Владимир Кузнецов: Как только вы оплачиваете вывоз мусора по платежке - вы соглашаетесь с тарифом

Владимир Кузнецов: Как только вы оплачиваете вывоз мусора по платежке - вы соглашаетесь с тарифом
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Владимир Кузнецов
генеральный директор Центра экологических инициатив

Платежи за вывоз мусора: можно ли сэкономить? Россияне уже заплатили по первым платежкам, где стоимость вывоза твердых коммунальных отходов (ТКО) рассчитана по новым тарифам. В разных регионах стоимость услуги различаются В ДЕСЯТКИ раз! В ряде регионов с 1 апреля начали вводить льготы, чтобы снизить нагрузку на жителей. Можно ли сэкономить?

Александр Денисов: Сейчас напомним, как с нами связаться.

Анастасия Сорокина: Да. Нам можно позвонить в прямой эфир. Действует… точнее, известен номер телефона, по которому абсолютно бесплатно из любой точки России вы можете нам позвонить. А также у нас есть группы в социальных сетях, куда вы можете писать и, конечно, высказывать свое мнение, задавать свои вопросы.

Александр Денисов: Да, будем на связи. Ну и сейчас расскажем о рубрике «Реальные цифры». Что мы на этой неделе считаем? Мы решили поинтересоваться, сколько получают жители малых и средних городов, а также обитатели сел. Напишите, укажите название населенного пункта, область, ну и главное – ваш заработок. А в конце недели вместе с вами подведем итоги.

Ну и переходим к первой теме – «Тариф на выброс». Заглянем вместе с вами в платежные документы, сколько там с нас берут за вывоз мусора.

Анастасия Сорокина: Да. Самое интересное – какой разброс цен за эту услугу по всей стране. Где-то берут всего 90 рублей за кубометр отходов, а где-то – почти 3 тысячи.

Александр Денисов: И еще интересно, а чем подкреплены такие тарифы по 3 тысячи? Всегда ли это обосновано?

В зависимости от региона семейные расходы на вывоз твердых коммунальных отходов различаются в десятки раз. Средняя плата по стране на семью из трех человек, по данным международной аудиторской компании «ФинЭкспертиза», составила 3 677 рублей в год, минимальная – 135 рублей (неожиданная цена), максимальная – аж 9 186 рублей.

Анастасия Сорокина: Тарифы на вывоз мусора сейчас устанавливают регионы: в одних рассчитывают плату за вывоз мусора исходя из площади квартиры или дома, в других выставляют сумму в зависимости от числа проживающих. По данным нашего исследования в рубрике «Реальные цифры», проведенного в феврале этого года, оказалось, что минимальный платеж по принципу «с человека» составляет 50 рублей, а максимальный – 262 рубля; минимальный поквадратный платеж составил 3,30, а максимальный – 9 рублей за 1 квадратный метр жилья.

Александр Денисов: Тему будем обсуждать вместе с вами. Звоните нам, пишите: сколько вы платите за вывоз мусора, устраивает ли эта цена вас, обоснован ли этот тариф, на ваш взгляд.

И у нас сегодня в студии – Владимир Сергеевич Кузнецов, генеральный директор Центра экологических инициатив. Владимир Сергеевич, здравствуйте.

Владимир Кузнецов: Добрый день.

Александр Денисов: Невозможно не заметить, что на смену… Помните, в прошлом году были митинги против свалок? Мы все узнали эту карту, «мусорную карту» страны. А теперь начались в некоторых регионах… Вот в Кировской области был митинг, несколько тысяч людей недовольных тарифами на вывоз мусора.

Вопрос. У правительства один вектор – провести «мусорную реформу», у жителей другой вектор – платить как можно меньше, у бизнеса третий вектор – получить с нас как можно больше за вывоз мусора. Как в басне получается. Вот как нам совместить три вектора, чтобы все были довольны?

Владимир Кузнецов: Ну, действительно, эта проблема не только в мусоре, а она во всех коммунальных платежах, такая же. Мусор приравнен к коммунальной услуге как таковой, обращение с отходами. Это не является прямо коммунальной непосредственно… и не является, так сказать, коммунальным ресурсом. Хотя на самом деле, как нам представляется и экспертам представляется, все-таки это ресурс, причем ресурс возобновляемый и так далее.

И мы считаем, что это уникальный ресурс, потому что он единственный, который образует сам житель. То есть это не нам поставляет кто-то тепло, электроэнергию, воду и так далее. Нет, это житель образует. И он же за него платит, за обращение. Поэтому я считаю и считаю многие эксперты, что житель вправе – как и образователь этого ресурса, так и плательщик этого ресурса – вправе участвовать в формировании в том числе и тарифа на обращение с этими отходами. Но, к сожалению, наша система…

Александр Денисов: Ну, как минимум задать вопрос: обосновано ли это?

Владимир Кузнецов: Да.

Анастасия Сорокина: А давайте как раз посмотрим, что произошло. Вот сейчас уже появляется реакция на новые тарифы. И вот что происходит в Калининграде. Давайте посмотрим, у нас есть репортаж оттуда.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Владимир Сергеевич, тут сюжет требует некоторого пояснения. То есть недовольны тарифами не только мы, физлица, но и юрлица, особенно бюджетные – у них оказались заложены в бюджете старые тарифы, новые им не потянуть. И вот такие проблемы возникают. По всей стране такая ситуация с бюджетными учреждениями?

Владимир Кузнецов: Она по всей стране. И что сделано здесь неправильно? К сожалению, вот эти нормативы так называемые – с квадратного метра или с одного посетителя, количество посадочных мест и так далее…

Александр Денисов: А посетители мусорят в музее, интересно?

Владимир Кузнецов: Ну, считается, что мусорят. Только вопрос: с чего брать? С квадратного метра? С количества посадочных мест в кафе, допустим, или посетителей? И так далее.

К сожалению, вот эти нормативы введены, на мой взгляд опять и по мнению экспертов, неправильно – они введены обычными распоряжениями. Распоряжение – это нормативный акт, который просто указывает какие-то действия, а не вводится как правило руководителем о том, как надо делать что-то.

Мы считаем, что такой акт должен быть – как минимум постановление правительства, органа исполнительной власти региона, но никак не распоряжение. Потому что как раз черт в этих мелочах, в этих цифрах, которые заложены. Поэтому и получается, что с квадратного метра вот этот бедный музей, в котором и посетителей-то не так много наверняка, должен платить сумасшедшие деньги.

Анастасия Сорокина: Владимир Сергеевич, получается, что инициатива к тому должна подтолкнуть, чтобы мы стали сортировать мусор, чтобы все стало культурно, чтобы мы фактически платили за раздельные отходы?

Владимир Кузнецов: По факту, по факту.

Анастасия Сорокина: По факту, да. Но свозят-то их опять на общую свалку. В чем смысл?

Владимир Кузнецов: Значит, смотрите, какая тут ситуация. Ну, ясно, что наша инфраструктура, как говорят, она не готова. Естественно, у нас нет столько ни перерабатывающих мощностей… У Калининграда тоже рядом везде заграница, и все.

Анастасия Сорокина: Но тарифы-то уже готовы.

Владимир Кузнецов: Совершенно верно. Но они говорят вместе с тем: «Внедряйте раздельный сбор и, пожалуйста, делайте по факту». Но они молчат, что надо делать по факту – и будет оплата по факту. Опять же никто не готов к этому «по факту». Кто этот факт будет устанавливать? Кто будет администрировать это? Кто будет рассчитывать все это?

К сожалению, не хватает звена. Мы об этом предупреждали законодателя еще где-то года три назад – о том, что надо делать промежуточное звено между региональным оператором и местными властями. Вот как раз то звено…

Ведь что такое региональный оператор? Это автотранспортное предприятие, к сожалению, обычная мусоровывозящая компания. У них основные заботы – это их парк транспортный, ремонт, кадры, финансы, все. Они с жителями не могут работать. Они устанавливать все вопросы взаимоотношений не могут. Поэтому мы считаем, что должен быть…

Анастасия Сорокина: А звено – это чиновники? Или кто это должен быть?

Владимир Кузнецов: Звено – это органы местного самоуправления вместе с жителями, как раз связующее звено до регионального оператора. Региональный оператор взял из контейнера мусор и повез, все. А куда он повез – это его проблемы: почем, куда и как. Мы здесь даже можем не отслеживать, если это будет опять же администрироваться и экономически будет выгодно, куда он повезет. Это его дело. Пусть он возит эти полезные фракции на полигон и платит сумасшедшие деньги за эти объемы.

Но ведь, к сожалению, у этого регоператора поставлено так экономически, что ему оплачивают по факту привезенного на полигон. Вот вам и все, весь выход из этого. Чем больше он привезет, чем дальше он это отвезет и заложено это будет в тарифе…

Анастасия Сорокина: …тем выгоднее.

Владимир Кузнецов: …тем выгоднее. Мы не можем разрубить никак, так сказать, это непонимание, что это элементарно.

Александр Денисов: Владимир Сергеевич, давайте послушаем, как дела с вывозом мусора в Ханты-Мансийском округе, Василий к нам дозвонился. Василий, добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, Александр и Анастасия. Я коротко обрисую ситуацию. Вот то, что у нас происходит с этой так называемой «мусорной реформой» – это натуральное издевательство. Я с экспертом совершенно, абсолютно согласен. Абсолютно не готово. Вот у нас конкретно что происходит? Сейчас увеличен тариф со 100 до 130 рублей с человека. Но что возмущает? У нас не готова инфраструктура абсолютно. Действительно, передали все на уровень региона – региональным операторам. Они здесь нам уже платежки присылают вместе с квитанцией за оплату электроэнергии, а контейнеры для раздельного сбора не установлены в поселках.

Дальше… Извините, секундочку. Плюс к этому так называемые полигоны для временного размещения бытовых отходов – они на самом деле свалки. То есть там также не предусмотрено раздельное хранение отходов. И фактически получится, что даже если контейнеры поставят у нас на улицах, как это положено, то мы будем раздельно мусор, как говорится, сбрасывать в эти контейнеры, а на свалку их вывезут, на эти полигоны для временно размещения и вывалят в общую кучу, как всегда.

Плюс к этому я еще скажу. Почему называются полигоны для временно размещения? Нам раньше говорили, года три назад, что эти полигоны так называются, потому что оттуда будут мусор вывозить, вывозить для последующей утилизации, сжигания, переработки. Но у нас нет мусороперерабатывающих предприятий в округе.

Александр Денисов: Василий, вы знаете, добавлю. Вот эти все знаменитые свалки в Московской области тоже носят характер… такая у них прописка есть «временный». И это «временное» тянется десятилетиями. Так что временное постоянным может стать легко.

Зритель: Да. У нас ведь и свалки. Я не знаю, по России их около 90 тысяч.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Понятно, спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Вот разве это реформа – с припиской «временное»?

Владимир Кузнецов: Вся беда в том, что у нас, к сожалению, не с кем разговаривать. Вы знаете, у нас все нормы отсылают к региональному оператору. Он должен вам контейнеры дать, бункеры дать, пункты раздельного сбора какие-то сделать и так далее. А региональный оператор – к нему просто не дозвониться. С ним надо заключить договор.

