• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Владимир Рязанский: Без централизованной проверки и методики перепроверки баз данных, конечно, будут возникать ошибки

Владимир Рязанский: Без централизованной проверки и методики перепроверки баз данных, конечно, будут возникать ошибки

Гости
Владимир Рязанский
сопредседатель «Российской Жилищной Федерации»

Оксана Галькевич: Итак, друзья, цифровое государство у нас тут дает сбой. Федеральная служба государственной регистрации кадастра и картографии уже второй раз за год испытывает серьезные проблемы. Снова на сайте возникли эти проблемы. Не работал.

Константин Чуриков: Надпись 404, да?

Оксана Галькевич: Да, да, да, да. Error 404, да. Люди обращаются на этот сайт за выписками ЕГРН, из единого государственного реестра недвижимости, это на самом деле, очень востребованная услуга.

Константин Чуриков: Ну, может быть, вы будете удивлены, это, во-первых, уже не первая поломка за этот год. А еще вы будете удивлены, что на самом деле, это самый популярный вид электронных услуг. За первых 6 месяцев этого года, сейчас мы это можем вам даже показать, только кадастровая палата по Москве предоставила 2,5 миллиона выписок в электронном виде, и это 90% от всех поступивших запросов.

Оксана Галькевич: Ну, поэтому можете себе представить, сколько людей вообще во всей нашей стране находились в весьма нервном состоянии, просто потому, что вовремя не могли получить какой-то нужный документ. В первый раз, в августе, когда произошел сбой, он затронул 49 регионов нашей страны, и длился 2 недели. Тогда вот по данным некоторых ведомств, число сделок с жильем снизилось на треть. Сейчас «Росреестр» обещал все исправить до 19 числа, но вот буквально за несколько минут до нашего эфира…

Константин Чуриков: Зная, что мы это будем обсуждать сегодня.

Оксана Галькевич: Мы получили, да, ответ официальный из «Росреестра», ну, потому, что мы запрос сначала отправили, и вот мы получили за несколько минут ответ. Где сказано, что работа сервиса уже восстановлена, он был временно отключен в связи с необходимостью устранения угроз, которые возникли в связи с массовыми обращениями, сформированными роботами сторонних сайтов.

Константин Чуриков: Неизвестными.

Оксана Галькевич: Самое главное, это последняя строка в этом официальном сообщении – «Временное прекращение работы сервиса не отразилось на безопасности сведений, содержащихся в ЕГРН».

Константин Чуриков: Можно выдохнуть, слава богу. Сейчас будем беседовать о причинах вот этих частых, участившихся сбоев. И о том, как нам вообще быть, стоит ли нам доверять вообще электронным государственным услугам. У нас в студии Владимир Рязанский, сопредседатель российской жилищной федерации. Здравствуйте, Владимир.

Владимир Рязанский: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот Оксана сказала, что августовский сбой затронул 49 регионов. Нынешний сбой, сколько регионов затронул?

Владимир Рязанский: Все.

Константин Чуриков: Все?

Владимир Рязанский: Да.

Оксана Галькевич: Вообще вся страна? Всех накрыло?

Владимир Рязанский: Да, да, да.

Константин Чуриков: Хорошо,..

Владимир Рязанский: Они сделали простую вещь. Они в кои то веки, ну, в первый раз за все это время они действительно отразили сбой на сайте. Не просто тем, что он недоступен, временно или еще что-то. А именно на 2 недели они переставили тот раздел, который отвечает именно за массовый заказ выписок, за автоматизированный заказ выписок, и за проверку поступающее информации, они его перенавели на тот сервис, который позволяет выписки заказывать поштучно. Но разница в том, что когда ты заказываешь массово выписки, ты их заказываешь от 4 рублей, от 80 там копеек до 4 рублей за штуку. А если через тот сервис, на который они это дело переключили, то 250 рублей за штуку.

Константин Чуриков: Отсутствие этой полезной, востребованной услуги в течение там 11 с лишним дней, что означает на практике для потребителя? Вообще, кто пострадавшие?

Владимир Рязанский: Значит, для всех, кто оказывает услуги, в отношении каких бы то ни было действий, связанных с домами, в том числе, там, регистровый учет, в том числе жилищно-коммунальное хозяйство, это просто катастрофа. Потому, что ты не можешь запросить необходимую для работы информацию. Не можешь ее уточнить, или перепроверить, насколько она актуальна, и, соответственно, сидишь и отдыхаешь. Но, вопрос в том, что пока ты отдыхаешь, якобы, и пытаешься как-то объяснить, что, ну, вот же, ЕГРН не работает, мы ничего не можем сделать. У ЕГРН-а ничего не сказано о том, что он не работает. На сайте «Росреестра» этот сбой не был отражен в новостях вообще. Были торжественные новости о том ,как их поздравил президент в первых числах ноября, и после этого благополучно никакого, ни звука о том, что основной, базовый сервис «Росреестра» не работает.

Оксана Галькевич: Друзья, это я обращаюсь к нашим телезрителям, пожалуйста, выходите с нами на связь, возможно и вас как-то коснулся этот сбой сайта «Росреестра». Вы не могли получить какие-то выписки, необходимые сведения, или у вас, может быть, была под угрозой срыва сделка с недвижимостью. Делитесь своим опытом вообще общения с цифровыми услугами, с государственными услугами в нашем прямом эфире. Телефоны для связи с нами указаны на ваших экранах. Либо смс портал, либо телефон прямого эфира. Владимир, ну, то есть, получается, что из первого довольно сложного случая в августе ведомство «Росреестр» не сделало выводов, как правильно реагировать?

Владимир Рязанский: Ну, скажем так, я, честно говоря, не верю той, озвученной ими причине этого сбоя, который они пристали в средства массовой информации за последние, там, 2 дня.

Оксана Галькевич: Серьезно? А что вас смущает в формулировке?

Владимир Рязанский: Дело в том, что ну, надо знать, как устроен DDoS, да? DDoS – это массовые запросы. У них всегда известно, с какого источника эти массовые запросы срабатывают, и можно поставить какие-то настройки…

Константин Чуриков: Фильтры.

Владимир Рязанский: Ответа на этот запрос. И более того, тот модуль, о котором идет речь у него вообще-то не просто именная регистрация, а у него очень жестко заданный код доступа, конкретного человека, который запрашивает выписки. Поэтому, заблокировать отдельную учетную запись, которой пользуется робот несложно. А история про DDoS атаку, ну, извините, от него спасаются не таким способом. На сайте перемещается раздел, есть возможность поменять ссылку, поставить какую-то заглушку, там. Ту же самую капчу на эту сторону, на сайте. И, к сожалению, этого всего не сделано, а сделано молчание. Вот молча, переключили и все.

Константин Чуриков: Секундочку. То, о чем мы сейчас говорим, мне кажется, или это я не прав, относится к такой стратегической безопасности страны. Это данные о гражданах, об их имуществе. Самое дорогое, что у нас есть, это наши квартиры, это наши, там, участки у кого они имеются.

Владимир Рязанский: Но общедоступные в силу закона, не будем забывать.

Константин Чуриков: Но, у меня такой вопрос, а кто оператор, кто этим сайтом занимается?

Владимир Рязанский: «Росреестр».

Константин Чуриков: Сам лично? Или там есть какой-то подрядчик?

Оксана Галькевич: Своя служба безопасности компьютерная, да?

Владимир Рязанский: У них своя, безусловно, есть служба безопасности, у них есть свои IT-шники, они этим занимаются. У них есть свое там новостное подразделение, у них есть свои разные подразделения, связанные конкретно с разными направлениями деятельности. Надо просто понимать, что, например, регистрация сделки и получение информации об уже зарегистрированных сделках, это две разные процедуры. Два разных запроса в базу данных, две совершенно разных модели. И взаимодействие с ними совершенно разное. Это два разных вообще направления, два разных скрипта.

Константин Чуриков: Знаете, не по себе становится. Не в этом ли году нам рассказывали, что вот свидетельства как раз о регистрации недвижимости, оно теперь там будет, не помню с какого числа…

Оксана Галькевич: Только в электронном виде, да, да, да.

Константин Чуриков: Только электронное. Вот представляете, оно все там останется, а у них там не те IT-шники, да, и что будет дальше?

Оксана Галькевич: Только в электронном, теперь так и есть.

Владимир Рязанский: Смотрите, еще раз. Мы уже не раз об этом говорили, и говорили в прошлый раз, вот в аналогичных условиях. Сохранность данных никуда не денется. Вопрос не в сохранности данных, вопрос в том, чтобы они не оказались искажены.

Константин Чуриков: Нет, подождите. Сейчас не делось, потом денется.

Владимир Рязанский: И потом не денется. Это по-другому работает. У вас есть огромна, огромная, огромная песочница. Вы перечисляете в ней песчинки. Вот каждая песчинка имеет свой идентификатор. Всей песочницей она никуда не передвинется. У каждой песчинки могут возникнуть какие-то сложности, там, неполадки с документами.

Оксана Галькевич: Запятые не в том месте, да.

Владимир Рязанский: По отдельности, запятые не в том месте, фамилии неправильно сформулированы, это может быть. Но, в принципе вся гора песка никогда никуда не сдвинется. И какие-то систематические искажения, так же систематически и откатываются, так же систематически отслеживаются. Давайте выслушаем Смоленскую область, Антон. Антон, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Ну, сегодняшняя вот проблема, которую вы обсуждаете, меня никоим образом, хорошо, не коснулась. Но вот мы же говорим про госуслуги.

Константин Чуриков: Да, да.

Оксана Галькевич: Ну, в том числе.

Зритель: И здесь, да, здесь ситуация такая. Был электронный дневник. То есть, это самое, ребенок ходит в школу, электронный дневник. В прошлом году услуга работала замечательно. Но в этом году тех, кто предоставлял эти данные, оно переехало как бы на сайт «Госуслуг». И теперь нет возможности получить данные о том, что нам задали, как задали. Еще вот переписка, вот с сайтом «Госуслуг», идет, но очень не нравится, как отвечает служба поддержки. То есть, туда пишешь, этот робот переводит там, на человека, это 3 часа ждется, и вопрос до сих пор с предоставлением данных не смогли решить. То есть, я не знаю, что, это самое, поставили ребенку, что не поставили. Что задали, что не задали.

Константин Чуриков: Слушайте, Антон. Вопрос к вам и вопрос ко всем зрителям. А может вообще отключить эти электронные услуги, если с ними такие сбои, проблемы. Давайте все вернем, как было. Оно же в принципе не ломалось и работало. Откроешь дневник, удобно.

Оксана Галькевич: Все равно, приходишь в МФЦ.

Константин Чуриков: Все равно ногами приходишь.

Оксана Галькевич: И все равно все записываешь заново, переписываешь эти паспортные данные, и прочие и прочие данные.

Константин Чуриков: Или в случае со сделками по недвижимости.

Зритель: В школе, в школе собирают бумагу, то есть, это самое, укажите свои данные, вплоть это самое, зеленое, СНИЛС укажите это все, чтоб предоставлять дневник. А в результате, данные все предоставлены, согласие на обработку информации дано, а дневник мы получить не можем. Я же должен тоже, ну как, все-таки это 3-й класс, нужно ж как-то контролировать.

Константин Чуриков: Антон, смотрите, мы завтра в 8 вечера будем обсуждать вообще школьную тему, там много вопросов накопилось. Как раз тоже спросим про этот ужасный электронный дневник.

Оксана Галькевич: Присоединяйтесь к нам. Скажите, вот у меня такой вопрос. А если, человек вот нам пишет один из Ярославской области телезритель – «А я ни госуслугами, ни вообще интернетом не пользуюсь. Мне этот сбой и все прочие проблемы с цифровыми услугами не страшен».

Владимир Рязанский: Нет, не правда, страшен. Потому, что он касался МФЦ в том числе. То есть мы не могли, никто не может, одновременно никто не может получить информацию. И вот этот сбой, который был вот только что, да. это именно все органы, которые с выписками из ЕГРН работают, полностью парализованы. Физически доступа нет. Ввести пароль некуда, грубо говоря.

Оксана Галькевич: Ну, сейчас уже вроде как работает. Я вот зашла на сайт «Росреестра». Где здесь искать?

Константин Чуриков: Нет, работает, там типа картинки веселые.

Владимир Рязанский: Картинки веселые там постоянно. Они никогда не на главной странице, ни даже внутри не скажут, о том, что это действительно так. В государственных услугах, предоставление сведений из ЕГРН.

Оксана Галькевич: Вот, получение сведений из ЕГРН.

Владимир Рязанский: Вот эта форма, в которой, как только ты ее заполнишь.

Оксана Галькевич: Ее надо заполнить, и только тогда ты узнаешь, работает или нет.

Владимир Рязанский: Только тогда ты узнаешь, что заполнение этой формы приводит к 250 рублей счета. Вот. А выписки по-другому заказываются, именно если это делается пачкой.

Константин Чуриков: Владимир, но ведь это, кажется, не единственная проблема в жизни замечательного «Росреестра». Расскажите, что происходит с, как сказать, с соответствием реальной действительности вот этих кадастровых карт, вот всего того, что там на этом сайте есть. Правда ли, что у нас, мягко говоря, не все нанесено в точном виде, как оно существует на эти карты?

Владимир Рязанский: У нас не нанесено, и, ну, не нанесено именно вообще, ни в каком объеме, больше 15% информации. Но, в основном, за пределами крупных городов все-таки. В Москве там не нанесены земельные участки, потому, что их не ставили на кадастровый учет. А в Петербурге, например, не нанесены объекты капитального строительства. Потому, что ставили участки, но не ставили дома на этих участках. Вот. Ну, там на самом деле остался остаток, там процентов 15-20 от объектов, которые там должны быть. И там основная проблема с структурой правообладания.

Константин Чуриков: А в сельской местности?

Владимир Рязанский: В сельской местности по-разному. К сожалению, по-разному. Тут вот кого-то конкретного привести на…

Оксана Галькевич: А разве это не централизованная какая-то работа в рамках страны? Почему, откуда столько, так скажем, индивидуальных региональных особенностей?

Владимир Рязанский: Была централизованная до 13-го года. Занималось ею бюро технической инвентаризации. Именно эта была их обязанность. С 13-го года их перевели на хозрасчет, забрали у них бюджетные деньги, после этого они сидят и ждут, пока к ним кто-то придет и будет платить свои деньги кровные за то, чтобы зарегистрировать что-то в государственной базе. Понятно, что никто не придет.

Оксана Галькевич: Звонок.

Константин Чуриков: Нам снова звонит зритель.

Оксана Галькевич: Тольятти на этот раз. Артем его зовут, нашего телезрителя. Здравствуйте Артем.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, говорите.

Оксана Галькевич: Вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Да, я хотел вам рассказать. Значит, я недавно вышел на пенсию. И через «Госуслуги» запросил состояние своего пенсионного, ну, сколько мне должны там начислять, я это получил через «Госуслуги», через пенсионный фонд, распечатал. Там было указано в pdf-е. Ну, я это распечатал, и сын смотрит, там, на 2-м листе должна стоять печать пенсионного фонда, как бы заверить эту справку. Я с этой справкой прихожу в пенсионный фонд, пенсионный фонд мне отказывает, в том, что эта справка недействительна, мы только можем выдавать такие справки. Лично. А то, что я получил через «Госуслуги», она нам ничего не говорит.

Константин Чуриков: Грустно становится от того, что вы говорите. На фоне того, как у нас в государстве, значит, целое министерство переименовывается в Министерство цифрового развития, да, а люди на самом деле от этого недоразвития, на самом деле очень сильно страдают.

Владимир Рязанский: Ну, тут как в том анекдоте, да? Вот тут до вас другое заведение было, так они не койки по феншую переставляли, они персонал меняли! Тут вопрос вот в этом, к сожалению. Действительно, большинство наших государственных структур в принципе не любят приглашать снаружи специалистов. У нас нету системы государственного хэдхантинга. У нас нету системы приглашения людей, которые профессионально разбираются в какой-то области, в принципе как-то сотрудничать с государством. Они отдают эти разработки своим подрядчикам, они проводят конкурсы среди своих подрядных организаций. Они делают между ними фальшивые, поддельные конкурсы на договоренности, картельные сговоры. То есть, в принципе государство не заинтересовано в том, чтобы при трате бюджета на оказание услуги оказывать все-таки услугу. И ситуация с «Росреестром» вот ровно такая.

Константин Чуриков: Притом, те услуги, о которых мы сейчас с вами говорим, это по сути IT-услуги, это дорого. Это стоит дорого.

Владимир Рязанский: Это очень дорого стоит, иуда можно скидывать бесконечное количество денег, и совершенно не задумываться об этом. Про предыдущий звонок, на самом деле да, у пенсионного фонда есть отдельная специальная кнопочка там, отдельная специальная пометка, «Заказать документ в бумажном виде». С подписью пенсионного фонда и это просто ставится такая галочка в кабинете и там это делается особенным образом.

Константин Чуриков: Ярославская область пишет – «Мы воспитаны в те времена, когда 5 накладных через копирку писали. Нам этот режим «Фофлай» не нужен».

Оксана Галькевич: Офлайн.

Константин Чуриков: Фофлай написал. Фофлай. Чтобы улететь, короче. Вот. Если человек вот действительно через копирку привык писать, и ему этот сайт совершенно не нужен. Мне, кстати, тоже не нужен. Куда я должен обратиться, если у меня какие-то вопросы по недвижимости там. Что-то зарегистрировать, не дай бог.

Оксана Галькевич: К черным риэлторам, Кость.

Владимир Рязанский: Ну, к риэлторам.

Константин Чуриков: То есть, к риэлторам идти?

Владимир Рязанский: Да, это, в принципе, то, что вот вы говорите, мне этот сайт не нужен. Он нужен тем, кто оказывает услуги вам. Вот и все.

Константин Чуриков: А в МФЦ ножками придти, там это просто сделать?

Владимир Рязанский: Можете, вам окажут конкретно по вашей квартире конкретный набор госуслуг. Но и денег возьмут за это, вот по 400 рублей за квартиру.

Оксана Галькевич: А, то есть, если ты теперь выпадаешь из цифровой экономики, ты платишь дважды, получается так. Тебе это дороже просто обходится.

Владимир Рязанский: Да, да, да. Да.

Оксана Галькевич: Вот так вот, Костя, держи карманчик!

Владимир Рязанский: Причем, значительно дороже. Потому, что всего дороже стоит время людей, которые будут это делать.

Оксана Галькевич: Пензенская область пишет – «Верю только бумаге, которую можно подержать». Рязанская область говорит, что «Хватило 1 попытки зарегистрироваться на сайте «Госуслуг». Зарекся». Давайте узнаем, какого мнения о госуслугах и цифровой экономике Татьяна из Оренбургской области. Татьяна, здравствуйте.

Зрительница: Алло, здравствуйте. Дело в том, что в прошлом году мне пришлось столкнуться с такой ситуацией, что моя квартира была на двоих с моей дочерью, она на меня стала переводить половину своей квартиры. То есть, оказалось, что пока мы платили налоги, у нас там оказался один кадастровый номер, а когда я обратилась в МФЦ, оказалось, что на мою квартиру 3 кадастровых номера, совершенно разные. С разными квадратными метрами, с разной оценочной стоимостью.

Владимир Рязанский: Типично для Оренбурга и еще нескольких регионов.

Зрительница: И для того, чтобы все это привести в порядок, мне пришлось писать в Оренбург отдельное письмо, просить, чтобы у меня вот эти два лишних номера, так сказать, аннулировали. Но дело в том, что сейчас, когда я смотрю, я уже сама туда захожу, смотрю. То есть, вот на самом вот этом реестре у меня те 2 номера, которые вроде бы не работают. Мой же номер я могу найти, то есть, не по фамилии, не по адресу.

Владимир Рязанский: А только по номеру самого.

Зрительница: А только по тому кадастровому номеру, по которому я плачу налоги. То есть, я хочу сказать, неизвестно, сколько у нас квартир в стране, если только 1 моя в 3-х экземплярах считается. Понимаете?

Константин Чуриков: Да. А вы говорите нам Владимир, что там, на 15% есть какие-то несоответствия в системе.

Владимир Рязанский: Бывает больше. Нет, именно задвоений там до 30%, до 40%. Ранее возникших прав 30% по Москве. Это те, которые возникли до 98 года. То есть, на самом деле нет, как бы всяких разных ошибок, которые нужно комплексно исправлять, их там немерено, правда. Вопрос в том, что «Росреестру» совершенно не нужно их исправлять. Он совершенно четко сидит на базе данных, его задача обеспечить работу базы данных. А что туда кладут, что оттуда вынимают, как там это все меняется, туда-сюда, «Росреестру» абсолютно до фонаря, он не регистратор.

Оксана Галькевич: Так это же жуткие проблемы для вот обычных обывателей, для людей.

Владимир Рязанский: Конечно.

Оксана Галькевич: Ты ж приходишь, у тебя там раздвоение, растроение, тебе с ошибкой там…

Владимир Рязанский: Да.

Оксана Галькевич: Какой-то документ выдают, и все ты ничего не можешь.

Владимир Рязанский: Да.

Константин Чуриков: Налог с ошибкой начисляют.

Владимир Рязанский: Но это не проблема цифровой базы. Это проблемы, к сожалению, абсолютного нежелания работать

Оксана Галькевич: Нет, подождите, мы пытаемся добиться. А вот в такой ситуации, что человеку делать то? Ему куда обращаться, как добиваться? Я не знаю, исправления информации. Все по новой круги проходить, или что?

Владимир Рязанский: Ну, смотрите, смотрите. Вот у нас есть системы для выверки таких данных по домам.

Оксана Галькевич: Не, я все равно не понимаю. Слушайте, это у нас как с участковыми, там какие-нибудь алкоголики…

Владимир Рязанский: Да, да, да.

Оксана Галькевич: Наркоманы собираются, все бабки вокруг знают, а участковый не в курсе.

Владимир Рязанский: Именно так. Поэтому есть частные охранные предприятия, в которые люди обращаются за защитой от бабок наркоманов, ну там и прочих, на самом деле. Не только от бабок, от бандитов тоже, в общем, таким образом защищаются. То есть, да, к сожалению, у нас государство во всех случаях говорит, ребята, нас не интересует ,что у вас там происходит, где-то там внизу, в песочнице.

Константин Чуриков: В песочнице.

Владимир Рязанский: Да, вот разбирайтесь там с этим сами. Если у вас там какие-то проблемы, пишите письма мелким почерком. Может быть, рассмотрим, может быть, что-нибудь ответим. Да, действительно, абсолютно права уважаемая…

Оксана Галькевич: Татьяна.

Владимир Рязанский: Татьяна, да, что действительно, по 3, по 4, по 5 кадастровых номеров на одно помещение. У одного помещения может не быть кадастрового номера, а может быть несколько.

Константин Чуриков: Вы говорите, что «Росреестр» в этом не виноват. Что ему это до лампочки. Тогда кто виноват?

Владимир Рязанский: Значит, в этом виноват человеческий фактор. Представьте себе, это тоже уже цитата из прошлого раза. Значит, представьте себе, сидит вот сотня тысяч человек, и каждый день что-нибудь вносят в «Росреестр». Конечно, при отсутствии централизованной координации, централизованной проверки, методики перепроверки этих данных, конечно, будут возникать ошибки. Ну, вот тетя Клава из МФЦ, которая там работает. А до того работала в паспортном столе. А до того работала вот с этими 5-ю экземплярами.

Оксана Галькевич: Дядя Вася. Давайте без сексизма!

Владимир Рязанский: Да. Вот с этими 5-ю экземплярами под копирку.

Константин Чуриков: Дядя Ваня.

Владимир Рязанский: Да, вот кто-то что-то в почерке не разобрал, кто-то что-то не туда записал, кто-то в итоге поставил не ту улицу, не тот дом, все потеряно. Потом кто-то следующий посмотрел, нету. Ну и добавил еще один. Вот так возникают задвоения.

Константин Чуриков: Нам звонят с одной, видимо, из самых дальних улиц страны, из Владивостока. Артур, здравствуйте.

Зритель: Доброго дня. Ну, хотелось бы по госуслугам сказать. Меня слышно, да?

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Да, прекрасно.

Константин Чуриков: Прекрасно.

Оксана Галькевич: Прекрасно, вся страна слышит.

Константин Чуриков: Как будто в соседней комнате находитесь.

Зритель: Ребят, хотелось бы поднять все-таки вопрос от обратного. Вы знаете, отказ от госуслуг на самом деле это тупик. Цифровизация это, ну, неизбежный процесс, к которому мы идем.

Владимир Рязанский: Полностью с вами согласен.

Зритель: Почему, потому, что легче управлять, эффективней управлять информацией. Информация нарастает, естественно, что госуслуги необходимы. Другое момент, что то, что вы обсуждаете это связано с проблемами естественно, исполнителей. Они же и на бумажных носителях существуют эти проблемы.

Владимир Рязанский: Да.

Зритель: Пример, какой я хотел привести. Вот если кто-то обращался по госуслугам, не обращали внимание, на такой элемент интересный, что ты стоишь один на госуслугах, в окно, один человек, и тебя обслуживают. А рядом с тобой серая очередь абсолютно бесправных людей, которых тут же пинают. Они стоят по поводу такой же услуги государственной.

Оксана Галькевич: Артур, спасибо большое за ваше мнение. Прошу прощения, у нас 20 секунд до конца прямого эфира. Дальше новости. Это был Артур из Владивостока. Спасибо всем…

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Кто принимал участие в обсуждении. В студии был Владимир Рязанский, сопредседатель российской жилищной федерации. Желаем работать без сбоев нашему «Росреестру».

Константин Чуриков: Ну, а через полчаса продолжится программа «ОТРажение» на ОТР, а пока у нас информационный перерыв на полчаса, но не уходите.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О сбоях в работе Росреестра

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты