Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков

Гости
Сергей Кондратьев
заместитель руководителя экономического департамента Института энергетики и финансов
Александр Фролов
заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Петр Кузнецов: Президент пообещал россиянам бесплатную газификацию участков. Вот что Владимир Путин заявил в ходе послания Федеральному Собранию.

Владимир Путин, президент Российской Федерации: Сейчас немало российских семей живет в населенных пунктах, к которым уже подведены газовые сети, но их дома доступа к газу до сих пор по непонятным для людей причинам не имеют. Вроде вот она, труба, а газа в домохозяйстве нет. Прошу Правительство совместно с регионами разработать четкий план газификации таких домохозяйств. И поддерживаю здесь инициативу «Единой России», а именно: за подводку газа непосредственно до границы земельного участка в населенном пункте люди платить не должны.

Оксана Галькевич: В декабре президент поручил довести степень газификации населенных пунктов до 90%, к 2025 году это должно быть выполнено. Сейчас этот уровень составляет чуть больше 70%. В свою очередь, глава «Газпрома» Алексей Миллер отметил, что полная газификация страны случится к 2030 году.

Петр Кузнецов: Сейчас в 11 регионах России с газификацией все хорошо, в том числе в Москве, в Петербурге, на Кавказе, на Ставрополье, в Самарской, Саратовской и других областях. Вот они на нашей карте. Системы газоснабжения сейчас практически нет при этом в труднодоступных районах Дальнего Востока, Крайнего и Сибири – они были выделены на карте белым. Давайте еще раз. Можем показать? Менее 10% газификации в таких регионах, как Карелия, Иркутская область, Кемеровская и Республика Алтай. Ну ладно, чуть позже посмотрим.

Ну что? Мы, как вы понимаете, хотим поговорить о газификации, о том, как эти программы будут осуществляться.

Оксана Галькевич: Расскажите, друзья, вы верите в то, что в скором времени это будет бесплатно на самом деле? Расскажите, пока сейчас это еще не начало работать, сколько берут. Называются какие-то фантастические суммы, страшные. Сколько берут за подключение к газу вашего дома? Звоните, пишите. Телефоны у вас на экране. Все это совершенно бесплатно.

Петр Кузнецов: Оттолкнемся от показательного примера, как всегда. Жителю Кыштыма выставили счет в 25 миллионов рублей за подключение дома к газу. Подробности – в сюжете.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Тут уже пошли первые сообщения из регионов.

Петр Кузнецов: Да, я тоже хотел…

Оксана Галькевич: Вот пишет, например, Тюменская область: «Никогда не поставлю в свой дом газ, потому что он некачественный, делают все не так». Самарская область: «Не верим обещаниям. Пенсионный возраст тоже обещали не поднимать». Татарстан пишет: «Уже повысили газ на 20%. Надеюсь, этого хватит, чтобы всех бесплатно подключить».

Петр Кузнецов: А вот, пожалуйста, Московская область: «Подключение газа стоит миллион рублей», – и грустный смайлик от нашего телезрителя. Вот и остается грустить.

Оксана Галькевич: Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики, у нас на связи. Александр Сергеевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Александр Сергеевич.

Александр Фролов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста… Вот увидели мы, услышали, читаем. Миллионы дерут с человека просто за подключение. Интересно, из каких все-таки средств и откуда будут брать резервы вот эти компании, которые займутся бесплатным газом для населения? Прозвучало поручение президента. Ну, «Газпром», наверное. Не получится так, что за этот бесплатный газ все равно в итоге заплатим мы, конечные потребители?

Александр Фролов: Ну, в любом случае заплатит конечный потребитель, потому что… Ой, давайте так. Вопрос сложный, больной и все такое прочее, и, судя по вашим комментариям, которые вам отправляют, крайне наболевший. Ну понятно, что пишут люди, у которых с этим вопросом есть проблемы. Правда, я не знаю, какой некачественный газ в Тюменской области. Это какая-то абсолютно сказочная история. Ну да бог с ним.

Миллион рублей действительно могут насчитать. Но это не типичный случай, это случай экстраординарный. Конечно, не настолько «веселый», как у людей, у которых 25 миллион с каждого предложили, но тем не менее миллион в Московской области – это очень много. В принципе, за «скромные» (если кто не понимает из телезрителей, я иронизирую) 350 тысяч рублей вас сейчас могут подключить. Это со всеми работами, включая техусловия, проект и прочее. Что касается…

Петр Кузнецов: Ну смотрите, Александр, простите. Хорошо, да-да-да, продолжайте, ладно.

Александр Фролов: Что касается финансирования. Как сейчас это все дело выглядит? На «Газпром» возложена обязанность прокладывать газопроводы до населенных пунктов, а на местные власти возложена обязанность прокладывать газопроводы внутри населенных пунктов. «Газпром» финансирует весь этот процесс из своей инвестиционной программы, то есть его средства. От потребителей они непосредственно не берутся. В основном за счет потребителей из Западной Европы, прямо скажем, формируется эта инвестиционная программа. Ну а, скажем, разводка по улице – да, тут могут брать деньги и с населения. Собственно, у вас подобная история сейчас описывалась.

Что предлагается сделать? Предлагается сделать единый центр ответственности – либо возложить на «Газпром», либо центр ответственности сделать непосредственно на газораспределительных организациях. И, скорее всего, будут неким образом изыскивать средства – я предполагаю, я предполагаю! – за счет размазывания тарифа на транспортировку, ну, по всем. Там увеличение, если и будет, то по несколько десятков рублей, в принципе, на каждого потребителя.

Тем не менее, за несколько лет эти расходы могут быть компенсированы – как за счет тарифа на транспортировку, так и за счет тарифа непосредственно на газ. Правда, для населения у нас газ субсидируемый, то есть население у нас получает газ не по рыночной цене, а по той, которая назначается государством. Она мало связана с рыночными реалиями. Это просто факт, это безоценочное суждение.

То есть, скорее всего, в конечном итоге переложат на потребителя, но не в таком виде. Те цены, которые наличествуют сейчас… Да, тут стоит оговориться. Даже президент подчеркнул, что бесплатно до участка.

Петр Кузнецов: Да.

Александр Фролов: То есть вы еще должны будете заплатить, скорее всего, за работы по подключению на территории участка. Там нужно довести до дома, цоколь поставить, обвязку вокруг дома сделать, заход внутрь, подключение плиты, подключение двухконтурного котла, если таковой у вас наличествует. Ну и, разумеется, вам саму плиту и двухконтурный котел тоже никто не купит, это будет на вас.

Однако те цены, которые объективно можно назвать какими-то… Нехорошие слова давайте не будем в эфире использовать. Немножечко неадекватные цены, которые сейчас присутствуют, они сформированы, и сформированы за счет того, что у нас, как мне представляется (мое оценочное суждение), не совсем верно понимается регулирующими органами понятие «конкуренция».

У нас если вдруг кто-то из игроков, в том числе и крупных, предлагает услуги дешевле игроков маленьких, непосредственно фирм, которые подключают вас, приходят, сварщики работают, трубы прокладывают, – если вдруг какая-то крупная компания приходит и говорит: «Ребята, я готова сделать дешевле», – к ней могут прийти регулирующие органы и сказать: «Ай-ай-ай! Это нечестная конкуренция. Вот смотрите: ИП Петров, ИП Сидоров, ИП Васечкин – они не могут потянуть такие цены. А вы собираетесь дешевле. Вы что, хотите их разорить? Ай-ай-ай!» А то, что население не может потянуть такие цены – ну, видимо, это считается регулирующими органами проблемой населения.

Другое дело, что в ряде регионов, кстати, включая вышеупомянутую Тюменскую область, в том числе благодаря усилиям губернаторов, проблема решается за счет более тесного контакта между руководством региона и газораспределительными организациями. За счет этого удается снизить расценки на подключение и создать даже службы «одного окна».

Если можно, я бы предложил телезрителям сейчас написать – тем, кому подключили газ. Сколько времени у них заняло подключение от момента, когда они принесли документы (сначала техусловия нужно получить), до момента, когда им газ пустили.

Петр Кузнецов: Александр, Александр, давайте вашего тезку послушаем как раз, его спросим.

Александр Фролов: Давайте.

Петр Кузнецов: Из Смоленска. Здравствуйте, Александр.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Или вы не провели?

Зритель: Я не провел. Обратился в газовую службу с просьбой рассмотреть возможность подключения моего участка, домовладения к газовым сетям. Труба проходит метрах в тридцати (ну, плюс-минус два-три метра) от границы моего участка. Так вот, эти плюс-минус 25 метров стоят 250 тысяч рублей.

Оксана Галькевич: Ничего себе!

Петр Кузнецов: В общем-то, оставалось только так горестно смеяться, да?

Оксана Галькевич: Отказаться только оставалось, да.

Петр Кузнецов: А сроки какие-то они обозначали? Просто не совсем тот случай, о котором Александр Фролов, наш эксперт, заявил. Тем не менее, Александр из Смоленска, какие-то сроки обозначали? За какое время вам за эту сумму готовы довести?

Зритель: Сроки я уже не помню, потому что отбили охоту дальше какие-то справки наводить. И это причем только до границы. А через участок, до дома строящегося – там будет еще, боюсь, столько же.

Петр Кузнецов: Ну и как вы решили? «Без газа. За такую сумму? Спасибо!»

Оксана Галькевич: Вы дровами будете топить и дальше?

Петр Кузнецов: Дрова?

Оксана Галькевич: Или как? Или уголь у вас?

Зритель: Как говорится, как государство с нами, так и мы с государством. Как люди делают? Врезаются, всякие «левые» отводки и прочее, дровами. Ну, кто как выходит из положения. Электричество, я не знаю.

Оксана Галькевич: Понятно. Ну, это опасно…

Петр Кузнецов: Главное – не врезаться.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо, Александр.

Еще один у нас звонок или нет?

Петр Кузнецов: Не знаю.

Оксана Галькевич: Нет, да? Давайте вернемся к Александру Фролову.

Скажите, пожалуйста… Вот «Газпром» предлагает создать некую единую структуру, завести ее на себя, чтобы заниматься этими вопросам. И говорят, что это позволит снизить цены на рынке. Но это монополия. Причем это уже… Хорошо ли это? Будет ли это так работать?

Александр Фролов: Ну давайте так. Это естественная монополия, во-первых. Во-вторых, а всех устраивает то, как сейчас? Еще раз, я эту тему уже поднял, в общем-то. У нас понятие «конкуренция» осознается регулирующими органами, на мой взгляд, лично на мой взгляд (оценочное суждение), неправильно.

Оксана Галькевич: Так что? Значит, раз оно неправильно осознается, пусть лучше будет монополия?

Александр Фролов: Давайте поясню, давайте поясню. Сейчас, сейчас. Давайте поясню. Вот у нас есть масса компаний, которые непосредственно вас подключат. Это авторизованные некие компании в местных… «Мособлгаз», например. У них есть несколько служб, несколько компаний, которые могут вас непосредственно подключить, ну, провести работы по подключению. Понятно, что проектные работы как раз «Мособлгаз» проводит.

От того, что их много, этих компаний, кто-то видит снижение цен, какую-то яростную конкуренцию друг с другом? Нет, никто не видит. А в тех местах, извините… Ну понятно, это сейчас панегирик какой-то. Давайте приведу пример.

В Тюменской области реализовали проект вместе с одним из подразделений «Газпрома». Как раз создали службу «одного окна» и сделали так, что можно теоретически, если есть свободные бригады по подключению (это важная оговорка), за две-три недели провести – от подачи документов до подключения. Это очень быстро! При этом снизили платежи до 50–70 тысяч – опять же смотря какую бригаду…. Правда, я беру реалии несколько лет назад. Сейчас, понятно, могли расценки измениться. Но даже на тот момент это было в пять раз меньше того платежа, который был, так сказать, средний по рынку. Это к вопросу о монополии.

Ну хорошо, это монополия. Это монополия, которая принадлежит, по сути, государству. Что, она к вам придет и скажет: «Вот было 250 тысяч – ты не мог заплатить. А теперь 350 – и ты не сможешь заплатить». Кому это надо? «Газпром» зарабатывает на том, что он поставляет газ. У него, по идее… Даже было такое объяснение: «Мы хотим работать, как компания Gillette, продавать станки дешево и потом зарабатывать на продаже кассет для бритья».

Петр Кузнецов: Расходные материалы, да.

Александр Фролов: Вы подключаете людей, а потом просто продаете им газ. И вы зарабатываете на газе. И если «Газпром» становится… Понимаете, сейчас «Газпром», еще раз, тянет до границы населенного пункта. И он не имеет точной оценки. Это очень долгий разговор, постараюсь максимально кратко. Там есть ряд технических проблем, связанных с тем, что муниципальные власти зачастую спустя рукава оценивают потенциальный спрос. «Газпром» прокладывает трубу, а она лежит наполовину незаполненная. Соответственно, расходы на ее эксплуатацию выше, чем могли бы быть.

То есть если здесь передать ему непосредственно в руки этот процесс, по идее, как это выглядит сейчас (это не «Газпром» предложил, а ему государство так предложило), то получается, что он лучше оценит потенциальный спрос, он проложит трубу соответствующего объема… извините, диаметра (хотел сказать «объема»), поставит газораспределительную станцию необходимой мощности и так далее.

Петр Кузнецов: И так далее, и так далее, да. Действительно, разговор долгий. Спасибо вам большое. Комментарий Александра Фролова.

А с нами сейчас на связи Сергей Кондратьев, заместитель руководитель Экономического департамента Института энергетики и финансов. Сергей Вадимович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Сергей Кондратьев: Добрый день.

Оксана Галькевич: Сергей Вадимович, в случае если это монополия, так скажем, у нас ведь рычагов воздействия уже гораздо меньше (я имею в виду – у обычных потребителей) на ситуацию. Как быть-то? Вот нас цены не устраивают, нас сроки работ не устраивают. А тут монополия говорит: «Жди».

Сергей Кондратьев: Вы знаете, очень просто, потому что по факту у нас есть много механизмов. Я хотел бы привести пример электросетей. У нас в 2004 году были утверждены Правила подключения к электросетям. И сейчас физические лица с присоединяемой мощностью до 15 киловатт могут присоединиться, по-моему, за 550 или 600 рублей, и все. Отлаженная структура, схема с «одним окном». Вы приходите, подаете документы, а электросетевая компания все решает за вас.

Я здесь бы не говорил о том, что надо передать все «Газпрому», потому что все-таки «Газпром» решает немножко другие задачи. Но у нас есть газораспределительные сети, большинство из них принадлежит как раз «Газпрому». Несколько исключений – тот же «Мособлгаз», например, или, соответственно, компании из Свердловской области. Но по факту эти компании вполне успешно справляются со своей задачей. И если мы утверждаем четкие правила, говорим, сколько это будет стоить, говорим, за счет чего это будет финансироваться, это подключение к сетям, то эта проблема может быть решена.

Другой вопрос, что, конечно, в большинстве случаев, к сожалению, мы не можем добиться рентабельности, соответственно, при газификации сельской местности, небольших городов, потому что объем потребления небольшой, сезонность очень велика. И в этом плане, конечно, это представляет уже экономическую проблему для «Газпрома». При действующих тарифах часто «Газпром» не может окупить свои текущие затраты, не говоря уже о затратах, понесенных на подключение потребителей к сетям.

Петр Кузнецов: Смотрите, при этом есть еще такая махина, как Минэнерго, со своей успешной угольной программой. Тарифы там тоже растут. И понятно, что Минэнерго это выгодно. Но особенно в последнее время президент апеллирует как раз к газовой проблеме: газифицировать максимально всех и максимально бесплатно всех. Минэнерго, может быть, стоит все-таки умерить пыл (я не знаю, как это должно выглядеть), чтобы в этом случае Минэнерго со своей угольной программой не выступал конкурентов «Газпрому» и не мешал реализации газовой программы?

Сергей Кондратьев: Вы знаете, насколько я понимаю, все-таки Минэнерго в первую очередь поддерживает развитие угольной промышленности при поставках на экспорт и в намного меньшей степени при поставках на внутренний рынок. Как раз в случае с газификацией Минэнерго здесь выступает очень активным участником этих процессов и всячески поддерживает газификацию, в том числе и районов Западной Сибири, Восточной Сибири.

Мы понимаем, что все-таки подключение к газу – это совсем другой уровень комфорта, не сравнимый, например, при использовании угля, ну, в бытовом плане. Вам не надо, соответственно, его закупать. Не нужно выделять склад под его хранение. Не нужно, соответственно, зимой его носить откуда-то, из этого склада.

Поэтому, как я понимаю, Минэнерго здесь выступает абсолютным союзником, соответственно, и «Газпрома», и простых граждан, и всячески поддерживает усилия по скорейшей газификации. Но опять-таки у нас есть определенные лимиты, связанные с экономическими ограничениями.

Оксана Галькевич: Сергей Вадимович, нашлась одна область, где за подключение газа ничего не берут – просто потому, что эта область не газифицируется. Это Волгоград… Вологодчина, простите. Вопрос вот в чем. Когда нам говорят о том, что к 2030 году будет стопроцентно газифицирована страна, то вот эти 100% по плану – это какая на самом деле часть страны? Ведь мы понимаем, что технически это возможно далеко не везде и не всегда.

Сергей Кондратьев: Полностью вас поддерживаю. Вы знаете, как раз я боюсь, что сейчас никто не может сказать, какая часть от жилого фонда, например, будет газифицирована, потому что, действительно, показатель очень лукавый. Мы считаем сначала некие технические условия в отношении жилого фонда, соответственно, котельных, которые могут быть газифицированы. И относительно этого показателя дальше происходит расчет.

Поэтому по факту может оказаться, что на бумаге у нас газифицировано 100%. У нас сейчас таких регионов очень много. В некоторых регионах у нас уровень газификации больше 100%. А по факту находятся населенные в сельской местности и даже города, где газа до сих пор нет.

Оксана Галькевич: Спасибо. Сергей Кондратьев, замруководителя Экономического департамента Института энергетики и финансов, был у нас на связи.

Спасибо, друзья, всем вам, всем, кто был с нами эти три часа сегодня в дневном блоке «ОТРажения».

Петр Кузнецов: Это дневное «ОТРажение», это прямой эфир. И он продолжится уже вечером. Просто не выключайте ОТР, вечером тоже много всего интересного. Ольга Арсланова и Александр Денисов продолжат «ОТРажение». А мы прощаемся до завтра – Оксана Галькевич и Петр Кузнецов.

Оксана Галькевич: …и Петр Кузнецов. До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)