Кстати, с договором, как правильно говорят, здесь надо очень осторожно сейчас. Если только первый раз вы сейчас по платежке оплатите – все, считается, что вы как бы согласились и договор подписали. Это так называемые конклюдентные отношения.

Александр Денисов: Какие?

Владимир Кузнецов: Конклюдентные отношения. Это когда считается… Причем прописано вот такое название, которое никому не понятно. Это считается по умолчанию как бы, что вы, так сказать, тем самым сделали знак, что вы согласны с этим. И вот эти отношения позволяют регоператору считать все.

Соответственно, дальше во всех ваших даже судебных тяжбах вы будете здесь неправы, потому что вы согласись с тем, что вас этот тариф устраивает, все отношения вас устраивают. Хотя это совершенно неверно. Если вы обратились к региональному оператору, опять же говорят, он должен вам организовать раздельный сбор отходов. Хотя у местного самоуправления тоже это прописано. Но прописано у всех это… Так сказать, никто не обязан. Там написано, что он должен содействовать этому.

Мы считаем, что это совершенно неправильная формулировка. Его надо обязать. Если, например, домовладение, ТСЖ, ЖСК, неважно кто, домком, коллектив собственников принял решение, что ему надо раздельный сбор, и он хочет оплачивать по факту, то с этого момента регоператор должен принять вот эти все условия тоже на таких же отношениях, понимаете, как…

Анастасия Сорокина: Владимир Сергеевич, подождите. То есть сейчас уже пришли платежки, кто-то уже оплатил. Получается, что они в безвыходной ситуации?

Владимир Кузнецов: Беда, беда, беда. Да, к сожалению, это так. И никуда от этого нам не деться. Это прописано в 232-м постановлении, что это действует. И мы считаем, что это совершенно неправомерно.

Причем эта неправомерность тянется из Гражданского кодекса. В Гражданском кодексе написано… «Отходы мои. Я – собственник. Я распоряжаюсь. Без меня никто не может однозначно это сделать». Но, к сожалению, 89-ФЗ и многие формулировки – как вам сказать? – они иезуитские.

Вот нам говорят, что собственник отходов или собственник жилого помещения обязан заключить с регоператором договор. Там не так написано. «Он обязан обеспечить обращение с отходами, – написано, – путем заключения договора с регоператором». Немножко другая фраза, понимаете, и ее можно трактовать по-разному. А нам трактуют, что он обязан заключить договор. Нет такого, не записано такого ни в 89-м законе, ни в Гражданском кодексе, ни в Жилищном кодексе.

Анастасия Сорокина: Так что делать? В суд обращаться? Или как решать эту проблему?

Владимир Кузнецов: Вы понимаете, здесь на самом деле суд какой? Местный суд наверняка примет решение, и до Верховного Суда будут приняты решения все в одну сторону, мы это понимаем. Поэтому первый же прецедент, который дойдет до Верховного Суда – я надеюсь, что там будут поставлены точки над «i». Другого варианта, к сожалению, пока мы не видим.

Александр Денисов: А вот смотрите… Настя, прости, пожалуйста.

Анастасия Сорокина: Кто-то же не успел еще оплатить.

Владимир Кузнецов: И таких много.

Александр Денисов: Да. А вот вариант – допустим, Кировская область. Я посмотрел, недавно у них там тоже жители возмутились, и то ли тысяча, то ли полторы вышли на митинг. Губернатор обратил на это внимание, и там понизили тариф на 40 копеек, а для жителей в домах, в своих домах, по-моему, на 80 копеек. И министр, кировский министр ЖКХ и энергетики Игорь Редькин предложил расшифровывать в платежных документах, как складывается тариф на вывоз отходов.

Владимир Кузнецов: Калькулятор такой, как они говорят.

Александр Денисов: Да. То есть все зависит от успешности губернатора и его команды? Если они готовы начать… взяться за рычаги, то проблемы будут решаться, а где у губернатора до этого руки не доходят – там так все и будет?

Владимир Кузнецов: Опять здесь две силы. Значит, мы прекрасно знаем, кто стоит за регоператорами, кто стоит у нас за контрактами в Москве.

Александр Денисов: Давайте скажем, кто стоит.

Владимир Кузнецов: Мы все это прекрасно знаем. Ну, я не знаю, это высшие силы. Я иначе назвать не могу. Там стоят и органы правоохранительные, представители (так будем говорить), как-то участвующие в этом.

Александр Денисов: То есть структуры, аффилированные с региональной властью, правильно?

Владимир Кузнецов: Ну естественно. Поэтому они, извините, в Москве в префектуру дверь ногой открывают без проблем всяких и не разговаривают ни с какими управами, ни с ГБУ и так далее. Те просто под козырек берут все. Поэтому здесь зависит, конечно, от политической силы и воли этого губернатора, который может что-то сделать.

Но есть еще один страшный разрыв. Если у нас сейчас все полномочия по обращению с отходами переданы Минприроды, отняли их у Минстроя, у Министерства ЖКХ и строительства, то у нас получается, что на местах нет представителей Минприроды, они заканчиваются на регионе. И на местах все отдано как раз структурам Минстроя. В Московской области это Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства. И получается разрыв: тут уже Минприроды нет, а все регулируют строители и ЖКХ.

Александр Денисов: А Минстрой чем плох, объясните?

Владимир Кузнецов: У Минстроя отняли эти полномочия на федеральном уровне, наверху, передали все Минприроды.

Александр Денисов: А внизу у него остались полномочия?

Владимир Кузнецов: А внизу полномочия как раз все в строительстве и в ЖКХ, вот в этом секторе, понимаете, в жилищно-коммунальном хозяйстве. И получается разрыв. Чтобы обратиться тому же жителю, он вынужден обращаться в жилищно-коммунальное хозяйство, которое не владеет ни вопросами экологии, ни минприродовскими вопросами природоохранного законодательства и так далее. Здесь разрыв.

Опять мы говорим о том, что нет здесь звена, которое бы эти все вопросы урегулировало. На Западе такое звено есть. В Швейцарии, в Германии, во всех этих странах есть тот, кто работает и с жителями, и с местной властью, и с регоператорами, и с мусоровывозящими компаниями.

Александр Денисов: Получается, что у нас единственное рабочее звено – это губернатор, и то если есть политическая воля и нет заинтересованности. Правильно?

Владимир Кузнецов: Такая же вещь в Ярославской области произошла. Я там был, с жителями встречались. Там у них был оператор из нашего Московского региона. И там удалось губернатору за счет своей воли отстоять и полигон для себя, не взяли его на региональный уровень, и смогли…

Александр Денисов: Чтобы к ним не завозили больше ничего?

Владимир Кузнецов: Да, да, да. Чтобы могли там хозяйствовать грамотно. Все зависит от местной власти, насколько она сильна и насколько она независима, или насколько у нее связь с населением.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, что происходит в Ижевске, до нас дозвонился Виктор. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот какой вопрос. Я прописан в Ижевске, плачу нормально за мусор все. У меня дом в 34 километрах от Ижевска, в собственности, там я не прописан. И с меня еще там берут за мусор. Это правомерно или нет?

Анастасия Сорокина: Спасибо за вопрос.

Владимир Кузнецов: Ну, это просто безобразие. Мы уже об этом говорили. К сожалению, если по некоторым видам услуг можно принести справку: «Я не живу. Прошу с меня… Ну не потреблял я, допустим, воду, не жил я. Я установил это, неважно как, но факт установил», – то здесь вообще безобразие, когда берут с меня и за то, что я на дачу приехал в область, там с меня берут. Да, может быть, пониженный коэффициент какой-то. Как говорят, он сезонно растянут. Получается, что вроде бы зимой вас нет, но летом… Поэтому его как бы разложили по году, и все, и сказали: «В среднем будет вот столько». Это совершенно неверно!

Как раз здесь и надо переходить – по факту. И никаких нормативов тут действовать не должно. Вообще эта нормативная система… Во многих коммунальных платежах уже давно перешли на прямые договора, и именно по факту – счетчики и так далее. Так и здесь надо.

Анастасия Сорокина: Вот здесь вопрос. Сейчас же есть разъяснение, что можно платить по квадратным метрам, а можно платить с человека. Вот пришло сообщение из Иркутской области: «Живем в деревне, почти все стараемся утилизировать. Раньше с нас брали по количеству человек, а теперь с площади всего участка – 15 соток. В итоге тариф вырос в 5 раз». В этой ситуации можно ли выбрать, как ты хочешь платить?

Владимир Кузнецов: Да. Здесь опять есть беда такая, что опять за нас решают. Есть 354-е постановление Правительства Российской Федерации, «Правила предоставления коммунальных услуг», и там как раз прописано, что да, регион решает, каким образом это будет происходить: то ли это будет по нормативу накопления на одного человека, образование отходов, то ли по квадратным метрам. И причем всех проживающих. Не написано – зарегистрированных. Проживающих. Временно, постоянно – неважно. Кто как определяет? Это будет тоже непонятно совершенно.

И поэтому выбирают опять без нас и за нас, хотя это совершенно неверно. Все-таки эта норма относится к человеку, и он должен участвовать в формировании этого и каким-то образом голосовать. Пусть это будут публичные слушания, неважно как. Сход определяет это, можно решить все это. Такие процедуры прописаны.

Александр Денисов: Вот подушевая оплата – это любопытно. Часто же жители жалуются на ошибки, что, например, живет один человек, а ему пишут, что у него два или три. И опять же возвращаемся к уровню губернатора, кто может решать вопросы.

Например, в Тюменской области Александр Моор заявил, что будет увольнять работников Тюменского расчетно-информационного центра при ошибках за оплату на вывоз мусора. Всюду ли губернаторы решают вопросы, создают центры, которые бы отслеживали, сколько живет в квартире, сколько прописано? Потому что, извините, но компания заинтересована написать как можно больше.

Владимир Кузнецов: Конечно.

Александр Денисов: А кто даст по рукам?

Владимир Кузнецов: Конечно, конечно, конечно. Мы как раз и говорим, что опять это промежуточное звено должно быть, которое и ответственность будет нести, и регулировать эти вопросы. Медиатор здесь должен быть, находиться. Губернатор за всем уследить не может, у него и так выше крыши проблем в регионе у себя. Поэтому… Что, участковый придет и скажет: «Да, вы знаете, я видел, к нему приходили, у него там спят»?

Александр Денисов: Поели, поужинали.

Владимир Кузнецов: Это смешно, вы понимаете.

Анастасия Сорокина: Или соседи.

Владимир Кузнецов: Да, или соседи опять же. Процедуры нет, регламента нет, хотя вопрос серьезнейший, но тем не менее это вот так. Понимаете? И опять, если вы промолчали и оплатили эту платежку – значит, вы согласились, что у вас живет двадцать человек. Ну, что еще можно сказать?

Александр Денисов: Настя.

Анастасия Сорокина: Давайте посмотрим на Екатеринбург.

Александр Денисов: Давайте.

Анастасия Сорокина: Пока у нас не появилось промежуточное звено, есть люди, которые находят выход из сложившейся ситуации. Вот давайте посмотрим на решение из Екатеринбурга.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Ну, тут нужно пояснить, что это ТСЖ, руководители ТСЖ взяли на себя эту работу, чтобы договориться, решить все эти нюансы с региональным оператором.

Владимир Кузнецов: А регоператор просто испугался связываться, не захотел.

Александр Денисов: Испугался?

Владимир Кузнецов: Естественно вполне, потому что на самом деле здесь тоже много неурегулированных вопросов, поверхностная информация. Каким образом и насколько уменьшился объем? Кто это определял? Этот заявитель пришел и сказал: «Да, я раздельно буду, у меня будет по факту». А кто факт определял? По наполняемости контейнера? Контейнер тогда запираемым должен быть. Должен акт составляться ежемесячно…

Александр Денисов: Следить, чтобы туда не кидал кто-то еще из соседних дворов.

Владимир Кузнецов: Конечно, конечно. Тут процедур очень много, которые абсолютно не прописаны. Опять не хватает этого звена, которое должно этим заниматься. И я думаю, что регоператор думает: «Да ладно, черт с ним. Вот эти два ТСЖ, пусть они… Ну, я обязан».

Александр Денисов: Владимир Сергеевич, еще важный…

Владимир Кузнецов: Как только массовый характер пойдет – все.

Александр Денисов: Еще важный нюанс по фактическому вывозу мусора. Многие региональные операторы предупреждают, они говорят: «Ребята, если мы перейдем на фактический вывоз мусора, мы будем его видеть на околицах». То есть люди начнут сбрасывать туда, чтобы не платить.

Владимир Кузнецов: Ну да, конечно.

Александр Денисов: «У меня в контейнере ничего нет – значит, мне платить не за что».

Владимир Кузнецов: Да, вы поедете на своей машине и будете на обочины выбрасывать – вам это дешевле будет.

Александр Денисов: А опасность велика такого сценария?

Владимир Кузнецов: Да ну конечно, это глупость. Послушайте, нас уже пугали тем, что у нас завалены овраги все, прямо все жители это делают, вываливают все подряд. «А вот Росприроднадзора нет, административной инспекции нет, прокуратуры нет – никто ничего не видит». И что-то никаких этих фактов нет, к сожалению, никого не поймали.

Александр Денисов: То есть просто пугалки такие, да?

Владимир Кузнецов: Ну естественно. Это так же, как нас пугают тем, что… Но ведь беда-то в чем? Они знают прекрасно, в чем проблема. В том, что сейчас они строят заводы… Допустим, даже будем говорить о Московском регионе – грубо говоря, 10 заводов по миллиону тонн, на 10 миллионов тонн. Мы спрашиваем: «Завтра у вас будет раздельный сбор отходов – у вас уменьшится в два раза. Причем это быстро, сразу уменьшится. Что будете делать? У вас 5 миллионов тонн не поступит на заводы. Заводы будут стоять». Тишина. Их задача простая – сейчас освоить эти деньги, построить эти заводы, а дальше их ничего не интересует, наше светлое будущее.

Анастасия Сорокина: Вот сейчас очень много сообщений. С одной стороны, люди пишут… Кто-то уже оплатил. Мы сказали, что, к сожалению, они, в общем, поступили неверно – просто тем самым дали свое согласие. А кто-то пишет, что они не платят. Вот они возмущаются этими тарифами, возмущаются тем, что нет раздельного сбора, вот этих баков, этого ничего нет. Правильно ли они сейчас ведут себя в этой ситуации?

Владимир Кузнецов: Они ведут себя отчасти правильно. Но что надо сделать? Наряду с этим надо написать заявление. Любое ваше обращение будет фигурировать, в том числе и в судебных разбирательствах. Если вы просто не платите – ну, вы хулиган, естественно, нарушаете как бы закон вроде бы.

Значит, вы должны к этому приложить заявление, где аргументированно все написать: почему вы не платите, что вы хотите, чтобы вы удовлетворены были той услугой, которую вам предоставляют. Вы просите, например, организовать вам раздельный сбор. Вы хотите оплачивать по факту. Все это предусмотрено.

Александр Денисов: А заявление в жилищно-коммунальную компанию или в регион?

Владимир Кузнецов: Лучше – во все органы, вы знаете, потому что мы знаем прекрасно…

Анастасия Сорокина: И экологические?

Владимир Кузнецов: Да. Скажут: «Почта не донесла. А вот здесь мы не видели. А тут неправильно написали, не в тот орган», – и так далее. Во все органы пишите, начиная с региона и заканчивая управляющей компанией.

Анастасия Сорокина: А имеют ли право не ответить на такие письма? И что делать, если ты пишешь, а тебе в ответ – тишина?

Владимир Кузнецов: Если с уведомлением, вы получили корешочек – все. Это их дело, могут не отвечать, их проблемы. Они получили.

Анастасия Сорокина: А мы не можем не отвечать, у нас звонок.

Александр Денисов: Да, у нас звонок, мы отвечаем. Марина из Астрахани дозвонилась. Марина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Я вот с июня месяца 2018 года борюсь за то, чтобы поставили…

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, чуть-чуть погромче, Марина, а то у вас плохая связь.

Александр Денисов: Трубку поднести поближе.

Зритель: Я говорю, что с июня месяца 2018 года борюсь за то, чтобы поставили у нас ящики, ну, баки. У нас ездит машина в пятницу, один раз, большая. Заставляют нас вешать на заборе мусор. Вы представляете, особенно летом, что творится: бегают собачки бездомные и остатки растаскивают по улице, а потом люди ходят и собирают. Но платежки идут каждый месяц – по 100 рублей. Я не платила ни одного дня. Я пишу, звоню – одни отписки. Уже скоро год! Все обещают…

Александр Денисов: Марина, не очень хорошо слышно. То есть вы требуете уже целый год, чтобы вам поставили баки, правильно?

Зритель: Да, да.

Александр Денисов: А что вам в ответ? Что говорят в ответ?

Зритель: А они все обещают. А потом они говорят: «Это везде так». Ну, мол, не только мы. Я говорю: «Вы что? Мы в каком веке вообще живем? В двадцать первом!»…

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Марина, спасибо вам за звонок. Действительно плохая связь.

Александр Денисов: Ну, в принципе, логично: зачем бак, если есть забор, на который можно пакет повесить? Владимир Сергеевич.

Владимир Кузнецов: Ну да, конечно. Кстати…

Александр Денисов: Это выход, кстати.

Владимир Кузнецов: Да. Ну, у нас в Подмосковье мы смотрим…

Александр Денисов: Есть заборы, да-да.

Владимир Кузнецов: Да, есть. И что опять записано в наших нормативных актах? Особенно в Московском регионе прямо они пишут: «Вы знаете, вот эти пакеты, мешки эти сейчас не предусмотрены, как бы запрещено». Ничего подобного, не было такого. Раньше был этот сбор.

Другое дело, что регоператор, как опять записано, обязан обеспечить вам по себестоимости эти контейнеры, которые вам обязаны привезти, если вы напишете опять-таки им заявление. Я не знаю, насколько там можно, так сказать, связаться с этим регоператором их. Я не представляю, как это можно в регионе делать. У нас в Москве к контрактнику не обратишься с такой услугой.

Анастасия Сорокина: Ну, она правильно делает? Она не платит просто…

Владимир Кузнецов: Правильно. Но, к сожалению, правильнее было бы все-таки уведомить об этом – о том, что она хочет. И получить корешочек о том, что… «Да, я обращалась». Тогда и взятки гладки.

Анастасия Сорокина: Давайте еще один звонок выслушаем, как раз из Московской области дозвонилась нам Татьяна. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Московской области, я живу в городе Железнодорожном. Вот у нас с января приходят платежки за вывоз… ну, мусора, в общем, обращение с ТКО. Я живу одна, прописана одна, живу одна, у меня 38 квадратов. Раньше я платила где-то около 150 рублей – сумма, которая была в «Ремонт и содержание жилья». Теперь с января месяца плачу почти что без 3 рублей 270. Никаких раздельных баков у нас и в помине нет и, как я понимаю, не предвидится. Выкидываем все в один бак. Я думаю… Господин Кузнецов, по-моему, у вас сидит, гость, да?

Александр Денисов: Да, Владимир Сергеевич.

Зритель: Не ошиблась я?

Анастасия Сорокина: Да, все верно.

Зритель: Почему мы должны ходить, что-то писать, у кого-то что-то просить, чтобы нам поставили, чтобы нам пересчитали, ли чтобы, пока баков нет, не брали с нас? Почему я должна ходить и просить? Почему они не ставят баки? Раз вы денежки уже дерете – так, будьте любезны, поставьте баки. А так за что вы берете? Я платила 150 рублей, а теперь я плачу 270 рублей. Я прописана одна. У меня мусора, я вам честно говорю, хорошо если наберется полкило, ну, килограмм за неделю.

Александр Денисов: Татьяна, вопрос. А вы, судя по всему, пенсионерка, правильно?

Зритель: Естественно, конечно.

Александр Денисов: Татьяна, вот губернатор области Воробьев обещал льготы ввести при оплате за вывоз мусора. У вас есть льготы или до сих пор не ввели?

Зритель: Ну, мало ли чего там обещают. Обещал? Обещанного три года ждут. Так что надо сначала это производство наладить, а потом уже брать деньги. С деньгами они быстро подсуетились, с нас стали брать, ввели, ни с кем не согласовывали ничего. А теперь мы должны бегать и с кем-то согласовывать: «Поставьте нам, пожалуйста, бачки. Поставьте нам, пожалуйста, бачки».

Анастасия Сорокина: Спасибо, Татьяна, понятна позиция.

Александр Денисов: Спасибо, понятно. Вот про баки и про льготы. Почему ни того, ни другого нет?

Владимир Кузнецов: Ну, в Московской области приняли решение – квадратный метр, действительно. Ну, как отвечает обычно господин Коган, который отвечает, от Минприроды министр Московской области? Он говорит о том, что: «Проблем никаких нет, пусть обращаются. Регоператор обязан, – а там семь регоператоров, насколько я знаю, по Московской области, – обязан поставить по себестоимости». Причем там действительно себестоимость копеечная. Мы удивляемся даже! Кубовой контейнер, который стоит на рынке 10 тысяч, он стоит там тысячу с небольшим, то есть в 10 раз меньше.

Анастасия Сорокина: То есть эти пенсионеры должны за свой счет еще покупать баки?

Владимир Кузнецов: К сожалению, ей не нужно кубовый брать. За 100 с чем-то рублей можно взять 100-литровый контейнер, поставить у себя на участке, собирать его. Будет приезжать машина и по факту будет брать у нее. Это все можно было бы сделать. Ну, понятно, что пенсионеру тяжело. Значит, кто? Орган социальной защиты населения какой-то должен быть опять же, опять медиатор должен быть какой-то. Понимаете? А до этого ничего не доходит.

Анастасия Сорокина: А если человек инвалид, если какие-то есть ограничения? Вот она правильно говорит: «Почему я должна ходить и добиваться того, за что я уже плачу?»

Владимир Кузнецов: Ну, к сожалению, она должна понять, что платит она так, как установили в Московской области, – с квадратного метра. И никто не знает, пенсионер она или кто она. Вот житель. Адрес есть? Домовладение есть? Будьте добры. И все. Подход-то простой.

Александр Денисов: А льгот почему нет? Обещал же Воробьев, действительно.

Владимир Кузнецов: Льготы? Пожалуйста. Органы социальной защиты и обеспечения должны за этим следить. И наряду со всеми остальными льготами по коммунальным платежам то же самое предусмотрено. Опять же кто-то…

Александр Денисов: Ну, вот у нее нет, у Татьяны.

Владимир Кузнецов: Ну, я не знаю, есть у нее или нет, и почему нет. Ну, это пересчитают и компенсируют.

Александр Денисов: Давайте расскажем про льготы, которые сейчас уже ввели в некоторых регионах. Многие регионы предусмотрели скидки на вывоз мусора. На Сахалине их получили ветераны Великой Отечественной войны, дети войны. В Амурской области, кроме многодетных семей, льготами смогут воспользоваться педагоги и медработники, вышедшие на пенсию. Право на скидку также получат жители домов, где нет печного отопления. Вот в Оренбургской области утвердили льготы для многодетных семей, для детей войны тоже, для тружеников тыла. Саратовская область собирается ввести скидки для ветеранов и почетных граждан. Также льготы планируют ввести в Ленинградской области, они коснутся ветеранов труда, военных, жителей сельской местности, пенсионеров и многодетных. То есть многие регионы пошли по этому пути.

Владимир Кузнецов: Конечно. Только нормативка отстает опять. Вы понимаете, у нас нормативка и организация, администрирование отстают от этих вопросов, поэтому жители и обращаются. Но, к сожалению, беда-то в том, что нам надо быстро указы президента выполнить, надо программы выполнить, поэтому все спешат, все отчитываются, а на самом деле, к сожалению, житель внизу не чувствует, что действительно что-то изменилось, а платить стали больше. Ничего не изменилось, даже во многих регионах хуже стало.

Анастасия Сорокина: Совсем немного у нас остается времени. Давайте еще выслушаем звонок, из Московской области дозвонилась до нас Нина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Город Чехов, Московская область. Вот я проживаю по улице Советской, дом 19. Мне пришла бумага, что я должна оплатить мусор. А куда носить-то? У нас нет ни баков по улице Советской, ни машина не приходит. За что я должна платить, скажите мне, пожалуйста?

Александр Денисов: Спасибо.

Владимир Кузнецов: Органы местного самоуправления обязаны обеспечить. Органы местного самоуправления обязаны обеспечить места накопления, сбора, хранения временного отходов. Она должна пойти, соответственно, в свой орган местного самоуправления, в свою власть местную. И эти вопросы решаются. Обязаны. Ну, обязаны. Вы понимаете, чем это обязательство подкреплено и что им за это будет, если они не выполнили этого. Но, как правило, к сожалению, регоператор должен поставить контейнеры, а место конкретное, куда он должен поставить, определяет обычно орган местного самоуправления.

Анастасия Сорокина: Очень много мнений, что сейчас региональным операторам этот раздельный вывоз мусора просто не выгоден.

Владимир Кузнецов: Он не просто не выгоден, а он категорически противопоказан, понимаете, по жизни, потому что, как я вам объяснял, они оплачивают по факту привезенного на полигон. У них нет другой возможности, к сожалению

Александр Денисов: То есть они не знают, что есть мокрый, есть сухой мусор, есть неперерабатываемый, да?

Владимир Кузнецов: Конечно. Послушайте, водитель мусоровоза приехал, загрузил бачки. И что там? Люминесцентные лампы? Что там? Его не интересует. Аккумуляторы, шины? Загрузил – и все, и повез. Опять же регламентом никак не предусмотрено, кто отвечает за то, что загружено в контейнеры. Никто. Опасные отходы, неопасные отходы? Опять беда. Опять нет вот этого промежуточного звена.

Александр Денисов: Возвращаемся тогда к первому вопросу. Я так, честно говоря, и не понял. Как нам совмещать интересы разных векторов, чтобы мы платили нормально и обоснованно, чтобы бизнес…

Владимир Кузнецов: Это касается не только отходов.

Александр Денисов: …и чтобы Правительство реформу провело.

Владимир Кузнецов: Вы знаете, у нас получилось так, что отходы стали и таким краеугольным камнем, и такой лакмусовой бумажкой. Надо нашу структуру власти менять. Эта власть в таком виде неработоспособна, к сожалению.

Александр Денисов: Вы имеете в виду…

Владимир Кузнецов: Нашу власть, управление, нашу федеральную власть. Все органы власти надо менять, потому что не могут они работать в новых условиях, они не могут в рыночных отношениях работать, они не могут работать, когда житель вообще отстранен полностью от принятия решений.

Александр Денисов: Послушайте, вот Гордеев, кстати, на стороне жителей выступает, вице-премьер, который курирует…

Владимир Кузнецов: А как он еще может выступать?

Александр Денисов: Он сказал, что должна быть система вывоза мусора по факту, а не по нормативу.

Владимир Кузнецов: Так это говорит и Медведев, это говорит и Путин.

Александр Денисов: «Должно быть разделение, оно будет выгоднее, будем платить только за неперерабатываемый мусор».

Владимир Кузнецов: А выгоднее кому опять? Понимаете, ведь каждый… Это так же, как у нас проблема… Допустим, Орешкин не может договориться с Минфином, или Набиуллина с кем-то. У них тоже там противоречия. Это нормальное явление как бы, рабочий процесс. Но только, ребята, не забывайте, живые люди-то есть, отходы есть, решать вопросы надо. Вы там можете спорить сколько угодно, но вы должны прийти к человеку уже, чтобы у него не было проблем. Вот и все. Поэтому вот такая структура власти, на мой взгляд, неработоспособна.

Александр Денисов: Понятно. Спасибо, Владимир Сергеевич, за мнение. У нас в гостях был Владимир Сергеевич Кузнецов, генеральный директор Центра экологических инициатив. Обсуждали тарифы на вывоз мусора и вообще проблемы «мусорной реформы». На этом не прощаемся, увидимся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (9)
Марина
Про Кировскую область это просто наглая ложь,никто не пошел населению ни на какие уступки,как в частном секторе установили баснословные тарифы с квадратного метра,так и еще население частного сектора обвиняют что люди подали в суд,идет стравливание людей в МКД и ИЖД. А еще министр Редькин озвучил что тарифы еще поднимут,так что держитесь люди!!!
Олег Тихонов
Может попробовать приложить голову и меньше мусора производить...
Елена
А нас устраивало, как было раньше. Была отлаженная система, никто не жаловался. Так зачем эта реформа?
Михаил
Разговор тоже ни о чем. Как всегда на ОТР... Мусор от купленного товара (упаковка, сломалось что то, состарилось...). Заложить в весь товар процент на утилизацию и все прошло бы легче для народа. Так нет ищут, во власти, на чем еще обогатиться. Кто заказчик этой мусорной реформы?,,, Боятся все. Быдло ведь мы. Ждем следующего побора... Например за канализацию. Ведь туда сливается не чистая вода...А г...но. Поднять тариф в 10 раз!!! Я уже за. Быдло ведь.
Ольга Дмитриевна
В Европе мусор приносит прибыль тем компаниям, которые им занимаются. Мусороперерабатывающие заводы строятся частично за счет администраций, частично за счет инвесторов. Почему-то в нашей стране хитро решили взвалить строительство заводов на плечи населения. В таком случае, мы должны иметь дивиденды от прибыли этих заводов, если их кто-то реально собирается строить, а не набивать карманы за счет населения.
Василий
Тариф 130рублей с человека. Это вообще откуда такая цифра взялась? Рег. Оператор Рифей. Я ещё понимаю оплачивать со взрослого человека, но с детей, которые на иждевении. Это перебор. Даже налоговая не так наглеет. Как объяснили в министерстве Свердловской обл. Мы платим такие суммы инвестируя в строительство завода по переработке. Хорошо. Согласен инвестировать только с условием что я получу долю с прибыли этого завода. Почему какой то предприниматель делает свой бизнес за мой счет? А вы все про баки говорите.
Марина
Я живу в городе Челябинске. У нас везде поставили контейнеры на раздельный сбор мусора. Написано что можно класть пластиковую тару, пленку, одноразовую посуду. В общем понятно - пластик, пластмасса, полиэтилен в том или ином виде. И жители стали активно пополнять эти контейнеры. В нашей семье бутылок не так много, а вот полиэтилена достаточно - упаковка. Но вот на днях пришла моя дочь и говорит: не собирай, мама, мешки. Я видела как выгружали из этого контейнера. Забрали только бутылки, а остальное выбросили. Это конечно хорошо, что бутылки забрали. Но они и раньше не пропадали. Наши местные бомжи эти мусорные бак по несколько раз в день эти баки шерстили. Всё ценное из них выбирали и сдавали - макулатуру, пивные банки и пластиковые бутылки. Выходит, что никаких изменений нет. Одна видимость.
Татьяна
Здравствуйте! Я тоже не согласна с тарифами по утилизации мусора. Живём в глубинке, у нас деревянный 2 х кв. дом. Весь мусор сжигаем, отходы идут на огород, с июля 2018 года я не вынесла ни одного пакета, он лежит в сарае, машина приезжала 1 раз в месяц, уже с верхом, полная! В настоящее время ходит тоже машина собирает мусор, очень далеко от дома, ходить ловить? За 114,5 коп? С человека! В поселке нет ни одного контейнера! Считаю, что это просто обдираловка! Скорей всего мусор, который накоплен, летом сожгу в бочке, кг 50, больше нет, не с чего мусорить! От куда такие тарифы, и где взять 300 кг. мусора в месяц?????
Татьяна
Здравствуйте! Мы живем вдвоем с мужем в частном доме, с января месяца с.г. нам присылают квитанцию на мусор 100,58 с человека, а нам ставят количество 3 человека, уже долг по февраль месяц с нас 603 рубля 48 коп. Мусорных контейнеров у нас нет и никогда не было, где по другой улице якобы в понедельник приезжает машина за мусором, это мне ответили из ОАО "Экотехнологии" в г. Воронеже, но каждый понедельник "вылавливать" машину у нас нет возможности, мы почти все лето живем на даче, и по сей день не вынесли еще ни одного грамма мусора, т.к. оставлять у порога других соседей не совсем культурно, а на вопрос о установки контейнеров, ответ был отрицательный. Так почему мы пенсионеры, муж инвалид 3 группы, просто так должны отдавать дань на "мусор", если мы не имеем возможности выбросить мусор, когда устраивает нас? У нас частный дом, отходы пищевые мы утилизируем в компостную яму, а другого мусора у нас почти нет, но 200 рублей надо просто отдать ни за что и каждый месяц, несмотря на то, что мы не пользовались этими услугами. Очередной грабеж населения!

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски