Сергей Лесков и Сергей Смирнов с комментариями к заявлению президента по изменениям пенсионного законодательства

Сергей Лесков и Сергей Смирнов с комментариями к заявлению президента по изменениям пенсионного законодательства
Проблемы современных матерей. Как загорать. Земли могут изъять из-за пожарных норм. Маркировка продуктов. Рестораны в доме. Сергей Лесков
Как помочь молодым родителям заниматься с ребёнком и не потерять работу
Сергей Лесков: Не исключено, что многие проблемы Superjet связаны с тем, что не удалось построить правильную математическую модель этого самолёта
Что делать, если на первом этаже дома открыли магазин, бар или круглосуточный офис?
Александр Бражко: Роспотребнадзор практически самоустранился от контроля за содержимым и товарной этикеткой
Мать-одиночку из-за частых больничных перевели на работу за 130 км от дома. По её мнению, это принуждение к увольнению
«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю
Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен
Любовь Храпылина: Обществу много лет было все равно, что пособие на ребенка состаляло 50 рублей
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Фото: Алексей Дружинин / ТАСС
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ
Сергей Смирнов
доктор экономических наук

Константин Чуриков: Снова здравствуйте. Специальный выпуск программы «Отражение» на ОТР. Прямо сейчас обсудим все то, что только что сказал президент в своем телеобращении к нации по пенсионной реформе. В студии с вами Оксана Галькевич.

Оксана Галькевич: И Константин Чуриков. Вместе с вами, уважаемые друзья, последние полчаса мы внимательно слушали, что скажет Владимир Путин. Теперь приглашаем вас к разговору как всегда в прямом эфире. Как всегда нам можно звонить и присылать сообщения. Телефоны для связи с нами сейчас будут указаны на нашем экране. Все это совершенно бесплатно. Выходите на связь.

Константин Чуриков: СМС-портал 5445. У нас в студии Сергей Смирнов, доктор экономических наук, и обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. Здравствуйте, уважаемые гости. Вот вы вместе с нами слушали все это обращение. Скажите, пожалуйста, с вашей точки зрения, что принципиально важного в том, что только что сказал президент.

Сергей Смирнов: Вы знаете, что принципиально важно? Те льготы, те так называемые смягчающие условия, которые озвучены. Потому что мотивировка первые 15 минут – это попытка убедить общество. Может быть, немножко забегая вперед, что я могу сказать? Насколько это удалось, будет на самом деле четкий критерий: сколько народу выйдет 9 сентября и насколько сократится число участников этих митингов.

Оксана Галькевич: То есть спад недовольства?

Сергей Смирнов: Насколько обращение действительно… По-моему, вы, Оксана, сказали, что мы слушали почти Левитана. Никого не обижаю. Ни президента, ни вас. Но это действительно было обращение к нации. И на самом деле я думаю, что стоит обсуждать не финансовый сюжет. А мы знаем, когда работаем в прямом эфире по пенсионным темам, какие жизненные ситуации у тех, кто работают в регионах.

Константин Чуриков: Нам уже зрители об этом пишут.

Сергей Смирнов: Да, зрители наверняка уже пишут и звонят. Это все абсолютно понятно. И поэтому основное, что имеет смысл содержательно обсуждать – это действительно те смягчающие меры, которые предложены. Они не очень однозначны, как мне кажется. Также Наталья Зубаревич про налоговые льготы говорила, что это делается в первую очередь за счет региональных бюджетов. И федералы с себя снимают, в общем, всяческую ответственность. А все остальное нужно обсуждать, потому что какие-то вещи были относительно новые.

Оксана Галькевич: Мы внимательно делали пометки в то время, когда президент выступал. Сергей, ваши ощущения. Насколько ваши ожидания совпали с тем, что вы услышали?

Сергей Лесков: У меня ожиданий не было. Ибо высокая политика у нас делается за высокими стенами. И предугадать что-то было невозможно. За исключением того, что, конечно, какие-то шаги по смягчению этой реформы будут предприняты. Хотя бы потому, что, конечно, наш президент – великий психотерапевт. И он это продемонстрировал, сумев, я так полагаю, несколько успокоить худшие ожидания общества. Мне кажется, к тому, что говорил Сергей Николаевич, в этом перечне мер самое главное – не их экономическая обоснованность. Самое главное – их длина, их многообразие. И, конечно, когда доктор предлагает массу лекарств, пусть даже не самых эффективных, тут просто величина рецепта действует на больного человека спасительно. У меня, конечно, здесь возникают другие вопросы.

Во время предвыборной программы президента им был заявлен целый фронт экономического наступления. Хочется напомнить, что там был и технологический прорыв, о котором он говорил, кстати, на этой неделе в Новосибирске на Технофоруме. Там был и рост малого и среднего бизнеса до 50% ВВП. Много чего было. Так почему же наступление на этом большом фронте начато с атаки на маленький редут, за которым сидят пенсионеры? Вот это мне странно.

Кстати, самое духоподъемное было – обеспечить рост ВВП выше среднемирового уровня. Я что-то не слышу, чтобы наше правительство на ближайшие три года демонстрировало программу, которая бы обеспечивала это. Опять отдуваться будут пенсионеры.

Константин Чуриков: Я напомню нашим зрителям, что мы в прямом эфире. Мы ждем ваших звонков. 8 800 222 00 14. Уважаемые наши гости, президент говорил о том, что поручил правительству целую программу по повышению квалификации людей предпенсионного возраста. По-моему, если я ничего не упустил, президент не сказал о молодежи. Ведь молодежь и старики у нас будут конкурировать за рабочие места, или это разные компетенции, разная конкуренция?

Сергей Лесков: Но сначала надо обеспечить эти рабочие места. У нас, опять же, неоднократно заявлялись программы по созданию 20 млн не просто рабочих мест для пенсионеров, а высокопроизводительных. Где, чеканным словом мы спросим, реализация этих прожектов? Нету. Почему вдруг сейчас это удастся? Непонятно.

Оксана Галькевич: Это как раз к вопросу, вы сказали – длинный рецепт, выписанный врачом, действует успокоительно. Но вопрос ведь еще в побочных действиях и, может быть, даже противопоказаниях. Какие могут быть побочные действия?

Сергей Смирнов: Мы записали шесть пунктов. Пункт третий, то, о чем вы начали уже говорить – про дополнительные гарантии занятости. Вот из этого пункта реально, что можно сделать, вот действительно, что прозвучало – повышение максимального размера пособия по безработице. Это единственный реальный шаг. Потому что все эти угрозы уголовного преследования, административного преследования и так далее работодателей… Эффективный работник, пусть ему хоть 80 лет… У нас в Вышке имеются профессора, которые абсолютно эффективны и в этом возрасте. И работают, и студенты их любят, и все такое.

Но реально представьте себе какого-нибудь человека, занятого тяжелым физическим трудом. Простите, на кого его переучат в 57-58 лет? Это просто невозможно. Поэтому то, за что я двумя руками за – это, безусловно, повышение максимального размера пособия по безработице. По-моему, 11 200 рублей. И увеличение продолжительности выплат до 1 года. Сейчас там есть гораздо меньшие сроки. Вот это принципиально.

Оксана Галькевич: Сергей Николаевич, но тех, кто занят тяжелым физическим трудом, президент упомянул. Он сказал, что у них будут особые условия по выходу на пенсию. Это тоже предусмотрено. Плюс еще такая мера, как 2 дня на бесплатную диспансеризацию, то есть медицинский осмотр.

Сергей Смирнов: Я не думаю, что это сущностно.

Константин Чуриков: Мне кажется, что из сущностного – это все-таки пособие по безработице. Повышение с  4900 с копейками до 11000. Причем, можно длительно находиться в этой безработице. В течение года. Как вы думаете, это изменит ситуацию?

Сергей Лесков: Будем смотреть правде в глаза. Довольно значительная доля наших сограждан и за меньшие деньги была бы рада не работать.

Оксана Галькевич: Вы знаете, уважаемые эксперты, президент начал с того, что он описал нам непростую демографическую ситуацию. Он вспомнил демографические провалы, которые были в нашей истории. И, собственно говоря, когда он перешел к перечислению мер, мне кажется, он тоже предложил некую меру, которая может сейчас неким стимулирующим образом повлиять на нашу демографию. Ведь вот этот досрочный выход на пенсию для женщин, у которых трое детей, четверо и так далее, в принципе может некоторых подвести к мысли…

Сергей Лесков: Мне кажется, что они находятся уже не в фертильном возрасте.

Оксана Галькевич: Но я могу еще, Сергей. Конечно, спасибо.

Сергей Лесков: Если женщина будет выходить на пенсию даже в 55 лет, это не поможет воспроизводству детей.

Оксана Галькевич: Медицина сейчас творит чудеса. Но все-таки для молодых, для тех, кто еще находится в том самом фертильном возрасте, это вполне себе мера.

Сергей Смирнов: Тут есть еще один момент. Когда Владимир Владимирович говорил о провале 1943-1944 года, и потом, это нужно говорить с профессиональными демографами, эти волны повторяются спустя условно 25 лет, когда фертильный возраст. И они постепенно затухают. Да, это очень длинный процесс. И в начале 1990-х это в принципе были не последствия реформ. Просто нас настигла очередная волна тех, кто родился… Скажем, я родился в 1950-е годы. Тогда был действительно пик рождаемости. Те, кто родился на 10-12 лет позже меня, там было существенно ниже. Они в начале 1990-х вступили в возраст деторождения, и, естественно, пошел этот спад.

Оксана Галькевич: То есть это не экономика, как нам пишут телезрители…

Сергей Смирнов: Да. А спустя некоторое время у нас это соотношение, когда нас настигнет демографический подъем, как бы ни относиться к материнскому капиталу, но когда у нас пошел верх рождаемости, значит через 25 лет у нас будет очередной хороший горб. И это тоже как-то, наверное, нужно учитывать. И, может быть, есть такое понятие, или можно было бы ввести, это я фантазирую – плавающий пенсионный возраст. Мы проходили это в начале 1990-х. Помните? Когда действительно была низкая рождаемость, в Москве в массовом порядке закрывались детские дошкольные учреждения. Потом пошла рождаемость та же самая в Москве. И возник дефицит этих учреждений. Вот вам наглядная пульсация. Это нужно как-то учитывать, если мы говорим не о решении текущих задач, связанных с дефицитом пенсионного фонда и так далее, а смотреть на долгосрочную перспективу.

Константин Чуриков: У нас по статистике после выхода на формальную пенсию все равно большинство пенсионеров продолжают работать. Верно?

Сергей Смирнов: Где-то фифти-фифти.

Константин Чуриков: Фифти-фифти. Не большинство, да?

Сергей Смирнов: Больше не работают.

Константин Чуриков: Тогда давайте поговорим о том, что у нас еще существует такая проблема, как теневая занятость. Люди в тени, которые, предположим, согласно предложению президента, могли бы уйти на пенсию раньше, потому что стаж у них ого-го, но Пенсионный фонд их не видит. Как здесь мы наведем порядок, и наведем ли? Как вы думаете?

Сергей Лесков: Когда вы ставите вопрос о теневой экономике, ясно, что это малый и средний бизнес, который волею чиновничества поставлен в такие условия, что ему лучше пребывать в тени. Президент неоднократно говорил о том, что происходит с малым и средним бизнесом, как его отжимают. Но что бы он ни говорил с высоких трибун, ничего не меняется. Я где-то недавно видел цифры, что 2/3 предприятий малого и среднего бизнеса, против которых возбуждаются дела, после закрытия этих дел без осуждения переходят в другие руки. То есть их отжимают. Когда будет наведен порядок? И это вопрос, кстати, наполняемости Пенсионного фонда. В странах, которые принято называть цивилизованными, 50% ВВП формируется за счет малого и среднего бизнеса, и, что главное – именно там создаются инновационные технологии. В сарае делают айфоны и компьютеры. У нас монополизированная экономика. Из-за этого слабый Пенсионный фонд. Можно же наполнить Пенсионный фонд. Где реформы и предложения по этой части?

Кстати говоря, я уверен, что пенсионный возраст надо повышать. Но мне кажется, что надо двигаться единым фронтом. Почему-то направление удара выбрано на этот редут, где сидят несчастные пенсионеры. Мне кажется это несправедливым.

Оксана Галькевич: Почему вы считаете, что работа по другим фронтам не ведется? Посмотрите, у нас не так давно президент говорил о том, что образование – очень важная сфера деятельности, там мы будем работать. Он с научной общественностью не так давно встречался. Почему мы говорим о том, что это единственный редут, который примет на себя основной удар?

Сергей Лесков: Оксана, вы же сами знаете ответы на эти вопросы.

Оксана Галькевич: Я хочу ваш вариант услышать. Саратовская область. Владимир. Давайте послушаем. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Владимир, телеобращение президента смотрели?

Зритель: Да, смотрел. У меня один вопрос. Я из деревни. В 63 года женщины уже на пенсии. А мужчина переработает свои 5 лет и плюс еще 5 лет, которые добавят. Это выходит 10 лет разницы. Правильно?

Константин Чуриков: Подождите, мужчинам добавят не 10 лет.

Оксана Галькевич: 5 лет.

Зритель: Они свои 5 лет переработают, и еще 5 лет, что добавят.

Сергей Смирнов: Речь идет о том, что товарищу 1963 года рождения до пенсии осталось 5 лет по действующему законодательству. С 1 января ему предстоит работать еще 10 лет.

Сергей Лесков: Там же постепенное повышение.

Сергей Смирнов: Конечно, постепенно. Но 1963-го, по-моему, уже действительно будет. Я не помню этих таблиц.

Сергей Лесков: Надо успокоить нашего зрителя. Это не дискретное увеличение на 5 лет. Там по году, по-моему, каждые 2 года по полгода увеличивается. То есть это не сразу происходит.

Сергей Смирнов: Надо посмотреть просто. Но все равно у него увеличится.

Оксана Галькевич: Друзья, звоните нам, пожалуйста, так же как Владимир из Саратовской области. Это прямой интерактивный эфир. СМС-сообщения принимаем. Принимаем также и ваши звонки. Насколько у вас все-таки сложилось ощущение, что это более мягкий вариант, смягчающий, некая такая подушка?

Сергей Смирнов: Это, конечно, подушка. Она несильно набита пухом (гагачьим, лебединым, я уж не знаю). Но это действительно смягчает. Против этого не попрешь.

Оксана Галькевич: Не перинка, но все-таки.

Сергей Смирнов: Да, причем, некоторые вещи были вполне ожидаемые. Скажем, по женщинам, по вашим, Оксана, гендерным коллега – 60 лет. Это было легко прогнозируемо. То, что было из новелл на самом деле. Второй пункт, о чем говорил Путин – это предоставление тем, кто 2 года до пенсии не дотянул, право оформить пенсию на 6 месяцев раньше. По-моему, там приводился пример. Вот с января 2020-го, если вы имеете право на выход на пенсию, по новому законодательству вы можете оформить пенсию с 1 июля 2019 года. Хоть что-то.

Оксана Галькевич: Хотя бы потому что эти люди психологически совсем никак не готовы.

Сергей Смирнов: Конечно. По-моему, это действительно некая подушка. Но еще раз говорю, что это не очень…

Сергей Лесков: Любопытно, что там нет еще одной меры, которая предлагала досточтимая «Единая Россия» - это отменить льготы для самих депутатов.

Константин Чуриков: Вы знаете, вот нам как раз зритель пишет из Пензенской области: «Хочу в 60 лет переучиться на депутата».

Сергей Лесков: Никогда не поздно.

Константин Чуриков: Хорошо. Из Липецкой области спрашивают о центрах занятости. Что отказывают в постановке на учет, что вообще очень неэффективная структура. Кстати говоря, мы много раз показывали сюжеты в эфире о том, как приезжает филолог, приезжает экономист, и ему дают все тот же набор специальностей – грузчик, «поди принеси», «Uber еда» и прочее, прочее. Когда эти центры занятости и в каком случае заработают как полноценные хедхантеры, если хотите, как нормальная структура?

Сергей Смирнов: Как нормальная структура они могут заработать, если они перейдут на коммерческое… Но к коммерческим хедхантерам (мы в прошлом году как раз проводили исследование по российскому рынку труда) обращаются из числа безработных где-то максимум 5%. В основном это службы занятости. И в эти службы занятости сбрасывают малопривлекательные вакансии. Потому что основная часть – это все-таки трудоустройство с помощью друзей, родственников, знакомых и так далее на относительно хорошие места. И те, у кого есть коммерческие возможности, или работодателям действительно позарез нужен эффективный работник, они просто платят вот этим самым. И агентства ведут работу с потенциальными работниками.

Поэтому я не могу сильно обвинять вот эти самые государственные центры занятости, потому что они скорее некая распределительная структура. Они не ведут активной политики на рынке труда.

Оксана Галькевич: Сергей, сейчас придется. Сейчас ведь президент сказал, что вплоть до уголовной может быть ответственность.

Сергей Лесков: В вашем вопросе скрыта логическая ошибка. Вы ставите телегу впереди лошади. Центры занятости заработают эффективно только в том единственном случае, если расширится рынок труда, если появится много вакансий. Пока есть только вакансии грузчиков и пильщиков, вот они и будут работать неэффективно. А рынок труда у нас не растет. Может быть, стоило сначала провести экономическую реформу, а потом пенсионную?

Сергей Смирнов: Если мы начнем расти темпами, превышающими среднемировые, то тогда, вероятно, действительно центры занятости расширятся.

Сергей Лесков: Я хочу сослаться на опыт одной страны, на которую не грешно ссылаться в экономическом плане. Страна называется США, наиболее процветающая. Пенсионная система в США была создана величайшим президентом Америки Рузвельтом в 1935 году, когда страна вышла из Великой Депрессии. Во время Великой Депрессии он тоже мог химичить что-нибудь со стариками. Кстати говоря, пенсионный возраст Рузвельт сразу установил какой? 65 лет. Американцы это понимали. Сейчас в Америке еще выше, по-моему. 67. А продолжительность жизни тогда была 64. То есть американцы выходили на пенсию в среднем позже, чем умирали.

Оксана Галькевич: Дело в том, что когда мы говорим об экономических реформах, у нас люди вспоминают не Рузвельта и Америку, а вспоминают 1990-е. И сразу становится всем немножко не по себе. Давайте выслушаем Галину из Краснодарского края. Галина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Очень приятно, что дозвонилась. Обращение президента было очень хорошее. Но не затронули пенсионеров, как меня, до 1954 года рождения. Пенсия минимальная. Всего лишены. У нас нет ни накопительной пенсии. Зарплата в Советском Союзе 85 рублей. Как нам сказали при выходе на пенсию, по края была 114. А у меня зарплата 85.

Константин Чуриков: Галина, а сейчас у вас какая пенсия?

Зритель: До сих пор доплачивают федералы. Не знаю, почему. Не могу перескочить. У меня прожиточный минимум 7670. 25 лет стажа повара. И нет рабочих мест, куда бы ни ходили. Даже квитанцию не берут выписывать. Сказали: «До свидания. Вы нам не подходите по возрасту». Ни в центре занятости, ни в коммерческих организациях – никуда. В прожиточный минимум не включен проезд, парикмахерская, телефон. Как мне выкроить с 7000 это все?

Константин Чуриков: Да, это не прожиточный минимум. Я просто удивился тому, что в центре занятости женщине говорят «До свидания, вы уже возрастом не вышли». 1954 года рождения.

Сергей Смирнов: Так ее и не поставят на учет как безработную. Потому что ставят только в трудоспособном возрасте. То есть по действующему законодательству мужчин в возрасте до 60 лет, женщин до 55 лет. Если женщине 64, ее не поставят. Ее могут зарегистрировать, что-то там предложить, но никаких финансовых последствий для нее это иметь не будет.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, а все-таки мера, которая была предложена президентом – дополнительные гарантии предпенсионерам. Возложить некоторую ответственность на работодателей вплоть до уголовной, - сказал Владимир Путин, - и внести это с поправками в законодательство.

Сергей Лесков: Это можно комментировать только в том случае, когда появится конкретная законодательная база.

Оксана Галькевич: А как это лекарство может повлиять? Какие побочные эффекты могут быть?

Сергей Лесков: Оксана, когда эта мера заявлялась, то работодатели и адвокаты, стоящие на этих же позициях, сказали, что это не сработает. Это невозможно. Человека в 48 лет можно уволить, а в 60 лет нельзя уволить за одну и ту же какую-то ненадежность? Это странно. Это противоречит правам человека.

Константин Чуриков: Вы говорили о том, что телегу как будто запрягли впереди лошади. Сейчас надо много лошадей вперед запрягать. Как вообще перестраивать наше трудовое законодательство? Смотрите, я сейчас хочу поговорить с вами о бюджетниках. Как известно, пресловутые врачи и учителя за счет чего могут (если действительно могут) получать более-менее достойные деньги? За счет того, что у них несколько ставок. Человек предпенсионного возраста. Наверное, тяжело ему (ей) брать на себя классное руководство, проводить кружки, лекции, симпозиумы и еще вести по 4-5 уроков в день. Как здесь быть? Как здесь обеспечить гарантии того, что человек будет зарабатывать?

Сергей Смирнов: Извините, Константин. Я бы не разделил ваше определение «пресловутые». Все-таки врачи и учителя – это в значительной степени люди, от которых мы зависим. Безусловно, им трудно все это делать, совмещать. И это, опять же, к вопросу об их дальнейших гарантиях. Потому что я прекрасно понимаю, что в 65-летнем возрасте преподаватель вряд ли потянет 2 кружка, 10 уроков и тому подобное.

У них единственный вариант, который был предложен и который повлиял в итоге на размер их пенсии – это повышение их окладов по тем майским указам президента 2012 года. Я не буду говорить про дифференциацию, про оклады директоров школ и рядовых преподавателей. Но, тем не менее, это, по-моему, был единственный вариант в нынешней системе – накопление баллов, накопление стажа и так далее. Кстати, что меня поразило. Что те инициативы госпожи Голиковой, которая говорила, что балльная система доживает последние дни, президент об этом ничего не сказал пока.

Константин Чуриков: Я просто возвращаюсь к предыдущему вопросу. Я просто не понимаю, как ставка может быть меньше минимального размера оплаты труда.

Оксана Галькевич: Ставка больше, чем жизнь.

Константин Чуриков: Нам на это по-прежнему жалуются люди.

Сергей Смирнов: Это нужно разбираться конкретно. Потому что есть закон о МРОТе, который был повышен с 1 мая. Это просто нарушение трудового законодательства. Другое дело, что ставки могут дробиться. Вы действительно можете занимать 0,5 ставки. Вчера был звонок в прямой эфир на эту тему. И вы действительно получаете меньше МРОТа. Но работаете неполный рабочий день.

Оксана Галькевич: Ставропольский край. Татьяна, здравствуйте. Говорите.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Ставропольского края. У нас построили новый красивый микрорайон. И молодежь покупает квартиры. Естественно, берут ипотеки, все. И вот по красивой аллее гуляют 1-2-4 ребенка. Когда эти мамочки наберут стаж? Их же надо воспитывать. Сейчас столько заболеваний. Сегодня заболели, завтра. Как она наберет этот 40-летний стаж? Никак. С материнским капиталом полный обман. Заставили рожать. Потом с этой ипотекой бог знает, как будет… Я живу тут и общаюсь. Нам внуки тоже недавно купили квартиру. Ну, что это такое? Это обман полнейший. Кто за нас решает вообще, почему в Думе и Федерации сидят такие старики? Они уже не понимают жизни молодежи. Я тоже. Мне 72 года. Я тоже уже немножко отстаю, но стараюсь быть в теме, потому что у меня внуков 5. Двое женились.

Оксана Галькевич: Да, Татьяна. Спасибо вам большое. Скажите, пожалуйста, а вот такое предложение, как изменение по пенсионному возрасту, по каким-то там льготам, особому положению силового блока, правоохранительные органы, военнослужащие – вы ожидали услышать что-то в этой части и будет ли?

Сергей Лесков: Нет. Это опора любой власти. Во-первых, их надо сделать количественно меньше. Это же не делается. Силовые органы количественно все время прирастают и получают слишком изрядный кусок бюджетного пирога.

Оксана Галькевич: В Америке, которую вы упомянули, Сергей, полицейский может достаточно рано выйти на пенсию. Такой социальный пакет. И дальше он активно продолжает работать. Но на него большая ответственность возлагается обществом по честности исполнения его обязанностей.

Сергей Лесков: Сравнение пенсионной системы России и США уведет нас слишком далеко. Но, тем не менее, я считаю, что некая несправедливость предлагаемой пенсионной реформы именно в том, что из нее выводятся целые привилегированные слои, у которых слишком много преференций, мне кажется, что это как раз и раззадоривает общество. Я не понимаю, почему хирург будет уходить на пенсию в 65 лет, а гаишник в 43.

Константин Чуриков: У нас остается буквально 2 минуты. Я хочу, чтобы напоследок каждый из вас сказал, устроила ли вас аргументация президента, почему нельзя обойтись без повышения пенсионного возраста. Сергей Николаевич.

Сергей Смирнов: Частично устроила. Частично.

Сергей Лесков: Так эта аргументация была и не нужна. Лишний раз это напоминание азбучных истин. Да, повышение пенсионного возраста экономически оправдано. Россия остается единственной цивилизованной страной, где это не произошло. Это сделано даже в Казахстане и в Азербайджане.

Оксана Галькевич: Очень коротко. Еще президент сказал о том, что будет возможность выйти раньше на пенсию с учетом стажа. Женщинам на 3 года раньше.

Сергей Смирнов: Мужчинам тоже на 3.

Оксана Галькевич: 37 и 42.

Сергей Смирнов: Это тоже кусочек поддержки.

Константин Чуриков: Каждый может посчитать теперь.

Сергей Лесков: Но для этого надо было заниматься всю жизнь физическим трудом.

Оксана Галькевич: Почему физическим?

Константин Чуриков: Умственным.

Сергей Смирнов: Если вы начинаете в 17 лет…

Константин Чуриков: Я в 17 лет как раз и начал работать, коллеги. Ну что же, мы говорили о пенсионной реформе, о том, что сегодня буквально менее часа назад предложил президент, выступая с телеобращением к нации. Я напомню, что программа «Отражение» выйдет в большой эфир уже в 5 вечера по Москве. И в 20:00 по московскому времени сегодня подробно будем обсуждать эту тему. Наверное, главную тему вообще этого лета, этого года, этого десятилетия.

Оксана Галькевич: Этого дня – это точно. И это будет как всегда прямой эфир, прямой интерактивный эфир. Нам точно так же можно будет звонить и писать. Присылайте сообщения на номер 5445. Телефон для связи с прямым эфире тоже указан на вашем экране.

Константин Чуриков: Нам постоянно поступают СМС-ки. Вы можете продолжать писать. 5445. И уже вечером мы увидимся с вами в эфире и, конечно же, с Сергеем Лесковым, который тоже будет в этой студии. Прямо сейчас уходим на выпуск новостей, из которого вы узнаете подробнее, что же сегодня предложил президент в своем телеобращении.

Оксана Галькевич: А в студии были Сергей Лесков, обозреватель ОТР, и Сергей Смирнов, доктор экономических наук. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео