Какие перспективы у молодёжи в России?

Какие перспективы у молодёжи в России?
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Владимир Селин
заместитель председателя Российского союза молодежи

Молодёжь на перспективу. Талантливая молодёжь и её перспективы в России. Что в реальности у нас делается для самореализации молодых людей? Как быть, если парень или девушка живёт не в Москве, а в провинции?

Константин Чуриков: Давайте сейчас поговорим не просто о молодежной политике, о политике в отношении молодых, а вообще какие перспективы у людей, скажем так, до 25 лет в России. Что государство делает для того, чтобы эти люди – талантливые и, безусловно, одаренные, с какими-то успехами – понимали, что они нужны и важны для нашей страны?

Марина Калинина: И еще какие планы у самой молодежи? Как их достичь? Как добиться того, чего они хотят? И что им для этого нужно? Будем выяснять, в том числе и у вас, у молодежи, у их родителей, бабушек, дедушек. Так что звоните и пишите.

Константин Чуриков: Но сначала – официальная хроника. Накануне президент России Владимир Путин побывал в образовательном центре «Сириус» в Сочи. В этом году здесь начнет работу научно-технологический университет «Сириус».

Владимир Путин, президент России: «Университет станет ядром инновационного научно-технологического центра, который создается здесь, в Имеретинской долине. Его резидентами станут наши ведущие высокотехнологичные компании, а партнерами – научные организации и университеты. Здесь должен быть сконцентрирован интеллектуальный потенциал и современная исследовательская инфраструктура».

Марина Калинина: В следующем году в Сочи запланировано открытие Имеретинского лицея. По словам президента, весь проект «Сириус» – это уникальная модель образования, он призван стать лабораторией и площадкой для творческих экспериментов.

И кроме того, Путин заявил, что наиболее талантливые дети в России должны иметь возможность получать дополнительную поддержку. Например, в этом году школьников, которые получат медали на олимпиадах международного уровня по общеобразовательным предметам, а также их тренеров наградят президентскими премиями. Победителям достанется по миллиону рублей, а занявшим вторые и третьи места – по 500 и 400 тысяч рублей соответственно.

Константин Чуриков: За все время, что существует «Сириус», уже известно, что его выпускниками стали более 30 тысяч детей. Работают с той или иной регулярностью там порядка 4 тысяч педагогов. Ну, в общем, скажем так: это главная площадка для талантливой молодежи в нашей стране.

Какие есть еще возможности? Уважаемые зрители, вот вы нам расскажите, как Марина уже отметила, молодежь и родители, что есть для того, чтобы себя реализовать в России?

А у нас в студии – Владимир Селин, заместитель председателя Российского союза молодежи. Владимир, здравствуйте.

Владимир Селин: Добрый день.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Я понимаю, что не вы это все формулируете, а это формулируют, наверное, органы государственной власти у нас в стране, но какая – на вашем экспертном уровне – у нас в стране молодежная политика?

Владимир Селин: Она на сегодняшний день совершенно разнообразная. И одна из главных целей молодежи – это самореализация, когда человеку дают на его проект, на его идею деньги, чтобы он мог этот проект и идею реализовать. Потому что, как говорил очень давно президент России, когда говоришь о молодежной политике, то понимаешь, что это все – это и занятость, это и больницы, это и учеба.

То есть молодежная политика есть в любых направлениях и сферах нашей деятельности, потому что везде есть молодежь. А тенденции последних лет – все-таки выделение каких-то направлений молодежной политики в разных направлениях и выделение средств и возможностей самореализации по тем вещам, которые хочет молодежь сегодня. У нас сегодня очень большое количество грантов для молодежи. Они могут выигрывать финансирование своих проектов и реализовывать свои идеи.

Марина Калинина: Ну смотрите, давайте… Все-таки гранты – это вещи такие единичные. Молодежи у нас больше, чем грантов и тех, кто на эти гранты может рассчитывать.

Владимир Селин: Конечно.

Марина Калинина: Вот молодежная политика (давайте возьмем прошлый год): популяризация спорта; вовлечение в творческую деятельность; патриотическое воспитание; формирование российской идентичности, семейных ценностей; вовлечение в науку; вовлечение в работу средств массовой информации. Как вы оцениваете эти итоги? Потом я просто скажу, что было самое популярное, чего удалось достичь и что у нас немножко подхрамывает.

Владимир Селин: Ну, сложно сказать… Я не владею информацией, чего именно удалось достичь, какие итоги того, что запустила Росмолодежь, какие-то вещи. Но понятно, что наверняка…

Марина Калинина: Ну, с вашей точки зрения, что наиболее продвигается?

Владимир Селин: Популярные направления – это реализация собственных проектов и какая-то творческая реализация. Это самое популярное, потому что их больше всего почему-то. Именно эти направления. А вот трудоустройство, возможно, будет подхрамывать, потому что это такая неоднозначная проблема, к которой очень сложно подойти, с точки зрения государственной молодежной политики.

Константин Чуриков: Я скоро попрошу наших режиссеров показать монитор моего компьютера. Смотрите, по поводу направлений. Мы сегодня подробно изучили и сайт вашей организации (об этом чуть позже), и как раз направления работы. Вот здесь у Росмолодежи прямо первым пунктом идет патриотизм и патриотическое воспитание молодежи. Я тут еще кликнул, есть еще у них сайт АИС «Молодежь». И там есть «Меню вакансий». Вы знаете, я обратил внимание… Вот сейчас видно, не видно?

Значит, здесь от 2 тысяч рублей до 70 тысяч рублей. Это касается и вакансий, и практики. Значит, самая дорогостоящая вакансия – это медицинская сестра по массажу в Камчатском крае. Далее идут уже предложения о работе – 12 600, учитель информатики, математики, где-то редко-редко 25–30 тысяч мы видим. Дальше, водитель автобуса – 18 тысяч. И опять… Тут, значит, лесная охрана – 9 тысяч, 10 тысяч. Вот это предлагают молодежи на сайте Росмолодежи. Это все летние вакансии, которые нападали, например, с 5 июля.

Как вы думаете, молодежь, которая откроет, не дай бог, этот раздел, она…

Марина Калинина: …обрадуется?

Константин Чуриков: Какие ощущения будут?

Владимир Селин: Ну, я хочу сказать, что молодежь не обрадуется. Она будет недовольна, ее будет не устраивать. Поэтому получается, что если бы молодежи все нравилось, что есть в вакансиях службы занятости, то у нас бы у службы занятости не было вакансий.

Любой человек, который выходит, заканчивает университет, у него очень большие ожидания. У него ожидания о хорошей работе, о большой зарплате. И вакансии с маленькими зарплатами они не смотрят. Ну, им это не интересно. Они нацеливаются на большее, они нацеливаются на лучшее. «Зачем мне идти сразу в лесничество, если я пойду туда, где зарплата побольше, или перееду в другой город, где побольше?» Конечно, с точки зрения молодежи, это не совсем…

Но я больше чем уверен, что вакансии на АИС «Молодежь»… А это информационная система, где молодежь может получить информацию о мероприятиях, проводимых в стране, и о вакансиях. Там даются официальные вакансии наверняка из службы занятости. Понятно, это там, где будет не хватать.

Но молодежь у нас еще самозанятая. Большой процент молодежи – это самозанятые. И конечно же, в чистом виде по этим вакансиям нельзя судить о том, что нравится молодежи.

Марина Калинина: Ну смотрите. Молодежь бывает разная, от поколения к поколению. Идут годы, молодежь меняется. Вот какая сейчас молодежь? Какие у них стремления? Чего они хотят? Какие у них желания? Необязательно, чтобы это было связано с получением гранта или с работой и так далее, а вот именно с точки зрения, наверное, социальных каких-то принципов?

Владимир Селин: Ну, по опыту моей работы могу сказать честно, что возраст молодого человека, который оценивает свою молодость, он очень увеличился. То есть люди помолодели в плане социального какого-то эффекта, в плане общественного эффекта и в плане развития личности. Люди стали взрослеть гораздо позже. И сегодня многие молодые люди не считают необходимым…

Марина Калинина: То есть инфантильные у нас молодые люди?

Владимир Селин: …прямо закончив вуз, сражу же бежать на работу, брать лопату или что-то еще на заводе и тут же работать. Они думают, что нужно поискать, нужно посмотреть, порассуждать: «А вдруг мне не понравится?» Это присутствует в современной молодежи. И надо в связи с этим молодежную политику корректировать.

Константин Чуриков: Я больше ничего не буду говорить о ресурсах Росмолодежи, просто еще раз хочу, чтобы показали мой компьютер. Здесь отчет о том, что происходит под эгидой федерального агентства. «На Тавриде выяснили, на чем базируется русский юмор». Представим себя просто совсем молодыми людьми. «Завершился второй день Всероссийского форума молодых семей». Развитие территорий… «Группировка Ленинград» станет хедлайнером фестиваля «Таврида». Ну и так далее.

Скажите, вот мы с вами… Предположим, нам лет по 16, по 18. Нам это интересно вообще?

Владимир Селин: 16–18-летнему человеку может быть интересна «Группировка Ленинград».

Константин Чуриков: «Группировка Ленинград» – я не сомневаюсь. А вот остальное? Я про остальное.

Владимир Селин: Ну, Форум молодых семей, может быть, и не интересен. Но если мы не будем обращать внимание на Форум молодых семей, то молодые семьи скажут: «Ага, вы на нас не обращаете внимания. Мы сами будем решать проблемы молодых семей». А будет ли обращать внимание Росмолодежь или нет?

Конечно же, объять необъятное невозможно. Я сейчас не хочу защищать Росмолодежь. В каких-то вещах они очень прогрессивные, в некоторых – может быть, не очень. Но хочу сказать, что «Таврида» пользуется очень большой популярностью среди молодежи, это точно вам говорю. И очень многие стараются стремиться на «Тавриду» и на «Территорию смыслов», потому что есть возможность знакомства, первого рукопожатия с известным человеком либо работодателем, договориться напрямую о чем-то либо попросить о чем-то напрямую. Это очень важно для многих молодых людей.

Константин Чуриков: Это признак работы социальных лифтов – то, что можно пожать руку и о чем-то договориться?

Владимир Селин: Одним из лифтов, да, может быть.

Марина Калинина: Молодежь с каким чувством смотрит в будущее (я имею в виду – на длительную перспективу) сейчас? Или они ограничиваются какой-то ближайшей перспективой, ближайшим будущим и на долгое время планов не строят? Есть ли у них вообще уверенность – не в завтрашнем дне, а в после-послезавтрашнем дне каком-нибудь?

Владимир Селин: Я бы разделил тут молодежь на две части. У нас молодежь – это от 15 до 30 лет. И если мы сравним молодого человека 16-летнего, как было сейчас заявлено, интересно ли ему это, и 28-летнего, то это будут совершенно разные ожидания. Чем ближе к 30 годам, тем более осознаннее человек, и у него уже перспектив больше. У него уже семья, он уже больше задумывается о семье, о будущем, о стабильности. Он уже ищет работу постабильнее, чтобы надолго, чтобы зарплата хорошая была и не уволили через месяц.

А молодежь, которой 18–22 года, которые еще студенты только или только закончили вуз – у них нет таких больших перспектив. Они в поиске и получше зарплаты. Они готовы рисковать, готовы пойти сюда на работу, уволиться и перейти на другую работу, поискать где-то еще, постараться поискать побольше зарплату, потому что всем хочется большей оплаты. И они более мобильные в этом смысле.

Константин Чуриков: Что может быть проще, чем у самих молодых людей спросить, а что им надо?

Владимир Селин: Это да.

Константин Чуриков: Вот это и сделали наши корреспонденты в Екатеринбурге, Челябинске и Самаре. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Константин Чуриков: Ну, примерно так же думает 41% опрошенных «Левада-Центром» молодых людей от 18 до 24 лет. Это был опрос, который опубликовали в феврале. Много говорилось по этому поводу. Даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков комментировал это исследование, он сказал: «Но все равно же большинство хочет остаться». Ничего тут такого, в общем-то, и нет. Слушайте, если 41%...

Марина Калинина: Но очень многие просто думают.

Константин Чуриков: Да. Скажем так, среди молодежи количество тех, которые хотят уехать туда – это 41%. Это много, мало? Нам надо волноваться?

Владимир Селин: Ну, это достаточно большой процент, и надо задумываться. Но этот процент людей думают, что, уехав куда-то, они сразу получат большие деньги и все будет хорошо. Ведь если их спросят: «А где ты будешь работать? Как ты будешь работать? А возьмут ли тебя на работу?» – они начнут задумываться, и процент начнет уменьшаться.

Константин Чуриков: Логично. А еще если съездят и попробуют, то могут и вернуться, понятно.

Владимир Селин: Более того, в сюжете было сказано об инженерах и о заводах. Хотят, чтобы конкурентоспособными были.

У нас был проект «Российские интеллектуальные ресурсы», где мы собирали стобалльников – ребят, которые неглупые, поверьте мне. Не придуманные 100 баллов, а это реальные ребята, которые умные, развивают проекты. Когда мы стали спрашивать их про заводы и пароходы, то многие не знают о заводах. Они не знают, что многие вещи, которые якобы зарубежные, производятся в России. Что тот же кофе из определенных кофеен… Вроде кофейня зарубежная, но это российский кофе, он обжаривается у нас под Тверью. Мы вывозили на заводы военные ребят, куда он просто так не попал бы. И показав им завод военный, такой современный, интересный и красивый, они говорят: «О, круто! Наверное, стоит поискать работу здесь».

Мне кажется, это тоже проблема, что о таких вещах не говорят. И молодежь не знает, где эти… Не просто вакансию увидеть за 25 тысяч, а то, какое это предприятие, какие это вещи, где можно трудоустроиться. Этого тоже, конечно, не хватает. И поэтому молодежь делает такие выводы, что у нас некуда идти.

Константин Чуриков: У нас звонки уже есть вовсю.

Марина Калинина: Давайте еще один вопрос задам нашему эксперту. Смотрите. Насколько часто вам приходится ездить по России и общаться с молодежью?

Владимир Селин: Достаточно много.

Марина Калинина: И насколько отличается молодежь в разных регионах? Вот буквально такая картинка по стране.

Владимир Селин: Очень отличается, реально отличается.

Марина Калинина: Ну расскажите. Какие ожидания? Какие у них мысли? Какие надежды?

Владимир Селин: Ну понятно, что чем дальше от Москвы, тем, может быть, больше желания переехать в Москву или уехать дальше, потому что инфраструктура Москвы очень развитая – здесь буквально все доступно, все мобильно. А в городах очень часто этого не бывает. Это то же самое, если сейчас мы будем сидеть в каком-то региональном центре, и вы спросите: «А что в селе происходит?» Чем дальше в глубинку, тем настроения могут быть похуже, потому что не все села, деревни либо малые городки имеют хорошую инфраструктуру, где молодой человек может себя реализовать: тот же Wi-Fi и какие-то технологии, к которым молодежь привыкает.

Константин Чуриков: В небольшом опросе, который мы только что все смотрели, что мы, в общем-то, вычленили, кроме нескольких ответов: «Да, здесь можно работать, что-то делать»? Мы услышали: «Уехать из родного города», – из Челябинска. В Самаре нам сказали: «Если есть деньги, все будет хорошо». Ну и юноша сказал, что он не видит перспектив вообще.

На самом деле, наверное, довольно тревожная картина. Что сделать, чтобы людям молодым не хотелось уезжать из своего города, из страны?

Владимир Селин: Только развивать инфраструктуру. Молодому человеку должно быть комфортно в своей среде. Он должен… Молодые люди – они мобильные. Им хочется постоянно движения и изменения какого-то.

Константин Чуриков: Чтобы было где тусоваться?

Владимир Селин: В том числе. Ну, если говорить со стороны государства, то нужно сделать так, чтобы тусоваться в полезной сфере – спортом заниматься… Необязательно сидеть в библиотеке, а такие хорошие вещи: мероприятия, концертные площадки. Чтобы те же артисты доезжали до этих городков малых и давали концерты. Те люди, которые любят попсу нашу современную (в хорошем смысле этого слова) и стремятся на концерты в Москву, чтобы эти люди доезжали и до этих городков.

Константин Чуриков: У нас такая тема: «Чем занять молодежь?» – условно говоря. А вообще в общественно-политической жизни страны молодежь должна участвовать? И как?

Владимир Селин: Конечно. Она и участвует.

Константин Чуриков: Как?

Владимир Селин: У нас много различных способов. Есть молодежные общественные палаты, молодежные парламенты и какие-то общественные организации и молодежные, и взрослые, где есть молодежь. И голосовать, и смотреть, и участвовать в обсуждении каких-то вопросов.

Просто, действительно, вы правы, что есть регионы, где это очень активно используется, а есть, где не очень. У нас даже органы по делам молодежи не во всех регионах есть. То есть где-то в регионах есть конкретно органы по делам молодежи, которые занимаются только молодежной политикой, а есть органы, где молодежная политика – это пятое в функционале.

Ну согласитесь, когда твое дело как чиновника – это конкретно для молодежи, то эффективность будет больше. А когда это у тебя пятая функция, то ты, соответственно, будешь работать на молодежь меньше. У нас нет единой структуры в молодежной политике, поэтому многие инициативы государства до низов могут не доходить.

Марина Калинина: Смотрите. Для того чтобы государство понимало, чем можно помочь молодежи реализовать свои какие-то амбиции, свои планы, свои идеи, наверное, нужно понимать, что творится у молодежи в голове. Какие у них формируются взгляды на жизнь? Как они относятся к своей стране? Что они видят, как эта страна живет? И так далее.

Вот кто и как должен формировать эти взгляды? И за счет чего? Потому что сейчас зачастую мозги у них набекрень, потому что вся информация, которую они получают, находится в интернете. Это обсуждается постоянно. То есть люди мало общаются. Ну, мы сейчас об этом все говорим, все это знают, сидят в интернете и оттуда черпают эту информацию.

Как было бы правильно вкладывать в мозг человека какие-то структурные такие вещи, чтобы у него там не было каши и он формировал четкую позицию свою?

Владимир Селин: Ну, во-первых, надо понимать, что если сегодня молодежь сидит вся в YouTube, в Twitter и в Instagram, то и нам тоже надо туда идти. Мы должны идти в YouTube, в Instagram. И служба занятости должна менять свое отношение к преподнесению этих вакансий. Это должно быть интересно, легко, доступно.

Марина Калинина: Я сейчас не о вакансиях говорю.

Константин Чуриков: Подождите, извините! А как преподнести вакансию с окладом 10 тысяч рублей? Я не знаю.

Марина Калинина: Я сейчас не о вакансиях, а вообще об отношении человека к той ситуации, в которой он живет. То есть у него же должно сформироваться: «Я живу в такой-то стране. Я хочу вот этого. Я вижу, как развивается вот это или не развивается». Вот кто должен ему донести эту информацию? Откуда он берет ее? Это же… Интернет, наверное, не очень хорошее место в данном случае. Там столько мусора!

Владимир Селин: У вас такой обширный вопрос, по моему мнению, очень такой глубокий и обширный…

Марина Калинина: Да. Мы других не задаем.

Владимир Селин: Залезть в ум каждого молодого человека очень сложно, как бы их много. Понятно, что нужно формировать лидеров общественного мнения, которые передают информацию дальше, дальше и дальше. Очень важна работа с людьми, которые могут доносить мнения своим языком. Если кто-то придет и будет говорить научным языком, как важно быть патриотом…

Константин Чуриков: Конечно.

Владимир Селин: …ему скажут: «Слушай, дедушка, давай я сам разберусь». А если ему скажет такой же человек, как он, то он может задуматься.

Марина Калинина: Конечно, нужны какие-то современные формы.

Владимир Селин: Конечно, нужно использовать современные технологии. Надо вычленять из этой молодежи людей, которые умеют правильно и хорошо говорить, обучать прежде всего их мобилизовывать, а потом дальше идти в массы.

Константин Чуриков: Пускай нам сейчас люди устным простым языком скажут, что они думают по обсуждаемой теме. Александр из Волгоградской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Да-да-да, здравствуйте. Я бы хотел обратиться к Владимиру. Название темы: «Молодым везде у нас дорога»…

Константин Чуриков: И знак вопроса стоит.

Марина Калинина: Там знак вопроса. Вопрос дискуссионный.

Зритель: Да-да, вот именно знак вопроса. У меня дочь закончила в этом году техникум нефтяной, техник-технолог. И устроиться на работу теперь никак нигде не может – ни по специальности, ни либо куда-то еще. Идти в магазин продавцом? У нас в городе есть «Пятерочка». Ну, согласитесь, тоже не особо такая перспектива. Вот вы говорите, что везде дорога. Как быть дальше? Совет?

Константин Чуриков: Знаете, я просто опять смотрю на направления работы нашего Федерального агентства по делам молодежи… Как оно там называется? Росмолодежь, да? Вот если у человека молодого хорошая и высокооплачиваемая для его возраста работа, то я думаю, что все эти направления, которые здесь перечислены – патриотизм, здоровый образ жизни, инновационная деятельность, предпринимательство, карьера, социальная адаптация – сразу уже отпадает большинство этих вопросов. И не надо вкладывать, извините за выражение, деньги непонятно во что. Просто работа, и все.

Владимир Селин: Ну, так и есть. Поэтому многие гонятся за большой зарплатой. Кроме того, надо учесть некоторые нюансы. В молодежной политике самая активная часть молодежь – это студенты. Для них очень много программ развивается по патриотизму, по самореализации, по самоидентификации и так далее.

Константин Чуриков: И опять начинается сразу с патриотизма! Почему сразу с патриотизма?

Владимир Селин: Ну, я просто зацепился за слово, которое вы обозначили.

Константин Чуриков: И у них тоже сразу с патриотизма.

Владимир Селин: Я почему говорю? Потому что это масса большая, но она приближена к каким-то центрам. Ее проще обучать, с ней проще работать. И плюс студенты не являются людьми незанятыми. Их основная и первая задача – их учеба. А в свободное время надо обучить всему остальному, чтобы, когда ему исполнится 21 год и он закончит вуз, он выбрал бы правильную дорогу.

А вопрос был о том, что девочка закончила техникум и не может найти работу по специальности. Конечно, эта проблема есть. Ведь вы сами знаете, чтобы где-то работать, нужно иметь опыт работы. А откуда у 18–19-летнего человека будет опыт работы? Девочке будет сложно. Хотя специальность по нефтехимии с нашей промышленностью химической… Очень странно.

Марина Калинина: Тут опять же вопрос политики занятости. Как надо работать с работодателями, чтобы они давали шанс молодежи после получения образования, пойти и хотя бы три месяца поработать и чему-то научиться, чтобы остаться на этом предприятии? А не обрывать сразу: «Если у вас нет опыта работы, то – до свидания! Идите и ищите».

Владимир Селин: Я знаю, что планировалось, по крайней мере, программу ввести государством с 2020 году, чтобы работодателей стимулировать брать людей без опыта, чтобы их дообучать, на это давать деньги государства. Это была бы очень хорошая вещь – работодателя стимулировать, чтобы он брал новичков, но дообучал уже не за счет предприятия, а за счет государства. И работодатели пойдут на такое.

Но – вопрос. Допустим, позвонит человек из Ставропольского края… А это мой родной край, я о нем знаю.

Константин Чуриков: Сейчас из Санкт-Петербурга будет звонок.

Владимир Селин: Я быстро скажу. Он закончит нефтехимическую промышленность. Ну нет нефтеперерабатывающих заводов! Хотя есть в Нефтекумске. Нет заводов нефтеперерабатывающих там. Естественно, в Ставропольском крае он не найдет работу. Ему надо вставать, если он хочет работать по специальности, и ехать в Сибирь, ехать в другой регион. А что делать, если ты хочешь работать по специальности?

Константин Чуриков: Я снова попрошу показать монитор моего компьютера. Я скучный человек, все время в словари люблю смотреть. Патриотизм. Давайте посмотрим большой толковый словарь на «Грамоте.ру». «Любовь к отчизне, преданность своему отечеству, своему народу, выражающаяся в готовности отстаивать интересы родины». И далее дополнительное значение: «Квасной патриотизм – восхваление всего своего, даже отсталых форм жизни и быта, и порицание всего чужого». Ну, это просто чтобы было понятно, о каком патриотизме и когда мы говорим.

У нас сейчас звонок, Марина из Петербурга. Марина, добрый вечер.

Зритель: Алло.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Марина.

Зритель: Скажите, пожалуйста, вот молодежь работает… Я из села. Вот молодежь работает в городе, очень маленькие зарплаты. У нас не Ленинградская область, а Липецкая.

Константин Чуриков: А, перепутали операторы.

Зритель: Очень маленькая зарплата. Дорога: 100 рублей – автобус туда, 100 рублей – обратно. Если снимать жилье, то получается 10–15 тысяч за жилье. И в итоге прокатывают…

У нас каждый, кто немножечко хоть старается заработать, тот идет к фермеру. У нас есть фермер, который собирает ребят, и они на него работают. И работают, я скажу, тоже не за большие деньги. Получается так, что выгоднее работать дома у фермера, чем ездить работать в город или куда-то на предприятие. Молодежь с двумя образованиями высшими. Вот сын у меня, у него два высших образования, работает на селе.

Скажите, пожалуйста… Как порочный круг. Все занято, везде бабушки и дедушки теперь сидят, потому что у них пенсию прибавили, годы к пенсии им прибавили, и поэтому вырваться, чтобы куда-то устроиться, очень трудно.

Константин Чуриков: Мы завтра, Марина, в нашем эфире поднимем подробно эту тему – тему бедности среди детей. Вот вышло исследование о том, что их больше четверти в России. И это ловушка бедности. Причем это по данным за 2017 год их больше четверти. А реальные доходы все эти годы падали.

Владимир, как быть с сельской молодежью, которая тоже в город хочет? Жить хотят ребята, что-то сделать для Родины.

Владимир Селин: Ну, может быть, я крамольную фразу скажу: я не вижу ничего плохого, что человек работает у себя на селе, у фермера. Если ему достаточно денег, чтобы жить…

Константин Чуриков: Маленькие деньги.

Владимир Селин: Ну, надо понимать… Я не хочу оправдывать и защищать. Надо понять, какие это маленькие деньги в отношении чего, с чем сравнивать. Наверняка это небольшие деньги. И надо учитывать, что коммунальные услуги у нас везде практически одинаковые, а зарплаты разные у людей. Проблемы у села действительно есть – туда не приходят большие предприятия, там нет разных вакансий.

Но я думаю, что если человек заканчивал два университета и получил два высших образования, то он же надеялся на что-то. Ему надо было искать не только в Липецке, но искать и в других городах, не бояться переезжать. Найти, может быть, в Волгограде работу на два высших своих образования. Я вообще из села Александровского, работал в Ставрополе, сейчас работаю в Москве. Надо быть мобильными.

Константин Чуриков: Надо. Старайтесь, молодые, старайтесь!

У нас в студии был Владимир Селин, заместитель председателя Российского союза молодежи. Спасибо.

Владимир Селин: Спасибо и вам.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Через пару минут продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Сергей
Здравствуйте! Грамотно, интеллигентно "размазали" бездельников.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски