Александр Козлов и Владимир Рязанский. Реальные цифры: взносы на капремонт. Итоги опроса зрителей ОТР

Гости
Владимир Рязанский
сопредседатель «Российской Жилищной Федерации»
Александр Козлов
председатель комиссии по ЖКХ, капитальному ремонту и вопросам местного самоуправления Общественной палаты г. Москвы

Ольга Арсланова: Мы продолжаем, и сейчас тема этого дня, да, наверное, и всей недели, потому что всю неделю мы с вами говорили о капитальном ремонте, сколько мы за него платим. Новый год – новые тарифы: дело в том, что с 1 января в нескольких российских регионах увеличится плата за капитальный ремонт, вот мы и решили узнать, сколько вы, наши зрители, тратите на капремонт уже сегодня.

Петр Кузнецов: Всю неделю мы внимательно, как обычно, читали SMS-сообщения, которые вы нам присылали. Давайте посмотрим на карту. По нашим подсчетам, самая низкая плата за капремонт в Липецкой области – в районе 100 рублей. Также неплохо дела обстоят в этом плане в Башкирии, Калининграде, Кемеровской, Волгоградской и Мурманской областях, мы отметили их, как вы понимаете, зеленым цветом. Кроме них в эту зеленую зону попали Краснодарский край, Саратовская и Воронежская области.

Ольга Арсланова: Основная часть страны платит от 300 до 500 рублей. Попали в вот эту синюю зону, мы ее так обозначили, центральные регионы и Сибирь: Удмуртия, Татарстан, Иркутская, Владимирская области – средний платеж там составляет 350 рублей, такой вывод мы сделали на основании ваших сообщений.

Петр Кузнецов: Еще один цвет, еще одна зона – Архангельская, Ярославская, Иркутская области, а также Забайкальский и Пермский края – оранжевая, тут за капремонт приходится платить до 500 рублей уже.

Ольга Арсланова: Ну и наиболее высокие тарифы ожидаемо на Дальнем Востоке, на карте они выделены красным, 600 рублей в Магадане, на Камчатке, в Приморье и Амурской области. Также высокие тарифы в Ханты-Мансийске, оттуда нам приходили сообщения, что люди платят и 900, и 1 000 рублей.

Петр Кузнецов: Естественно, Москва и Московская область: в столице средний счет за капремонт выше 1 000 рублей, а вот из Подмосковья, например, пришли самые высокие цифры в нашем опросе…

Ольга Арсланова: Почему-то вдруг.

Петр Кузнецов: Несколько SMS по этой теме. Домодедово, например: «Квартира в новом 17-этажном доме (обратите внимание, в новом), 46 квадратов, плачу 1 844 рубля (это август), за сентябрь 1 860. Считаю, что это перебор».

Ольга Арсланова: А вот еще с Московской области: «Ногинский район, 1 499 рублей 40 копеек. За что, непонятно. Живу в этом доме 44 года, стены покрасили один раз и то после пожара на 5-м этаже. За что берут деньги, неясно». Ну и добавим, что средний чек по стране составил 386 рублей, несмотря на такие заметные колебания, средняя цифра такова.

Петр Кузнецов: Напомню, что у нас есть первая часть «Отражения» с 13 до 15 часов по Москве, и вот днем в эфире «Отражения» мы начали эту тему. У нас в студии был председатель Комиссии по ЖКХ, строительству и дорогам Общественной палаты Игорь Шпектор. Он объяснял, как именно начисляется тариф на капремонт.

Игорь Шпектор: Тариф – это сложная составляющая, в которую входит все, начиная от зарплаты и заканчивая стоимостью материалов, о которых вы говорите, доставки материала. Когда-то очень давно я будучи мэром города запросил, почему такая цена за электрическую энергию, и мы обнаружили, что в тариф за киловатт-час закладывается разведение форели на Сосногорской ТЭЦ. Жители должны видеть расшифровку, ее обязаны давать, и если этого не делают, здесь… Я понимаю, что власть по-разному относится с людьми, по-разному принимает этих людей, но вы должны запросить и вам должны дать расшифровку, из чего складывается тариф.

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжим вместе изучать тарифы и выяснять, почему такая большая разница в нашей стране, с нашими гостями. У нас в студии сопредседатель «Российской Жилищной Федерации» Владимир Рязанский, – добрый вечер.

Владимир Рязанский: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Председатель Комиссии по ЖКХ, капитальному ремонту и вопросам местного самоуправления Общественной палаты города Москвы Александр Козлов. Здравствуйте, уважаемые гости.

Александр Козлов: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Уважаемые гости, скажите, пожалуйста, с какого момента мы стали относиться к капремонту не как к спасению, улучшению жилищных условий, а кому-то кошмару…

Ольга Арсланова: К каббале, от которой никуда не денешься.

Петр Кузнецов: …который только эти жилищные условия ухудшает.

Владимир Рязанский: С того момента, как по Галичу, «Ты будешь волков на земле плодить И учить их вилять хвостом. А то, что за все придется платить, – Так ведь это, пойми, потом». С того момента, как капитальный ремонт перестал быть неким камнем на теле, на шее бюджета и стал действительно платежами реальных собственников, то есть с того момента, как собственники, которые владеют помещениями, начали осознавать себя собственниками.

Ольга Арсланова: Но это было неизбежно, после того как квартиры были приватизированы и стали собственностью.

Александр Козлов: Да, безусловно.

Владимир Рязанский: Да, безусловно.

Ольга Арсланова: То есть рано или поздно это должно было произойти.

Владимир Рязанский: Да, это рано или поздно должно было произойти, и причин, для того чтобы за ваши деньги капитально ремонтировали мой дом, извините, нет никаких.

Ольга Арсланова: Понятно, оснований рассчитывать на это нет, но тем не менее столь негативное восприятие капитального ремонта, в принципе необходимости платить, связано, наверное, не только с тем, что привыкли, что все делает государство, а с тем, что не очень прозрачно это все происходит. Непонятно, за что, непонятно, когда и как будет сделан этот ремонт.

Петр Кузнецов: Самое главное, что за эти деньги ничего не получают.

Александр Козлов: Ну вот здесь скорее не соглашусь с постановкой вопроса, что настолько все ужасно в стране, что капитальный ремонт есть некая беда…

Петр Кузнецов: Поверьте, мы сейчас будем зачитывать вам SMS-сообщения.

Александр Козлов: Все-таки это благо, потому что давайте вспомним, у нас на протяжении постсоветского периода состояние многоквартирных домов только лишь ухудшалось, то есть не было механизма, который постоянно поддерживал бы дома в нормативном состоянии. Сейчас в каждом регионе запущена программа капитального ремонта, есть региональный оператор, есть возможность выбрать, как копить денежные средства на капитальный ремонт. И конечно же, активность собственников позволяет наиболее оптимальную для жителей конкретного дома выбрать модель, накапливаем ли мы на собственном счете дома и тем самым даже привлекаем свою же подрядную организацию, которую проверили, доверили ей право, например, поменять кровлю либо отремонтировать фасад, либо доверяемся региональному оператору, и фонд капитального ремонта в соответствии с накоплениями, в соответствии с очередностью проводит эти ремонтные работы в доме.

И очень важный момент: каждая региональная программа капитального ремонта открыта. Если мы зайдем на сайт фонда капитального ремонта любого субъекта, вобьем свой адрес, то посмотрим, какие года и какие виды ремонтных работ будут запланированы. Если мы понимаем, что мы не согласны, что дом в плохом состоянии, а ремонт поставили на 2040 год, то есть процедура актуализации. Вот эти вот навыки и знания собственников позволяют правильно взаимодействовать с региональным оператором, в том числе актуализировать. Есть действительно ошибки, которые закрадываются в программу, но программа настолько «живая», что по решению собственников, когда выявляются эти факты, переставляются ремонтные работы на более короткие сроки.

Петр Кузнецов: Давайте вернемся к нашей инфографике. Хочется понять, почему такой разброс цен по регионам. Вы видели, у нас очень много разноцветных зон…

Ольга Арсланова: Мы примерно все-таки равнозначную площадь считали.

Петр Кузнецов: Просто есть тарифный комитет на местах. Как он формирует цены за один квадратный метр?

Ольга Арсланова: Тарифы действительно разные.

Владимир Рязанский: В принципе цена на капитальный ремонт формируется следующим образом. Берется общая масса расходов на капитальный ремонт, разделяется на работы и на материалы, соответственно, в зависимости от того, как дорого стоит логистика материалов до региона, есть ли внутреннее производство внутри региона этих самых строительных материалов, из которых дальше будет производиться ремонт, соответственно, есть ли какая-то возможность для хранения этих материалов, вот это вот все закладывается в ставку, которая уже идет по площади здания. Дальше после этого оценивается объем работ по капитальному ремонту, по соответственно применению этих материалов, и дальше уже в зависимости от состояния жилого фонда, от каких-то определенных климатических показателей…

Например, очень часто бывает такая ситуация, что в каком-то конкретном регионе, например, в Приморском крае, очевидно, есть климатические показатели, которые влияют на естественную эрозию зданий, на ухудшение соответствующих условий; есть области, в которых вода настолько жесткая, настолько соленая, что все равно приходится более часто и более аккуратно менять трубы и так далее, то есть зависит от того, какие региональные особенности. Не знаю, в Норильске, например, есть специальная комиссия по вечной мерзлоте, которая оценивает состояние зданий в зависимости от мерзлотных характеристик. И дальше, с учетом всех вот этих вот особенностей, высчитывается некая примерная ставка, и из этой примерной ставки уже оценивается потенциальный капитальный ремонт как комплекс задач и комплекс услуг.

