Владимир Ресин: Надо полностью уйти от долевого строительства и перейти на проектное финансирование

Гости
Владимир Ресин
депутат Госдумы Федерального Собрания РФ

Рубрика "Личное мнение" с председателем Экспертного совета Госдумы по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства Владимиром Ресиным.

 

Ольга Арсланова: Ну а программу "Отражение" продолжает наша рубрика "Личное мнение". На днях строительный комплекс Москвы отметил 30-летний юбилей, мы не могли мимо этого пройти, и сегодня у нас в гостях депутат Госдумы и Федерального собрания России, председатель Экспертного совета Госдумы по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства, советник мэра Москвы, советник патриарха по строительству Владимир Ресин, – Владимир Иосифович, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Владимир Ресин: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: 30 лет – это серьезно, мы вас поздравляем.

Владимир Ресин: Спасибо.

Ольга Арсланова: Очень сложно говорить о том, что за три десятилетия изменилось, по сути строительная революция произошла. Давайте обозначим ее основные вехи. Каким было строительство в столице, в стране в целом 30 лет назад, и что мы видим сегодня?

Владимир Ресин: Вы понимаете, я вообще боюсь слова "революция".

Юрий Коваленко: Модернизация.

Владимир Ресин: Постараемся жить без революций.

Ольга Арсланова: Назовем это эволюцией.

Владимир Ресин: Да. Понятие это такое растяжимое: и в советское время, и во время Сталина в Москве была сильная строительная организация – строились и высотные дома, и дороги, набережные, мосты. Во времена Хрущева, Брежнева в Москве были крупные строительные организации. И поэтому мы с Сергеем Семеновичем когда обсуждали этот юбилей, он говорит: "Вроде строители-то в любое время были, Москва строилась, каждое время требовало для себя те задачи решать, которые надо было тогда решать". Поэтому 30-летие создания берется именно…

Бывает такой момент – а он настиг где-то уже в начале 1980-х гг. – когда та строительная система, которая работала в советское время, перестала справляться с теми задачами, которые стояли перед Москвой по ее дальнейшему развитию. Стало плоховато и со здравоохранением, и с образованием, и с дорожно-мостовым строительством; появились проблемы в метростроении. Короче говоря, по всем направлениям система начинала давать сбой, и тогда уже в середине 1980-х гг. этой темой занялись, а в конце 1980-х гг. было принято постановление Правительства СССР о создании в Москве единого крупного строительного центра – Мосстройкомитет при Мосгорисполкоме, который в себя влил все: и строительство, и промышленность, и проектирование, все то, что сопровождает строительство. И коллектив был 500 тысяч человек, которые строили Москву. Вот этот день считается рождением нового строительного комплекса Москвы.

А наша заслуга через… Я был назначен первым заместителем председателя комитета, а через полгода ее председателем, заместителем председателя Мосгорисполкома. А до этого был я начальником Главмоспромстроя. Так вот заслуга того времени в том, что когда переходили на рыночные условия, от бюджета к рынку, нам удалось сохранить эту мощь, нарастить ее, перейти совершенно на новые рельсы и уже работать в рыночных условиях, а коллектив стал вместо 500 тысяч 1 миллион строителей.

Ольга Арсланова: А как выросла Москва! Понятно, что город стал совершенно другим. Напоминаю, что мы принимаем вопросы от наших зрителей, и зрители спрашивают вас: вот если вернуться в ту Москву, более уютную, более комфортную, с меньшими объемами строительства, и сравнить ее с Москвой сегодняшней, вам лично где приятнее жить?

Владимир Ресин: Вы знаете, не мы выбираем время, а время нас выбирает. В то время мне было приятно жить в той Москве, сегодня мне приятно жить в этой Москве. Ну и возраст мой был разный, я в Москве начал жить, когда мне было 3 годика, я вместе со своим возрастом прожил все эти этапы, мне было приятно жить.

Юрий Коваленко: Ну сегодня Москва своевременна, скажем так?

Владимир Ресин: Сегодня да, своевременна. Сегодня Москва, конечно, не та, она в 2.5 раза, во-первых, стала больше, во-вторых, уже 12 миллионов жителей живет в Москве. Москва превратилась в огромнейший мегаполис мирового такого уровня, когда каждый день сюда приезжают 5-6 миллионов человек, уезжают, она уже центр не только для комфортного проживания и работы самих москвичей, но и для тех, кто сюда приезжает. Она поглощает всех. В общем-то, слава богу, что побывав в Москве, люди хотят снова сюда приехать.

Ольга Арсланова: Зрители нам пишут: Москва (ну и в регионах, в общем, похожая ситуация) – точечная уплотнительная застройка, не хватает машино-мест во дворах, пробки на дорогах, не самый чистый воздух. Понятно, что город растет, это естественные процессы, но, может быть, были какие-то ошибки или моменты за эти 30 лет, о которых вы жалеете?

Владимир Ресин: Вы знаете, кто не работает, тот не ошибается. Для каждого времени были свои задачи. Вот где-то в середине 1970-х гг. я был заместителем начальника Главмостстроя, нам удалось, мы даже Государственную премию СССР за это получили, добиться того, что в Москве-реке появилась рыба. Мы достигли того, что в Москву-реку перестали сбрасывать неочищенную воду. Мы добились того, что очищенная вода, техническая с очистных сооружений стала поступать в Москву на промышленность, ее использовали, понимаете? Это для того времени было огромным достижением. Мы достигли того, что улучшилась экология воздуха и так далее. Поэтому для того времени это было большим успехом. Мы все-таки провели Олимпиаду в 1980 году и подготовились к ней, такие сооружения, как Олимпийский стадион, как другие, и сейчас нам служат. Сегодня стадион в Лужниках, который раньше был построен, сейчас его реконструировали, но все-таки тот-то был тогда построен, первая Олимпиада-1980 проходила там, для того времени это было огромным достижением.

И самое главное для того времени достижение моих предшественников, я там прорабом, предположим, был, или потом уже при мне, когда все-таки мы строили миллионы квадратных метров жилья, школ, детских садов, людям давали квартиры, людей обеспечивали учебой в одну, максимум в две смены, обеспечивали детскими садами. Были годы, когда 100 садиков строили в год, понимаете? Можно было партийный билет положить, если ты не выполнил поручение.

Ольга Арсланова: А потом начались 1990-е гг., было непросто.

Владимир Ресин: 1990-е гг.? Так вот вся заслуга именно этого комплекса, почему его отмечают, что мы сумели, единственный в стране регион, город сохранить все строительные мощности, которые были в советское время, и их еще умножить. И строительство жилья, стали строить до 5 миллионов квадратных метров, представляете? Причем удалось в то время снести почти 7 миллионов квадратных метров вот этого жилья, которое сейчас закон мы выпустили, и 360 тысяч семей переселить в новые дома, построить новое жилье и поменять квартиру на квартиру.

Юрий Коваленко: Ну вот сегодня практически та же самая ситуация, Москва переживает реновацию.

Владимир Ресин: А сегодня… Мы тогда работали по понятиям, закона не было, денег в бюджете не было. Что значит "по понятиям"? То есть есть контракт, подписали, земля есть и так далее. А сегодня уже такие объемы наступили, что выпустили закон, и по этому закону делается целая программа, когда более 5 тысяч жилых домов будет снесено, вместо него будут построены миллионы жилья, люди переедут в новые дома, в новые квартиры с комплексным обеспечением школами, садами, поликлиниками, торговлей, культурой, дорогами, метро и так далее.

Ольга Арсланова: Вопрос от зрителя: "Зачем нужна реновация? Раньше давали хорошие квартиры по программе сноса ветхого жилья. Сейчас под снос попадают совсем новые кирпичные дома 1970 года постройки. Зачем это делается? Спрашивают ли жителей?" Помните, волна возмущения была сначала, потом как-то вроде стали информировать жителей, сейчас, насколько я знаю, критиков стало меньше.

Владимир Ресин: Да нет, эти вопросы были, когда мы обсуждали всю эту тему. Теперь закон принят, в Государственной Думе есть комиссия, которая наблюдает за всем тем, что происходит в Москве в натуре. И сегодня, если возникают где какие вопросы, они на месте решаются. Более того, все регионы подхватили эту идею московскую, и сегодня в недрах Государственной Думы моя коллега, депутат Хованская прорабатывает проект закона этого для применения во всех регионах России. Потому что такая же проблема существует во всех местах. Жизнь показала, что это один из способов действительно не только улучшить облик городов и сделать комфортно для жизни и работы, но и улучшить людям жилищные условия.

Юрий Коваленко: А как в Москве с социальным жильем? Строится ли оно и каким темпами?

Владимир Ресин: Ну конечно. В Москве строится помимо жилья по этой формуле строится жилье и для тех, кому положено по закону предоставить бесплатно. Строится кроме этого коммерческое жилье, строится служебное жилье, все виды жилья строятся. Ну и особенно, конечно, везде соблюдается, как правило, и плотность застройки, и не делается точечной застройки. Соблюдается закон. Разница между понятием и законом.

Ольга Арсланова: У нас звонок от зрителя Михаила. Здравствуйте, слушаем вас. Михаил из Москвы.

Зритель: Добрый день. У меня вопрос к Владимиру Ресину. Я в Гольяново живу. Владимир Иосифович, в наше время, когда вы с Юрием Михайловичем работали мэром и заммэра по стройкомплексу, была экология на первом месте. А сейчас, при Сергее Собянине, экология, по-моему, на 18-м месте. Интенсивно застраиваются национальные парки, как Ботанический сад, Битцевский парк, Лосиный остров хотят застроить, Кусково вырубают под хорду, и промышленные зоны застраиваются коммерческим жильем: завод… хочется снести капитально. Как насчет этого вы смотрите?

Ольга Арсланова: Спасибо. Первое – это зелень, второе – дома в промзонах.

Владимир Ресин: Промзона – у нас сегодня утвержден, и в мое время, когда я работал, и сегодня генеральный план развития Москвы, уже новый генплан с учетом и новых территорий, где все определено. И некоторые бывшие промышленные зоны превращены в зоны жилья и других категорий, строго по этому генплану они застраиваются, и никто не сможет там ничего другого построить. Если по плану там положено построить жилой дом, то там ничего другого не будет.

Ольга Арсланова: А в некоторых районах это единственная возможность построить жилье, потому что больше нет территории.

Владимир Ресин: Да, в некоторых да. Если там положена поликлиника, вместо поликлиники ничего другого построено не будет. Если положена больница, значит, там будет больница. Если там зеленая зона, а тем более если особо охраняемая, значит, это будет зеленая дома. Причем генеральный план особенно по новым территориям и проекты планировок сделаны так, чтобы максимально сохранить ту зелень, которая есть, и максимально сделать…

Немножко отвлекусь: чем умный от дурака отличается? Умный учится на ошибках других. Так вот строительство в мое время, во время моей молодости, ну и потом уже, когда я руководил комплексом, все-таки вынужденная была ошибка, что мы практически строили спальный район – и Теплый Стан, и Митино, и Ясенево, и так далее.

Ольга Арсланова: А в чем ошибка?

Владимир Ресин: Спальные районы – это то, что люди, переселяясь туда, вынуждены были через центр в другое место ехать на работу и так далее. Вынужденная мера, на все не хватало денег. Сегодня уже, я отвечаю на вопрос, все строится так, чтобы человек, который переехал в этот дом жить, рядом мог найти работу, рядом мог найти все, что ему надо купить, рядом мог сравнительно пойти в театр или в кинотеатр, еще куда-то, и так далее. И самое главное, во все от места своего дома имел максимально комфортный доступ по транспортным схемам в другие места Москвы, – вот то, чего у нас не было. У нас на все денег не хватало.

Юрий Коваленко: Но ведь сейчас получается, что тоже есть небольшие такие точечные моменты острые, где есть транспортные проблемы. Они в перспективе могут быть решены?

Владимир Ресин: Обязательно. Целые программы работают на это. Такими темпами, которыми сегодня эта проблема решается, просто не было. Вот вы посмотрите, как пример, я беру статистику, от нее никуда не денешься. За период 1988-2018-х гг. московские строители возвели 206.4 километра линий метро и МЦК. Только одно МЦК, вы знаете, вот эта пассажирская окружная дорога, что она дала? Кто мог мечтать об этом? Ее сделали. 111 станций метро и МЦК я вам называю за этот период, 9 электродепо, 6 миллионов 24 километра дорог построено. За период 2011-2018-х гг. из них 58% сделано за эти годы, 120.6, 64 станции метро и МЦК сделаны за эти годы и так далее. То есть с каждым годом эти объемы только растут. Мы жилья-то все-таки много построили, все-таки за это время 100 миллионов квадратных метров жилья построил, а вот здесь-то подотстали. Сити мы сделали, а сейчас только вот всю инфраструктуру вокруг, только за последние годы сделали.

Ольга Арсланова: Наши зрители очень многие спрашивают о современных стандартах строительства. Самый популярный вопрос: почему в Москве постоянно строят многоэтажки, если в Европе давно малоэтажное строительство в тренде? Почему мы до сих пор строим муравейники?

Владимир Ресин: Ну так нельзя сказать, почему? Вот сейчас приезжайте в Куркино, новый микрорайон, который мы построили, какие там многоэтажки? Огромный микрорайон, зеленый, блестящий и так далее, с подземными гаражами, с самостоятельной инфраструктурой, каждый дом имеет свою котельную и так далее. Возьмите некоторые микрорайоны Крылатского и так далее. Но, конечно, мы в Москве не можем себе позволить такую роскошь, чтобы строить там 2-3-этажные дома, не можем, просто Москва этого не выдержит, она же не резиновая, просто земли не хватит. А потом экономически это нецелесообразно, но это не значит, что надо все превратить в высотные дома. Есть Сити, есть еще несколько доминант, а в принципе нынешнее руководство Москвы очень трепетно к этому относится, к выбору высоты любого дома, просто так ничего не бывает.

Юрий Коваленко: Также телезрители спрашивают, скажем так, уже с юморком вопрос такой, говорят, что Москва не резиновая, но она растягивалась несколько раз. Будет ли она расширяться еще?

Владимир Ресин: Нет, конечно, хватит.

Юрий Коваленко: Это невыгодно или это не нужно?

Владимир Ресин: Уже сегодня она стала в 2.5 раза больше, сегодня уже мэр с его правительством охватили все эти объемы. Сегодня можно сказать, что вот все эти присоединенные территории, где-то 20-30 лет, и они будут такие же, как старая Москва, а может быть, и больше. И уже управляемость как-то позволяет ее охватить в новых границах, а если ее увеличивать, объединять с областью, то сегодня ничего…

Юрий Коваленко: То есть Москва достигла апогея в своих размерах?

Владимир Ресин: Я считаю, что сегодня оптимальный вариант.

Ольга Арсланова: Очень много вопросов о судьбе обманутых дольщиков. Жалоб много: Царицыно, 6 тысяч нам пишут, когда будет решен вопрос, сейчас идет обсуждение о возможном вообще запрете долевого строительства. Каким вы видите решение этой проблемы?

Владимир Ресин: Ну давайте разделим этот вопрос на два. Конечно, это несчастье, что так произошло, бог немножко… В Москве такие же трудности, бог немножко ослабил здесь, в меньшей степени это охватил, если брать все объемы всего строительства. Но его надо сейчас разбить на два вопроса. Слава богу, что сравнительно вовремя взялись за эту болезнь. Первое – это надо все достроить до конца и рассчитаться с теми дольщиками, которые попали в эту ситуацию. Все это буквально разжевано и расписано по всем программам и под контролем каждой губернии, в Москве это под контролем мэра, специальных комиссий в области, губернатора, в целом под контролем Государственной Думы, Московской Думы, областной идет такая кропотливая повседневная работа. И сказано, когда каждый дом будет закончен и передан дольщикам. Сегодня в Москве нет ни одного такого дома, где по крайней мере теоретически не решено, что надо делать и когда это будет сделано, это первый этап.

Второй: в дальнейшем нельзя допустить ни одного такого случая. Чтобы его не допустить, надо в корне уйти от долевого строительства и перейти на так называемое проектное финансирование. Это во многом где-то опробованный метод, который в Европе, в других странах применяется, в том числе и наши некоторые застройщики там в Европе работают по той схеме, например, "МонАрх" Амбарцумяна. Что это значит? Это значит, что везде будут задействованы банки, спецсчета, все деньги дольщики вносят в банк, банк ведет полный контроль за строительством, деньги дольщиков находятся, как говорится, в полной ответственности у этого банка, и тратятся по мере готовности: готов 0%, банк оплачивает этот 0%; готова дальше, предположим, наземная часть, и так далее. И при этой ситуации уже вольготность использования денег по своему усмотрению у застройщика пропадает.

Да, это тяжело для начала будет тем застройщикам, которые не привыкли по такой схеме работать; да, где-то затраты какие-то лишние появятся. Но будет решен самый главный вопрос, самый главный вопрос: не дольщики для застройщика, а застройщик для дольщиков, это вопрос принципиальный. И я думаю, что уже… По крайней мере мой опыт подсказывает – а я фактически стоял у начала этой темы – что это правильное решение.

Ольга Арсланова: Звонок от нашей зрительницы из Москвы. Ирина, добрый вечер.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, хотелось бы задать вопрос Владимиру Ресину по поводу того, что закончилась ли на все 100% первая реновация, которая была начата еще при Лужкове? Почему задаю этот вопрос? Мы проживаем на улице Академика Скрябина, у нас две пятиэтажки должны были уйти под снос; одна пятиэтажка была снесена, а вторая пятиэтажка стоит до сих пор, хотя время ее сноса было определено 2015 год. На месте первой пятиэтажки выстроили страшные две башни, одна 17-этажная, другая 25-этажная. Вокруг этих башен вообще нет придомовой территории, 3 дороги окружают эти страшнющие башни, которые никак не вписываются в наш архитектурный ансамбль. И что самое главное, стоит эта старая пятиэтажка внутри вот этих двух башен, в которой до сих пор горят окна, до сих пор там живут жители, а новые пятиэтажки заселены ну максимум на 65%, потому что идешь вечером, окна горят, может быть, 65% из этих 25 этажей.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо, Ирина. Ирина – моя соседка, я тоже на этой улице живу, я понимаю, о каких домах идет речь. Действительно выглядит своеобразно.

Владимир Ресин: Тогда давайте так. Вы сами понимаете, я не готов сейчас ответить, я уже в 2015 году…

Ольга Арсланова: Да. Но закончена ли программа, главный вопрос?

Владимир Ресин: Значит, я детально разберусь, вам позвоню или официально расскажу все, что будет, а если чего-то не получается, постараюсь тоже принять какие-то меры в решении этого вопроса.

Ольга Арсланова: Хорошо, адрес я вам потом уточню.

Владимир Ресин: А вы мне дадите адрес, телефон, она ведь согласна на это?

Ольга Арсланова: Да, сейчас мы попросим наших редакторов, – пожалуйста, сохраните все контактные данные нашей зрительницы Ирины.

Владимир Ресин: Да, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Вы знаете, вот есть такие люди, которых часто критикуют. Мне кажется, в ваш адрес критика очень часто звучит и от наших коллег-журналистов, ну и Москва – город большой, есть кто-то, кому нравится строительная политика, которая производилась во время вашей работы, кому-то не нравится. Как вы с этим работаете, как вы к этому относитесь?

Владимир Ресин: Слушайте, критика – это та штука, которая помогает жить и работать. Если бы не было критики, не было бы прогресса. Поэтому я критику воспринимаю всю. И вы знаете, я воспитан так, что даже когда на меня писали анонимки, то я не искал анонимщика, кто написал, а сам думал, где я прокололся и дал повод для этой анонимки. Поэтому каждая критика для меня имела значение, чтобы поправить это дело, где было что-то не так. А если была критика, на мой взгляд, не требовала ничего поправлять, была несправедливая, тогда, значит, все оставалось так, как было.

Ольга Арсланова: Еще несколько вопросов от наших зрителей. Спрашивают, что за время вашей работы в стройкомплексе Москвы вы считаете своим главным достижением? У многих ассоциируется с Храмом Христа Спасителя ваша работа. Лично для вас что главное?

Владимир Ресин: Вы знаете, я же давно работаю в строительстве, я 23 года возглавлял, будучи первым замом мэра строительный комплекс, но я-то в строительстве работаю с 1964 года, я был и мастером, и начальником участка, и начальником строительной группы, я же не все в эти кабинеты сразу, я не выдвиженец перестройки, я так прошел весь этот путь. Поэтому я вам скажу, что я считаю самой серьезной заслугой… Опять-таки я не могу сказать, что я, "я" – это последняя буква в алфавите, это мы – и мэр, и его правительство, и окружение мое. Самая главная заслуга, что мы не только сохранили огромнейший потенциал строительный, который был создан в советское время, а мы его умножили и, как говорится, усилили, стали делать больше и качественнее, чем делали раньше. Это, я считаю, главная заслуга.

Второе: конечно, опять-таки то, что связано с людьми. Вот я считаю, что мы – я подчеркнул, что мы работали по понятиям – все-таки сумели около 7 миллионов снести этих домов, построить новый, комплексно, и 360 тысяч людей обеспечить новым, современным жильем. Вот я считаю для себя это такой приятной вещью. Ну а из объектов, конечно, чего вам перечислять: Храм Христа Спасителя, Поклонная гора, Манеж, Гостиный Двор, Большой театр; первый оперный театр за все годы после советской власти, через 70 лет в Эрмитаже; Дом музыки "Красные Холмы"; привели в порядок консерваторию, построили много, сделали малых форм во дворах и так далее, – то, что дало людям комфортно жить и комфортно работать. Вот это, я считаю, самое главное.

Ну и мне кажется, мне было приятно, мы стали детские садики строить, например, с бассейном, чтобы дети маленькие уже могли как-то внимание большое уделять этому делу. Ну и при всех трудностях после перестройки мы сохранили очередь на жилье, которая была в советское время, даже несколько ее ускорили. К сожалению, не довели это дело до конца, те три кризиса огромных, которые нам помешали все это сделать, но по крайней мере очередь мы сохранили, строили жилье, и тем пусть с 20-летним опозданием, 15-летним, но людям давали.

Ольга Арсланова: Спасибо большое за то, что пришли и ответили на наши вопросы и вопросы зрителей.

Владимир Ресин: Спасибо.

Ольга Арсланова: Мы напоминаем, что у нас в гостях был депутат Госдумы и Федерального собрания России, председатель Экспертного совета Госдумы по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства, советник мэра Москвы, советник патриарха по строительству Владимир Ресин. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Владимир Ресин: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика "Личное мнение"

Комментарии

татьяна
Владимир Иосифович. Пошла дотацию к пенсии оформлять в отдел соц.защиты, так меня воровкой обозвали, доходы скрыла за три месяца. В 2001г работали у вас по покупке ивек и нобусов из Германии. Концерн север. Конец аы помните. Более одного млн.долл. вы прикарманили себе. Вашей жене денег мало??? Дом в Перово вы не остановили от сноса. Милиция потарапливала с выселением. Спец технику вы отдали Батуриной. Вы говорят друг Лужкова. Та у вас схема на пять баллов по воровству. К моего классного руководителя муж умер от инфаркта молодой и жизнерадостный. Никогда не болел. Лужков был директором хим.завода. очень странно, почему ВПС Лукашенко не объявил во всесоюзный розыск!!! Решили дома взрывать???
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты