• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Владимир Луценко: Зараза под названием терроризм ползет по миру и, к сожалению, находит все новых подонков-исполнителей

Владимир Луценко: Зараза под названием терроризм ползет по миру и, к сожалению, находит все новых подонков-исполнителей

Гости
Владимир Луценко
полковник запаса ФСБ, экс-руководитель подразделения по борьбе с терроризмом
Александр Михайленко
профессор кафедры международной безопасности и внешнеполитической деятельности России Факультета национальной безопасности РАНХиГС

Александр Денисов: В связи с произошедшим в Керчи мы поменяли тему нашего эфира. Сейчас мы будем говорить о произошедшем теракте. Эту основную версию подтвердил и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, и Национальный антитеррористический комитет. Пока разнятся данные, погибли 10 человек, предварительно 70 пострадали. Дети, которые находились в тот момент, звонили своим родителям, рассказывали о случившемся. Первая версия такова: двое человек вошли в здание колледжа, один из них подорвал себя, у него была бомба. Второй стрелял, потому что дети слышали выстрели. Пока нет никакой информации, что же с предполагаемым стрелком. Детей сразу же начали эвакуировать. Собирали их в местном общежитии. Начинали оказывать помощь. Работало около 5 бригад скорой помощи.

Есть информация, что бомба взорвалась на 2 этаже, а потом этот потолок обвалился как раз в столовую, где тоже находились учащиеся. Под завалами сейчас пока никого не обнаружили.

У нас на связи Александр Николаевич Михайленко, профессор факультета национальной безопасности РАНХИГС, ветеран группы спецназначения «Вымпел». Сейчас мы с ним как раз и обсудим произошедшее, первую информацию, что там могло произойти. Действительно ли зашли два человека? Один стрелял, другой подорвал себя. Можно ли судить по такому количеству погибших?

Марина Калинина: По той картинке, которую мы можем видеть.

Александр Денисов: Да, действительно ли так это и было. Александр Николаевич.

Александр Михайленко: Да, я слушаю вас. Добрый день.

Александр Денисов: Понятно, что строить версии, возможно, еще рано. Но как вам кажется, такая версия… Вероятно, что два террориста там были?

Александр Михайленко: А почему нет? Конечно, это вполне вероятно. Тем более, что какое-то подтверждение, может быть, минимальное, на данный момент уже есть, того, что звонили, говорили насчет того, что два человека. И состав группы может быть самый разнообразный. Тем более, здесь же очевидно, что все это было спланировано. Потому что дети наиболее уязвимы. Поэтому здесь не надо, чтобы 20 человек было. А нанести ущерб очень большой можно и вдвоем.

Александр Денисов: Как вы думаете, была ли охрана в здании? Почему они так беспрепятственно вошли? Учитывая, что бомбу как-то так не спрячешь и незаметно не пронесешь. На это могла обратить внимание охрана.

Александр Михайленко: Здесь надо посмотреть. Во-первых, там должны быть обычно в школах…

Марина Калинина: Видеокамеры же есть.

Александр Михайленко: Поэтому аппаратура должна быть. И почему она не сработала, это вопрос. А то, что вошли – здесь вопрос к системе охраны, потому что незнакомый человек не имеет права туда пройти. Но, например, учитель или кто-то еще из этого колледжа – это одно дело. А если это посторонний человек, то должны были воспрепятствовать, конечно.

Но я посмотрел здесь – по новостной ленте говорят насчет того, что через центральный вход не могли войти. И, может быть, какие-то другие способы, ухищрения применили, для того чтобы проникнуть в здание. Это должно следствие показать.

Александр Денисов: Приходят еще обновленные данные. Уже не 10, а 13 погибших. И 50 раненых. Такое большое количество. Как двое могли успеть такой теракт совершить? 50 пострадавших, 13 погибших.

Александр Михайленко: Если я правильно понял, как проходило это нападение, то если они во время перемены, например, когда огромное количество подростков было, зашли как раз в этот момент, и взрывчатое вещество было с различными железными деталями, то это как раз не странно. Это вполне нормально. Если бы они вошли в школу, допустим, в 8 часов, когда там нет никого, и такое количество – тогда было бы странно. А так я думаю, что они специально подобрали время, когда заходить и взрывать.

Александр Денисов: Как вы думаете, они долго готовили этот теракт? Могла ли просочиться информация через агентов, что такое планируется в городе? Или могли сделать это втихую, чтобы не было никаких ни намеков, ничего.

Александр Михайленко: Здесь надо определить сначала объект, на который будет нападение. Если было установлено, что этот объект не очень хорошо охраняется и подготовка не очень много заняла времени, тогда, соответственно, не так много времени занимает и реализация. Я не исключаю того, что они каким-то образом знали об этом колледже, какая-то у них предварительная информация была, для того чтобы выбрать именно это место. И вот надо будет посмотреть с этой точки зрения, какие слабости были в системе охраны этого колледжа.

Александр Денисов: Как вы думаете, у детей был шанс спастись, кинуться в открытую дверь, в свободное помещение, или в такой ситуации, в панике, когда вокруг взрыв, копоть, пыль, сообразить очень сложно и укрыться и спастись тоже сложно, как думаете?

Александр Михайленко: Здесь очень важно, чтобы дети, подростки были подготовлены. Это касается и взрослых тоже. Потому что это чрезвычайная ситуация, это террористический акт. Тем не менее, в нашей системе подготовки и подростков, и учеников, и взрослых недостаточен этот элемент – как вести себя в чрезвычайных ситуациях и так далее. На сайте, например, есть несколько инструкций по тому, как вести себя в случае захвата заложника, в случае чрезвычайных происшествий и прочее. Но мы, допустим, у себя на занятиях на факультете со студентами это прорабатываем. Для того, чтобы вести себя правильно в такой ситуации, она связана с психическим воздействием очень сильным, то есть волнением и прочим. Это должно быть изучено, это должно быть понятно, как действовать. Поэтому я не думаю, что это так широко распространено. Поэтому, может быть, в том числе и количество жертв такое, что не очень правильно действовали.

Александр Денисов: А как нужно было правильно действовать, Александр Николаевич, в такой ситуации? Вы рассказываете студентам. А что нужно делать?

Александр Михайленко: Допустим, лучше всего первым делом надо зайти на сайт НАКа, и в рамках учебных программ по обеспечению жизнедеятельности, по другим дисциплинах надо провести эти занятия, чтобы все правила, которые там указаны, надо просто чтобы эти дети поняли, как надо поступать правильно. А простейшие действия такие, что если вы слышали, что происходит стрельба, то не надо бежать туда и не надо... Знаете, внимание такое у детей, что надо посмотреть. Надо, наоборот, постараться закрыть дверь. Если это первый этаж, то тем более легко через окно надо выскочить. И надо от этого места уйти. И постараться найти безопасное место. То есть, допустим, услышали взрыв – надо постараться от этого места зайти за угол. Вроде простейшие приемы, но в опасной для жизни обстановке человек теряет контроль. И он должен действовать на автомате уже. Эти действия должны быть уже автоматические. А для этого он должен предварительно познакомиться с тем, как надо действовать, и, может быть, даже потренироваться.

Марина Калинина: Спасибо большое. Это был Александр Николаевич Михайленко, профессор Факультета национальной безопасности РАНХИГС, ветеран группы спецподразделений «Вымпел».

Александр Денисов: У нас еще один эксперт на связи.

Марина Калинина: Да, есть еще один эксперт.

Александр Денисов: Владимир Васильевич Луценко, полковник запаса ФСБ, экс-руководитель подразделения по борьбе с терроризмом. Добрый день. Скажите, была информация, что сразу же после теракта в Керчи закрыли все учебные заведения – школы, детские сады. Правильно ли поступили местные власти, оперативно сработали, чтобы максимально обезопасить и других детей?

Владимир Луценко: Понимаете, в чем дело? Вокруг этих событий очень много разной информации всегда. Но это естественно. В стрессовой ситуации слухов много. Надо опираться на информацию, которую выдает НАК. Поэтому тут мне трудно комментировать. Закрыли сразу, не закрыли… Я тут даже не берусь об этом говорить. Потому что я такой информацией не располагаю, что происходило в этот момент в Керчи.

Марина Калинина: А что вы можете со своей профессиональной точки зрения сказать по этому поводу? Почему не была готова школа или колледж к такой ситуации? Ведь уже не раз случались, к сожалению, такие вещи в нашей стране. И мы опять не готовы. И опять жертвы. И опять дети.

Владимир Луценко: Понимаете, в чем дело? К сожалению, человек так устроен. У нас когда происходит что-то такое, чрезвычайная ситуация, мы все вздрагиваем и начинаем готовиться… Но проходит какое-то время – мы успокаиваемся. К сожалению, человек так устроен. У нас трагедии были и более кровавые. И мы вроде уже битые. И есть паспорта антитеррористической защищенности, где все расписано: как проводить эвакуацию, как проводить учения, как вообще объекты должны быть защищены.

Но проходит время – и эти паспорта забывают, никто не занимается, человек успокаивается. Это в принципе природа человека такая.

А вот эта зараза под названием «терроризм» по миру ползет. И, к сожалению, находит новых подонков, которые это исполняют.

Александр Денисов: Скажите, они наверняка готовились, то есть прикидывали, как они зайдут в школу, куда пройдут – на второй этаж, на первый. Неужели на этой стадии не возникло подозрение у правоохранительных органов? Они же должны как-то провезти эту взрывчатку, оружие, где-то купить. Могло просочиться ведь?

Владимир Луценко: Если бы возникло, то они бы это, конечно, не сделали. Их бы по дороге пресекли. Но поскольку все-таки они тоже готовились и тоже, наверное, люди думали о своей безопасности, вот они проскочили. Это не военный объект, это не аэропорт. Это школа, это колледж, где ходят с рюкзачками простые дети, где в принципе невозможно поставить такую систему безопасности, которая существует на военных объектах. Это просто неразумно. Но есть и наши враги, начиная от ИГИЛа и кончая подонками из Меджлиса, которые все время хотят Крым потопить в крови. Вот такая ситуация в мире.

Александр Денисов: Пока еще никто не взял на себя ответственность. Ваше предположение, что это может быть, какая организация?

Марина Калинина: Ведь были версии, что там заложников хотели сначала захватить. Только потом взрыв.

Владимир Луценко: Это все разговоры. Это пока на уровне разговоров. Сейчас самое главное, сейчас работают криминалисты – 99% сейчас зависит от людей, которые работают на месте происшествия. От них зависит то, как пойдет расследование и найдем ли мы этих подонков, и как быстро покараем. Поэтому сейчас они работают и мы будем надеяться, что они дадут достаточно оснований. А все остальное – ну как? Можно версии выдвигать разные. Но у нас есть враг, начиная от ИГИЛ и кончая фашистами на Украине, бендеровщиной всякой, кончая, я говорю, недобитыми фашистами из Меджлиса. Вот эти все враги – это, конечно, первые, кто на подозрении. А дальше следствие покажет.

Марина Калинина: Версий много, но будем ждать официальную информацию. Спасибо, это был Владимир Луценко, полковник запаса ФСБ, экс-руководитель подразделения по борьбе с терроризмом.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты