Власть над борщём

Гости
Николай Лычев
главный редактор отраслевого портала Agrotrend.ru

Константин Чуриков: И эпиграф к следующей теме: вы еще поучите правительство борщи варить. Итак, борщевой набор. Президент признал обострение ситуации с ценами на базовые продукты питания в стране, это было несколько дней назад. Глава государства призвал активнее чиновников мониторить ситуацию с ценами в торговых сетях. И вот несколько цитат. Вице-премьер Виктория Абрамченко сказала, что необходимо оперативно транслировать снижение закупочных цен на полку. Росстат тем временем заявляет, что в июне у нас морковка подорожала на 37%, картошка на 20%, капуста на 14%.

Оксана Галькевич: Это только за короткий период. А если посмотреть, друзья, на то, как цены менялись в течение первого полугодия, даже, я бы сказала, до 19 июля, то там совсем все печально выглядит. Морковь на 142%, Костя, выросла.

Константин Чуриков: И Тем временем, была информация, что Единая Россия в регионах открывает штабы по борьбе с ростом цен именно на продукты борщевого набора. Была информация, что очень мало времени, времени на раскачку опять нет. И за две недели нужно как-то с этими ценами разобраться. Как это сделать? И надолго ли хватит, вот в чем вопрос?

Оксана Галькевич: Справится ли партия?

Константин Чуриков: Справится ли партия?

Оксана Галькевич: Да, друзья, подключайтесь к обсуждению этой темы. Расскажите, пожалуйста, вы наверняка почувствовали, конечно, как все подорожало. Давайте будем обсуждать, так скажем, простой какой-то набор продуктов, каким мы ежедневно пользуемся на кухне, когда что-то готовим. Звоните, пишите, телефоны у вас на экранах, все это бесплатно. А к нам присоединяется в прямом эфире Николай Лычев, главный редактор отраслевого портала agrotrend.ru. Здравствуйте, Николай Александрович.

Николай Лычев: Здравствуйте, Оксана, Константин. Здравствуйте, уважаемые телезрители.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Николай Александрович, давайте начнем с того, что вице-премьер Виктория Абрамченко сказала. Как оперативно транслировать снижение закупочных цен на полку?

Николай Лычев: Вы знаете, она действительно такое сказала. Когда президент спрашивает, нужно говорить какие-то содержательные вещи в ответ. Поскольку я не вице-премьер и лицо не официальное, могу успокоить всех, что транслировать ничего никуда не надо, потому что у нас уже с прошлой недели, по итогам прошлой недели, если мы ее завершим в понедельник по Росстату, началось формальное, но небольшое снижение общей инфляции на 0,01%, на одну сотую процента.

И значительную, решающую даже роль в эту дефляцию формально пока что у нас с вами сезонную внесли именно овощи и плоды, в том числе борщевой набор. В частности, картофель подешевел на 6,2%. Поэтому вскоре это будет транслировано на полку. И мы ждем, что, если мы говорим про полку, не про крупный и мелкий опт, то уже с начала, так скажем, в пределах первой декады августа, где-то к середине августа начнется реальное снижение розничной цены на большинство продуктов борщевого набора. Это, я напомню, капуста, картофель, морковь, свекла, репчатый лук.

Константин Чуриков: Я еще красный перчик добавляю.

Николай Лычев: Это вы добавляете, а я зеленый добавляю.

Оксана Галькевич: Николай Александрович, так это что, по хлопку откуда-то сверху прилетело это снижение цен? Пусть оно пока такое незначительное, символическое, но тем не менее. Или это партия включилась, глянули грозно? С чего вдруг?

Николай Лычев: Это все прилетело не по воле партии, не после всего этого заседания. Во-первых, ничего так быстро не летает, а во-вторых, у нас все еще какой-никакой, но слава тебе господи, рынок. И это прилетело с рынка. Мы вырастили новый неплохой урожай. У нас снижается доля импорта, растет доля собственного сезонного урожая, всего того, что мы с вами перечислили, пожалуй, за исключением перчиков, которые мы ввозим все-таки из заграницы. И это все прилетело и началось снижение цен пока что в оптовом звене, который мониторит наш с вами Росстат.

Константин Чуриков: Николай Александрович, а какой у нас слава тебе господи рынок? Это же все как раз на рынке-то и возникло, вся эта беда. Может как раз и в рынке проблема? Может и не рынок нужен?

Вам, может быть, рынок и не нужен, мне лично больше нужен рынок.

Константин Чуриков: Объясните, Николай Александрович, пожалуйста.

Николай Лычев: Давайте я объясню, что произошло, и почему возникла такая ситуация, когда пришлось вмешиваться президенту, Единую Россию подключили, уполномоченного по правам ребенка, я даже забыл, кого не подключили. Был прошлый год. Прошлый год, вы помните, это ковидный кризис, поэтому резко снизилось количество мигрантов, которые работали на сезонных, извините за повтор, работах в сельском хозяйстве. Всех заставили уехать, но практически никто не вернулся обратно. И соответственно часть урожая не была собрана, хоть и небольшая. И можно предполагать, хотя доказать сложно, то, что было собрано, не всегда было должным образом перебрано, сохранено и т.д. Это первое.

Второе: части регионов не повезло с погодой. Напомню, что были заморозки, жара потом в Южном федеральном округе, было не очень хорошо в Приволжье, на южном Урале, включая Оренбургскую область. В-третьих, было снижение производства. Я просто приведу цифры. Если есть время, ссылку. Мы собрали в прошлом году меньше на 8%, моркови на 12%, чесночка на 6%, завозили китайский чеснок. Отсюда что следует? Отсюда более высокая доля импорта, который сильнее, дольше задержался на рынке, чем это было в прошлом году. Нам потребовалось больше импорта, потому что быстрее съели не такой большой, как могли бы, урожай 2020 года.

И последнее, что имейте в виду, это наш слабенький рубль. В прошлом году он похудел на 20%, в этом году постепенно продолжает дешеветь. Это все вместе и привело к небольшой локальной нехватке российских продуктов, к их замещению более дорогим импортом, который в долларовом выражении даже формально не мог быть дешевле, а только стал дороже на те же 20%.

Константин Чуриков: Мы сейчас срочно попросим наших редакторов исправить ошибку на экране. Естественно, власть над борщом через букву е все-таки. Не через «е», а через «о» как раз. Уже на экране.

Оксана Галькевич: Хотела как раз спросить Николая Александровича. Не спросить, а реплика такая. Все эти обстоятельства они просто как в одну лунку упали, и такой получили мы эффект очень сильный. Потому что действительно, казалось бы, самые простые продукты мы берем, самые простые, проще не бывает. И такой эффект, такое подорожание.

Николай Лычев: Вы правы. Все бомбануло. Вместе с сахаром, подсолнечным нерафинированным маслом, мясом птицы, яйцом, что только туда не попало, мука, хлеб, комбикорма и т.д. В общем, большая продовольственная воронка, это все превратилось в политический вопрос. Сейчас идет электоральный цикл, будут выборы в Госдуму. И, конечно, все достаточно четко следят за тем, что происходит с ценами на потребительские товары.

Константин Чуриков: Николай Александрович, вы говорите бомбануло. А еще сегодня бомбануло. ЦБ у нас очень резко повысил ключевую ставку, впервые в 2014 года. Он повысил ее сразу на один процентный пункт. А это как бомбанет, как вы думаете? У нас теперь 6,5% ключевая ставка в стране. Как это скажется на борщевом наборе?

Николай Лычев: Я слышал. Я в курсе. Кстати, сегодня глава Центробанка тоже показал себя экспертом по поводу борщевого набора. Она произнесла это словосочетание, по-моему, минимум три раза за пресс-конференцию, дальше не считал. Что касается роста процентных ставок, что же, значит, у нас более дорогие заемные деньги, это не очень выгодно сельхозпроизводителям. К сожалению, не к сожалению вообще, к сожалению для них, потому что у всех свои интересы, ЦБ продолжает исповедовать политику дорогих денег, дорогих заимствований и не очень доступных кредитов.

Оксана Галькевич: Юрий из Воронежа. Юрий, здравствуйте. Мы вас слушаем, вы в прямом эфире.

Зритель: Прежде всего, знаете, а я это все и ожидал. Когда в 1990-е начали заниматься макроэкономикой вместо экономики, когда министрами сельского хозяйства были кардиологи, чекисты, кто угодно, только не аграрии. У нас в Воронежской области не осталось ни одного овощеводческого хозяйства. Нет ни одного поливного участка. Что еще хочется сказать? Рынок, был у нас муниципальный в Воронеже, рынки были, господин Гордеев, губернатор взял и снес 25-летний рынок и построил свой. Торговали две тысячи человек на рынке, а сегодня торгую 100 человек. Цены выше, чем в любом супермаркете.

Вы знаете, мы уже прошли эту экономику, мы увидел, что когда губернатор Гусев говорит, давайте свеклу сеять не выгодно, сахар дешевый, давайте в два раза сократим посевы. И сократили. И что получили? Вы поменьше считайте, а побольше думайте о народе, который голодает, который холодает. И позором, когда такая страна не может обеспечить ни свеклой, ни картошкой, ни морковкой, ничем. Посадить бы этого Гусева, Гордеева, Путина на минималку, и пусть бы они почесались. Вот такое народное мнение.

Константин Чуриков: Юрий, спасибо за ваш звонок. Вот такое народное мнение. Да, тема горячая.

Оксана Галькевич: Спрашивает Архангельская область. Овощи растит овощевод, животину животновод, а кто выращивает эти цены? Архангельская область интересуется.

Константин Чуриков: Калуга: где тонко, там и рвется. А у нас все тонко.

Оксана Галькевич: Какой борщ без мяса? Добавьте еще 500-700 рублей за килограмм мяса. Кстати, да, да, хороший борщ. Но можно вегетарианский, конечно.

Константин Чуриков: Смоленск: смех да и только, смехопанорама отдыхает.

Оксана Галькевич: Друзья, расскажите нам, вы, кстати, перчик, как Константин или Николай Александрович, добавляете в ваши рецепты?

Константин Чуриков: Если серьезно. Николай Александрович, вчера нам написал наш зритель, который смотрит нашу программу, видимо по интернету, я не уточнял естественно. Он написал, что у них стоит, в Испании он живет, у них морковь продается по 0,20-0,30 евро за килограмм. То есть 20 или 30 евроцентов. Мы с Оксаной посчитали.

Оксана Галькевич: Мы не проверяли, мы верим нашему зрителю.

Константин Чуриков: Мы посчитали, это где-то так 17-20 рублей. Почему в Испании 20 рублей, а у нас сколько сейчас морковка стоит? 120? 130? Почему так?

Николай Лычев: Смотрите, почему так. Я бы не сравнивал мухи с котлетами, т.е. Испанию с Россией. Это первое. Второе: я не готовился сейчас к эфиру по Испании, иначе я бы более хорошо рассказал. Просто я подозреваю, что это у людей такие невольные спекулятивные цифры. Возможно, эти 30 евроцентов это морковь грязная, на поле или только после сбора урожая и только в моменте, только один, грубо говоря. А сколько она стоит в торговых сетях? Сколько она стоит в северных регионах Испании, а не в южных, где ее производят? То есть это надо смотреть, я даже комментировать это не могу. Потому что нельзя сравнивать Россию на полке, причем на максимуме цены, как мы сейчас сказали за морковь, которая с начала года подорожала, я уже сказал насколько, с тем, что сейчас происходит в южной Испании, где собирают не один урожая моркови в год.

Оксана Галькевич: Не один урожай, да. И картофеля тоже. У нас в южных регионах тоже не один урожай даже картофеля снимают. Николай Александрович, скажите, наш зритель, кто-то из зрителей дозвонившихся, сказал о том, что стали заниматься сельским хозяйством не всегда так люди со специальным профильным образованием. Вы давно ведь этой темой занимаетесь, это как-то отражается на, так скажем, самочувствии нашего аграрного сектора? И кто у нас сейчас сельским хозяйством занимается?

Николай Лычев: Понятен вопрос. Сельским хозяйством, если мы про производство, занимаются профессионалы своего дела, и делают это очень хорошо. Иначе бы Россия не стала крупнейшим в мире экспортером пшеницы и одним из крупнейших в мире экспортеров масличных и растительного, подсолнечного масла для начала. И не начала бы экспортировать мясо, которое мы экспортируем больше пяти лет. Ваш товарищ, который звонил, кстати, из Воронежа. Между прочим, Воронеж один из виновников сокращения производства картофеля в прошлом году. Один из четырех регионов, который сократил картофель. Надо нам лучше работать, больше выращивать. А он спрашивал про министров сельского хозяйства. Точнее не спрашивал, кучу категоричных так эмоционально, что понятно, утверждал.

Я в агросекторе 23-й год. Действительно, большинство министров сельского хозяйства, которые у нас были в этот период, они не имеют начального такого, в смысле высшего первого профильного аграрного образования. Но, знаете, на самом деле, я бы не сказал, что среди них были как бы такие плохие руководители. Здесь надо говорить о ригидности самой системы управления сельским хозяйством, в том числе в регионах, это же региональная история. И поверьте мне, поверьте мне, не хочу как бы комментировать не нынешнего, не предыдущих министров, которые не могут нам с вами ответить, но далеко не все и не настолько зависит от нынешнего Минсельхоза России, как зависело от Миновощплодмина советских годов и Российской Федерации, РСФСР тогда.

Поэтому то, что на посту, но это, кстати говоря, сугубо политическом посту, находится менеджер, которому делегировано этим управлять, за это отвечать, при прочих равных ничего страшного. Плохо, когда у нас с вами не хватает продукции. А ее хватает. Плохо, когда она дорогая. Но здесь министр просто ни при чем, за наши доходы не отвечает. Я много раз говорил у вас в эфире, нет плохих цен, нет дорогого картофеля, моркошки.

Константин Чуриков: Моркошки, макарошки, да.

Николай Лычев: Есть плохие доходы, есть недостаточные доходы потребителя. И отсутствие экономического роста в стране.

Оксана Галькевич: Пока такие доходы, собственно, тогда есть смысл говорить о том, что не все цены под эти доходы, т.е. не так они хороши под наши доходы. Орловская область пишет, что молодая морковь и свекла 50 рублей за килограмм, Костя. Почти как в Испании, говорит.

Константин Чуриков: Москва предлагает поправить заголовок. Не власть над борщом, а борщ над властью. Николай Александрович, скажите, пожалуйста, а в принципе-то, цены же растут по всему миру. Понятно, что у них там мировые, у них там другие зарплаты. А что делают в других странах, когда цены так растут? Что сейчас Америка делает?

Николай Лычев: Константин, вы очень правильно заметили и хорошо, что это сделали, потому что я этот фактор забыл упомянуть. Это общая продовольственная инфляция во всем мире. Есть продовольственная сельскохозяйственная организация ООН, которая называется ФАО ООН. Они делают индексы ежемесячные, потом ежегодные индексы цен на ключевые продукты питания. И, по-моему, в июне этого года индекс вышел на максимум за, по-моему, семь последних лет. Представляете, да? То есть это еще помимо инфляции, помимо низкого урожая, помимо всего того, что я перечислил, это надо еще накладывать на общемировую тенденцию, совершенно правильно заметили. Как справляются другие? Авторитарные страны справляются административными методами, что происходит у Мадуро в Венесуэле.

Константин Чуриков: Это мы знаем, да.

Николай Лычев: Там поставили солдат, и люди перестали что-либо производить, продавать, покупать. Так можно делать. В рыночных странах справляются рыночными методами. Вы спрашиваете про Штаты? Окей, в Штатах есть то, к чему долго призывают наши эксперты, чем никак не займутся наши власти и депутаты. Это food stamps, это система мотивирования продовольственной помощи населению. Это какая-то денежка, отдается на помощь социально необеспеченным людям и т.д., целым группам.

Оксана Галькевич: Николай Александрович, нам самое главное, что есть в Штатах, там есть печатный станок. Собственно говоря, во многом эту инфляцию мировую раскрутили, как пишут некоторые эксперты, американцы за счет того, что они очень много напечатали.

Константин Чуриков: Оксан, у нас тоже есть печатный станок.

Оксана Галькевич: Костя, они колоссально.

Константин Чуриков: Только мы печатаем не доллары.

Оксана Галькевич: Костя, это совсем другая история.

Николай Лычев: Константин, Оксана совершенно права. Кстати, этот факт почему-то публично не обсуждается, но в марте прошлого года, помните, еще, когда нефть рухнула, мы все ели оливье на восьмое марта, поздравляли наших прекрасных женщин, а тут как раз у нас нефть упала, и началось то, что началось. Как раз в марте прошлого года Соединенные Штаты по данным федеральной резервной системы напечатали, я сейчас опять-таки не готов по цифрам, напечатали большое количество долларов. И то, что происходит с инфляцией, отчасти этот фактор. Только не надо объяснять все подряд. Это один из факторов. Очень значимый, потому что это самая мощная мировая экономическая финансовая система. Да, да, правда такое было.

Константин Чуриков: И напоследок. Калининградская область спрашивает вас, это такой риторический, конечно, вопрос, восклицание, я бы сказал. Где ты, плановая экономика? Николай Александрович, правда, а ведь надо же планировать? Это же не просто так, оно же само не вырастет, надо решить, где, что посеять, что пожать и т.д. Нет?

Николай Лычев: Планировать, безусловно, надо, только не надо лезть на каждый крестьянский огород, на каждую ферму. Я вам процитирую в ответ на эту реплику, людей понять можно, нашу матушку Екатерину вторую, 1767 год. Внимание на экран. Никаких дел, касающихся до торговли и фабрик, не можно завести в принуждении, а дешевизна родится только от великого числа продавцов и от вольного умножения товара.

Константин Чуриков: Что же, кстати, интересный совет.

Оксана Галькевич: Как конкуренция. Конкуренция рождает снижение цены.

Константин Чуриков: Нет, как Екатерина сказала, мне понравилось больше.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Николай Александрович. Николай Лычев, главный редактор отраслевого портала agrotrend.ru. Говорили о наших агротрендах и о том, как боремся. Боремся за то, чтобы все-таки снизились цены на борщевой набор.

Оксана Галькевич: Да, друзья, дальше мы поговорим о еще одном красивом празднике, который в это воскресенье пройдет в нашей стране. Оставайтесь с нами.

Константин Чуриков: День ВМФ.

Оксана Галькевич: Зачем все рассказывать, Костя?

Константин Чуриков: Да все знают, господи. Оксан, кто не знает, что день ВМФ?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Президент требует быстро навести порядок с ценами на картошку, капусту, лук и морковь. Как это сделать?