотя более длительным? Это все-таки заполнить вот это первичное звено врачами, прошедшими ординатуру по специальности «Семейная медицина» или «Врач общей практики», как сейчас называется, потому что у нас нет, к сожалению, сейчас понятия «семейный врач», только в некоторых регионах в их региональном законодательстве введено такое понятие, такая специальность, мы об этом можем поговорить.

Анастасия Сорокина: Но ведь и врачей узких специальностей тоже сейчас не хватает.

Владимир Круглый: Конечно.

Анастасия Сорокина: Поэтому, собственно, меры, для того чтобы заполнить персонал, были вот такие, как целевой набор.

Владимир Круглый: Конечно, безусловно.

Анастасия Сорокина: Но вопрос, пойдут ли студенты учиться на врача общей практики, если они понимают, что они потом должны вернуться, отработать, и наверняка их не самые большие зарплаты ждут.

Владимир Круглый: Еще раз, они должны, отработав врачом в первичном звене, у них будет преимущественное право поступления в ординатуру, то есть у них будет преимущественное право потом продолжить обучение и стать либо узким специалистом каким-то, либо врачом общей практики.

Анастасия Сорокина: Переформулирую свой вопрос: возможно, сейчас нет такого наполнения медицинских специалистов, потому что они просто не идут работать, молодые специалисты поступают...

Владимир Круглый: Куда они идут?

Анастасия Сорокина: Не идут работать в поликлиники, не идут учиться в медицинские ВУЗы, понимая, что сейчас ситуация в стране с медициной непростая, зарплаты маленькие...

Владимир Круглый: Не совсем так.

Анастасия Сорокина: ...нагрузка большая, и поэтому они просто решают, что нет, они выберут себе какую-нибудь другую специальность.

Владимир Круглый: Не совсем так. Конкурсы несмотря на то, что вы правильно сказали, в общем-то престиж врачебной профессии за последние годы существенно снизился, это действительно так, и интересны опросы, которые проводятся, почему, что врачи сами говорят, почему люди стали меньше поступать в медицинские ВУЗы, почему уходят, в общем, из профессии, из лечебных специальностей. Потому что медицина такая огромная, там может найти себе применение каждый человек. И, кстати, вот мы говорим о дефиците первичного звена – вы правы, что дефицит специалистов тоже в некоторых специальностях чрезвычайно высок. У нас чрезвычайно высок дефицит, например, патологоанатомов, судебных экспертов, просто дефицитнейшие специальности.

Анастасия Сорокина: А из-за чего? Как вы это объясняете?

Владимир Круглый: Дефицит педиатров, например. Сложная работа, небольшая зарплата, большие нагрузки. Все-таки еще, несмотря на цифровизацию такую, все-таки остается большой объем, как мы говорим, писанины, то есть вот этот объем заполнения многочисленной медицинской документации тоже давит, в общем, на врача, приводит и к выгоранию, и к нежеланию, в общем, работать в этих условиях. И врачи куда-то перетекают, они могут уходить и в частную медицину, что сейчас очень распространено. Хотя, в общем, разделять по большому счету частную медицину и государственную...

Александр Денисов: Там одни и те же люди работают.

Владимир Круглый: Одни и те же, и они, в общем-то...

Александр Денисов: Они и признаются даже, что...

Владимир Круглый: Да, они, в общем-то, по большому счету выполняют те же самые функции...

Александр Денисов: Точно так же лечат, только сервис покомфортнее.

Владимир Круглый: Да, абсолютно, абсолютно так. Поэтому... Вот возвращаясь к тому, есть ли дефицит абитуриентов, – нет, у нас достаточно высокие конкурсы во все медицинские ВУЗы. Конечно, в столичные ВУЗы больше, особенно... Знаете, вот у нас в этом году было 15 тысяч по стране вот этих вот бюджетных мест целевых, и они были не все выбраны, только 13 тысяч, то есть люди не хотят заключать вот эти договоры, с тем чтобы потом где-то работать.

Александр Денисов: Вернуться, да?

Владимир Круглый: Да, хотя это речь идет о бюджетных местах, то есть люди даже готовы идти на платное обучение, чтобы иметь потом какую-то свободу определенную. И это, конечно, определенные проблемы. Но если мы говорим о государстве как заказчике, которому нужно действительно наполнить систему врачами, то, конечно, вот эта мера, я думаю, я уверен, она принесет свои результаты. То есть увеличение целевых мест до 70%...

Анастасия Сорокина: Вы же только что сказали, что целевые места из 15 тысяч только 13 использовали. Почему сейчас будет больше мест, вы считаете, что их большее количество людей заполнит?

Владимир Круглый: Больше будет заполнено.

Александр Денисов: С другой стороны, вы знаете, как в медицине: если мы поставим точный диагноз, это уже полдела сделано. Потому что вот я читал, в разных регионах минздравы региональные пишут, что им не хватает столько-то врачей, обращаются, уже конкретно понимаем.

Владимир Круглый: Да, и это вот планирование, конечно.

Александр Денисов: Уже какой-то прогресс.

Владимир Круглый: Безусловно, безусловно. Вот сейчас, говоря об ординатуре...

Александр Денисов: Не сидим, не ждем у моря погоды.

Владимир Круглый: Об ординатуре, это сейчас большая сложность поступить в ординатуру, большой конкурс, огромный конкурс, на бюджетные места в ординатуру очень трудно поступить, потому что регионы дают не так много заявок. Конечно, тут надо, безусловно, как-то эту систему совершенствовать, то есть планировать вот эти заявки для поступления заранее, как-то анализировать всю ситуацию. Вот сейчас Минздрав предложил создать реестр врачей, которые существуют, где кто работает. Вот выпускники все, которые выходят из ВУЗов, они должны все учитываться, кто где нашел работу, где кто трудоустроен, чтобы понимать всю картину в целом, кто куда ушел. Ведь у нас точной статистики на этот счет нет, не существует.

Александр Денисов: Кстати, вот для тех же выпускников, может быть, почему не приходят? Они не знают, что дефицит вот таких кадров. А если будет известно, региональные минздравы будут публиковать, они откроют и посмотрят: «О, понятно, не хватает, пойду учиться».

Владимир Круглый: Когда речь идет об ординатуре уже, то, конечно, студенты уже выбирают, конечно, имеют возможность на любом курсе заключить, кстати, целевой этот договор и потом пойти на работу, куда-то. Разные механизмы, многие лечебные учреждения могут выплачивать некие стипендии студентам, чтобы потом они у них отработали, так же, как и ординаторам. То есть эта система, конечно, должна совершенствоваться, и здесь много очень региональных практик: где-то выплачиваются дополнительные подъемные так называемые в дополнение даже к системе, к программе «Земский доктор»...

Александр Денисов: Жилье даже предоставляют бесплатно.

Владимир Круглый: Жилье, в Липецке, например, ну как пример, во многих регионах свои программы, там, если врач приходит на дефицитную специальность, ему выплачивают сразу 2 миллиона рублей – в общем, достаточно существенные деньги для региона, это можно купить квартиру сразу, это большое, так сказать, преимущество. Где-то повышают зарплату... Вот опыт Сахалина очень интересен в этом смысле. То есть регионы привлекают к себе врачей, с тем чтобы наполнить свою систему кадрами, и это очень-очень важно.

Но должна быть и какая-то единая система, вот об этом идет речь. То есть Министерство здравоохранения, его роль, по моему глубокому убеждению, должна быть больше в организации вот этого всего процесса, в анализе всего этого процесса. И, конечно, если говорить о первичном звене, очень интересные региональные практики. Например, в Белгородской области, там наш комитет несколько раз проводил выездные заседания, там были парламентские слушания, и вот сейчас, мы помним, что на Госсовете, который был в конце года...

Александр Денисов: ...по здравоохранению.

Владимир Круглый: По здравоохранению, именно по первичной помощи было дано поручение президентом проанализировать, вообще что, куда нам двигаться, какую систему первичной помощи внедрять в стране.

И вот мне кажется, что очень интересен опыт Белгородской области. Там вся область (я коротко, буквально в двух словах) была разделена на участки, их более 300, и в каждом был построен офис семейного врача. В региональном законодательстве введено такое понятие «семейный доктор». И, что самое интересное, этот доктор не то чтобы распределяет все средства, которые идут за пациентом, но он их фиксирует, он их учитывает, и без подписи семейного доктора никакие платы... Ну, например, человек где-то получает лечение в региональной больнице, семейный доктор распределяет эти средства. Очень интересный опыт. То есть он заинтересован в профилактике, он заинтересован в том, чтобы люди были здоровыми, чтобы они меньше получали лечения...

Анастасия Сорокина: То есть личная ответственность получается?

Владимир Круглый: Да, чтобы они меньше получали лечения, а больше времени уделяли профилактике. Там нет кадрового дефицита, там высокие зарплаты. Мы вот были, мы проехали очень много этих офисов семейного врача...

Александр Денисов: «Высокие» – это какие?

Владимир Круглый: Ну минимум 40 тысяч, но это еще зависит от стажа, от KPI, кстати, у них введены, по достижению которых заработная плата увеличивается до... Ну я сейчас цифры не могу точно сказать, но зарплаты там существенно выше, чем в другом регионе, и там нет кадрового дефицита. Мы проехали много офисов семейного врача, там молодые с горящими глазами, очень умные, подкованные...

Александр Денисов: Ну, может быть, это вас возили там, где надо, знаете...

Владимир Круглый: Нет, понимаете, это нельзя сделать как потемкинскую деревню, вот реально это нельзя сделать. Ну как можно сделать потемкинские деревни, там 10 офисов, 15 офисов семейного врача.

Александр Денисов: Согласен, это уже сделали, называется.

Владимир Круглый: С ландшафтным каким-то дизайном, везде оборудование соответствующее, очень грамотно выстроена система. В течение мне кажется, что на это надо обратить в Минздраве, в нашем планирующем органе, в Госсовете, я не знаю, максимальное внимание, с тем чтобы внедрить эту систему по стране.

Александр Денисов: Много звонков у нас, сейчас прервемся и продолжим.

Анастасия Сорокина: Накопилось, прорываются. Давайте примем Татьяну из Москвы. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Слушаем вас.

Зритель: У меня предложение, я хочу высказать свое мнение и плюсом предложение это, чтобы в такие институты, как медицинский ВУЗ, педагогический ВУЗ приоритет приема все-таки давали абитуриентам, которые закончили средние медицинские или педагогические, как раньше говорили, техникумы. Потому что эти люди уже какое-то начальное образование, какой-то вход в эту науку, в медицинское образование, педагогическое, они уже основание имеют, и это будет улучшать, улучшать, улучшать их качество знаний, и в конце концов мы получим квалифицированных педагогов, врачей и тому подобное.

А люди, пришедшие просто со школы в институт, они на III–IV курсах не понимают вообще, туда попали или не туда. Но они заканчивают институт и потом идут куда-то менеджерами или еще куда-то. Вот мое личное мнение такое, что приоритет надо отдавать все-таки студентами после начального какого-то образования.

Александр Денисов: Спасибо, Татьяна.

Еще один звонок сразу, Ольга.

Владимир Круглый: А ответить?

Александр Денисов: Сейчас ответим.

Анастасия Сорокина: Сейчас сразу ответим.

Зритель: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Добрый.

Зритель: Хотела несколько слов сказать по поводу выпускников, вернусь к теме медвузов. Дело в том, что, на мой взгляд, это не только мое мнение, это ошибочно выпускников после VI курса бросать на амбразуру, простите, необстрелянных на первичное звено. К сожалению, сейчас очень много говорится о первичном звене, но мало уделяется вообще той ситуации, когда, например, доктора общей практики первичного звена совершенно не могут справиться с ситуацией, которая требует неотлагательных каких-то решений, действий, госпитализации, «скорой помощи» и так далее. Очень часто пациенты задерживаются именно на этом этапе, на этапе амбулаторного звена, а потом они уже поступают в стационар, к сожалению, в запущенном виде, и очень часто мы диагностируем метастатические поражения, уже неизвестный очаг и так далее.

Поэтому все-таки хотелось бы, чтобы после медвузов люди, которые поняли, куда они пришли, проходили именно не первичное звено 3 года, как сейчас от них требуют, а именно специализацию: терапия, неврология, хирургия и так далее, как это было всегда. Потому что в ординатуре, интернатуре учат общения, учат манере поведения с пациентами, учат, как подходить, документация и так далее, практические навыки. Ничего этого человек после ВУЗа не будет иметь, он не знает, как подходить. Кто его этому учил? Отсюда вывод: это будет масса жалоб, неудовлетворенность абсолютная ни лечением, ни подходом, ни какими-то организационными моментами.

И сейчас очень много говорится о цифровизации здравоохранения и вообще об организации. Это в корне неправильно. Вообще мы забываем, где пациент, потому что сейчас все направлено на организацию. Как правило, что регионы, что Москва, Питер и так далее, крупные города кардинально различаются, абсолютно по медицинскому обслуживанию. Если говорить честно, то в регионах докторов практически нет, это огромный дефицит кадров. И вот эта проблема, мы сейчас пытаемся запустить вот это первичное звено и заполнить, залатать вот эти дыры амбулаторным приемом, на мой взгляд, в корне не верен.

Александр Денисов: Спасибо вам большое, очень интересное замечание, очень верное, спасибо.

Владимир Круглый: Наверное, это был врач.

Александр Денисов: Да, конечно, врач.

Владимир Круглый: По поводу первого предложения, чтобы выпускникам техникумов, медицинских колледжей давались преимущества. Это так было раньше в советские времена, когда я учился, в 1970–1980-е гг.

Александр Денисов: А вы как, сразу после школы поступали?

Владимир Круглый: Я сразу после школы, а тогда было преимущество тем абитуриентам, которые поступали после медицинского училища, тогда это так называлось. Здесь, безусловно, в этом есть свой резон...

Александр Денисов: Но это, конечно, путь не для всех, потому что кто-то не хочет в училище идти, сразу в ВУЗ.

Владимир Круглый: Ну да. Но, понимаете, в чем тут есть некая оборотная сторона, не очень хорошая для системы? Вот я в начале начал с того, что у нас 130 тысяч, 130 тысяч дефицит специалистов средних наших...

Александр Денисов: Медперсонала, да.

Владимир Круглый: Да, это медсестры, фельдшера и так далее, 130 тысяч. Вот выпускается какая-то большая часть выпускников медицинских колледжей, лучшие из них идут учиться дальше, у них будут преимущества. А кто же будет работать медсестрами, фельдшерами? Сейчас, сегодня профессия медсестры или фельдшера тем более – это очень и очень серьезная специальность, и там нужны очень люди с большим IQ, это очень должно быть высокое качество вот этих людей. Потому что это надо и знание компьютера, работа, скажем, я не знаю, операционной сестры при малоинвазивной технике, на них именно лежит очень-очень большая и ответственность, и к ним предъявляются очень высокие требования, понимаете?

Александр Денисов: Владимир Игоревич, вот я давно медсестер, особенно в первичном звене, давно не наблюдаю. И вот эта цифровизация, конечно, курам на смех в медицине. Вот сегодня был у терапевта с утра, пришел, у него там новая карточка, новую систему внедрили, до этого все работало, но они сейчас все в электронном виде, то есть если...

Владимир Круглый: Да-да-да.

Александр Денисов: Да, если у него там ничего не заработало, он тебя и принимать не будет. Но он меня принял, спасибо ему большое. И он там три раза принудительно компьютер выключал, эту карточку, пришел какой-то специалист, потом стал звонить... Вообще смешно. Вот зачем, я вот не понимаю? Поэтому еще более усложняют. А чтобы сестра сидела, уже давно в помине этого нет.

Владимир Круглый: Так вот я и говорю, что вот этих людей должно быть как можно больше. У нас надо повышать, кардинально повышать уровень образовательный, квалификации средних медицинских работников.

Александр Денисов: Это, знаете, еще вопрос к Минздраву, потому что довели вот до уровня поломоек...

Владимир Круглый: Ну это не Минздрав ведь довел...

Александр Денисов: Ну кто?

Владимир Круглый: Это...

Александр Денисов: Чтобы накручивать зарплату, чтобы было, из чего доплатить врачам.

Анастасия Сорокина: Вот из Челябинской области сообщение, Саш, предложение: «Только большая зарплата решит кадровый вопрос».

Александр Денисов: Да. На аутсорсинг отдают вот этот средний персонал.

Владимир Круглый: Зарплата плюс жилье, плюс социальный пакет. Безусловно, престиж медицинской профессии должен повышаться, особенно среднего медицинского персонала. У нас сейчас «скорая помощь», у нас в основном это фельдшерские бригады. Вот что происходит? Вот сейчас выходит выпускник из медицинского колледжа, там двухнедельная практика, и он один с водителем часто...

Александр Денисов: Да, вот вы сказали «бригада», я хотел поправить, что «бригада» – это преувеличение, один, одна женщина.

Владимир Круглый: Да. Он один с водителем или одна эта девушка едет на острый коронарный синдром. Она должна поставить диагноз, определить необходимость, здесь делать тромболизис или нет, то есть массу решить проблем каких-то, еще и дотащить этого пациента...

Александр Денисов: Да, вот я хотел вам рассказать, как делают, – по соседям быстро пробегают, может, кто поможет.

Владимир Круглый: Конечно. И все это вот как-то не учитывается у нас, вот эти вот аспекты должны быть в первую очередь решены, в первую очередь, это самая практическая часть здравоохранения. Если в Москве еще как-то это решается, то в регионах, я вас уверяю, очень-очень большие проблемы, очень большие проблемы.

Александр Денисов: Вот первый шаг, очевидно, целевой набор когда принесет успехи? Потому что маховик настолько раскрутился, здравоохранение и образование пережили такие жуткие времени, когда и зарплату задерживали, и люди все равно работали, лечили, и там зарплаты были маленькие, все равно работали, лечили. Вот когда уже начались вливания, а уже поздно, оно вот крутится, все хуже и хуже, и предотвратить это мы ничего не можем. Когда мы успехи увидим в нашем здравоохранении?

Владимир Круглый: Во-первых...

Александр Денисов: Все уже предприняли, понимаете, а толку нет.

Владимир Круглый: Во-первых, я еще раз повторюсь, эта система уже работает, ничего нового нет, там просто будет увеличен целевой набор, увеличен, то есть он уже есть, он будет доведен практически до 100% для ординатуры и до 70% для студентов. И успехи есть. Вот у нас недавно докладывала в Совете Федерации...

Александр Денисов: ...бывший министр, да?

Владимир Круглый: Да, Вероника Игоревна Скворцова, она сказала, что все-таки тенденция есть, у нас увеличивается количество врачей в первичном звене, в этом году, по-моему, не ошибаюсь, на 6 тысяч всего по разным специальностям. Шесть тысяч, может быть, не так много, но если 25 тысяч дефицит, то все-таки это какая-то такая существенная цифра. И если вот этот вот будет отлажен вот этот механизм, набор...

Во-первых, нужно расширять набор, увеличивать набор именно за счет бюджетных мест, чтобы людей привлекать к целевому набору, чтобы не было такого, что вот эти целевые места были не востребованы. Это, конечно, работа в регионах. Кстати говоря, не только зависит от Минздрава. Вы знаете, что у нас из 103 высших учебных заведений в медицине только 47 в системе Минздрава, а остальные, бо́льшая часть – это Минобрнауки, и там тоже своя история. Вот в нашем, например, городе, в Орле, откуда я приехал, там медицинский факультет, это очень нужно для региона, таких факультетов очень много, там тоже проводится такая работа и должна проводиться еще сильнее с учетом региональных проблем, именно региональных.

Анастасия Сорокина: Выслушаем как раз из Волгоградской области, Анатолий на связи с нами, со студией. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Владимир Круглый: Мы по второму вопросу не поговорили.

Александр Денисов: Да.

Зритель: Я звоню с Нижней Добринки, это Камышинский район. У нас, это, в селе очень большая больница была на 20 койко-мест, вот.

Владимир Круглый: Это разве большая?

Зритель: Были врачи. А сейчас все развалили, требуется ремонт, 4 миллиона, что ли, не могут найти, чтобы восстановить больницу, хотя жена у меня работала, другие люди работали, сейчас все закрыли.

Александр Денисов: А куда же вы ездите? В какую больницу?

Анастасия Сорокина: Какая-то помощь есть медицинская?

Зритель: Ну, фельдшерский пункт есть, но приезжает 2 или 3 раза в неделю. Я езжу в Камышин, вот.

Владимир Круглый: А сколько население там?

Зритель: Пятьдесят километров до Камышина, вот.

Александр Денисов: А в поселке сколько у вас жителей?

Зритель: Где-то около тысячи.

Александр Денисов: Тысяча.

Зритель: Тысяча, да. Есть дом-интернат, туда вот все люди ушли, в дом-интернат, когда больницу развалили, закрыли.

Александр Денисов: Спасибо, Анатолий.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Владимир Круглый: Прокомментирую?

Александр Денисов: Вы удивились, что большая больница, ну 20 мест было, сейчас вообще ни одного.

Владимир Круглый: Двадцать коек – это, конечно, маленькая больница, это, видимо, была участковая больница.

Но я хотел бы, знаете, мы вот не обсудили, доктор, которая говорила по поводу...

Александр Денисов: Второй звонок.

Владимир Круглый: Которая про необстрелянных людей – это то, о чем я говорил.

Александр Денисов: Да, с самого начала, кстати.

Владимир Круглый: То есть вот эта система... Вы знаете, разное отношение врачей. Там обязательно, к таким врачам в обязательном порядке прикрепляется наставник опытный, который 24 часа на связи с ним, он может обратиться по любому вопросу.

Но все-таки я согласен вот с этим доктором, что все-таки более правильно, чтобы в первичное звено шли люди после ординатуры, имея специальность семейного врача или врача общей практики, то есть чтобы он мог заменить узких специалистов каких-то, чтобы он мог посмотреть как хирург и понять, какой пациент нуждается действительно в лечении у хирурга, у кардиолога, чтобы он мог наблюдать пациентов после проведения операций. Знаете, это очень, очень серьезная специальность, это специальная, которая требует высочайшей квалификации, которая требует квалификации в диспансеризации, в наблюдении, в ранней диагностике онкологических заболеваний.

Вот мы когда говорим о результатах лечения онкологических заболеваний, оно зависит не от онкологов, оно зависит от врача первого контакта, который проводит диспансеризацию. Не онколог, терапевт, врач общей практики должен понять, что у пациента есть признаки злокачественной опухоли, и направить его к специалисту. Без этого никакие у нас результаты нацпроекта по борьбе с онкологическими заболеваниями не будут выполнены, это 100%.

Анастасия Сорокина: Очень много сообщений, зрители предлагают...

Владимир Круглый: И по поводу вот этого, извините, последнего звонка, по поводу больницы в 20 коек. Конечно, это была, видимо, небольшая участковая больница. Ну вот здесь, конечно, доступность, очень трудно понять, какая там ситуация. Может быть, там круглосуточные койки в этом населенном пункте на тысячу населения и не нужны, но нужна, конечно...

Александр Денисов: Ну как, звонившему нужны, судя по всему.

Владимир Круглый: Нужна врачебная амбулатория как минимум, как минимум, то есть это вот, знаете, пример той оптимизации, о которой уже все как бы высказались, и вице-премьер, что оптимизация проведена ужасно, во многих регионах доступность пострадала серьезно. То есть, конечно, все должно быть разумно. Койки круглосуточного пребывания, возможно, там не нужны, но какая-то доступная первичная медико-санитарная помощь, безусловно, нужна. Если там фельдшер приезжает 2–3 раза в неделю, о чем мы можем говорить? О каком проведении нормальной диспансеризации, о чем мы говорили, о наблюдении за пациентом? Конечно, этого, вероятно, там сложно достичь.

Александр Денисов: Ну да, это не медицина, это какая-то отмазка, уж скажем прямо, по-русски.

Владимир Круглый: Да. А больница за 50 километров – это все-таки очень далеко.

Анастасия Сорокина: Не специалисты, я так подозреваю, пишут сообщения в большом количестве, предложения и просьбы вернуть интернатуру, потому что страшно идти к молодым врачам. Просят единую зарплату по всей стране. В общем, в основном...

Владимир Круглый: Ну, сейчас система оплаты медицинских работников будет меняться, это уже разработается. Пока о деталях, может быть, трудно сказать, я не могу, но там точно будет увеличена доля оклада, то есть если раньше он был 30%, то сейчас это будет более 50% точно.

Стимулирующие выплаты за что-то... Тут есть разные точки зрения по поводу этих стимулирующих выплат, типа что врач попадает в зависимость от руководителя, от главврача, который назначает или не назначает и тем самым выражает свое отношение к этому специалисту, таким образом как бы врач попадает в какую-то зависимость определенную от главного врача. Это детали, но по сути это будет, конечно, увеличение, будет какое-то выравнивание заработной платы от региона к региону, это Минздрав над этим работает совершенно точно.

Анастасия Сорокина: Но зарплаты поднимутся у людей? Могут они рассчитывать, медицинские работники, что они будут получать достойную зарплату за ту работу, которую они выполняют?

Владимир Круглый: Повышение зарплаты – это немного другое, здесь идет речь о начислении, о системе заработной платы. В общем, где-то приближается к той старой, как я понимаю, тарифной сетке, которую в свое время отменили, теперь все-таки к ней возвращаемся, с тем чтобы, вот о чем пишут людей, сделать ее более-менее сопоставимой от региона к региону.

Потому что вот сейчас, например, не секрет, что в Москве заработная плата существенно выше, чем в регионах. Вот, например, из Орла многие врачи ездят на работу в Москву вахтовым методам по дефицитным специальностям, анестезиолог-реаниматолог, скажем, или другие специальности, достаточно много... Не только врачи, кстати, ездят, это вообще все люди ездят в Москву, не только из нашего региона, из всех близлежащих регионов, это такая уже давно сложившаяся практика не очень хорошая. И если будет все-таки в регионах заработная плата выше, то будет меньше мотивации людям уезжать в Москву на работу.

Александр Денисов: Спасибо большое, спасибо, Владимир Игоревич. В студии у нас был Владимир Круглый, член Совета Федерации, заслуженный врач России. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Владимир Круглый: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)