Владлен Максимов: У нас торговля - бутылочное горло, сквозь которое не может протолкнуться производство

Гости
Владлен Максимов
президент Ассоциации малоформатной торговли

Виталий Млечин: Время нашей следующей темы: автолавки и прочие магазины на колесах станут работать по единым стандартам. Соответствующий законопроект внесен в Госдуму, его одобрил комитет Совета Федерации.

Тамара Шорникова: Авторы законопроекта из Минпромторга предлагают закрепить в федеральном законодательстве варианты и общие принципы юридического оформления права на размещение нестационарных и мобильных торговых объектов, тех самых автолавок или других магазинов на колесах. А также закрепить принцип: меняется место, сохраняется бизнес. Выгоду от перемен тоже посчитали.

Виталий Млечин: Ну вот по оценкам Минпромторга, инвестиции в мобильную торговую инфраструктуру в течение 3-х лет составят около 220 миллиардов рублей. С развитием нестационарной и мобильной торговли будет создано свыше 250 тысяч новых рабочих мест, а фермеры смогут ежегодно дополнительно реализовывать до 4.5 миллионов тонн сельхозпродукции.

Тамара Шорникова: Как изменится жизнь отдаленных деревень, для которых автолавка порой единственная связь с цивилизацией? Будем выяснять в ближайшие полчаса. У нас в гостях Владлен Георгиевич Максимов, президент Ассоциации малоформатной торговли. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Владлен Максимов: Добрый день.

Тамара Шорникова: Сразу призовем звонить и писать наших телезрителей: если вы как раз, тем более живете в той самой отдаленной деревне, расскажите, как работает автолавка, как часто приезжает, какой ассортимент продукции привозит, довольны ли вы ее работой?

Виталий Млечин: А может быть, вы как раз владелец автолавки? Тогда тем более позвоните и расскажите, как это работает сейчас.

Тамара Шорникова: И ждете ли вы перемен.

Виталий Млечин: Владлен Георгиевич, вот эти самые цифры, которые мы только что произнесли, 220 миллиардов рублей, 250 тысяч новых рабочих мест, 4.5 миллиона тонн сельхозпродукции – на мой взгляд, это какие-то колоссальные совершенно цифры. Вы разделяете вот такой оптимизм нашего ведомства Минпромторга?

Владлен Максимов: Ну насколько я понимаю, эти цифры относятся не только к мобильной торговле, о которой вы сейчас говорили, но и к нестационарной, которая, собственно, по объему, по капиталовложениям занимает большую часть этого законопроекта. То есть речь идет о киосках, павильонах, торговых галереях, которые не имеют статуса стационара, то есть не имеют фундамента, канализации и водопровода.

Виталий Млечин: То есть получается, что у нас до такой степени не хватает торговых точек, что как только они появятся, они сразу заработают на полную силу?

Владлен Максимов: Да, это ни для кого не секрет, мы отстаем от Европы примерно в 2.5 раза по такому ключевому показателю, как количество торговых площадей на тысячу жителей. У нас есть стандарт, в среднем 1 тысяча квадратных метров на 1 тысячу жителей; многие регионы до него не дотягивают. Европа начинается примерно от 2.5 тысяч.

Тамара Шорникова: Многие из нас привыкли ходить в сетевые магазины, потому что там дешевле, часто бывают акции и так далее. Например, на тех же фермерских рынках, как сейчас принято говорить, дороже. В этом причина неразвитости или в другом?

Владлен Максимов: Ну сетевой магазин для того и сетевой, чтобы там было дешевле в среднем. Сетевой магазин задает некую планку: там должны быть качественные недорогие продукты, если мы говорим про дискаунтер. Понятно, что когда продукция выпускается в маленьких количествах, более сложным способом, то, скорее всего, она будет дороже. Но в этом нет ничего страшного, во всем мире нишевые магазины, в том числе продовольственные (колбасные, рыбные) конкурируют прекрасно с супермаркетами, ничего тут нет.

Тамара Шорникова: С другой стороны, многие производители жалуются, что как раз в эти самые крупные магазины очень трудно зайти, такие большие «входные» и так далее. Казалось бы, что проще: договориться с местной администрацией, организовать точку сбыта на месте. Здесь почему так не работает?

Владлен Максимов: Ну правильно все вы абсолютно говорите. Дело в том, что сетевой магазин, даже не гипермаркет, а просто средняя сеть, заточен под достаточно крупных поставщиков. Не потому, что они плохие или что-то такое, просто у них есть определенные экономические требования обоснованные: стандартизация, большие объемы, поставки в срок и четко. Соответственно, малые производители совершенно логично могли бы продавать свои товары через малый ритейл. А у нас вот, для ваших зрителей и для вас самих наверняка не секрет, что у нас во многих регионах сносятся нестационарные объекты, где-то объявляют войну киоскам, где-то павильонам, где-то ярмаркам; федеральный закон был принят, уже, правда, достаточно давно, но тоже очень печально, по которому были запрещены нестационарные рынки. А если в каком-то городе нет другого рынка, значит, не будет никакого. В этом огромная проблема, то есть у нас торговля – это своего рода бутылочное горло, через которое не может протолкнуться производство.

Виталий Млечин: Ну вот порой, даже частенько, как мне кажется, вот эта война, объявленная нестационарным палаткам или еще чему-то, заканчивается тем, что одни палатки исчезают, потом появляются другие на их месте, просто уже кому-то другому принадлежащие.

Владлен Максимов: Ну и такое бывает, безусловно, это коррупционная история. Во многих регионах, правильно опять же вы заметили, это бывает.

Возвращаясь к тому, о чем мы говорили, безусловно, этот законопроект очень важный, потому что он задает некий тренд, говорит, что государству это нужно, ему нужны маленькие магазины. А почему не стационары и мобильная торговля? – потому что у нас очень мало площадей на первых этажах, так исторически сложилось, отдельно стоящих тем более. Соответственно, быстро восполнить отсутствие вот этих торговых площадей можно за счет нестационаров, которые быстрее возводятся, дешевле, применительно к сегодняшнему дню они могли бы быть вполне цивилизованными, какими мы видим их за границей.

Мобильная торговля делится на две большие группы: это, как вы правильно сказали, Тамара, сельская развозная торговля, там, где мало магазинов, там, где есть проблемы вообще с сетью торговой, и это городская торговля и общепит, которая удачно, так сказать, дополняет то, что есть в городах, и придают своего рода такой облик человеческий городам, мы, в общем-то, тоже это видим, что на колесах интересное можно сделать.

Виталий Млечин: А есть какие-то данные, какие регионы нашей страны сильнее других нуждаются в таких видах торговли?

Владлен Максимов: Ну вы знаете, так я вам сказать, какие нуждаются, не могу, потому что я знаю, где с этим плохо, где этого мало, но, может быть, в каких-то отдаленных совсем городах северных, может быть, мобильная городская торговля и не нужна. Но могу сказать, что у нас есть регионы и муниципалитеты, где уже сейчас это есть и хорошо работает. Есть Нижний Новгород, где пришедший 2 года назад глава города объявил аукционы, разработали маршруты, работают уже машины. Есть Уфа и Башкортостан в целом; есть Новосибирск, есть Казань. То есть в принципе положительный опыт даже при отсутствии федерального закона, если мы говорим о мобильной торговле, да и о нестационарной тоже, есть.

Виталий Млечин: Но это какое-то начинание сверху должно быть задумано и поддержано, или, не знаю, какой-то мелкий бизнес, условно говоря человек сам может купить себе какой-то автомобиль небольшой, оборудовать его и ездить по деревням продавать продукты из него?

Владлен Максимов: Ну это может быть и так, и этак. Безусловно, если мы говорим про мобильную торговлю, это не самый, наверное, доступный вид малого бизнеса, потому что машина стоит определенных денег, я думаю, что если мы не говорим о машинах с холодильниками, то, что у вас там изображено, более сложно все…

Тамара Шорникова: Это больше на фудтрак похоже.

Владлен Максимов: Да, с холодильными какими-то, насколько я вижу, агрегатами.

Тамара Шорникова: То, что сейчас на городских ярмарках, откуда продают бургеры, сосиски и так далее. Это меньше похоже на то, что ездит в села.

Владлен Максимов: Нет-нет, понятно. Но тем не менее где-то она стоит от 2-х до 4-х миллионов рублей, такая машина.

Тамара Шорникова: Гигантская амортизация нужна: по нашим-то дорогам проедь далеко.

Владлен Максимов: Ну по городу, если мы говорим про город, если мы говорим про фудтраки, там особо много ездить не надо, поэтому… По деревням да, но там и машины попроще.

Тамара Шорникова: Хорошо.

Давайте примем звонок. Ирина из Тверской области к нам дозвонилась. Призываем других телезрителей из других регионов также звонить нам и рассказывать, вам хватает или нет магазинов, киосков, или вы бы хотели, чтобы во двор к вашему частному дому приезжала как раз автолавка? Звоните, рассказывайте. А сейчас слушаем Ирину. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте. Меня вот такой вопрос волнует. У нас ходит автолавка, у нас магазин 10 километров, и ходит автолавка. Вообще кассовые аппараты или что-то должно быть?

Тамара Шорникова: А как сейчас расчет проходит? То есть вы просто отдаете деньги и забираете товар?

Зритель: Да, мы отдаем деньги и все. И, конечно, цены заоблачные. Если, допустим, в городе хлеб можно купить по 28 рублей, то у нас почти 40.

Виталий Млечин: Это большая разница. Но вы все равно покупаете?

Зритель: Пенсии по 13 тысяч, в основном старики живут. Цены вообще… Вот отдашь 500 рублей, принесешь, есть нечего, вообще нечего есть.

Тамара Шорникова: Какой ассортимент, что привозят?

Зритель: Да особого выбора-то и нет. Что есть там? – сосиски, что там есть такого… Хотелось бы какого-то разнообразия, чтобы оно было. Если курица, то, простите меня, за 1 тысячу рублей я не могу курицу купить.

Тамара Шорникова: Ого.

Зритель: Ого, вот так вот.

Виталий Млечин: Да, это серьезно.

Зритель: Знаете, какие цены? Это ужас какой-то.

Тамара Шорникова: Скажите, а вот товары, которые привозят, – это обычные, не знаю, фабричные сосиски, которые можно в любом магазине купить, или что-то местное привозят?

Зритель: Ну конечно, наверное, на базах где-то затовариваются и вот возят вот это все. И сколько что стоит, мы даже не знаем. Вот считают вот так.

Тамара Шорникова: Хорошо, понятно, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Тамара Шорникова: Добавим еще к этому мнению SMS из Костромской области: «Нам бы автолавку, а то цены в местном магазине выше, чем в Москве». Вот сейчас мы поняли, что автолавка не значит дешево.

Виталий Млечин: Не значит дешево. И вот еще одно сообщение, только что пришло из Псковской области: «Автолавка – это антисанитария, часто просроченные и несвежие продукты, обвес и обсчет покупателей».

Тамара Шорникова: И вот после этой SMS хочется спросить. Мы начали в начале этой темы говорить о новом законопроекте, уже сказали, что он привлечет внимание к этому формату бизнеса. А что он изменит? Как сейчас работают нестационарные пункты, какие у них есть правила работы и как изменятся стандарты?

Владлен Максимов: Ну стандарты там не прописаны. Дело в том, что СанПиНы, которые у нас есть для торговли продуктами, никто не отменял и не отменяет. Условно говоря, молоко не может продаваться с бортовой «Газели», для этого нужен холодильник, будь это автолавка, киоск или гипермаркет. Тут важно не путать красное с соленым. Что касается высоких цен, – слушайте, у нас и магазины есть, правильно человек написал, где цены выше в деревне, чем в Москве. Это все происходит от отсутствия конкуренции. Вот законопроект направлен на развитие этой самой конкуренции, потому что, условно говоря, если это отдельные деревни, никто не мешает предпринимателю пустить там вторую машину, где будут цены более, так сказать, интересные. Эта машина, возможно, с советских времен там ездит…

Виталий Млечин: Ну так в наших реалиях эти конкуренты просто перестреляют друг друга где-то за холмом…

Владлен Максимов: Ну слушайте, не 1990-е гг. все-таки. Будем надеяться, что не перестреляют, ну что же теперь, нам конкуренцию не развивать, что ли, чтобы те, кто торгуют по двойным ценам, жили спокойно?

Тамара Шорникова: Каким образом этот законопроект эту конкуренцию собирается наращивать? За счет чего он привлечет людей в эту сферу бизнеса?

Владлен Максимов: За счет того, что те сферы торговли, которые можно достаточно просто развивать, для них открывается определенное окно: это нестационарные объекты, как мы говорили, и мобильные. То есть теперь человек может прийти, подать заявку, поучаствовать в аукционе и поставить торговый объект. То есть торговли, если все сложится хорошо с этим законопроектом, будет больше. Значит, соответственно, будет лучше потребителям, покупателям, конкуренция – это всегда, так сказать, ниже цены.

Опять же это в идеале; понятно, что, наверное, будут неприятные исключения, наверное, если мы с вами когда-то встретимся, тоже кто-то расскажет о них. Но тем не менее я, например, категорически не понимаю, почему, если в регионе, в столице региона 700 квадратных метров торговых площадей на 1 тысячу жителей, а должно быть 2 тысячи, почему там не разрешено, я уж про автолавки не говорю, строить людям галереи, павильоны? Не просто прийти и строить, а поучаствовать в конкурсе, город это все разрабатывает, это должно быть цивилизованно. Я не понимаю, почему этого нет.

Виталий Млечин: Белгородская область, Александр. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Я очень рад приветствовать вашего гостя и вас в эфире. Вы знаете, очень интересная вообще проблематика, которую вы сегодня обсуждаете, законодательство. Это все очень здорово. Но если позволите, Белгородская область, моя семья, мои родственники проживают от центра, от Белгорода в 100 километрах. Это такие деревни, села, которые труднодоступные для наличия таких сетевых магазинов, хотя, конечно же, да, мы видим, не для рекламы сказано, «Х5 Retail Group» представленные сетевые магазины. Вопрос мой такой: насколько реально сейчас это законодательство можно брать в свои руки и с местными властями на районном, региональном уровне его претворять в жизнь?

Виталий Млечин: То есть вы хотите сами заняться этим бизнесом?

Зритель: Я не против сам бы этим заняться. И сейчас, надо сказать, я почему… Немножко вы, конечно, здесь разносторонние темы социального плана затрагиваете через этот основной вопрос автолавочного законодательства. У нас есть, знаете, деревня, от которой, во-первых, 3 километра до больницы, это пешком для человека, который там проживает, это одна проблема, как скоро там все… И еще 15 километров до ближайшего магазина «Пятерочка». Есть предприниматели, которые пользуются этим вопросом.

Виталий Млечин: Понятно, Александр.

Зритель: Ну, собственно, интересная тема, вам спасибо в очередной раз. Просто хотелось услышать, насколько сегодня, буквально завтра я пойду в местную администрацию районную и буду задавать эти вопросы, насколько по всем параметрам правильным, со всеми СанПиНами и допусками я могу запустить такой…

Тамара Шорникова: Понятно.

Виталий Млечин: Спасибо. Вы потом обязательно нам позвоните и расскажите, что из этого вышло.

Тамара Шорникова: Да. Каков алгоритм?

Виталий Млечин: Мы сейчас попробуем дать какой-то совет.

Владлен Максимов: Ну вы знаете, удивительным образом человек позвонил из Белгородской области. Только вчера мне звонил оттуда, из этого региона мой товарищ, который руководит там торговлей, и сказал, что они там встречались с мэром Старого Оскола, – давай придумаем, как бы там сделать новую городскую среду, вот это все то, что мы там обсуждаем на наших общих мероприятиях. Вот я думаю, что такие люди вместе с людьми наподобие человека, который сейчас звонил…

Тамара Шорникова: Александр.

Владлен Максимов: Спасибо вам большое, Александр. Вместе вполне мы можем сдвинуть ту ситуацию не очень нормальную, которая у нас сегодня в торговле.

Тамара Шорникова: А если конкретно, какие документы с собой нужно приносить, что говорить, что спрашивать?

Владлен Максимов: Ну подождите, закон еще не принят, еще первого чтения не было. Сейчас мы посмотрим, что с ним случится во втором чтении, там в ходе работы над законом, к сожалению, ведомства, которые его согласовывали, повносили всякие неприятные поправки. Например, пролонгация договора: вот вы победили, вы поставили павильон, пролонгация происходит только 1 раз, дальше вам надо сносить все и участвовать по новой, притом что это нонсенс, во всем мире люди передают это…

Виталий Млечин: Это странно, мягко говоря.

Тамара Шорникова: Семейное дело.

Владлен Максимов: Деды, прадеды, конечно, это семейный бизнес во всем мире.

Виталий Млечин: У нас совсем немного времени осталось, нам надо обязательно посмотреть сюжет из Татарстана.

Владлен Максимов: Давайте, конечно.

Виталий Млечин: Власти этого региона изучают сейчас возможность покупки автомобилей «ВАЗ», оборудованных под автолавки. Вообще в республике сотни деревень, где нет магазинов. В общем, это очень актуально сейчас для региона. Репортаж Равиля Мукменова, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Насколько сейчас это выгодное предприятие, или все-таки для отдаленных деревень довезти продукты требуется субсидия от региона или от города, потому что это невыгодно?

Владлен Максимов: Ну это такой долгий разговор, это зависит очень от региона. Где-то, в каких-то больших регионах это вообще может быть и почти невозможно; где-то есть субсидии… Вот здесь, видите, покупаете вообще машины предприниматели, то есть они покупают сами. Я знаю, что в Башкортостане такая же история. Где-то дают субсидии, а где-то, например, в Новосибирской области, компенсируют, если ты отъезжаешь от райцентра далеко определенного расстояния, ГСМ и прочие вещи. То есть в общем власти идут здесь на какую-то поддержку. Это, конечно, не совсем рыночная история, потому что если ее отдать просто рынку, то куда-то машины могут и не доехать.

Тамара Шорникова: И совсем коротко. Есть опасения у наших телезрителей, что новый законопроект может не помочь, а навредить тем, кто уже работает, потому что эти единые стандарты, это будет, например, какой-нибудь единый цвет фургонов или специальное оборудование, как с ларьками…

Владлен Максимов: Нет-нет, этого в законе нет, это рамочный закон. Более того, я, может быть, расстрою телезрителей: он сделан так, по Конституции это просто к совместному ведению торговля относится, по-другому нельзя, что местные, региональные власти могут сделать так, что вообще ничего не будет. То есть они могут такие условия выставить стартовые, что никто работать не пойдет. Но это для них сигнал: если окажется, что кругом в регионах есть мобильная и нестационарная торговля, а у тебя нет, то тебе, наверное, зададут вопрос: слушай, а что у тебя, желающих нет или что? Но в принципе так сделать можно, и федеральный законодатель не может поступить по-другому.

Виталий Млечин: Ну мы все-таки будем надеяться, что пойдет по какому-то благополучному сценарию развитие событий.

Владлен Максимов: Будем, конечно.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. Это был президент Ассоциации малоформатной торговли Владлен Максимов. Мы беседовали об автолавках и других нестационарных магазинах.

Сейчас прервемся буквально на минутку и вернемся в эту студию.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Закон для магазинов на колесах

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты