Владимир Никифоров: В среднем считается, что один больной корью заражает 18 не переболевших и не вакцинированных людей

Владимир Никифоров: В среднем считается, что один больной корью заражает 18 не переболевших и не вакцинированных людей | Программы | ОТР

Как бороться с эпидемией кори

2020-01-10T17:54:00+03:00
Владимир Никифоров: В среднем считается, что один больной корью заражает 18 не переболевших и не вакцинированных людей
Плановая медицина во время ковида. Отмена накопительной части пенсии. Ужесточение масочного режима. Новые стандарты для АЗС. Как бизнес пережил локдаун. Налоги для несовершеннолетних. Можем ли мы себе позволить постиндустриализм?
Как лечиться во время пандемии?
Промышленность не нужна?
До свидания, пенсия!
Налоги для несовершеннолетних
Отыгрались на сотрудниках. Треть российских компаний урезали зарплаты, четверть - сократили штат
Медицина: уроки коронавируса
Заправщиков заставят доливать
Снова маски, снова штрафы...
Пенсионные накопления отменят? Что будет с уже сделанными взносами?
Гости
Владимир Никифоров
заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии Российского национального исследовательского медуниверситета им. Н.И. Пирогова, профессор

Оксана Галькевич: Берегите своих детей, но и себя берегите. Вы знаете, мы этой темой закрывали прошлый год. И, откровенно говоря, совсем не ожидали, что обсуждение этой проблемы попадает в первые эфиры уже и этого года. Но, увы, за первые десять дней 2020-го ситуация осложнилась и в мире, и в нашей стране тоже.

Константин Чуриков: Корь продолжает наступление у нас. С начала декабря в Якутии заболели 70 человек. С тех пор уже было три эпидеми… эпидемические волны. Сложно, пятница. Медики республики сейчас говорят, что грядет четвертая волна. Ну смотрите. Под наблюдением врачей сейчас более 15 тысяч человек, все они контактировали с больными. Почти 2 тысячи жителей республики привиты. Региональное правительство выделило дополнительные средства на закупку 40 тысяч доз вакцины.

Оксана Галькевич: В Якутске и в соседнем поселке Жатай сейчас временно отстранены от занятий в детских садах непривитые воспитанники. Ну а в колледжах и университетах, естественно, непривитые студенты тоже не ходят на занятия.

Константин Чуриков: Срочную вакцинацию проводят уже и в соседнем регионе – в Иркутской области. Там ставят прививки мигрантам, которые приехали в регион в поисках работы и привезли с собой ту самую корь. В основном это приезжие с Украины и из Средней Азии.

Оксана Галькевич: Украина, кстати, ты знаешь, она ведь в прошлом году попала в список пяти стран мира, где корью заболело наибольшее число жителей. Эта страна сейчас на третьем месте после Мадагаскара и Конго. В Конго вообще большая беда – больше 300 тысяч заболевших и уже больше 6 тысяч погибших от этого страшного заболевания.

Константин Чуриков: Ну, у нас здесь, к счастью, пока иные масштабы, но страшная зараза все-таки успела отметиться в пяти регионах в конце этого года. По статистике нашего Минздрава, заболевших становится в последние годы все больше. 4 тысячи случаев в прошлом году. Это почти в два раза больше, чем было годом ранее.

Оксана Галькевич: Обширное антипрививочное движение? Несоблюдение календаря вакцинации? Может быть, приезд мигрантов? Или и то, и другое? Какие причины? Давайте будем в этом разбираться. Звоните нам или пишите, уважаемые телезрители. Мы работаем в прямом эфире, все телефоны для связи с нами традиционно у вас на экранах указаны. Это бесплатно.

Константин Чуриков: Ну а у нас в студии – Владимир Никифоров, заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии Российского медицинского университета имени Пирогова, профессор. Владимир Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Владимир Никифоров: Добрый день.

Константин Чуриков: Вы знаете, первое, что хочется уточнить – давайте начнем разговор с Конго, где, пожалуй, самая серьезная сейчас эпидемия. Если я правильно понял то, что нам пишут наши коллеги из Конго, из Демократической Республики Конго, то разного возраста заболевшие – это и дети, это и от 18 до 30 лет. Но что меня удивило? По данным ВОЗ, 25% заболевших детей из числа привитых от кори. То есть можно ли сказать, что прививка, в принципе, не всех спасает?

Владимир Никифоров: Вы знаете, однозначно так сказать нельзя. Тут возможны варианты на выбор. Во-первых, вакцина от кори крайне эффективна, но она живая (это ослабленный вирус) и она очень нежная, она очень не любит, грубо говоря, высоких температур. Для того чтобы все прошло нормально, должен быть соблюден холодовой режим, то есть от производства этой вакцины до того, как вам ее введут, должна соблюдаться достаточно низкая температура. Она не должна замораживаться, но и не должна нагреваться.

То есть, учитывая среднесуточную, среднегодовую высокую температуру в Конго и уровень развития там, у меня моментально возникает первое сомнение. Там, возможно, не было соблюдения этого холодового режима. И та вакцина, которая бы при нормальных условиях работала, она у них просто перестает работать. Это первое.

Второй вариант. Это и мы с вами иногда и у нас видим и видели, и в Советском Союзе была так называемая привитая карта: для отчетности записывают, что прививка сделана, а на самом деле прививку не делают. Учитывая специфику… Буду политкорректным. Не исключаю, что в Конго, мягко говоря, может такое случиться. Давайте так.

Константин Чуриков: Очень вероятно.

Владимир Никифоров: То есть варианты такие: вакцина не работает не из-за того, что она плохая, а из-за нарушения…

Оксана Галькевич: Несоблюдение правил хранения, да?

Владимир Никифоров: Да. Это очень жестко. Вот тут от кори особенная вакцина.

Оксана Галькевич: Ну хорошо. В Конго свои проблемы. Кто осуществляет надзор за этими прививочными картами – это их история. А у нас-то, собственно говоря, какой смысл ставить фиктивные метки в этих картах?

Владимир Никифоров: Ну, у нас-то как раз… Ну, у нас по-разному бывает. Имеется в виду… Вы имеете в виду – почему у нас растет? У нас масса необоснованных отводов от прививок. У нас очень сильное, к сожалению, это антипрививочное лобби, с которым я даже не знаю как бороться, потому что… Ну, обозвать их больными людьми вроде как будто бы неудобно. Но, честное слово, они неадекватные, мягко говоря. То есть у нас другие причины. Вот давайте так.

Константин Чуриков: Теперь давайте сейчас поговорим не о Якутии. Вроде там пока все перед четвертой волной (дай бог, чтобы ее не было) успокоилось. В Иркутск приехала эта зараза, как пишут агентства, в основном с Украины и из Средней Азии. Как мы видели и ранее показывали эту информацию, на Украине очень много заболевших. По-моему, второе или третье место в мире. Почему так?

Оксана Галькевич: Третье.

Владимир Никифоров: Если не ошибаюсь, на Украине просто не было вакцинации по причине отсутствия финансов на эту вакцину.

Оксана Галькевич: Получается – на закупку вакцины?

Владимир Никифоров: Да. Во всяком случае, я так получал сведения из открытых источников.

Оксана Галькевич: От коллег.

Владимир Никифоров: Ну да. Просто-напросто там сколлапсировала вообще вакцинальная кампания.

Константин Чуриков: Подождите. Ответ на поверхности на самом деле. Что получаем? Что эта болезнь, ее большое распространение – прежде всего в странах, где не все в порядке не только с климатом, но и с экономикой. Еще раз читаем: Конго, Мадагаскар, Украина, Филиппины, Индия (тоже по-разному бывает) и Нигерия.

Владимир Никифоров: Совершенно верно, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, Владимир Владимирович. Ну а почему тогда не сработал так называемый массовый иммунитет, который складывается в обществе, где системно все-таки ведется работа по прививочному календарю? Нам казалось, что так или иначе, даже принимая во внимание наличие этого лобби, у нас работа эта ведется.

Владимир Никифоров: Вы знаете, вот с корью довольно интересная штука. Корь – на сегодняшний день самая заразная из всех известных инфекционных болезней, которые сейчас существуют на Земном шаре. До этого была более заразная натуральная оспа. Это единственная инфекционная болезнь, которую мы (в смысле – человечество) ухитрились победить. Остальные 1 500 так и остались непобежденными.

Вот для того, чтобы прервать эпидемический процесс, в данном случае нам нужно будет привить не меньше 95% населения. Вот представьте…

Константин Чуриков: Что само по себе уже малореально, мы так понимаем.

Владимир Никифоров: Да, это малореально. А так как корь крайне высокозаразна, в среднем считается так: один больной корью заражает 18 непереболевших и невакционированных от кори. То есть на одного больного потом будет 18 новых. То есть это как термоядерная цепная реакция начинается. А индекс контагиозности, то есть сколько человек заболеет из 100 при получении заражающей дозы, – так вот, для натуральной оспы было где-то 97 (100% никогда не бывает), а для кори – не меньше 90. То есть если я болею корью, а тут сидит 100 человек, которые корью не болели и не вакцинированы, то 95 заболеют, если я чихну.

Константин Чуриков: Расскажите, а сколько времени действует прививка от кори? И как часто надо прививаться?

Владимир Никифоров: Вы знаете, такой довольно скользкий и спорный вопрос. Иммунитет, так скажем, благоприобретенный… Вот ваш покорный слуга, учитывая отнюдь не юный возраст. Я ухитрился переболеть корью в 65-м году, а вакцинация началась в 67–68-м. Вот у меня естественный иммунитет, и это пожизненно. А любой вакцинальный иммунитет всегда будет немножечко хуже, чем такой благоприобретенный.

Константин Чуриков: Слабее.

Владимир Никифоров: В общем, поэтому… Ну давайте так. Однократная прививка – лет пятнадцать приблизительно. Поэтому их сделали две. Первую вакцинацию у нас делают детям в возрасте где-то двенадцать месяцев, а вторую – в шесть лет, перед поступлением в школу. То есть перекрывают. Но уже вторая вакцинация, по идее… Ну, уже две – вакцинация и ревакцинация. По идее, они уже создают достаточно надежный иммунитет.

И то, к сожалению, мы видим людей… Ну, мы же декретированный контингент. Мы смотрим наших студентов, на титры антител к кори. И многие, несмотря на двукратную вакцинацию, иногда имеют ноль. И мы вынуждены иногда даже третий раз. Ну, вынуждены. Это не внесено ни в какие документы, но – хотите, не хотите – делать это придется.

Оксана Галькевич: А как взрослому человеку (нас сейчас очень многие спрашивают об этом) проверить, есть ли тот самый иммунитет у взрослого, даже если его в детстве вакцинировали, прививали, и принять решение?

Владимир Никифоров: Во-первых, это можно в поликлинику зайти и попросить, пройдя определенные этапы, сдать кровь на титр антител к вирусу кори. Но, например, я, как и всякий мужчина, который боится уколов в вену… А это в вену придется лезть.

Константин Чуриков: А разве надо бояться уколов? Укололся и пошел, нормально.

Оксана Галькевич: Как в том мультике про бегемота, помнишь?

Константин Чуриков: Который боялся прививок?

Оксана Галькевич: Да.

Владимир Никифоров: Значит, вы смелый человек. А я просто знаю медицину, поэтому боюсь.

Константин Чуриков: А, понятно.

Владимир Никифоров: Мне проще привиться на всякий случай, если я не уверен в том, что… Если бы я не знал, что у меня была корь и я бы, например, не имел данных, что у меня, скажем… или на всякий случай, я бы взял и просто спокойненько, не мудрствуя лукаво, привился.

Константин Чуриков: Только одна оговорка. Просто учитывая то, как у нас все непросто в поликлиниках, то есть не просто прийти и привиться, а записаться к терапевту…

Владимир Никифоров: Я вам и сказал сразу политкорректно.

Константин Чуриков: Если запишемся. А потом еще подождать. Потом прийти. И, может быть, выслушать: «Прививок нет. Заходите на недельке».

Владимир Никифоров: Нет-нет-нет. У нас все-таки…

Константин Чуриков: Есть? Хорошо. Не будем очернять.

Оксана Галькевич: То есть в поликлинике не будут удивлены таким вопросом, да?

Владимир Никифоров: Нет.

Оксана Галькевич: Не будут? Хорошо.

Константин Чуриков: Рафаэль из Мордовии выходит в эфир. Здравствуйте, Рафаэль. Ваш вопрос.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Рафаэль.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы задать вот такой вопрос: почему импортные прививки ввозят в Россию? Неизвестно какой состав… Алло.

Константин Чуриков: Вы больше отечественным, Рафаэль, доверяете, да?

Зритель: Лучше отечественным доверять и проверять. Почему же иностранные? Там же много в составе… Как сказать? Вредные вещества.

Константин Чуриков: Так, понятно.

Откуда, как вы думаете, такое ощущение?

Владимир Никифоров: Ну, это абсолютно неверное представление. Для того чтобы попасть на рынок наших с вами медицинских таких средств, любая вакцина проходит очень сложный процесс сертификации. Это не то что какая-нибудь фирма захотела, пришла и сказала: «Вот купите у меня». Это совсем непросто. И все это проверено. И все они одинаково безопасны. То есть тут не надо думать, что у нас импортные специально закупают и ими травят. Это из разряда фантастики.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у всех разные фантастики и фантазии. Потому что, например, другой телезритель, из Краснодарского края, пишет: «Почему вы не говорите о количестве активного вещества в наших вакцинах и импортных?» – подразумевая таким образом, что в импортных активного вещества больше, они более эффективные, наоборот. Вот есть и такое мнение. Успокойте и эту часть аудитории тогда, пожалуйста.

Владимир Никифоров: Ну, в данном случае о кори не идет разговор. Может идти разговор о вакцинах от гриппа, там бывает разница в микрограммах. А в данном случае это живой ослабленный вирус. Это строго фиксированное количество, абсолютно одинаковое, международное. То есть тут никакой разницы.

Оксана Галькевич: Мы сейчас примем звонок, я просто прочитаю одно сообщение. Костя, извини. Вот Ленинградская область пишет (иногда надо, знаете, какие-то мифы и странную информацию все-таки развеивать): «Якутск – там вспышка кори, болен каждый второй». Друзья, ну не каждый второй там болен. Там с начала декабря 70 человек заболели.

Константин Чуриков: Мне понравилось сообщение из Белгорода: «Корь – простудное заболевание?»

Владимир Никифоров: Нет. Понимаете, это игра русского языка – «простудное заболевание». Все острые респираторные вирусные инфекции, просто мы их связываем с простудой. То есть чуть-чуть переохладились – вирус активировался. То есть само по себе охлаждение не приведет вас к заболеванию инфекционному. Но корь никакого отношения к острым респираторным вирусным инфекциям не имеет. Это совершенно отдельно.

Оксана Галькевич: Хорошо. Давайте попробуем разобраться, откуда такой вопрос. Может быть, симптомы каким-то образом напоминают?

Владимир Никифоров: Вначале – да.

Константин Чуриков: Так, а какие симптомы?

Владимир Никифоров: Вначале – да. Вы знаете, в инфекции первые два-три дня разобраться бывает очень трудно, что перед тобой. Корь начинается остро: высокая температура, головная боль, катаральные явления, конъюнктивит, кашель, насморк. Все действительно очень напоминает банальную ОРВИ. И я бы сказал – в какой-то мере, может быть, даже грипп. Потому что все-таки ОРВИ – это где-то 37,2–37,5, а корь выдаст температуру уже в первый день и 38, и 38,5, а может быть, и выше.

Константин Чуриков: Так, Евгений из Воронежа у нас в эфире. Здравствуйте, Евгений.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте. Мне можно говорить?

Оксана Галькевич: Можно. Нужно.

Зритель: В апреле месяце привезли девятимесячную внучку из Санкт-Петербурга в Воробьевский район Воронежской области. Завели временную карточку, медкарточку, все как положено, все документы были в порядке. Привезли, отксерокопировали, завели временную карточку в Воробьевской детской поликлинике. В итоге – в октябре месяце увезли ребенка, но так и не привили. Сказали: «Мы приезжих не прививаем». Мы за деньги готовы были, в Калач съездили, чтобы привили. Там никто тоже не берется прививать от кори. В Воробьевке уговаривали. Никто не берется.

Оксана Галькевич: То есть по месту жительства при отсутствии регистрации отказались делать прививку ребенку. Правильно?

Константин Чуриков: Даже за деньги отказались.

Оксана Галькевич: Даже за деньги отказались. Видимо…

Константин Чуриков: Секундочку! А отказ за деньги – это с чем связано? Тоже с тем, что девочка из другого региона?

Зритель: Видимо, постеснялись просто или побоялись деньги взять. Я не знаю.

Оксана Галькевич: Подождите. А за деньги… Вы в платную клинику обращались или в обычную поликлинику, за деньги хотели сделать?

Зритель: В обычную поликлинику.

Оксана Галькевич: В обычную.

Зритель: В поликлинику в Воробьевке и в детскую поликлинику в Калаче.

Оксана Галькевич: Хорошо. Давайте спросим…

Константин Чуриков: Да, спасибо. Оставьте свои контакты, пожалуйста, нашим редакторам.

Оксана Галькевич: Владимир Владимирович, такое может быть? Ребенок из другого региона, регистрации нет, прописки нет.

Владимир Никифоров: Вы знаете, я не организатор здравоохранения, я не департамент здравоохранения. Я сугубо клиницист, я врач-лечебник.

Константин Чуриков: Да, понятно.

Владимир Никифоров: Мое дело – лечить. Это беда наша ведомственная – эти перепихивания. Но я не исключаю. Знаете, у нас все бывает.

Оксана Галькевич: Надо разбираться все-таки.

Константин Чуриков: Отдельные перегибы на местах. Хотя у нас лучшая система здравоохранения в мире, как сказала не так давно, под Новый год, Вероника Скворцова.

Оксана Галькевич: Владимир Владимирович, спрашивает Рязанская область: «Как привить ребенка, – хотят родители, – который часто болеет?»

Владимир Никифоров: Ну, вы понимаете, что значит «часто болеет»? Чем болеет? Как болеет? Вопрос как-то сформулирован… Понимаете, я ярый сторонник вакцинации, но все должно делаться с умом. Всякий фанатизм и всякие перегибы на местах… Тут как? Нужно выбрать. Вот период шесть лет, нужно прививать. Это не значит, что у меня сегодня день рождения – и либо вчера, либо завтра меня обязаны привить. Есть какая-то вилка…

Константин Чуриков: Временной лаг.

Владимир Никифоров: …в период которой должен осмотреть педиатр. Нужно выбрать, когда ребенок абсолютно… ну, во всяком случае здоров. Абсолютно здоровых людей нет, но во всяком случае у ребенка нет в данном случае ОРВИ, у него не текут, прошу прощения, сопли, у него нет температуры. То есть внешне здоров. Вот тогда, собственно. Это не та вакцинация, которая может как-то… То есть это вполне хорошо и легко переносимая прививка. Бывают те, которые тяжело переносятся, некоторые вакцины переносятся тяжело.

Константин Чуриков: На SMS-портале интересуется Москва: «В какое место делается прививка?» Человек нам пишет: «Прививка делается подкожно. Мне делали под лопатку. Сейчас, смотрю, делают в руку и в мышцу. Почему? Или это медсестры не знают, куда ее делать?»

Владимир Никифоров: Просто под лопатку – это, так скажем, менее травматичное место. Можно и туда, и сюда.

Константин Чуриков: Как лучше, как приятнее, да? Можно попросить: «Мне сюда»?

Владимир Никифоров: В общем – да.

Константин Чуриков: Хорошо.

Оксана Галькевич: «Беременных прививают?» – спрашивает Алтай.

Владимир Никифоров: Нет, это противопоказано.

Оксана Галькевич: Противопоказано. «Пенсионерам старше 60 лет, которые в детстве, давным-давно были привиты, нужно ли?»

Владимир Никифоров: Пенсионерам в 60 лет, давным-давно привитым? Вакцинация началась с 67-го года. Ну, давным-давно… Вы знаете как? Трудно сказать. Надо тогда посмотреть титр, потому что пенсионерам… Вот я говорю, что мне 64 года, я переболел в 10 лет, тогда еще вакцинации от кори не было. Меня, естественно, прививать не нужно. А в то время вакцинация была совершенно точно одна, в те годы. Вторую вакцинацию ввели намного позже. Так что, наверное, там одна вакцинация. По закону после 35… В общем, надо думать.

Константин Чуриков: Корью интересуется еще Надежда из Саратовской области. Надежда, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста… Многодетная семья, малообеспеченная, трое детей. Их за деньги будут прививать или бесплатно? Где это узнать? И как сделать эту прививку?

Оксана Галькевич: А вы не интересовались пока, не выясняли в своей поликлинике?

Зритель: Да у нас вообще про эту корь ничего не говорит.

Оксана Галькевич: Ну подождите. У вас дети какого возраста? Вот у вас сколько детей и какого возраста?

Зритель: Четыре с половиной, шесть лет и десять лет девочке.

Константин Чуриков: Подождите, Надежда. Ну есть же определенный календарь прививок. Вы тоже следите за этим, наверное.

Оксана Галькевич: Конечно. Вы же ходите в поликлинику детскую?

Зритель: Это нужно обратиться в детскую поликлинику, правильно?

Оксана Галькевич: Да, конечно.

Зритель: По месту жительства. И все? Вы можете сказать – бесплатно это делается или за деньги?

Владимир Никифоров: Могу сказать, что прививки, входящие в Национальный календарь прививок, они абсолютно бесплатные.

Константин Чуриков: И расскажите, какая смертность от этой заразы. Потому что в Демократической Республике Конго с начала 2019 года выявлено 310 тысяч случаев заболевания, и больше 6 тысяч заболевших умерли. Но это в Конго. А у нас?

Владимир Никифоров: Ну, у нас не умирают в последние годы от кори. Это будет зависеть от уровня здравоохранения. То есть это цифра, которая ничего не даст.

Константин Чуриков: Хорошо. Тогда какие осложнения?

Владимир Никифоров: А вот тут хитрость какая? Если болеет ребенок… Вот есть такое понятие «детские инфекционные болезни». Оно немножечко неправильное, но откуда оно взялось? Это корь, краснуха, ветрянка. Просто дети заболевали этими болезнями в детстве, после них стойкий иммунитет, а взрослые уже не болели. Вот у детей, как правило, так скажем, более или менее течет, ну, средняя тяжесть.

Но, не дай бог, эту «детскую» инфекцию получить уже взрослому зрелому человеку, скажем, мужчине или женщине в возрасте 35–40 лет. Вот тогда крайне тяжелое течение. И пойдут те осложнения, которые крайне редко бывают у детей. Например, совершенно страшный коревой энцефалит, который у детей практически никогда не наблюдается. Пневмония тяжеленая. То есть они могут быть и у детей, но это крайне редко. В общем, мы ухитряемся как-то этого избежать, все-таки мы цивилизованная страна.

Константин Чуриков: В таком случае попросим наших зрителей внимательнее отнестись к здоровью, обратиться в поликлинику и узнать, нужна ли вам прививка, особенно если речь идет, конечно же, о детях. А Минздраву, наверное, обратить внимание на Воронежскую область, где ребенка не прививают от кори. Да?

Оксана Галькевич: Да. Друзья, и как-то тоже проявляйте сами инициативу. Что значит: «У нас тишина, об этом никто ничего»? Ну сходите в поликлинику, задайте вопрос вашему терапевту. Сами задайте. Сами сходите.

Константин Чуриков: Вот для этого мы и обсуждали сегодня эту тему в эфире. В студии у нас был Владимир Никифоров, заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии Российского медицинского университета имени Пирогова, профессор. Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Владимир Никифоров: Пожалуйста.

Константин Чуриков: Вернемся через пару минут.

Оксана Галькевич: Спасибо. Мы дальше продолжаем прямой эфир, будем говорить о других опасностях. На этот раз что?

Константин Чуриков: О цифровых.

Оксана Галькевич: Опасность – заряжать телефон.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)