Водителям дали ремня

Водителям дали ремня | Программы | ОТР

В столице начали с помощью камер ловить непристегнутых. За месяц зафиксировано более 4 тысяч случаев

2021-02-11T12:23:00+03:00
Водителям дали ремня
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Ян Хайцеэр
вице-президент Национального автомобильного союза

Петр Кузнецов: Темы другие, но о безопасности продолжим говорить. Водителям дали ремня. За месяц в Москве дорожные камеры зафиксировали более 4 тыс. не пристегнутых людей.

Марина Калинина: Таких специальных камер сейчас в столице 8. Они ловят не только водителей без ремня, но и тех, кто разговаривает по телефону во время движения.

Петр Кузнецов: Особенность новой видеосистемы заключается в том, что (это нам еще, по-моему, в октябре прошлого года рассказывали), что она может делать до 25 кадров в секунду и при помощи нейросетей распознавать на изображениях руль в руке водителя и ремень безопасности, т. е. на месте ли все они. Пристегиваетесь ли вы? Вопрос вам, нашим телезрителям. «Да» или «нет», пожалуйста, очень коротко на короткий такой же СМС-номер. Совсем скоро узнаем. Ян Хайцеэр, вице-президент Национального автомобильного союза, с нами выходит сейчас на прямую связь.

Ян Хайцеэр: Добрый день, здравствуйте.

Марина Калинина: Да, Ян, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Ян. Вам, наверное, больше все-таки нашего известно об этой системе. Расскажите, пожалуйста. 8 камер, которые уже насчитали 4 тыс. непристегнутых.

Марина Калинина: И вот эти нейросети и т. д., как это все работает?

Ян Хайцеэр: Очень важно сказать для начала, что я всегда пристегиваюсь, много лет. Тем более я человек, долгие годы связан был с автоспортом. И поэтому точно знаю, что пристегиваться надо. Т. е. это обязательно, это спасает жизнь. В большинстве случаев.

Марина Калинина: Мы в этом даже не сомневались.

Петр Кузнецов: Мы тоже с Мариной…

Марина Калинина: Мы тоже пристегиваемся.

Ян Хайцеэр: А следующее, о чем надо сказать. Конечно, решение поставить такие камеры чрезвычайно положительное. Тот редкий случай, когда я бы хотел власть за это поблагодарить. Но, как всегда, реализовано это, ну, туманно. Потому что, во-первых, хотя камеры, как нам говорят, идеальные, но как они смогут распознать, говорит человек по телефону или нет? В каком виде он его держит – подносит его к уху? Если он подносит к уху, то тогда уже такие законы были, такие правила были. И за это уже штрафовали, кстати. На 1,5 тыс. руб.

Камеры на ремни – это вещь новая. Но, к большому сожалению, как всегда, камера может, ну, скажем так: ошибиться. Это я так, мягко, говорю. Ошибиться. Например, ваш ремень слился с вашей темной одеждой. Обратите внимание, что большинство…

Марина Калинина: Вот. Или со светлой, наоборот.

Ян Хайцеэр: Или со светлой одеждой, совершенно верно. А телефон – вы по нему не говорите, а просто держите его в руках. Ну, кто мешает вам телефон держать в руках? Или, еще я самое главное скажу. Ремень – видно, например, что он отсутствует, а лица человека не видно. Вот это самая большая проблема. Кого мы будем приговаривать к штрафу? Автомобиль или все-таки человека, находящегося за рулем? Т. е. владельца автомобиля вместе с автомобилем, который не был, например, в этой машине, а кто-то другой управлял транспортным средством. Это еще один момент.

Ну, и затем, появилось миллион всяких обманных способов. В первую очередь, это, например, сегодня вы можете купить в Интернете белую майку с черной полосой, которая напоминает всем, в том числе камере, ремень. И тогда камера не распознает ничего. Т. е. ей кажется, что да, ремень одет. И человек спокойно едет дальше. Это, конечно, неправильно. И как с этим бороться, вопрос остается открытым.

И большое количество сомнительных таких нарушений, где действительно вот камера не увидела, что есть ремень или нет. Как всегда, инспектор на автомате поставит подпись и печать. Потому что у него физически нет времени, как вы знаете, проверять все эти многочисленные приговоры.

Поэтому, на мой взгляд, эта система не является совершенной. По двум причинам. Первое – потому что у инспектора нет времени просмотреть все эти документы, все эти фотографии. И второе – это то, о чем я говорил: насколько это привязано к находящемуся за рулем. Т. е. не к владельцу автомобиля и автомобилю, а находящемуся за рулем.

Петр Кузнецов: И насколько это вообще имеет отношение к безопасности, в конце концов, в итоге?

Ян Хайцеэр: Ну, как обычно, в первую очередь это имеет отношение к сбору денежных средств…

Марина Калинина: Вот.

Петр Кузнецов: Вот.

Ян Хайцеэр: …в пользу и по потребностям государства. А все, что к безопасности, это, мне кажется, уже вторая очередь. В первую очередь…

Марина Калинина: Просто безопасность – это же личное дело каждого. Ну, так, по большому счету. Если человек бережет себя и бережет людей, которые сидят в машине, конечно, он пристегнется и пристегнет всех остальных. Вопрос другой еще вот такой. Не поздновато ли как-то спохватились по поводу ремней? Ведь, так вот на мой взгляд, по моим наблюдениям, в принципе уже все как-то пристегиваются. Как-то уже это вошло в такую обыденную вещь. И так же, как и пешеходов пропускают на пешеходных переходах.

Петр Кузнецов: Знаешь, как здоровое питание входит в такую моду, в привычку. Правила безопасности вот уже…

Марина Калинина: Как-то уже с этим все сжились, и все это делают. Вот почему сейчас?

Петр Кузнецов: Условно говоря, народ стал правильнее, да. Без камер.

Ян Хайцеэр: Вы знаете, вы ошибаетесь. На самом деле это не так. Если бы это было так, то в магазинах и в Интернете не продавалось бы миллион всяких разных обманок, которые…

Марина Калинина: Да…

Ян Хайцеэр: …да, втыкаются в то место, где должен быть ремень, чтобы современные автомобили (а вы знаете, большинство современных автомобилей, по крайней мере которым не более 10 лет)…

Марина Калинина: Пищат.

Ян Хайцеэр: …пищат, и это крайне неприятно. Это уже заставляет людей пристегнуться. Но чтобы не нервничать, они покупают вот эти обманки, втыкают и ездят дальше.

Петр Кузнецов: Ян, простите, пожалуйста, это как же так надо заморочиться и не хотеть пристегиваться, что…

Марина Калинина: Пойти специально в магазин…

Петр Кузнецов: …ездить искать заглушку, ставить ее. Я к тому, что – а что это за категория водителей, которые категорически отказываются от ремней? Я разговаривал как-то, в прошлом году, по-моему, с одним таксистом. Он мне рассказывал, что это безопаснее. Потому что если случится какое-то страшное столкновение, ты будешь отстегнут, тебя выбросит через лобовуху, и таким образом тебя не зажмет, ты сохранишь себе жизнь. Вот такую сказку. Ну, я как бы не особо люблю спорить, поэтому я покивал…

Ян Хайцеэр: Это вот мнение отдельного таксиста. И большого количества, кстати, людей, которые не имеют опыта и заблуждаются. Что, мол, вот (абсолютно вы правильно говорите) при ударе он куда-то там вылетел…

Петр Кузнецов: Ну, это не я говорил, это он говорил.

Ян Хайцеэр: Да, он рассказывает. Так я бы ему хотел посоветовать: ну, ты вылети для начала, посмотрим, как ты останешься жив. К сожалению или к счастью, вот именно в этом вопросе – в вопросе и ремней, и разговора по телефону – есть большое количество статистических данных, начиная от данных страховых компаний, всяких там министерств здравоохранения и прочего, определенная статистика. Плюс это данные, которые аккумулируют даже автомобильные компании, которые, собственно говоря, устанавливают этот ремень и призывают своих потребителей пристегиваться. Вот эти данные нам говорят о том, что пристегнутый ремень – это для человека безопасно. Все остальное – заблуждение. И, знаете, к сожалению, уже ныне покойный такой профессор кафедры движения Эрнест Сергеевич Цыганков всегда говорил…

Петр Кузнецов: Но это не из-за ремня безопасности.

Ян Хайцеэр: Что вы имеете в виду – не из-за ремня безопасности?

Петр Кузнецов: Произошла … , простите, продолжайте.

Ян Хайцеэр: Эрнест Сергеевич Цыганков, да, он говорил: «Вы поучитесь у спортсменов. Спортсмены всегда пристегиваются. Не просто обычным ремнем, а трехточечным. Для того, чтобы его положение в машине было зафиксировано. Это раз. Потому что это четкое управление автомобилем, связь сидения, руля, рук и головы. И плюс это безопасность. А спортсмены, они используют автомобили в таких крайних вариантах, в экстремальных, на грани фола. И уж им-то не известно ли, что пристегиваться надо обязательно? Вы никогда не увидите ни одного спортсмена-раллиста или любого другого, который не пристегнулся бы. Вот пусть эти несведущие граждане по крайней мере узнают это.

Петр Кузнецов: Очень много граждан хотят пообщаться. Возможно, и с вами в том числе. До них вопрос. Мы знаем, что Москва всегда была такой площадкой экспериментов: что касается того, что связано с правилами дорожного движения, все начинается в Москве. Стоит ли регионам напрягаться? Как вам кажется, есть ли опасения, что эти сомнительные камеры с сомнительными результатами появятся уже и в регионах в ближайшей перспективе?

Ян Хайцеэр: Уверен. Уверен в этом, что они появятся. Потому что мы с вами заговорили в первую очередь о том, что это дополнительное привлечение денежных средств в бюджет регионов. И посыл в первую очередь именно такой.

Марина Калинина: Ян, еще буквально кратко, в двух словах. Если вы говорите сейчас, и мы все понимаем, что камеры, по крайней мере сейчас, работают неправильно, уже пришла не одна тысяча штрафов, – т. е. оспорить это практически нереально, насколько я понимаю. Доказать, что не ты был за рулем, что ты был пристегнут и меня не было видно.

Ян Хайцеэр: Я думаю, что оспорить это реально. Но практически никто не будет. Потому что штраф в 1,5 тыс. руб. относительно сложностей, которые возникнут при оспаривании этого штрафа, ну, несоизмеримы. Вы на парковку потратите, как минимум, столь же. Я уж не говорю об остальных мероприятиях. Поэтому большинство людей, как обычно, не будут оспаривать эти штрафы, а будут исправно платить.

Петр Кузнецов: Послушаем телезрителей. Мы уже их анонсировали. Здравствуйте.

Марина Калинина: Анатолий, добрый день.

Петр Кузнецов: Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Да, слушаю вас.

Петр Кузнецов: Коротко, пожалуйста.

Зритель: Хотелось бы просто сказать: я полностью согласен, что как бы пристегиваться нужно это. И тем более, детей обезопасить этому, и креслу, и все.

Петр Кузнецов: Так.

Зритель: Но факт тот, что, вот к примеру, я еду менее 30 км/ч по городу. Вот я 40 лет отработал, больше 40 лет отработал в большегрузе. Он даже мешает, вот по городу ехать – он даже в принципе мешает. Я не могу себя просто наблюдать за обстановкой, за дорогой.

Марина Калинина: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Понятно. Ян, если есть, короткий комментарий.

Ян Хайцеэр: Да. Очень короткий комментарий. На 5, 10, а может быть и меньше, км/ч вас слегка ударяет машина, вы не пристегнуты, вы делаете телом амплитудное движение. Ну, грудная клетка не проломится, а шейные позвонки сломаются. Любой скорости для этого достаточно. Поэтому заблуждение, что на трассе надо пристегиваться, а в городе нет, – это остается вот таким повальным заблуждением.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Пристегиваетесь ли вы? «Да» ответили 77%, «нет» 23%. Мы надеемся, что камеры будут ловить тех, кто ответил, что не пристегивается. Только их.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В столице начали с помощью камер ловить непристегнутых. За месяц зафиксировано более 4 тысяч случаев