После этого, когда собственно наступает срок нормативно необходимого капитального ремонта, – а он наступает не в тот момент, когда все уже разваливается, он наступает несколько заранее, – в этот момент заходит сметная организация, которая по результатам реального инструментального обследования состояния самого здания, состояния конструкций, уже считает, насколько адекватна вот эта предварительная оценка, делает смету. Это отдельная оплачиваемая процедура. И после того, как эта смета уже собрана, дальше уже происходит ее утверждение, в том числе и общим собранием собственников, ее показывают, ее рассказывают, было бы кому смотреть. И дальше уже по этой смете подрядная организация заходит в конкурс, выполняет эти услуги. Там нет игры практически на материалах, там в основном игра именно на стоимости оказания услуг, ремонтных работ.

Ольга Арсланова: Совершенно понятно, что в Москве, по-моему, 17 рублей за квадратный метр, в Москве действительно дороже. Но все равно не очень понятно, почему такая большая разница между Центральной Россией, какими-то регионами самыми дорогими.

Александр Козлов: Давайте исходить из того, что у нас субъектам было предоставлено право определять. Простой пример: 2 рубля с квадратного метра, это же простая арифметика, можно взять и посчитать, сколько дом, зная площадь всех квартир и нежилых помещений, сможет накопить за 1 месяц при 100%-й оплате, сколько за год. И вот эту сумму в принципе прикинуть с накоплением на 5 лет, даже если, предположим, эти денежные средства положить на депозит и на них будет начисляться определенный процент. И потом прикинуть исходя из того рынка, который сложился у строительных организаций, что можно сделать на эти денежные средства: отремонтировать кровлю, сделать фасад, поменять лифт.

И когда собственники начинают задумываться, – а очень замечательно, если есть старший по дому, председатель совета дома, вот этот вот актив, – и разъяснять, что означает тот или иной минимальный платеж… Есть очень уникальные прецеденты, это даже не только Москва, Московская область, когда собственники говорят: «Ой, да, мы за 2 рубля ничего не сделаем», – и принимают решение, накапливают средства на специальном счете и увеличивают этот взнос, даже берут кредит, для того чтобы заменить лифт, и в последующем рассчитываются, например, с банком. Таких случаев не так много, но они уже есть и показывают, очень, наверное, правильно характеризуют активность собственников, которые говорят: «Мы хотим жить комфортно, не дожидаясь 10-летнего периода, а здесь и сейчас».

Что касается Москвы, Москва приняла очень честный и взвешенный такой платеж, экономически обоснованный, который сейчас уже включает до 15 видов различных услуг по капитальному ремонту, в том числе эти ремонтные работы происходят комплексно. В чем преимущество? Когда, например, приходит ремонтная бригада, она сразу делает несколько видов работ за один год, нежели эти ремонтные работы будут во времени размазаны на 5-6 лет.

Ольга Арсланова: Соответственно, денег нужно накопить больше к этому моменту?

Александр Козлов: Ну это вот за счет, например, фонда капитального ремонта фактически мы же субсидируем другие дома за счет накопления.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: У нас звонок Амира из Ставрополья. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Город Буденновск, Ставропольский край.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Живу я в 2-комнатной квартире, площадь 51.7. Плачу 367 рублей 60 копеек за капремонт. У нас сидят пенсионеры давным-давно уже, по положению пенсионеры старше 70 лет платят 50% за капремонт, говорят, но я пока что плачу все 100%. Но дело в том, что я на квартиру оформил дарственную дочери, но в квартире живу я один, во владение дочь не вступала. И я обратился с вопросом, имею я право на 50%-е снижение или нет. Мне сказали, что нет: ты оформил дарственную, квартира принадлежит дочери, значит, ты никаких прав не имеешь. Но по логике живу я все-таки один в квартире, один, плачу за капремонт полностью. Это я не понимаю, перекос в законе или еще что-то?

Петр Кузнецов: Или Амиру стоит куда-то обратиться, пойти, узнать? Как вы прокомментируете историю?

Владимир Рязанский: Вообще в данном случае есть объект собственности, Амир – собственник, он планирует передачу этой собственности своим наследникам, логично, в таком возрасте это ожидаемо. Соответственно, в тот момент, когда он передаст этот объект собственности наследникам, он тоже не должен повиснуть у наследников, как камень на шее, как то, что вот имущество в обваливающемся доме. Поэтому в принципе да, можно переоформить эту собственность сейчас, можно идти за компенсацией, если в законе это предусмотрено, в том числе на это, насколько я помню, влияет субъект федерации, про то, с какого возраста полагаются компенсации.

Петр Кузнецов: А есть субъекты, которые дотируют капремонт?

Александр Козлов: Есть и субъекты, и все-таки возвращаясь как раз к слушателю, действительно у нас есть федеральная норма, которая дает 50%-ю льготу для лиц, достигших 70-летнего возраста, 100%-я фактически льгота для лиц, достигших 80-летнего возраста. Есть определенные оговорки в пределах фактически норматива, того жилищного стандарта, который есть, то есть нет такой привязки, если квартира 100 метров, то на все эти 100 метров предоставляется эта льгота в размере 50% либо 100%. В том числе есть и оговорка в отношении собственника: бремя содержания лежит на собственнике, об этом как раз не надо забывать.

Что касается субсидирования со стороны региона, есть действительно примеры, когда субъекты Российской Федерации дополнительно предоставляют меры региональной поддержки для проведения капитального ремонта. Это прописано и в Жилищном кодексе, что могут быть меры федеральной и государственной, муниципальной поддержки, и неплохо себя зарекомендовали многие фонды капитального ремонта, где плюс еще и субъект дает определенные средства, больше можно ремонтных работ в этом случае провести.

Петр Кузнецов: Давайте узнаем, как дела с капремонтом в Волгограде и Перми, наш небольшой материал, и вернемся в студию.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, если действительно можно вносить деньги только за свой дом, почему этим так мало кто воспользовался? И можно ли сейчас все переиграть?

Владимир Рязанский: Значит, история со специальным счетом не настолько простая, насколько кажется. То есть да, конечно, решением общего собрания собственников можно обеспечить сбор средств своего дома на специальном счете на капитальный ремонт, найти некоего владельца специального счета, то есть организацию, которая может распоряжаться этим счетом, заводить его в банке и так далее, это обязательно должно быть юридическое лицо. Соответственно, подобрать банк из списка, который для этого подходит, чтобы этот банк не лопнул, как когда-то «Мастер-Банк». И соответственно нужно соблюсти еще некоторые процедуры и да, собирать в один котел.

Есть один нюанс. Я как председатель совета дома когда-то давно, когда у нас, собственно, вводилась эта самая программа, пересчитывал, сколько это удовольствие будет стоить нашей пятиэтажке. Посчитал: получил, что за те 15 лет, которые нам остались до программы капитального ремонта, у нас на этом счете соберется, грубо говоря, 9 ил 10 миллионов. Пошел в управу и в управе задал простой вопрос: «А вот сейчас такая же кирпичная пятиэтажка сколько сейчас стоит, если в ней капитальный ремонт начинается завтра условно?» Мне открыли базу данных, посмотрели все параметры, такая же вот пятиэтажка, и говорят: «Он будет стоить 11.5 миллионов». То есть я прикинул, что за 15 лет по имеющейся, утвержденной ставке мы тут сумму, которая нам понадобится через 15 лет, выложить из кармана на капитальный ремонт, тупо не соберем. Зачем я буду уходить на спецсчет? Зачем я буду придумывать какие-то кредитные деньги, которые будут докредитовывать этот капитальный ремонт? Зачем я буду нести за это ответственность? Зачем я буду брать на себя эту ответственность за то, что я принял такое ошибочное решение и убедил в нем жителей? Я лучше пойду в фонд капитального ремонта, в котором, соответственно, эти деньги будут все-таки хотя бы каким-то образом резервироваться за счет других домов.

Другой вопрос, что у программы капитального ремонта есть один большой недостаток. Этот недостаток заключается в неоценивании годов постройки. Нет селективности ни по размеру домов в определении ставки…

Ольга Арсланова: То есть капремонт и капремонт по умолчанию.

Владимир Рязанский: Капремонт и капремонт по умолчанию. Соответственно, мы наблюдаем как раз в сюжете ситуацию, одну ситуацию, что вот у нас общежитие, в котором взнос за капремонт составляет какие-то смешные (относительно смешные) деньги, в масштабах Москвы 10 тысяч за месяц это тьфу, на это не сделаешь никакого капитального ремонта, со всего дома, никогда, 10 тысяч в месяц действительно очень маленькие деньги, на них не то что стены не покрасишь. Значит, общежитие с очень высокой степенью износа, да, конечно, должно дотироваться из бюджета, для того чтобы его соответственно улучшить. И да, ожидать, что они на своем спецсчете или на своем даже фонде регионального оператора соберут достаточную сумму, чтобы сделать им ремонт, конечно, бессмысленно, кроме того, они собственники, соответственно, они фактически просят фонд сделать им ремонт за счет средств общего котла и дальше выплачивают за этот сделанный ремонт эти средства обратно в общий котел, чтобы когда другой дом подойдет к затратам этих средств, чтобы в этот момент соответственно этот другой дом получил те деньги, которые они сегодня платят.

Обратная ситуация. Вот у нас многоэтажка 2015 года, которая зачем-то платит за капитальный ремонт на сегодняшний день. Ну как это может быть?

Петр Кузнецов: Да, новостройка.

Владимир Рязанский: Если это многоэтажка, которая построена по другим принципам, по другим технологиям, у нее степень износа за определенное время…

Ольга Арсланова: …очевидно, совершенно другая.

Владимир Рязанский: …очевидно, другая, соответственно, и платить надо либо меньше, либо хотя бы каким-то образом вообще не…

Петр Кузнецов: Вообще не платить, каникулы какие-нибудь объявить для новостроек.

Владимир Рязанский: Каникулы были объявлены, я не знаю, что сейчас с каникулами у нас для новостроек, по-моему, были пятилетние каникулы.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста.

Александр Козлов: Давайте все-таки еще раз на шаг вернемся назад касательно активности жителей и специальных счетов. Замечательный сюжет, когда собственники увидели, что в их силах начинать изменять ситуацию к лучшему, приняли решение накапливать самостоятельно. С 2015 года уже дом с отремонтированным фасадом, с отремонтированной кровлей, цоколем и так далее, уже начинают накапливать на замену лифтового оборудования. Вот таких собственников надо действительно поддерживать, показывать, ставить их в пример, всячески помогать, замечательная инициатива.

И другая сторона, когда взнос маленький, ждем, когда отремонтируют, особенно в тех субъектах, когда через 10-20 лет, дома находятся в предаварийном состоянии, требуется поддержка со стороны государства. Никто сейчас не отменяет помощи со стороны государства, если дом уже перешел в категорию аварийного жилья. У нас закончилась программа в этом году переселения граждан из аварийного жилья, которое было признано таковым до 1 января 2012 года, ожидаются к принятию уже механизмы и после 1 января 2012 года. То есть этот механизм поддержки, может быть, для таких домов, как показывали, общежитие, которое уже по швам трещит, более обосновано, нежели вкладывать туда средства капитального ремонта и восстановить этот многоквартирный дом.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, это власти определяют, аварийное это жилье или нет? То есть если жильцы заказывают независимую экспертизу, она показывает, что здесь жить нельзя, а власти говорят, что можно, и дают деньги на капремонт, например, что делать?

Александр Козлов: Есть нормативный акт, постановление правительства, которое определяет признание дома аварийным либо отдельное жилое помещение аварийным. То есть есть возможность обращения к органам Государственного жилищного надзора для проведения проверки либо, как вы говорите, к независимым оценщикам, экспертиза, которая установит этот факт. Межведомственная комиссия определит, если не согласны с решением межведомственной комиссии, суд может поставить точку в этом споре и признать дом аварийным, и запустится механизм расселения уже из аварийного жилья.

Петр Кузнецов: И еще один вопрос, который интересует многих наших телезрителей прямо сейчас: почему деньги нужно отдавать, берут наперед, а не по факту?

Владимир Рязанский: Ну на этот вопрос ответ очень простой. Представим себе, у вас завтра капремонт.

Ольга Арсланова: Сколько придется взять? Квартиру продадим.

Владимир Рязанский: Да. Давайте скинемся, господа сидящие в студии, представим себе, у нас такой уникальный многоквартирный дом, в котором у нас у каждого по квартире.

Ольга Арсланова: А вот минимум какая смета получается?

Владимир Рязанский: Вот давайте у нас завтра капитальный ремонт, давайте на него 150-200 тысяч за раз, прямо сейчас.

Ольга Арсланова: Потому что это где-то несколько миллионов.

Владимир Рязанский: Потому что это несколько миллионов, да. Это тяжело. Если это сделать в рассрочку на много лет по какой-то копеечке…

Ольга Арсланова: Другой вопрос, почему нельзя…

Петр Кузнецов: Но очередь все равно увеличивается.

Ольга Арсланова: На самом деле такая схема действительно существует в Европе, когда жильцы берут какую-то определенную ссуду под эти нужды в банке, а потом постепенно выплачивают, то есть после того, как ремонт уже сделан.

Владимир Рязанский: Валютные ипотеки.

Александр Козлов: Кредиты есть и у нас в некоторых регионах, в Москве, в Ростовской области. Конечно же, банки должны почувствовать, что это нерисковые операции, что можно товариществам, например, собственников жилья либо управляющим организациям, где собственники активны, где хорошая платежная дисциплина, выдавать такие кредиты, но самое главное под понятные проценты. Сейчас это в среднем 8-10% на очень короткий период, на год-два. Например, субсидируется сейчас и поддерживается в рамках кредитов замена лифтового оборудования. Все очень четко: лифт стоит 1 миллион рублей плюс установка. Даже по примеру сюжета в среднем в 1.5-2 миллиона обходится замена одного лифта в многоквартирном доме. То есть понятная цена, быстро производятся ремонтные работы, банк предоставляет кредиты, на 2-3 года дает возможность вернуть эти денежные средства под 10%.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Псковская область на связи, у нас Татьяна.

Ольга Арсланова: Татьяна, добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Мы слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте, ведущие, здравствуйте, эксперты. Вот слушаю вас и удивляюсь. Вот мы все понимаем, что происходит. Капитальный ремонт, закон очень интересный, конечно, но он совершенно не регламентирует то, что у нас нет фондов, куда можно переселять людей. Капитальный ремонт – это фундамент и стены, но никак не кровля, не что-то другое.

Петр Кузнецов: Вы платите?

Зритель: Где у нас на сегодняшний день можно добиться того, чтобы сделали ремонт? Нигде. Все, кому сделал ремонт, недовольны. Я не вижу по России, я смотрю телевизор, не вижу ни одного довольного жителя России капитальным ремонтом.

Ольга Арсланова: У нас есть сюжет об этом, мы покажем чуть позже. Спасибо.

Петр Кузнецов: Татьяна, то есть вы не платите за капремонт, правильно мы понимаем?

Зритель: Нет, я не плачу и платить не собираюсь, потому что я не имею никакой общей доли в имуществе, у меня только приватизированная квартира, это не частная собственность, это тоже большая разница.

Петр Кузнецов: Хорошо. Таких людей много, кто… А что происходит, когда люди не платят?

Ольга Арсланова: Кстати, их же невозможно заставить.

Александр Козлов: На самом деле очень странный подход…

Петр Кузнецов: Полдома, например, не платит.

Александр Козлов: У меня приватизированная квартира, но при этом я не считаю, что это общедолевая собственность, где частичка фактически принадлежит мне. Все-таки Гражданский кодекс и Жилищный кодекс говорят о другом: если у нас квартира в собственности, то и мы имеем право общедолевой собственности на это общее имущество. То есть вот это еще, наверное, сознание грамотного собственника потихоньку только к нам приходит. И была, наверное, большая ошибка, когда в начале 1990-х гг. бесплатная приватизация была запущена и нам как жителям не объяснили, что помимо прав по распоряжению общим имуществом…

Владимир Рязанский: …есть еще и обязанности.

Александр Козлов: …подарить, завещать, еще что-то сделать, у нас возникают еще и обязанности по содержанию, об этом умолчали. И вот на протяжении, наверное, последних двух десятилетий только лишь приходит понимание, что делать с нашей квартирой и в целом с многоквартирным домом. Вот еще раз повторюсь, замечательный сюжет из Пермского края, где вы показали, как собственники взяли все в свои руки и изменили жизнь к лучшему.

Петр Кузнецов: Лидия из Таганрога теперь с нами.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Лидия, расскажите, сколько вы платите за капремонт, какой у вас тариф?

Петр Кузнецов: И вообще платите ли.

Ольга Арсланова: Кстати, да.

Зритель: Конечно, платим. До октября месяца у нас тариф был 7 рублей 12 копеек, а вот с октября месяца решил наш Голубев, мэр Ростовской области, повысить его до 9 рублей 90 копеек. Я за свои 64 квадратных метра буду платить больше 640 рублей.

Ольга Арсланова: Дорого.

Зритель: Мы пенсионеры, это просто вообще непомерные цены. На каком основании повышают на 1/3 просто-напросто?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Давайте действительно разбираться в этих повышениях в некоторых регионах. Почему они происходят? До этого как-то не так оценили стоимость работ?

Владимир Рязанский: Где-то не так оценили.

Ольга Арсланова: Почему где-то поднимают эту стоимость?

Петр Кузнецов: Стройматериалы у них подорожали резко?

Владимир Рязанский: И это тоже.

Ольга Арсланова: Что происходит? Почему это не везде происходит?

Владимир Рязанский: Это действительно происходит не везде. Причин довольно много. Есть принципы и в том, что действительно недостаточно оценили, очень много было, к сожалению, ситуаций, когда те же самые обследования… Каждые 5 лет в принципе любой дом должен обследоваться на техническое состояние, есть специальные организации, которые должны проверять, что происходит с домом, в каком он состоянии, работает ли там все, исправно ли там все и так далее. К сожалению, было довольно много подложных документов, это тоже факт, очень много было капремонтов, проведенных на бумаге в 2010-2012-х гг., которые якобы провели, деньги списали, но при этом реально ничего на самом деле не делали, а жители об этом просто ничего не узнали.

Сейчас программа капитального ремонта по крайней мере вот этот вот огромный пласт вскрыла, то есть она его подняла на поверхность, и теперь можно как-то уже разбираться, где капитального ремонта на самом деле не было, хотя по бумагам написано, что он якобы был, где он был, соответственно, что с ним происходило в процессе этого ремонта, где он недоучтен, где он недопринят, где можно какой-то косметикой довести до ума. Там очень много таких характеристик. Да, действительно, многие регионы повышают плату в том числе из соображений того, что деньги просто заканчиваются до того, как успеваешь сделать капиталку по каким-то конкретным домам.

Петр Кузнецов: Александр, а рост цен подразумевает же рост качества? Вот на примере Таганрога, они теперь будут платить больше или уже платят.

Александр Козлов: В любом случае капитальный ремонт, конечно же, должен быть качественным. Для собственника что важно? Когда приходит подрядная организация, которую, например, фонд капитального ремонта определяет через механизм открытого конкурса, у нас есть постановление правительства, которое предъявляет требования к этим подрядным организациям, не просто компания с улицы пришла и заявила, что она готова стать подрядчиком фонда капитального ремонта, есть определенные требования. И конечно же, для собственников важно, чтобы ремонтные работы выполнены были в срок, качественно и с надлежащими материалами.

И здесь давайте вот смотреть Жилищный кодекс, который определяет все стадии производства работ. Прежде чем ремонт начинается в доме, происходит общее собрание, и вот многие жители в силу занятости, кто-то говорит, что и без них решат, игнорируют это общее собрание, не выходят, а региональный оператор как раз на этом общем собрании и должен рассказать о смете ремонтных работ, что запланировано, какова стоимость. Вот эти вот все детали очень важны, кто от собственников будет уполномоченным лицом, которое запустит фактически эти ремонтные работы в доме, откроет ремонт? Кто будет принимать на разных стадиях, подпишет итоговые документы?

Вот когда есть такой человек в доме либо даже инициативная группа, поверьте, качество ремонтных работ контролируется очень четко. Есть технический надзор, есть надзор со стороны регионального оператора, опять-таки Государственная жилищная инспекция в случае обращения жителей может вмешаться и проверить, что происходит не так. А вот когда мы как жители инертны или считаем, что за нас это все кто-то решил, вот и происходят ситуации, когда в срок не успевают, качество не нравится, и в последующем уже приходится даже переделывать.

Петр Кузнецов: Вот вы говорите, куча надзора, один надзор, другой надзор, но тем не менее ЖКХ, капремонт в частности, остается одной из самых коррупционных таких сфер. Мы сейчас для этого отправимся в Челябинск…

Ольга Арсланова: …для того чтобы в этом убедиться.

Петр Кузнецов: Там капитальный ремонт кровли, Оля уже как раз проанонсировала еще один наш сюжет, приняли несуществующие жильцы, а подписи настоящих собственников подделали, то есть мертвые души, подписавшие акт приема работ, обнаруживались сразу же после окончания капремонта, когда новая крыша дала течь и квартиры уже просто начало затапливать.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Ну что же, давайте еще примем несколько звонков и обсудим.

Владимир Рязанский: Я бы хотел коротко прокомментировать.

Ольга Арсланова: Сюжет? Давайте, хорошо.

Владимир Рязанский: Вообще-то, к сожалению, есть одна проблема: начали работать органы полиции и прокуратуры, это не означает, что они закончат над этим работать, не означает, что они найдут…

Ольга Арсланова: А вот таких случаев, по вашей информации…

Владимир Рязанский: …сплошь и рядом. К сожалению, нормальных, готовых что-то делать советов домов по статистике меньше 15% от общего жилого фонда даже в Москве, за пределами Москвы найти каких-то вот таких активных людей… Ну да, их там единицы.

Ольга Арсланова: Я правильно понимаю, что жители опять виноваты в том, что их так охотно обманывают?

Александр Козлов: Нет, все-таки не жители виноваты.

Владимир Рязанский: Не жители виноваты, вопрос…

Александр Козлов: Здесь подрядчик, который допустил некачественный ремонт, обязан восстановить, в рамках гарантийных обязательств провести уже качественные ремонтные работы, некоторые дополнительные средства со стороны фонда, со стороны жителей не должны быть на этот дом потрачены, все за счет подрядчика.

Ольга Арсланова: Понятно. Теперь нужно просто этого добиться.

Владимир Рязанский: Да.

Александр Козлов: И в крайнем случае этот подрядчик должен попасть в категорию уже недобросовестных.

Владимир Рязанский: Это понятно, но контроль над осуществлением работ по вашему имуществу осуществляете вы, собственники. Вам нужно выбрать совет дома, вам нужно выбрать комиссию по капитальному ремонту, которая будет от имени всех собственников уполномоченно подписывать документы. Мы проводили очень много собраний собственников как раз по этому вопросу, на них приходит 3-4 человека, люди не сдают подписанные бюллетени о том, кого они выбирают своим представителем, – а чему же тогда удивляться? Да, когда выходишь на капитальный ремонт по дому, ты концов не найдешь, не найдешь тех людей, которые вроде как записались, что они готовы как-то взаимодействовать в ходе проведения работы, и так далее. Поэтому, к сожалению, да, гражданской активности по этому поводу нужно.

И кроме того, я бы еще добавил, что все-таки надо потихоньку отходить от идеи, что вот там все подписывается только в бумаге, там все подписывается только на коленке, какие-то «Вась-Вась»-отношения между подрядчиком, депутатами местными, там еще бывает, что конкретных старших по домам уговаривают: «Я у тебя все красиво сделаю, а ты мне подпишешь документы за весь дом». Вот от этого надо избавляться, и это хорошо бы уже делать все-таки с использованием современных средств связи и авторизации.

Петр Кузнецов: Тамбов у нас на связи, оттуда Валентина.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Вы в прямом эфире, здравствуйте, Валентина.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, пошла такая тенденция, когда стали делить воду отдельно, цвет отдельно, они теперь умные, ушлые, грамотные, они объединяются, разъединяются и делают фирмы по капремонту. Но ладно капремонт, во-первых, его уже третий раз откладывают, 2016 год, 2018 год, теперь уже на 2022 год, ладно. Но еще один момент. Во-первых, в этих фирмы нас переводят, нас не спрашивают, подложные подписи – это само собой. Но еще момент: эти организации, которые организуются, будут проводить капремонт, то есть одни проводят ремонт, другие его контролируют и берут за это 50%. Там этих денег копейки, народ пенсионный, весь дом – одни пенсионеры, половина на платит. И я думаю: а зачем я буду платить кому-то в карман? Работы плохо делают, вообще не делают.

Ольга Арсланова: А вот правда, я прекрасно понимаю нашу зрительницу: после таких сюжетов действительно, мне кажется, неплательщиков может стать больше. Зачем платить, если все равно мы получим вот такой ремонт?

Александр Козлов: Вы знаете, в чем особенность…

Петр Кузнецов: И потом я знаю, что через 20 лет… Я к тому времени уж…

Александр Козлов: Здесь очень важный какой момент? Все-таки мы, конечно, рассматриваем случаи вот такие негативные, когда плохо, когда подрядчик сделал некачественную работу либо фонд капитального ремонта не уследил. Но давайте посмотрим, сколько… В стране десятков тысяч домов ежегодно фактически ремонтируется, то есть это тот объем, который мы, может быть, не замечаем. И жители всегда воспринимают это как должное: произошел капитальный ремонт – да, хорошо. Естественно, когда плохо, начинаются жалобы, начинаются обращения, но справедливые обращения. И конечно же, с этими обращениями надо работать и восстанавливать.

И очень хороший пример, наверное, и Москва, и Калининградская область, когда сделали, например, капитальный ремонт в одном доме и показали, соседи пришли и посмотрели. Вот эта наглядность обеспечивает уверенность в том, что и в мой дом завтра, через год, через два придет такой же добросовестный подрядчик и сделает такой же качественный капитальный ремонт. Вот этого должно быть больше, хороших примеров и грамотных подрядчиков, которые приходят и делают ремонтные работы не только в домах…

Владимир Рязанский: Главное, чтобы это в показуху не превратилось.

Александр Козлов: …но и в квартире. Это же важно, обеспечить еще и доступ, чтобы и стояки поменяли, и трубы, и канализацию, а без этого капитальный ремонт все-таки неполноценный будет.

Владимир Рязанский: Кстати, хотелось еще поправить, одна из наших телезрительниц говорила, что капитальный ремонт – это замена стен и перекрытий. Нет, капитальный ремонт – это замена любых коммуникаций внутри дома: труб, лифтов, если они есть…

Ольга Арсланова: Иногда это ремонт крыши.

Владимир Рязанский: Ремонт фасада, ремонт крыши, ремонт разводящих магистралей под домами, то, на что жители вообще по жизни обычно внимания не обращают. Много ли среди наших телезрителей людей, которые спускались в свой подвал и видели, что там происходит, как им приходит та самая вода?

И вот этот вот тезис про общее имущество, которое на самом деле существует, но квартира не подвешена в воздухе на цепях, в нее приходит общая труба, по которой идет общая вода, в нее приходит общая труба с отоплением, общая труба с газом, все это общественное, подъезды общественные, лифт общественный, он не только конкретного какого-то человека. И соответственно, да, бремя содержания вот этого общего имущества, которое дает им возможность получать тот ресурс, за который они платят в жировке, именно это и вложено в этот самый капитальный ремонт.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Подведем итоги. В целом улучшается ли что-то в этой сфере, обеляется ли она? Что происходит, какие изменения? Чего мы дальше ждем?

Владимир Рязанский: Процесс долгий, процесс сложный, процесс совершенно нелинейный. Безусловно, улучшения есть; могут ли они быть с какой-то другой скоростью, вопрос открытый. Пока что они двигаются…

Александр Козлов: Надо быть которым, неравнодушным, брать все в свои руки, создавать совет многоквартирного дома, контролировать ход капитального ремонта, работать с подрядчиком, взаимодействовать, самое главное, с подрядчиком, и тогда все получится. И самое главное, по итогам ремонтных работ получить то, что желаешь, с надлежащим качеством и в надлежащие сроки.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Александр Козлов, председатель Комиссии по ЖКХ, капитальному ремонту и вопросам местного самоуправления Общественной палаты города Москвы, и Владимир Рязанский, сопредседатель «Российской Жилищной Федерации».

Ольга Арсланова: Спасибо, уважаемые гости.

Владимир Рязанский: Спасибо.

Александр Козлов: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Итоги опроса зрителей ОТР

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты