Владимир Рязанский: Проблема - в том, что сами жители не следят за судьбой капремонта и его перспективами. А должны!

Владимир Рязанский: Проблема - в том, что сами жители не следят за судьбой капремонта и его перспективами. А должны!
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Владимир Рязанский
сопредседатель «Российской Жилищной Федерации»

Константин Чуриков: А сейчас давайте с вами поговорим об особенностях капремонта в России. Вот есть итоги прошедшего года, которые подвел Минстрой совместно с фондом ЖКХ. Здесь есть успехи и неуспехи. Есть определенные лидеры по регионам, которые лучше всех проводят в жизнь эту программу.

Марина Калинина: Это Белгородская, Брянская, Липецкая, Тульская, Вологодская, Калининградская области. Есть аутсайдеры: плохо выполняется программа в Орловской и Амурской областях, в Карелии, в Забайкальском крае, Бурятии и Еврейской автономной области. Ну а теперь о деньгах, собственно.

Константин Чуриков: О деньгах, да. При этом у нас граждане все исправнее и исправнее платят взносы за капремонт, до 92% все доходит.

Марина Калинина: Но дело-то все в том, что из-за неправильного управления на местах и низкого качества работ самих подрядчиков объем неосвоенных средств, то есть все, что лежит мертвым грузом, достиг 200 миллиардов рублей. При этом люди, как сказал Костя, продолжают делать взносы на капитальный ремонт. Естественно, недовольны они тем, что, делая эти взносы, живут в неотремонтированных домах.

Константин Чуриков: Мы сейчас чуть позже, конечно же, покажем, как это выглядит, каковы истории. Сначала представим нашего гостя: в студии Владимир Рязанский, сопредседатель «Российской Жилищной Федерации». Здравствуйте, Владимир.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Владимир Рязанский: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Объясните нам, пожалуйста, почему вот эта такая политически важная на самом деле тема, сколько там было всяких выступлений, недовольства – почему за этой темой не следят? Почему у нас столько неосвоенных денег и люди живут по-прежнему в каких-то руинах?

Владимир Рязанский: Смотрите, кто должен следить? Давайте сразу решим: кто должен следить за капитальным ремонтом многоквартирного дома?

Марина Калинина: Кто?

Владимир Рязанский: Понятное дело, конечно, государственные органы, но у них, у государственных органов, этих самых домов тысячи, десятки тысяч. В первую очередь следить за капитальным ремонтом своего дома, за судьбой, за перспективами капитального ремонта должны сами жители. И проблема в том, что сами жители за этой программой не следят, не интересуются, не проводят собрания и не принимают решений.

Константин Чуриков: Владимир, позволю себе с вами не согласиться. Давайте даже посмотрим сейчас сюжет из Курской области, где пенсионерка потратила больше 1 миллиона рублей на ремонт дома, при этом осталась должна коммунальщикам. Почему, нам расскажет Маргарита Твердова.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Владимир, я хотела бы услышать ваш комментарий этого видео.

Владимир Рязанский: Еще раз: есть человек, который самостоятельно управляет своим домом, в котором живут несколько семей, кроме нее самой, и я так понимаю, что капитальный ремонт был сделан только по ее части дома, правильно?

Константин Чуриков: Да.

Владимир Рязанский: Соответственно, человек на свое усмотрение распоряжается своей собственностью так, как считает нужным. Если вдруг при этом…

Марина Калинина: Но при этом она платит взносы на капитальный ремонт, если вы видели, там 23 тысячи у нее накопилось долга.

Владимир Рязанский: Так вот вот эти 23 тысячи, если бы она платила и если бы она документацию по реконструированию вот этого имущества подавала бы в фонд капитального ремонта на компенсацию превентивно, то да, конечно, она бы ее получила. Другой вопрос, что если бы при этом был сделан капитальный ремонт всего дома, то тогда можно было бы отложить сроки капитального ремонта всего остального строения до определенного федеральной программой, программой субъекта момента. И тогда на время этого переноса деньги были бы компенсированы именно за счет того, что вот эти сборы собираются в счет капитального ремонта будущих периодов.

Константин Чуриков: Но мы же с вами понимаем, что у этой тетеньки был нелегкий выбор: либо дом никогда не отремонтируют, так если по-честному, либо она сама что сможет, то сделает.

Владимир Рязанский: Ну у этой тетеньки, как мне кажется, был просто недостаток информирования, то есть… К сожалению, да, работать с населением в отношении капитального ремонта домов, в том числе многоквартирных, в том числе вот таких жилых домов, которые на несколько семей, это просто очень затратно, это очень большие расходы по информированию.

Марина Калинина: Хорошо. Давайте тогда разберемся вообще в схеме распределения этих денег. Вот люди собирают деньги с каждого дома, где и по 40 квартир, по 50, по 60, по 100 и так далее. Как они распределяются? То есть эксперты, которые приходили к нам в студию уже неоднократно по этой теме, говорили, что если вы платите взносы на капитальный ремонт, не факт, что именно эти деньги пойдут на ремонт вашего дома. Они пойдут на ремонт какого-то дома…

Владимир Рязанский: Деньги пахнуть перестают в тот момент, когда собрались в общий котел, да.

Марина Калинина: Да, куда-то там пойдут непонятно куда. То есть люди, естественно, хотят понимать, за что они платят, почему…

Владимир Рязанский: Смотрите, вот, например, на территории города Москвы в прошлом году…

Марина Калинина: Давайте разберемся со схемой.

Владимир Рязанский: …в середине прошлого года было введено постановление о том, что теперь жители решением общего собрания собственников могут перенести программу капитального ремонта своего дома на более ранний срок. Как вы думаете, сколько домов собралось и перенесло эту программу?

Марина Калинина: Сколько?

Владимир Рязанский: Меньше 10% от того фонда, который жалуется на то, что…

Константин Чуриков: Ну, предположим, это потому, что в Москве, где откровенно аварийного, ветхого жилья не так много в сравнении со многими другими городами.

Владимир Рязанский: В Москве номинально аварийного и ветхого жилья просто нет.

Константин Чуриков: Вот.

Владимир Рязанский: По номиналу опять же.

Константин Чуриков: Давайте не о Москве говорить.

Марина Калинина: Это чисто теоретически, а оно есть.

Владимир Рязанский: Ну хорошо, за пределами Москвы еще меньше возможностей у людей каким-то образом забить тревогу. То есть в принципе сейчас для этого есть очень много всяких технологий: есть Интернет-технологии, есть чаты консультативные, очень много специалистов, которые консультируют людей по этому вопросу в том числе бесплатно.

Константин Чуриков: Извините, вы себе можете представить героиню нашего сюжета в каком-то чате?

Марина Калинина: В Интернете.

Владимир Рязанский: Я думаю, что кроме нее там еще 8 семей живет, у них есть юноши, девушки…

Константин Чуриков: Помоложе.

Владимир Рязанский: …которые могут воспользоваться Интернет-чатом.

Марина Калинина: Смотрите, вы сами немножко себе противоречите. В начале нашей беседы вы сказали, что контролировать распределение вот этих денег должны сами жители…

Владимир Рязанский: Собственники, да.

Марина Калинина: Собственники. С другой стороны, вы говорите, что даже в Подмосковье у людей нет такой возможности.

Владимир Рязанский: Еще раз: в Подмосковье об этом не сказали, потому что за каждым бегать, чтобы фотографию отдать, целая задача. Мы сейчас в прямом эфире рассказываем людям о том, что да, каждый человек может открыть Интернет-мессенджер, открыть сайты, которые посвящены программе, написать туда, сообщить о том, что вот в моем доме по такому-то адресу существует такая проблема, и да, конечно, вам люди будут помогать. Вопрос в том, что пока ни федеральный фонд, ни региональный оператор не знают о том, что у вашего дома существуют такие проблемы, очевидно, что проблемы не будут решаться.

Константин Чуриков: Тогда вот такой вам пример, пожалуйста, на один из мониторов посмотрите. В Костроме 40 человек вынуждены жить под полиэтиленовой пленкой вместо крыши, крыша обрушилась еще в середине февраля. Дому уже 60 лет, капитального ремонта никогда, отродясь не было; балки, перекрытия, понятно, давно прогнили. Последние 6 лет жители, к вопросу об информировании, регулярно просили управляющую компанию, фирму «Жилсервис», привести крышу в порядок. Коммунальщики обещали все починить, но сроки несколько раз переносили. В прошлом году город наконец-то включил дом в план по капитальному ремонту, ремонт должен был начаться в апреле, но до назначенного срока крыша не дожила. Вот сейчас рабочие восстанавливают часть обвалившейся кирпичной стены…

Марина Калинина: Стены пока.

Константин Чуриков: Да, а потом, если повезет, примутся за кровлю.

Юлия Галанина: Ежедневно, то есть не по одному разу, снег, который скапливается, весь убирается, то есть никаких протечек не должно быть. Строители это в ежедневном режиме оперативно все это устраняют в настоящий момент, поэтому никакой угрозы жизни и здоровью нет.

Марина Калинина: Угрозы жизни и здоровью, может быть, и нет, но все-таки как-то не очень комфортно жить под полиэтиленом особенно зимой. И жители жалуются, что работают строители крайне медленно, восстановить крышу обещают, конечно, к 1 апреля, но на улице-то и снег, и дождь, и с потолка течет. Не исключено, что скоро тазы и ведра придется ставить и в квартирах уже даже на первом этаже, так все протекает.

Константин Чуриков: Вы знаете, это практически мою квартиру показывали на последнем 9-м этаже, тоже вот эти родные тазики вспоминаю.

Ну что скажете? Вот здесь как? Вот люди информируют, а толку-то?

Владимир Рязанский: Еще раз, опять же, открываем закон. Если до даты первой приватизации капитального ремонта не было, а дом при этом признан нуждающимся в этом капитальном ремонте, есть совершенно отдельный раздел в Жилищном кодексе про то, как делается капитальный ремонт в таких случаях. Понятно, что на местах чиновники могут игнорировать эту информацию, могут каким-то образом задвигать, у них не хватает денег, они говорят об этом, несмотря на то, что на самом деле у нас столько показывали, что 200 миллиардов переплаты. И они могут, к сожалению, это вот притормаживать и не регистрировать, не отвечать дальше. Соответственно, нужно писать обращение в прокуратуру о том, что соответствующая реакция не была предоставлена, и так далее. Но смотрите, в принципе…

Марина Калинина: Все чаще звучит в нашей студии по любому вопросу слово «прокуратура».

Константин Чуриков: «Прокуратура».

Владимир Рязанский: Слово «прокуратура», конечно. Опять же такие вещи надо разбирать на самом деле в точечном режиме и вот непосредственно по конкретному адресу конкретного дома. Да, берутся специалисты, да, с ними можно связаться, есть WhatsApp-чат, например, можно…

Константин Чуриков: Опять вы про эти чаты, слушайте, интернетизация не 100%-я.

Владимир Рязанский: Ну потому что никаким другим способом невозможно отвечать на сто тысяч звонков одновременно. Допустим, я могу сейчас сказать номер телефона, после этого мне его оборвут, как только я из студии выйду, и толку-то с этого? Проще гораздо открыть, написать, когда специалисты будут, их много, они между собой консультируются, между собой договариваться, они общаются с вашими органами и так далее. То есть можно дать ссылку в описании к этому ролику, а дальше уже можно с этим работать.

Константин Чуриков: Мы сейчас приведем в студию любого московского чиновника уровня управы и скажем: «Вы в чате WhatsApp общаетесь?»

Владимир Рязанский: Да.

Константин Чуриков: Он скажет: «У меня должностная инструкция, я не имею права, я служащий».

Владимир Рязанский: Вы не поверите, но любой из московских чиновников на данный момент общается в куче чатов в WhatsApp, постоянно коммуницирует именно через них. У меня есть в чате WhatsApp главы управ четырех районов, так чтобы… И они внимательно читают и переписываются по этим вопросам с жителями.

Константин Чуриков: Да ладно?

Владимир Рязанский: Это непрерывно происходит сейчас.

Константин Чуриков: У нас есть звонок.

Марина Калинина: Да, есть звонок у нас не из Москвы, из Ростовской области. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я…, собственно говоря, уже с 2010 года в этой теме. До этого пыталась добиться капремонта, но в итоге я его добилась. В 2006 году у нас был поселок Казачьи Лагери, военный городок, в конечном результате военные ушли, передали городок муниципалам, муниципалы со рвением взялись за это… Начали, то есть не выбирали обслуживающую компанию, содержание жилого фонда, и эта компания была подконтрольна Луганцеву Евгению Петровичу, это глава Октябрьского сельского района Ростовской области, и его родственнику. Они, кстати, поженили детей, а Евгений Петрович Луганцев поженил дочку с сыном…

Константин Чуриков: Лариса, нам просто не хватит эфирного времени выслушать всю историю Евгения Петровича.

Зритель: Я понимаю, но я не могу, я так долго… Я вам даже писала.

Константин Чуриков: Нет, смотрите, Лариса, вы мне скажите. Вы говорите, что это вы начали с 2007 года, когда еще у нас взносов на капремонт в помине даже не было как обязаловки. Скажите, пожалуйста, каким образом взносы на капремонт вам помогли, вы сказали, в конечном итоге отремонтировать дом.

Зритель: У нас военный городок когда передавался, военные передали деньги. У нас капремонт платился. Может быть, это не капремонт, но ремонт.

Константин Чуриков: Вот, это был не капремонт, а ремонт.

Зритель: Но ремонта домам, 5-этажным панелькам, не было.

Константин Чуриков: Нет, Лариса, если военные дают деньги, в общем, все возможно в нашей стране, когда подключается наша армия и наш флот. Спасибо большое.

Давайте еще звонок послушаем, Елена из Сахалинской области. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Южно-Сахалинска. Хотелось бы узнать перечень, что входит в капитальный ремонт. Дело в том, что у нас ЖЭК 14-й на днях собрался делать капитальный ремонт. Что входит? Дело в том, что у нас внизу разорвало в эту зиму трубу радиатора, который отапливает наш подъезд, с 3-го этажа, где был радиатор, тоже сняли, а у нас проемы очень большие на лестничных площадках оконные. Короче говоря, во многих окнах проемов нет. Муж как мог заклеил где целлофаном, где другим подручным материалом. Что входит, что можно требовать, что они должны делать?

Константин Чуриков: Да, ваш вопрос понятен. Итак, что входит, что не входит в капремонт?

Владимир Рязанский: В капитальный ремонт входит замена коммуникаций, включая отопление, включая водоснабжение…

Константин Чуриков: Трубу разорвало – входит. Так.

Владимир Рязанский: Да, входит в капитальный ремонт, но именно если магистральную трубу, частные радиаторы зависят от конкретной конструкции конкретного дома, но в принципе любые работы по капитальному ремонту вы можете посмотреть на сайте «Реформа ЖКХ», он для этого специально сделан, это федеральный государственный сайт…

Константин Чуриков: Если он такой простой, мы сразу поймем, я сейчас зайду даже на сайт.

Владимир Рязанский: Да, на нем же есть номер телефона 8-800, на который уважаемая Елена может позвонить и уточнить конкретно по своему адресу, что происходит опять же. То есть если вот нет возможности посмотреть в Интернете, то есть консультационные линии, которые это позволяют понять.

Константин Чуриков: Так, я зашел на этот сайт, вижу очень много всяких букв, сложно разобраться, честно. Давайте вы своими словами скажете, что входит кроме коммуникаций…

Владимир Рязанский: Там есть раздел «Капитальный ремонт», в нем список услуг.

Константин Чуриков: Крыша входит?

Владимир Рязанский: Замена кровли, ремонт фасада.

Константин Чуриков: Лифт?

Владимир Рязанский: Лифты отдельно, это отдельный технический регламент, есть такая история.

Марина Калинина: Лестничные площадки общего пользования?

Владимир Рязанский: Лестничные площадки нет, это только текущий ремонт и косметический ремонт, это в рамках управляющей компании.

Константин Чуриков: Так, хорошо. Смотрите, что нам пишут зрители. Ленинградская область: «Ну за капремонт», – Ленинградская область, держите себя пока в руках, еще пока рано. Приморье: «Капремонт перенесли на 2025 год. Дом старый, боюсь, не доживет». По каким критериям переносят?

Владимир Рязанский: Переносить. Еще раз: решением общего собрания собственников практически во всех регионах можно определить сроки капитального ремонта и потребности в этом капитальном ремонте на основании технического заключения по дому общим собранием собственников. Никаким другим способом никто…

Марина Калинина: Ну общим собранием собственников – они могут быть не специалистами, это опять какую-то комиссию нужно заказывать? То есть имеет ли законную силу вот эта вот оценка товарищества собственников жилья?

Владимир Рязанский: Нет, подождите, товарищество собственников – это вообще отдельная история. Товарищество собственников делает себе свой спецсчет и решает самостоятельно, что оно хочет или не хочет делать за счет этих средств. Здесь разговор идет об обычных домах, в которых нет товарищества собственников жилья, а есть управляющая организация. Так вот в управляющей организации должны быть технические специалисты, которые могут провести оценку технического состояния дома, а если у них с этим возникают какие-то сложности, то у органов жилищного надзора есть специальная экспертная организация, которая по соответствующему контракту каждые 5 лет эту оценку технического состояния должна делать.

Если вы последние 20 лет не видели этой самой организации, может быть, ее не было, может быть, она была, но вы ее не видели, факт остается фактом: каждые 5 лет по каждому многоквартирному дому в стране формируется техническое заключение о текущем состоянии здания. Далее это техническое заключение поступает в фонд капитального ремонта, и вот далее смотрят уже по фонду капитального ремонта, достаточны ли основания для того, чтобы включить или не включить дом в федеральную программу. Ее можно корректировать, но это делают собственники, распоряжаясь собственными деньгами на эту задачу.

Константин Чуриков: Процитирую несколько сообщений, даже регионы называть не буду, что пишут о капремонте: «Открытый безбожный грабеж!». Хабаровский край: «Капремонт – трагедия российского народа», – ну если так, пусть это будет наша самая главная трагедия в жизни. Приморский край: «Взносы на капремонт – узаконенная финансовая пирамидальная афера!» – ну и так далее. Почему вот вы говорите, что в принципе все можно, можно все устроить, можно зайти на сайт, можно договориться. Почему люди в это не верят? Они не пробовали? Они разве не заинтересованы в том, чтобы у них работал лифт, чтобы у них крыша не текла?

Владимир Рязанский: Они не пробовали, и главная проблема, что вот этих вот сообщений один-два человека от дома, а всем остальным вообще наплевать.

Марина Калинина: А знаете, еще очень много каких сообщений? Я так обобщу: «Что мне будет, если я не буду платить за капремонт?»

Владимир Рязанский: Ну как…

Марина Калинина: Вот это людей очень волнует. Просто не хотят платить.

Владимир Рязанский: Будет задолженность, будет она расти.

Марина Калинина: И?

Владимир Рязанский: Когда дорастет до определенного размера, ее начнут взыскивать через суд. Соответственно, человека не выпускают за пределы места обитания, потому что он просужен по задолженности. Достаточно большое количество соответственно предусмотренных законом ответственностей за задолженность, которую передают приставам, могут прийти забрать имущество. Все что угодно может быть.

Константин Чуриков: М-да.

Нам звонит Алла из Москвы. Алла, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. У меня вопрос такой. Вот я живу с семьей, дочкой, и внук у меня прописан, но мне 81 год. Говорят, что я не должна платить за капитальный ремонт, а с меня берут, так как у меня прописаны дочка и внук.

Владимир Рязанский: Собственник из вас кто?

Зритель: Алло.

Константин Чуриков: Кто из вас собственник?

Зритель: Я собственник.

Владимир Рязанский: Вы единоличный собственник?

Зритель: Да.

Владимир Рязанский: Вообще капитальный ремонт оплачивается не по количеству проживающих, а по количеству собственников.

Зритель: Ну мне же 81 год, я же не должна платить.

Владимир Рязанский: Соответственно, вы подаете в Центр жилищных субсидий заявление на то, что вы не должны платить, они должны пересчитать.

Константин Чуриков: А, то есть надо побегать за ними? В 81 год выходит Алла из дома…

Владимир Рязанский: Ну либо ваши представители по доверенности, тут как бы других вариантов особо нет.

Константин Чуриков: Понятно. Давайте еще звонок.

Марина Калинина: Есть еще один звонок из Рязанской области. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста, Галина.

Зритель: Я хочу по поводу тоже капремонта вам задать вопрос. Мы с Рязанской области, село Путятино. Мы проживаем вдвоем с мужем, оба инвалиды. Тариф у нас, я не знаю, или он едино установленный, 1 163. Платим мы 918 рублей. Ремонт нашего дома поставлен на 2043 год, а пенсии у нас по 10 500. Нам это очень невыгодно. Нельзя ли пенсионерам, есть убавка, чтобы поменьше платить инвалидам?

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок. Да, по 10 500 пенсия если, 21 тысяча, 1 тысячу они отдают на вот это непонятное мероприятие, которое в 2043 году, дай бог здоровья нашим зрителям, но понимаете…

Владимир Рязанский: Наследники, приватизация, вариантов там может быть масса. Любой собственник обязан содержать в порядке свое общедомовое имущество. Представим себе, вот у нас такая же ситуация, как в первой истории: вот вам нужно взять и завтра израсходовать миллион на ремонт вашего дома.

Константин Чуриков: Владимир, а если это все-таки пенсионеры, 10 тысяч мало на каждого, это мало.

Владимир Рязанский: Это мало, поэтому…

Константин Чуриков: Это минимальный прожиточный минимум, а из этого тысяча, штука уходит просто на это.

Владимир Рязанский: …индексация пенсии.

Марина Калинина: Может быть, тогда освободить как-то таких людей от платежей за капремонт? Тем более что явно, что до 2043 года люди… не доживут.

Владимир Рязанский: Ну в принципе… В принципе это не ко мне, а к законодателям, вот у них там какие-то идеи завиральные по поводу того, что нужно освобождать от взносов за капитальный ремонт только тех, кто старше 80 лет.

Константин Чуриков: Законодатели скажут, что это не к ним, это к экспертам, они собирали круглые столы, им там посчитали и так далее.

Владимир Рязанский: Ну…

Константин Чуриков: Мы не понимаем, с кого спрашивать.

Владимир Рязанский: Законодателям нужно в этой ситуации объяснять, что да, эксперты согласны с тем, что это не самая справедливая сейчас на данный момент схема.

Марина Калинина: А кто должен им это объяснять?

Владимир Рязанский: Хороший вопрос, кто у нас вообще может что-то объяснить законодателям. Факт на самом деле остается фактом…

Константин Чуриков: Одного человека мы знаем.

Марина Калинина: Ну смотрите, вот вы сопредседатель «Российской Жилищной Федерации» – вы что можете в данной ситуации сделать?

Владимир Рязанский: Мы с 2015 года пишем заключения и подаем эти заключения, устраиваем круглые столы, обсуждаем, показываем…

Марина Калинина: Заключения о чем?

Владимир Рязанский: О том, что вот эта программа не совсем адекватна, она не учитывает очень много разных факторов. У нас одинаковую ставку за капитальный ремонт платит и дом, в котором 80 квартир, 2 тысячи метров, и дом, в котором 300 квартир и 16 тысяч метров, это одинаковая ставка, собираются совсем разные деньги, которые совершенно по-разному в этой ситуации могут даже в теории расходоваться. И мы пишем эти заключения, мы это сообщаем, выносим это на обсуждение, и никого это не волнует, у нас законодательство…

Константин Чуриков: Вот вы сказали, что в Москве с жилым фондом проблем практически нет, аварийного и ветхого жилья официально нет, но однако в Москве у нас стоимость как раз взносов с квадратного метра за капремонт одна из самых высоких в стране.

Владимир Рязанский: Ну да.

Константин Чуриков: При этом с домами все вроде в порядке.

Владимир Рязанский: За что, вы думаете, у нас Москва метро копает? За счет освободившихся бюджетных денежных средств, которые теперь взносятся капитальным ремонтом.

Константин Чуриков: Понятно.

Владимир Рязанский: Раньше на это списывали весь бюджет, на капитальный ремонт, брали…

Константин Чуриков: То есть мы решаем другие проблемы зато?

Владимир Рязанский: Еще раз: раньше Москва как делала? – она брала все деньги, которые у них оставались после всех остальных задач, и «спуливала» их на капитальный ремонт.

Константин Чуриков: «Спуливала».

Владимир Рязанский: Поэтому она, соответственно, до последнего, Москва последней входила в программу капитального ремонта, до последнего ей сопротивлялась, потому что нужно же как-то вот эту клоаку держать. Сейчас такой возможности у Москвы нет, сейчас у нее освободились деньги, она копает метро.

Константин Чуриков: Узнали много нового, спасибо.

Марина Калинина: Вот где деньги-то зарыты наши, Костя!

Константин Чуриков: Вот где наши деньги народные лежат.

Спасибо. В студии был Владимир Рязанский, сопредседатель «Российской Жилищной Федерации». Спасибо.

Сейчас расскажем о том, что будет твориться в вечернем блоке программы «Отражение» на ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски