• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Владимир Ресин: Кто еще недавно мог подумать, что за МКАДом вместо свалок будут жилые кварталы и туда дойдет метро?

Владимир Ресин: Кто еще недавно мог подумать, что за МКАДом вместо свалок будут жилые кварталы и туда дойдет метро?

Гости
Владимир Ресин
депутат Госдумы Федерального Собрания РФ

Оксана Галькевич: Ну а сейчас, друзья, наша рубрика «Личное мнение», и мы приветствуем в студии программы «Отражение» депутата Государственной Думы, председателя Экспертного совета Государственной Думы по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства, советника мэра Москвы, советника патриарха по строительству Владимира Ресина. Здравствуйте, Владимир Иосифович.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Владимир Ресин: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Я сразу напомню зрителям, что мы интерактивны, стало быть, нам можно звонить 8-800-222-00-14, можно писать 5445, в начале буквы «ОТР».

Владимир Иосифович, о вот этом слове «реновация» нам расскажите, ведь реновация должна пойти и уже должна идти вовсю в регионы. Давайте говорить не о Москве, нас смотрит вся страна. Расскажите, как продвигается это дело.

Оксана Галькевич: Есть такая идея по крайней мере.

Владимир Ресин: Вы знаете, сегодня моя коллега Хованская и Миронов внесли проект закона о реновации как раз по всем городам России, по России. В Москве уже такой закон есть, эти работы начались. Но вообще это не ново, практически реновация – правда, мы ее делали по понятиям, – с начала 1990-х гг., 2000-х гг. Тогда в Москве было снесено более 1 700 домов-пятиэтажек, вместо них построены современные дома. По понятиям, я еще раз повторяю, закона не было, переселяли людей с квартиры на квартиру. И конечно, все это приводило к тому, что строились новые дороги, новые коммуникации, новый соцкультбыт, школы и так далее, потому что квартира сама не решает проблему для комфортного проживания в городе.

Сегодня в России такая ситуация, которая, может быть, даже хуже, чем была в Москве в конце 1980-х и в начале 1990-х гг. И поэтому, в общем-то, назрел, вовремя вышли с этой инициативой, и сегодня рассматривается, прорабатывается этот закон. В чем его основа и какие источники? Ведь не мы выбираем, время нас выбирает, и тогда, когда это делалось в Москве в 1990-х гг., это был другой подход. Цель-то была одна, а методы, подход, восприятие населением совершенно было другое. Было так – лишь бы выехать из этой трущобы и попасть в нормальные условия. И никто тогда особо не выбирал, будет рядом поликлиника или не будет, далеко до метро или недалеко, просили остаться в том же районе, где ты был. Сегодня совершенно другой подход, сегодня реновация требует полностью обеспечение этих людей всей инфраструктурой: и инженерной, и социальной.

А где взять деньги, встает вопрос? Мы в то время были без денег, поэтому с нас надо брать пример. В каком плане? Если в бюджете денег нет, то надо делать это на инвестиционной основе, то есть находится инвестор, строится дом, часть идет ему, часть идет городу для переселения. Но все головные сооружения, все дороги, весь соцкультбыт, вся инфраструктура лежит, конечно, на бюджете той территории, где все это делается.

Константин Чуриков: Подождите, при этой концепции получается, что надо возводить исключительно многоэтажки? Ведь если застройщик получает часть квартир в этом доме, который он построил, в который он вложился…

Владимир Ресин: Ну конечно.

Константин Чуриков: В другую часть переселяются люди, только многоэтажки.

Владимир Ресин: Конечно, здесь речь идет в основном, конечно, о многоэтажном строительстве и, как правило, конечно, об индустриальном домостроении, потому что надо строить качественно, быстро и в то же время в пределах тех денег, что у тебя есть, а не дворцы тут расстраивать. Это все надо посчитать. И поэтому перед тем как начинать эту работу, первое, что надо сделать: на этой территории должен быть детально разработанный генеральный план развития территории, проекты планировок и сделанные все расчеты, посчитана стоимость квадратного метра. И обязательно должен быть решен вопрос трудоустройства, где людям работать.

Оксана Галькевич: Владимир Иосифович, правильно ли я понимаю, что речь все-таки идет в таком случае о некоем уплотнении наших городов? Об увеличении нагрузки? Дома становятся выше, людей становится больше в одном районе…

Владимир Ресин: Я вас понимаю. Я не думаю, что речь идет об уплотнении, потому что очень много территорий. Вот Москва стала в 2.5 раза больше, это же не просто так произошло, потому что она уже задыхалась в тех пределах и потребовалось ее увеличить. Я вам скажу, я помню все эти вещи, увеличили по территории в 2.5 раза, а людей прибавилось 250 тысяч на тех территориях, то есть все эти территории остались, для того чтобы не получилось то, о чем вы говорите.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем нашу зрительницу Марину из Подмосковья. Марина, добрый вечер, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вот у вас программа как раз про строительство жилых домов и про ремонт жилых домов. Дома ремонтируются только в Москве, а я вот проживаю в Московской области, проживаю в доме, который считается ветхим жильем. В прошлом году еще наш дом стоял на капитальный ремонт, в этом году поменяли кровлю, металлокровлю, заменили стропильную систему, заменили окна и двери в подъездах и больше ничего, а в программе капитального ремонта стоит фундамент и фасад дома. Так та компания, которая нам сделала ремонт, отвечает, что они еще не могут деньги получить даже за то, что сделали, за металлокровлю и за стропильную систему, за окна и двери в подъездах. Вы понимаете, надежды у людей на другое жилье нет, поэтому нам жить в этом доме. Так если нам не дают другое жилье, так пусть этот дом отремонтируют, тем более он выиграл тендер на капитальный ремонт еще в прошлом году.

Константин Чуриков: Марина, скажите, в каком городе Подмосковья происходит дело?

Зритель: Московская область, Ногинский район, поселок Затишье, дом 22.

Константин Чуриков: В Затишье сегодня затишье, видимо, до сих пор, уже который день.

Владимир Ресин: Ну вопрос такой болезненный и совершенно справедливый, поэтому в принципе… Как делается капитальный ремонт? Это не просто так, что этот захотел подъезд отремонтировать, тот кровлю, кто-то захотел заменить лифты. Поэтому на капитальный ремонт перед этим делается ведомость всех недостатков этого дома, дальше составляется проект, смета, утверждается, и только после этого делается капитальный ремонт. Если требуется ремонт фундамента, усиление, значит, делается; если требуется замена лифтов, делается; если требуется кровля, делается, фасад делается и так далее. И если где-то не так, значит, надо обращаться к первому лицу, к губернатору, есть у него окружение, разберутся, и будет справедливое решение. А просто тяп-ляп сделать, от этого ничего лучше не будет.

Но я думаю, что если ветхий дом и он подлежит сносу, есть программа по его замене, так зачем же сейчас тратить деньги на капитальный ремонт? Быстрее надо построить новое здание и переселить туда людей.

Константин Чуриков: Мы не успели спросить у Марины, обращалась она к губернатору или нет, может статься, что даже и обращалась, может быть, как раз используя ваш ресурс, попробуем разобраться, что за это дом такой 22 в этом поселке Затишье.

Оксана Галькевич: Владимир Иосифович, вот мы начали разговор с реновации, с того, что этот опыт, возможно, будет распространен на всю страну. А как вы считаете, регионы потянут ли эту историю? Понятное дело Москва, здесь высокий оборот капитала, высокий интерес инвесторов. А вот небольшие городки, города поменьше?

Владимир Ресин: Вы знаете, здесь нельзя подходить по принципу «скажи богу молиться, можно и лоб расшибить». Петербург – это одно, Казань – это второе, Рязань – третье, где-нибудь город в Сибири, Челябинск – четвертое. Во многих городах были крупные градообразующие предприятия, на их базе строились дома этим предприятиям. К сожалению, иногда главная задача была, чтобы предприятие хорошо работало, а как люди живут, которые на нем работают, это уже не первая была необходимость.

Здесь совершенно другой подход. Поэтому в каждом конкретном случае надо разбираться, составлять генеральный план, составлять проекты планировок, делать расчеты и определять источники, определять источники. Где-то нужно высотное строительство, где-то надо совершенно по другому пути идти. Поэтому сидя вот так, как мы с вами сидим, решить вопрос по каждому субъекту просто невозможно, совершенно невозможно. И здесь люди… Только надо делать так, чтобы люди были уверены в том, что они действительно получат современное жилье и будут обеспечены нормальными условиями не только для проживания, но и для работы, для досуга и так далее.

Константин Чуриков: А как вам кажется, сегодня люди уверены, обитатели этих трущоб, бараков, которых много по всей стране, – они уверены, что им дадут, что эта программа их коснется? Каков уровень доверия?

Владимир Ресин: Вы знаете, есть разные программы. Программа реновация не закрывает другие программы. Есть программа по ликвидации ветхого жилья, есть жилье аварийное, которое вообще немедленно требует принятия мер. Сама реновация, например, в некоторых местах на нее уйдет, может быть, где-то и 15 лет, где-то 20 лет, где-то 10, где-то еще больше. И так нельзя с человеком, если подходить по такому принципу, человек живет в аварийном доме и будет ждать, когда, значит, успешно пройдет эта программа? Он идет совершенно по другой программе, по программе аварийного жилья.

Оксана Галькевич: Вы сказали, что каждый город – это своя отдельная ситуация. У нас есть звонок из Петербурга от Светланы, давайте ее послушаем. Светлана, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Зритель: Добрый вечер, уважаемый канал, уважаемая передача, ведущие и Владимир Ресин. Эта программа реновации затрагивает очень много вопросов, в частности, в Петербурге касательно уплотнительной застройки. У нас, например, на юго-западе, в Ульянке именно речь идет об уплотнительной застройке. Об этом очень много было репортажей и на нашем административном канале, и по федеральным каналам. У меня сейчас просто мысли путаются, я сейчас хочу сказать…

Константин Чуриков: Все в порядке, мы вас слушаем, все нормально.

Зритель: А еще очень важный вопрос затрагивает реновация, об этом очень мало говорят, – подумал ли кто-нибудь о том, куда будет вывозиться огромное количество строительного мусора? Потому что это касается еще мусорной проблемы, потому что об этом лично я ни разу не слышала ни на одном из телеканалов, в том числе и на вашем, кстати говоря. Кто-нибудь об этом подумал? Потому что вы все очень правильно говорите, что надо подумать, просчитать, генеральный план и так далее, – это все правильно, но об этом кто-нибудь вообще думает?

Константин Чуриков: Хороший вопрос, Светлана, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Владимир Ресин: В Москве все это продумано, этот вопрос решен. Дом, как правило, не рушится, как раньше, клин-бабой, а разбирается, все сортируется: что-то превращается в строительный щебень для использования на дорогах, что-то идет в деревопереработку, что-то идет на другие дела. Все это рассчитано, расписано, по всем районам все знают об этом, и мощности специально под это подобраны. Поэтому так же и в других местах должно быть.

Константин Чуриков: Владимир Иосифович, давайте так, чтобы четко разобраться. Есть программа реновации, реновация в переводе с латыни «обновление». Обновление, скажем так, жилого фонда, в котором в принципе жить можно, но вот решили так, что обновляем. А есть острые случаи, когда вот не сегодня-завтра этот потолок старушке или кому-то на голову упадет. Так вот с точки зрения целеполагания что важнее на ваш взгляд?

Владимир Ресин: И то важно, и это важно, это разные вещи. Какая разница…

Константин Чуриков: Когда в стране нет, условно говоря, лишнего рубля.

Владимир Ресин: Нет, когда какая, от чего человек будет страдать, от печени или от почек, или не дай бог еще от инсульта, – надо сделать так, чтобы он был здоровый, то есть надо решать и ту проблему, которую вы назвали, и эту проблему. Та проблема решается через реновацию, а та проблема, вторая, решается через аварийное и ветхое жилье. Вы совершенно правильно сказали, что нельзя все в одну кучу, никто так и не думает.

Оксана Галькевич: Еще один звонок, Центральная Россия у нас очень активна. Московская область, Василий. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Смирнов Василий Иванович. Владимир Иосифович, я вас приветствую как уважаемого строителя.

Владимир Ресин: Добрый день.

Зритель: Я сам энергостроитель, заслуженный работник РАО «ЕЭС России», ветеран труда на пенсии. Вот у меня какой вопрос. Я проживаю по адресу аллея Первой Маевки, дом 13, корпус 2, квартира 7, – это, вы прекрасно знаете, то место возле Вешняковской церкви, которая охраняется государством, возле перехода станции «Вешняки». Вот эти дома почему-то оставили, они стоят таким пятном. Сзади парк находится, к ним очень тяжело пройти. Причем первый корпус постройки примерно 1953 года, если не 1952-го, у него только одни стены кирпичные несущие, все остальное деревянные перекрытия. Нельзя ли вас как депутат Госдумы попросить разобраться в существе этого вопроса и вот эти 4 корпуса включить в программу реновации? Потому что туда просто ходить неудобно, мы остались, как на необитаемом острове. Вы, наверное, знаете это место.

Владимир Ресин: Да, я знаю это место, знаю эту префектуру, все прекрасно понимаю. Просто так это не осталось, значит, видимо, жильцы были против, какие-то были соображения. А так вы же помните, наоборот, еще из-за протеста жильцов много жилья, которое хотели включить, потом вывели из программы. Давайте по этому адресу я себе записываю, разберусь, и мы с вами отдельно поговорим.

Оксана Галькевич: Еще один звонок, снова Петербург, у нас Московская область и Петербург…

Константин Чуриков: Большие города включились.

Оксана Галькевич: …участвуют в беседе. Юрий, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте. Хотел вопрос задать господину Ресину. Вот какая такая необходимость была расстраивать Москву до таких размеров? Понимаете, это первый вопрос, потому что Питер уже тоже начинают так расстраивать, что становится страшно. Ведь сама политика неправильная вот этого строительства. Вы могли вокруг Москвы создать массу маленьких городков или поселков городского типа, где инфраструктура легче была бы распределена, не так, как в этой Москве. Ведь Москву переехать всю – это надо потратить целый день. А если вдруг эвакуация? Вы об этом не думали? Сейчас обстановка очень серьезная. Видимо, это лужковский синдром.

Вообще строители могли бы сейчас заняться действительно всей Россией, не на словах, а по-настоящему, восстановить деревни, а то все бегут: Москва, Ленинград. Сделайте лимит опять, въезд должен быть лимитирован. 75 национальностей в Москве – это же куда годится? Иван Колита говорил: «Не дай бог, если на вашей территории будет иностранный купец». А у нас сколько, посмотрите. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо вам, Юрий.

Оксана Галькевич: Спасибо, Юрий.

Владимир Ресин: Ну во-первых, Москва является столицей России, и конечно, это многонациональный город, здесь, слава богу, даже в самые тяжелые времена межнациональных отношений в бывших республиках, в Москве всегда было спокойно, еще раз говорю, слава богу. Во-вторых, Москва уже в тех границах, в которых была, уже задыхалась, и дальнейшее ее развитие было очень затруднительно. А по тому методу, про который вы говорили, еще начали в 1960-е гг., у нас первый город-спутник Москвы Зеленоград, как вы знаете, город науки, как тогда думали. Но, к сожалению, получилось… Знаете, как Черномырдин говорил: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Получился не город науки, а получился как один из микрорайонов по сравнению с другими небольшими, где пришлось потом людям оттуда ехать на работу в Москву.

А теперь в отношении того, что вот она такая большая и трудноуправляемая. Я вам знаете что скажу? Вообще дележка Москвы и области произошла чисто по партийному принципу: просто московская партийная организация была и Московской области, вот по какому принципу. Просто было неуправляемо с точки зрения партии. А с точки зрения хозяйства то, что она стала в 2.5 раза больше, это привело не только к такой возможности в самой Москве резко усилить многие работы, я имею в виду старую, но и новую обустраивать. Кто мог подумать, что метро пройдет за МКАД? Оно теперь приносит пользу не только новым районам Москвы, но и области. Кто мог подумать, что за МКАД вырастут такие крупные сооружения, которые дадут возможность трудоустраивать людей, создадут комфортные условия для жилья, ликвидируют свалки? Поэтому вопрос такой, знаете, где можно еще и поспорить.

Константин Чуриков: Владимир Иосифович, а кто сегодня думает о том, что есть жизнь за пределами МКАД? Мы имеем в виду не пригороды Москвы, не части Москвы, которые вышли за Московскую кольцевую, а вот там, в городах? Потому что нам пишут вот, пожалуйста, Республика Коми: «Люди годами живут в бараках, в Москве и в Питере сносят благоустроенное жилье». Последний вопрос: когда фактически начнет действовать, во-первых, программа реновации, когда энергичнее начнет действовать программа расселения аварийного жилья, когда люди в регионах, за пределами Москвы и области, это увидят, как вы думаете?

Владимир Ресин: Ну есть Минстрой, который следит за этими делами, правительство России. Еще хочу подчеркнуть: что касается реновации, проект закона по России в Думе, он рассматривается. Что касается других направлений, все это в работе. На каждом месте есть губернатор, есть министерство, есть местные власти, все люди занимаются.

Оксана Галькевич: Владимир Иосифович, вот Костя перечислил важные моменты, но мы все-таки не коснулись одной тоже серьезной темы. Мы говорим о реновации, так или иначе это коммерческое жилье, которое будут люди покупать, выкупать каким-то образом на рыночной основе. Почему у нас в стране не создается фонд социального жилья для людей, которые не могут позволить себе ту же ипотеку? Нам люди пишут, что это тяжелейшая ноша, это невозможно, доходы падают который год.

Владимир Ресин: Нет, реновация – это никто ничего не покупал и не продавал.

Оксана Галькевич: По поводу социального жилья.

Владимир Ресин: Квартира на квартиру, квартиру в плохом состоянии человек сдает, в новом доме получает, причем она обычно больше той, которую он сдал, так как уже новые нормы, новые серии, новые дома. А тот вопрос, который вы задали, в общем-то, к реновации отношения никакого не имеет.

Константин Чуриков: Но это же важный вопрос.

Оксана Галькевич: Отдельная история по фонду социального жилья.

Владимир Ресин: Есть законы по жилью, каждый регион имеет свои правила, целиком все это дело соблюдается. Для этого что-то строится, выделяется. Это нельзя все в одну кучу.

Константин Чуриков: Нет, просто президент говорит, председатель правительства, с высоких трибун нам говорят о том, что нужна мобильность населения, что сейчас так устроен рынок труда, он фактически только в Москве, в крупных городах, их по пальцам посчитать. Понимаете, люди должны иметь возможность приехать работать и получить жилье, пока они работают.

Оксана Галькевич: А не приехать работать и взять ипотеку.

Владимир Ресин: Нет, вы говорите о служебном жилье. Получить жилье, если ты приехал на работу, – это служебное жилье.

Константин Чуриков: Ну социального найма, по-разному его называют.

Владимир Ресин: Если предприятие его пригласило на работу, имеет возможности, он с ним подписывает трудовое соглашение, он ему предоставляет.

Константин Чуриков: Но вряд ли мы говорим, извините, о простой учительнице, вряд ли, за редким исключением, кроме программы «Земский доктор», о враче. В основном это какие-то топ-компании, какие-то «Газпромы», понимаете, где, конечно, «упаковка» присутствует.

Владимир Ресин: Нет, учительница, врач, я знаю, в деревни или в небольшие поселки приглашают учителей, врачей, сразу чем их привлекают туда поехать в том числе, что сразу дают площадь, где они живут.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Это была наша рубрика «Личное мнение», в студии программы «Отражение» был Владимир Иосифович Ресин, депутат Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, председатель Экспертного совета Госдумы по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства, советник мэра Москвы, советник патриарха по строительству.

Константин Чуриков: Спасибо.

Ну а через пару минут в эфире «Отражения» будем говорить о том, какие планы у Минтранса по строительству новых аэропортов в стране. Их многократно, в 60 раз сегодня меньше в России, чем в Соединенных Штатах Америки, однако проблема не праздная, каким-то образом «прошить» инфраструктурой всю страну надо. Об этом через две минуты.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Личное мнение»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты