• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Владимир Ресин: Пугаться проектного финансирования не надо - это элементарная схема, вся Европа по ней работает

Владимир Ресин: Пугаться проектного финансирования не надо - это элементарная схема, вся Европа по ней работает

Гости
Владимир Ресин
депутат Госдумы Федерального Собрания РФ

Константин Чуриков: Открываем вторую часть вечернего «Отражения». Пожалуйста, убедитесь в том, что телефонная трубка у вас под рукой – она понадобится для того, чтобы рассказать в прямом эфире о вашей жизни, о вашем мироощущении. Конечно, рассказать нам – Оксане Галькевич…

Оксана Галькевич: …и Константину Чурикову. Обязательно поделитесь с ним тоже. Напомню о том, что будет у нас впереди.

Через полчаса буквально будем говорить о наших с вами деньгах, точнее – о тех деньгах, которых нет, друзья. Долги по заработной плате в нашей стране. Тут выяснилось, что статистика Росстата может в 5–8 раз отличаться от фактических данных, – по крайней мере, так считает глава Федерации независимых профсоюзов. Итак, кому и где сегодня не платят, кому и сколько недоплачивают? Вот об этом будем говорить после 8 часов вечера по Москве.

Константин Чуриков: И не забудьте, пожалуйста, об опросе для проекта «Реальные цифры». На этой неделе мы составляем портрет работающего пенсионера. Если вы как раз из этой социальной группы – напишите, кем работаете, какая у вас зарплата и какая пенсия по возрасту. Мы знаем, что Правительство с 2016 года не повышало пенсии работающим пенсионерам.

Оксана Галькевич: Кажется, и не собирается.

Константин Чуриков: И не собирается. Вот поэтому пора узнать, как живут люди, которые в возрасте продолжают работать. Уже завтра, в пятницу, подведем итоги.

Оксана Галькевич: Ну а сейчас – наша рубрика «Личное мнение». Сегодня в студии у нас – депутат Государственной Думы, председатель Экспертного совета Госдумы по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства, а также советник мэра Москвы Владимир Иосифович Ресин. Добрый вечер, Владимир Иосифович.

Владимир Ресин: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Уважаемые зрители, мы открыты для любых ваших вопросов, мнений. Традиционно, Владимир Иосифович, эта рубрика у нас такая более свободная, никаких ограничений по темам нет. С чем вы к нам сегодня пришли? Что хотели бы, о чем хотели бы поговорить?

Владимир Ресин: Ну, сейчас одна из таких тем, которая всех беспокоит – это, конечно, вопросы с дольщиками, в Москве вопросы реновации, вопросы строительства. Вот такие вопросы, которые за один день не решаются, о которых всегда говорят и которые всегда впереди. В частности, давайте подумаем, что может произойти, если… да не «если», а уже будут повышены ставки на ипотеку. А ипотека является основным звеном во всем жилищном строительстве.

Константин Чуриков: Давайте поступательно. У нас изменилось законодательство по поводу долевого строительства. У нас, в общем-то, сама эта тема теперь выглядит по-другому, по закону, да? Теперь банк следит за тем, как строится объект, и в зависимости от этого дает застройщику деньги или нет. Правда ли, что в связи с этой новой системой существенно вырастет стоимость квадратного метра жилья?

Владимир Ресин: Нет, существенно не вырастет, но в какой-то степени вырастет. А для того, чтобы не выросла, придется застройщикам решать целый ряд вопросов. Надо совершенствовать технологии, надо уменьшать себестоимость строительства, надо думать уже и о стоимости земли, где это жилье строится, уже более критично подходить к техническим условиям, выбирать наиболее оптимальные, наименее затратные. И тогда она только вырастет частично на тот процент кредита, который застройщик будет брать в банке, чтобы строить.

В общем-то, ничего здесь нового нет, вся Европа работает по этой схеме. И наши некоторые застройщики, которые работают не в Москве, а работают в Европе, ну, в частности в Берлине, тоже работают по этой схеме.

Константин Чуриков: Вот стоимость земли кто-то готов снизить?

Владимир Ресин: Стоимость?

Константин Чуриков: Стоимость земли. Вы говорите, что для этого нужно решать целый комплекс вопросов.

Владимир Ресин: У нас каждый хочет больше заработать. Значит, все посмотрят, какая кадастровая стоимость земли – такая она или она немножко, как говорится, «с жирком». То есть каждый должен посмотреть и подтянуть свой ремень. Потому что если все это переложить на одного застройщика, то от этого пострадает только тот, кто приобретает жилье. Этого допустить нельзя.

А вы знаете, почему нельзя допустить? Потому что просто не будут покупать это жилье. Тогда, в общем-то, будет навар от яиц. Я уверен, что этого не произойдет. Такие моменты и в Москве были в прошлые годы. Поэтому все это обязательно будет.

Оксана Галькевич: Владимир Иосифович…

Владимир Ресин: А пугаться проектного финансирования не надо. Это элементарная схема.

Оксана Галькевич: В связи с этим проектным финансированием, с этой новой схемой, которую вы так сейчас нам объяснили, разложили все по полочкам, недобросовестные игроки, недостаточно финансово устойчивые с рынка уйдут, а останутся, можно сказать, более надежные застройщики? Можно ли так сказать?

Владимир Ресин: Я думаю, что жизнь заставит уйти, конечно. Я думаю, что жизнь заставит уйти, и останутся те застройщики, которые смогут работать цивилизованно по этой формуле.

Константин Чуриков: Нам задает вопрос зритель или зрительница из Москвы: «Как улучшить жилищные условия пенсионерам и неработающим инвалидам?» Есть какие-то соцпрограммы?

Владимир Ресин: Ну, я не знаю. Это серьезный вопрос, вопрос, связанный с социальным блоком. Конечно, есть и проработаны все эти мероприятия, и они везде вывешены. И те, которые в проработке, они рассматриваются. Поэтому это вопрос такой же важный, как и тот, о котором мы только что говорили с вами.

Оксана Галькевич: Владимир Иосифович, проблемы с дольщиками обманутыми так или иначе вспыхивают в самых разных точках нашей страны. Ну, Москва на этом фоне выглядит, так скажем, поспокойнее. Как здесь решаются эти вопросы, эти проблемы?

Владимир Ресин: Ну, я вам что скажу? У нас, вы правильно сказали, в Москве более или менее спокойно, но тоже проблема серьезная. Она детально проработана, детально. Сегодня по планам нашим нам надо еще построить 52 дома, 52 адреса в этом, 2019 году, в 2020 году и закончить в 2021 году. На 2021 год останется 5 домов. Все они в работе, все они разжеваны.

Но есть очень трудные моменты. Есть такие варианты, когда, предположим, будет строиться отдельный дом за счет бюджета города, в который будут переселены дольщики из Щербинки, из некоторых районов, вплоть до этого. Но не осталось ни одного дольщика, который бы не был определен, когда он получит свое жилье.

Константин Чуриков: Мы много раз показывали в нашем эфире… Кстати, это касается буквально всех регионов страны. Качество нового жилья не то что оставляет желать лучшего, а фактически люди иногда, когда они переселяются из аварийного жилья, они попадают в новое аварийное жилье, если даже это новостройка. Вы говорите, что должны быть оптимизированы процессы, что теперь придется удешевлять стоимость всего. В этих условиях страшно подумать, какого же качества тогда будет жилье.

Владимир Ресин: Качество? Однозначно, даже это обсуждению не подлежит, качество должно быть хорошее, иначе сдавать дом нельзя. И дом такой принят быть не должен и не может.

Константин Чуриков: Так ведь сдают же.

Владимир Ресин: Сегодня – нет. Сегодня жестко стали подходить в этом вопросе. Ну, например, при реновации дома, куда переезжают из сносимых домов жители, фактически они сами принимают эти дома. И пока житель, который знает свою квартиру, не согласен, никто этот дом не примет. Сегодня… Причем там отделка комфортная. И там вот так не пройдет – обои, где-то примыкающие к потолку, и так далее. То есть этому вопросу сейчас уделяется главное внимание – качество строительства.

Константин Чуриков: Вы говорите о Москве или в целом о России?

Владимир Ресин: Нет, я говорю… Сейчас вы мне задали вопрос, связанный с Москвой, я по Москве говорю. Но в целом так должно быть везде. Просто мне легче говорить про Москву, потому что я – ну, как вам сказать? – иногда выезжаю непосредственно на этот дом, который сдается, и смотрю качество возведенного дома.

Оксана Галькевич: Владимир Иосифович, у нас есть звонок из Курской области, телезрителя зовут Виктор. Давайте его послушаем – может быть, какой-то вопрос у него. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, вот я хотел бы задать вопрос по поводу ипотеки. Допустим, в 2018 году я хотел купить двухкомнатную квартиру, и мне ипотеку давали под 8,5%. Но в конце декабря я пошел… ну, не купил в сентябре, в конце декабря пошел, чтобы дали мне ипотеку – и уже она была 9% с лишним. А сейчас звонили мне из «Сбербанка», и уже они дают мне под 11,1%. Почему такой рост идет ипотеки? Доллар как бы сейчас понизился – был в конце года 78 рублей, а сейчас 75. Почему это происходит?

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. И ключевая ставка у нас в стране выросла не на проценты, а меньше, чем на процент.

Владимир Ресин: Ну, ставка выросла в Центробанке.

Константин Чуриков: Ну, чуть-чуть она выросла. На сколько? На 0,75, да?

Владимир Ресин: На полпроцента выросла.

Оксана Галькевич: Понятно, что бизнес ориентируется на эту ставку, но тем не менее.

Владимир Ресин: В соответствии с этим уже «Сбербанк» и другие банки увеличивают свой процент. Ну, я не знаю. Тот, кто это делает вот так, как сейчас сказали, – это по-варварски.

Константин Чуриков: Было 9%, а стало 11% с лишним.

Владимир Ресин: Это по-варварски. Значит, надо в каждом отдельном случае посмотреть и тогда принимать решение.

Константин Чуриков: А куда посмотреть нашему зрителю? В другой банк он пойдет – там тоже ставка выросла.

Владимир Ресин: Ну, есть другие банки. Если в этом банке 11%, то надо посмотреть, как в других. Но надо исходить из того, что Центробанк на полпроцента увеличил – значит, надо из этого исходить.

Константин Чуриков: Хорошо, давайте тогда поговорим о вот этой социальной ипотеке. Помните, много нам обещали, что будет субсидируемая ипотека, что будет возможность получить какую-то «подушку безопасности» от государства. Вот чем сердце успокоилось в итоге?

Владимир Ресин: Нет, тоже здесь есть разные ипотеки – и для молодежи, и так далее. Это отдельный случай. Их пока никто не отменял. Но в каждом регионе свои правила в этом вопросе.

Константин Чуриков: У нас есть еще звонок – это уже Ирина из Москвы. Здравствуйте, Ирина, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте выступайте, слушаем вас.

Зритель: У меня родители – обманутые дольщики, инвалиды, чернобыльцы. Приобретали жилье в ЖК «Ново-Никольское» (это Новая Москва, поселение Первомайское) в 2014 году. Сбрасывались деньгами все родственники. В результате банкротства застройщика «Агрострой», которое прекратилось, в общем-то, пожилые люди не выдержали, к сожалению, не дождались ни жилья, ни положительного результата и умерли. Просто банкротство оказалось для пожилых людей невыносимой ношей.

К сожалению, на сегодняшний день эта схема еще работает, и никто ее не прекращает. Соответственно, вложенные средства, заработанные за всю жизнь, люди теряют. В результате получают жилье, даже не соответствующее договору долевого участия. На сегодняшний момент инвестиционные договоры (назовем их так) долевого участия – они не содержат полный перечень документов по проектированию, по отделке помещений. В результате каждая стройка, если мы копнем, она экономит на строительстве. В проектную документацию закладываются завышенные нормативы, а по итогу за счет экономии утекает где-то от 40% до 50% вложенных средств. И контролировать эти средства сами инвесторы, сами дольщики не могут.

Константин Чуриков: Ирина, а вы можете ответить на такой вопрос сами? Как вы думаете, вообще в реальности этот застройщик, владелец этой компании обанкротился? Как вы думаете? Он банкрот, у него денег нет?

Зритель: Они вышли из банкротства, они вышли из банкротства. Но, вы понимаете, это большой стресс для людей, вложивших деньги в экономику страны фактически. Ведь люди, вкладывая деньги в стройку, вкладывают деньги в экономику страны. Платит застройщик налоги с этих денег, покупаются материалы, развивается производство строительных материалов. А в результате схемы, предложенной параграфом 7-м закона «О банкротстве», в общем-то, люди теряют все. Они же выходят либо на создание кооператива, либо, скажем, вынуждены принимать объекты незавершенного строительства.

Константин Чуриков: Понятно, спасибо, Ирина.

Оксана Галькевич: Ирина, давайте выслушаем Владимира Иосифовича. Владимир Иосифович, вот такая ситуация вам знакома? Это «Ново-Никольское», Новая Москва.

Владимир Ресин: Ну, вопрос… Давайте договоримся так. Мы этот вопрос официально с участием местной власти, с участием соответствующих органов, которые завязаны, рассмотрим у меня на комиссии, заслушаем этого застройщика и примем соответствующее решение.

Оксана Галькевич: Давайте попросим наших…

Владимир Ресин: Это мы сделаем в течение двух недель.

Оксана Галькевич: Давайте администраторов наших попросим взять телефон нашей телезрительницы Ирины для какой-то обратной связи.

Владимир Ресин: Давайте, да.

Оксана Галькевич: Может быть, уточните детали.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, а где гарантия, что на смену одним (да я даже слово «недобросовестный» здесь не хочу употреблять) жуликам просто, которые, грубо говоря, берут на себя обязательства, а потом просто «кидают» людей, – вот что на смену одним жуликам в этом бизнесе не придут другие жулики?

Владимир Ресин: Ну, давайте основываться… «Вор кричит: держи вора!» Если мы будем на этом основываться, мы ничего не решим. Поэтому мы базируемся все-таки на другие понятия. Поэтому нам удается что-то решать.

Были сотни этих домов с обманутыми дольщиками, а осталось все-таки 32, и из этих 32 за 2019–2020 годы 27 будет сделано. Здесь такие, как Царицыно, как Балаклавский проспект. И останутся самые тяжелые, где много всяких юридических тонкостей, – пять. Поэтому мы уверены в том, что те застройщики, которые пришли на них, они работают уже под контролем города, под серьезным контролем. И они, конечно, сделают обязательно. И уже сотни домов, которые сделаны, об этом говорят.

А что касается отдельных случаев – конечно, они могут быть. Ну, тогда будем и решать отдельно в каждом случае. Пока из тех, что у нас есть, на все есть дорожные карты. Везде есть застройщик, везде есть средства и есть возможность их сделать.

Оксана Галькевич: Владимир Иосифович, давайте коснемся еще одной темы важной – реновации. Тема важная, которая началась в Москве. И как мы в прошлом году видели, в некоторых средствах массовой информации обсуждалось, возможно, будет распространен этот опыт на всю страну. Вот об этом поговорим. Как в Москве сейчас, на каком этапе реализация этой программы? Как это выглядит?

Константин Чуриков: Критерии реновации – еще очень интересно.

Владимир Ресин: Ну, закон о реновации по Москве принят. И началась такая работа во главе с мэром Москвы, он сам лично возглавил эту работу, идет кропотливая и повседневная работа. Первые результаты 2018 года есть. Уже есть снесенные дома и есть адреса в Восточном округе, в других, куда люди переехали и уже живут.

Оксана Галькевич: Получили ключи, вселились.

Владимир Ресин: Получили ключи и уже живут. Сегодня в работе у нас по реновации завязаны все округа. Сегодня определены, по крайней мере, уже первый миллион квадратных метров жилья по этой программе, который есть где, есть кем и есть за что построить. И расписано, сколько в этом году будет построено домов и заселено, сколько в будущем году.

И самое главное – в этом году будут в основном закончены основные критерии по проектам планировок, по увязке всех мест, где будут определены объемы всех этих новых домов, соцкультбыта, инфраструктуры и так далее. То есть у нас реновация построена – не просто построить миллион квадратных метров жилья, а построена так – построить 1 миллион квадратных метров жилья, привязав его к соцкультбыту, к дорожной инфраструктуре, инженерной и, самое главное, к месту применения труда, где он будет работать.

Константин Чуриков: Нам звонят трудящиеся, Мария из Татарстана. Добрый вечер, Мария.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло.

Константин Чуриков: Алло, Мария.

Оксана Галькевич: Слушаем вас, Мария.

Зритель: Да-да-да. Я из Татарстана звоню, город Зеленодольск. У нас тоже происходит реновация, но только не так, как в других городах. Это только один наш Татарстан так. За снос, значит, те квартиры, которые социальные были, всем дали бесплатно. Всем пьяницам, которые даже не работали, всем дали бесплатно. А те, которые купили или приватизировали – нам нет этого. Мы только купили квартиру за 2 миллиона, а нам сейчас за нее дают – 11 тысяч за квадратный метр.

Константин Чуриков: Это сколько в сумме получается? То есть вы купили за 2 миллиона, а сколько сейчас?

Зритель: А на что мы должны жить? Говорят: «Берите ипотеку». А если мы не возьмем ипотеку – значит, выгоняют нас из квартир, даже с регистрационного учета снимают. Как жить дальше?

Константин Чуриков: Мария, скажите, пожалуйста, сколько вас просят доплатить вот за ту квартиру, которая, очевидно, с большими квадратными метрами?

Зритель: 11 тысяч за квадратный метр нам дают. Мы еще ничего не подписали. А дают по 6 квадратных метров на человека, если даже имеешь 70 квадратов или 40 квадратов. Вот сестра у меня вчера буквально… 40 квадратных метров у нее квартира, а ей дали 20, как студенту.

Владимир Ресин: Социальная норма.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Мария. Владимир Иосифович, вы как депутат Государственной Думы сейчас ситуацию по стране услышали.

Владимир Ресин: Ну, вы поймите, есть социальная норма на человека – в зависимости от этого и определяется. Если, предположим, однокомнатная квартира, то дается квартира на квартиру. Но если в старом доме квартира обычно меньше, а уже в новом доме она на 8–10 метров больше. В Москве, например, социальная норма – 18 метров квадратных, в другом городе – другая. Это в зависимости от этого.

Константин Чуриков: Извините. А можно в случае с этой историей как-то по-другому сделать, оценить возможности людей? Почему-то считается, что если человек купил квартиру небольшую, что у него где-то чемоданы денег. А их нет.

Оксана Галькевич: Есть еще столько же.

Константин Чуриков: Он уже все отдал.

Владимир Ресин: Так нельзя подходить.

Константин Чуриков: Нет, собственно так подходят к нашей зрительнице.

Владимир Ресин: Это какой-то случай такой нетипичный. Как подходить? Нет у людей чемоданов денег, нельзя так подходить. Есть правило. Вот в Москве реновация родилась не на пустом месте, как вы знаете. Мы начали этим вопросом в начале 90-х годов, вынуждены были заниматься. Снесли 7 миллионов квадратных метров жилья, 160 тысяч семей получили квартиры. Но принцип был такой: квартира на квартиру. Живет в квартире однокомнатной один человек – он получал однокомнатную квартиру, только не ту, которая была в этой пятиэтажке, а в новом доме, на 8–10 метров больше. Так и сейчас – квартира на квартиру.

А дальше есть метраж. Если человек хочет… За это время дети родились, внуки, семья увеличилась, и человек хочет получить не однокомнатную квартиру, а двухкомнатную. Смотрят по этим нормам. И он доплачивает ту разницу, которая идет сверх нормы.

Константин Чуриков: То есть в любом случае у него должны быть деньги, получается?

Владимир Ресин: Ну, деньги, да. Конечно, деньги. У нас не социализм.

Константин Чуриков: У нас не социализм. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Это была рубрика «Личное мнение», у нас в студии был Владимир Ресин – депутат Государственной Думы, председатель Экспертного совета Госдумы по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства, советник мэра Москвы. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Владимир Иосифович.

Владимир Ресин: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну а мы не прощаемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О проблеме дольщиков

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты