Владимир Собкин: Если ребёнок чувствует себя пассивным объектом воспитания, а не субъектом со своими интересами и ценностями, он и к другим будет относиться, как к объектам

Гости
Владимир Собкин
руководитель Центра социологии образования Института управления образованием РАО, академик, профессор

Петр Кузнецов: Значит, SMS из Оренбургской области: «У ведущего вид отрицательный». Интересно, что это значит? Вы хотите сказать, что я не помогу человеку на улице что ли с таким видом?

Мария Карпова: Кстати, а мы знаем, что поможешь.

Петр Кузнецов: Или, например, если мне, не дай бог, будет плохо. То есть: «Пойдем, у него отрицательный вид какой-то, пойдем».

Мария Карпова: «Что-то у него вид отрицательный, не будем ему помогать».

Петр Кузнецов: Объясните, пожалуйста, просто интересно.

Мария Карпова: Социологи выяснили, кстати, – по данным из 146 стран, где среди этих стран живут самые небезразличные к чужой беде люди. Выяснилось, что в Либерии на помощь готовы прийти 77% опрошенных. В Англии – 60%, в России – 35%, в Чехии – 29%.

Петр Кузнецов: Англия тоже меня удивила.

Мария Карпова: Почему?

Петр Кузнецов: Ну я думал, там: «Все, джентльмены, пойдемте, еще запачкаем наши руки. Что мы будем помогать ему?» Вот такие вот, и – палочкой. Или все в газетах, значит, не видят – читают о спорте что-то.

Мария Карпова: Владимир Собкин с нами на связи, руководитель Центра социологии и профессор.

Петр Кузнецов: Владимир Самуилович, здравствуйте.

Мария Карпова: Здравствуйте.

Владимир Собкин: Добрый день. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, что же у нас происходит с потребительским отношением друг к другу? Нарастает оно, или наоборот исправляемся мы? Что? Как можно оценить эту картину?

Владимир Собкин: Ну вы знаете, где будем искать – где светлее или где проблемы заложены, как вы хотите? Под фонарем?

Петр Кузнецов: Где проблемы заложены.

Владимир Собкин: Ну мне кажется, в самом начале, в детстве.

Мария Карпова: Нас родители не учат помогать или что?

Петр Кузнецов: Примеров нет просто?

Владимир Собкин: Ну вообще все начинается ведь с сопереживания, с сочувствия к другому. И это все во взаимодействии со взрослыми, с этикой, которую ребенок осваивает, с этическими установками. Когда он приходит в школу, когда мы приходим в школу, то тут тоже очень сложные проблемы, связанные с воспитанием, обучением в рамках школьного взаимодействия.

Здесь ведь ключевая проблема какая? Что как я и класс, как я и учитель, как мы взаимодействуем друг с другом, насколько отзывчив учитель к нам, насколько я чувствую себя активным и самостоятельным, и ответственным за то, что я делаю. Или я пассивный объект воспитания.

Если мной манипулируют, если я для учителя, педагога – объект управления, а не субъект со своими интересами, мотивами, ценностями, то тогда я и к другим так отношусь – как к объектам. А то, о чем вы говорите, вот сочувствие, сопереживание, помощь – это все связано ведь с отношением к другому как к субъекту.

Мария Карпова: Такая тенденция образовалась в последнее время или так было давно? Потому что многие говорят, что в советское время мы все были добрее, у нас была взаимовыручка, мы все помогали друг другу.

Владимир Собкин: Ну давайте не будем идеализировать. Было по-разному. И здесь контексты разные бывают. У каждого свои встречи, свои случаи, и жизнь – она многообразна. Кому-то повезло с учителями, кому-то меньше повезло. И с семьей то же самое. Поэтому здесь я бы так не обобщал. Меня вот эти вопросы они смущают. Где-то 90% отзывчивых, где-то – 35%. Это все, мне кажется, во многом от лукавого.

Петр Кузнецов: Владимир Самуилович, еще одна особенность современного общества, как мне кажется, это то, что с улиц добрые дела перетекли в социальные сети. Там ты тоже вроде бы делаешь добро, причем с кем-то. Твой поступок видят, и его оценивают другие люди.

Владимир Собкин: Ну это очень важный момент – отношение окружения, отношение вот того, что вокруг происходит. Это очень важный момент, связанный с моим поведением. Принципиальная штука. Поэтому да, но обратите внимание, что не только там, а есть и другая линия, другой поворот. Это волонтерство, это то, когда люди в реальной практике, реально приходят к старикам, к больным и так далее. Вот это направление, мне кажется, оно фундаментальное.

Петр Кузнецов: А это разный вид помощи? Вот мы как раз пытаемся на SMS-портале (вот в самом начале вы говорили) разделить эти вещи. Помощь такая, знаете, чтобы было время подумать, посчитать, есть ли у тебя лишние деньги там, если скинуться на помощь кому-то. И помощь в моменте – вот здесь и сейчас, когда ты видишь, что человек упал.

Владимир Собкин: Вот это очень верно – то, что вы говорите. Это очень серьезный момент – непосредственного реагирования, реакции такой чувственной на беду другого, на случаи, и такой осмысленный подсчет своих ресурсов, возможностей. Это разные стратегии. Одна не лучше другой, они просто применимы к разным вещам, они в разных ситуациях себя проявляют.

Мария Карпова: Давайте выслушаем нашу телезрительницу из Якутии Елену. Елена, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Елена, коротко, пожалуйста. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Очень рада, что до вас дозвонилась и хочу вам рассказать вот такую историю. Меня слышно?

Мария Карпова: Да. Да-да, мы вас очень хорошо слышим.

Зритель: Мой сын учился на первых курсах медицинского института в Северном государственном медицинском университете в Архангельске, был в отпуске на каникулах. И когда он ехал в автобусе, у человека случился приступ эпилепсии. Ну и, конечно, все растерялись, он смог оказать первую помощь, вызвали скорую, дождались и человека передали в, ну, более профессиональные руки. Причем такая история у него случилась дважды в общественном транспорте: именно люди с приступами эпилепсии попались.

Мария Карпова: Вы замечательного сына воспитали.

Зритель: И вот, видимо, как говорят «на ловца и зверь бежит», ситуация еще получилась такая. Когда он ехал на междугороднем автобусе с Череповца до Вологды возвращался на учебу в Архангельск, когда ну вот перед ними случилась автоавария, когда произошло столкновение двух автомобилей. Ну вот тоже он как-то сориентировался, начал оказывать первую помощь, дождались медиков, которые подъехали.

Петр Кузнецов: В общем, про него можно сказать: «Поможет всегда». Разные ситуации совершенно, их как минимум две. Спасибо вам большое, что вы, в том числе, воспитали такого сына.

Мария Карпова: Спасибо, Елена.

Петр Кузнецов: Спрашивали вас весь этот час: «Помогали ли незнакомцам?» «Да» – 96%, «нет» – 4%. Владимир Самуилович, прекрасные, по крайней мере, у нас в стране...

Мария Карпова: ...результаты. Согласны?

Владимир Собкин: Я согласен. Поэтому эти вот опросы меня совершенно ни в чем не убеждают, а конкретные случаи. Другое дело – атмосфера в обществе, как мы относимся, как мы оцениваем помощь другому, как реагируем, и классный коллектив, и школа, и как мы в прессе подаем эти ситуации, насколько мы поддерживаем такие формы поведения.

Мария Карпова: Спасибо большое, Владимир Самуилович.

Владимир Собкин: Вот вам позвонила женщина – это очень важный момент.

Петр Кузнецов: Владимир Самуилович, это правда. Спасибо. Владимир Собкин.

Мария Карпова: Да. Спасибо, Владимир Самуилович. Владимир Собкин был с нами на связи, руководитель Центра социологии, профессор.

Петр Кузнецов: Это первый час, во второй буквально окунемся через 2-3 минуты, оставайтесь с нами, можно попить чай за это время.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)