• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Егор Васильев: До тех пор пока автомобилем управляет человек, говорить о нулевой смертности на дорогах не приходится

Егор Васильев: До тех пор пока автомобилем управляет человек, говорить о нулевой смертности на дорогах не приходится

Гости
Андрей Осипов
автоэксперт, редактор сайта osipov.pro
Егор Васильев
кандидат технических наук, автожурналист, эксперт по технологиям повышения водительского мастерства

Константин Чуриков: Ну и сегодня у нас большой автомобильный час. Первую половину этого часа мы решили посвятить новости, которую нам всем преподнес председатель Комитета Госдумы по транспорту Евгений Москвичев: он заявил на днях, что стоит подумать над увеличением максимальной скорости на загородных дорогах до 100-110 километров в час. Я прямо процитирую Евгения Москвичева: "Мы должны подготовить специалистов, которые бы вместе с нами подумали, как сделать так, чтобы максимальная скорость на дорогах было не 90, а 100-110. Думаю, пора уже ее нам поставить, мы вместе с МВД должны над этим подумать, потому что скорость – это важно". Комментировать все это будет…

Оксана Галькевич: Костя, что же ты так как-то грустно, у тебя лицо сразу погрустнело. Поедем с ветерком, со скоростью 100-110 километров в час…

Константин Чуриков: С каменным выражением лица, нейтрально преподнес новость.

Оксана Галькевич: А вот готовы ли к этому наши дороги, наши водители, мы спросим у нашего автоэксперта Андрея Осипова. Андрей, здравствуйте, приветствуем вас.

Андрей Осипов: Добрый вечер, здравствуйте.

Константин Чуриков: И зрителей спросим тоже. Давайте прямо сейчас запустим голосование: "Как вы считаете, надо увеличить максимальную скорость на дорогах?" – вы "за" это решение или "против"? 3443, в начале буквы "ОТР" и дальше "за", если вы поддерживаете, и "против", если вам это не нравится.

Оксана Галькевич: Давайте ваше мнение первое в копилочку.

Андрей Осипов: Ну согласитесь, вообще это странно, что на фоне часто звучащих предложений… Мы чаще всего что слышим? Ужесточить, наказать, повысить штрафы. А тут нам предлагается такое послабление.

Константин Чуриков: Разрешить.

Андрей Осипов: Разрешить.

Оксана Галькевич: Мы так сразу насторожились…

Андрей Осипов: Да. Но на самом деле почему это важно, понятно.

Оксана Галькевич: Мы не привыкли, чтобы с нами так.

Андрей Осипов: "Время – деньги", как говорил Остап Бендер. Но абсолютно резонный вопрос, готовы ли к этому дороги, готовы ли к этому водители. Давайте мы попробуем сначала поговорить с приглашенным мною экспертом, у нас есть, если я не ошибаюсь, он по Skype.

Константин Чуриков: Егор Васильев, кандидат технических наук, автожурналист, эксперт по технологиям повышения водительского мастерства. Егор, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Егор Васильев: Добрый день, добрый день, коллеги.

Андрей Осипов: Здравствуйте, Егор. Ну что же, первый вопрос, собственно говоря. Через ваши руки прошло, в общем-то, немалое количество людей, которые как раз-таки хотели увеличить собственную скорость. Вот на ваш взгляд, начнем с того, что сами люди потенциально готовы к тому, что скорость на наших магистралях повысится, особенно с учетом того, что сейчас действует погрешность в 20 километров в час?

Егор Васильев: Ну вот с учетом того, что действует эта погрешность, мы понимаем, что редко кто ездит 90 километров в час.

Андрей Осипов: Верно.

Егор Васильев: Всегда стараются выставлять некую дельту, чтобы не нарушать правила дорожного движения сильно. Но при этом мы понимаем, что есть еще один аспект: человек может, конечно, легко адаптироваться к высоким скоростям, но мы все понимаем, что наша физиология не столь продвинута, чтобы на этой скорости реагировать на какие-то проблемы. Поэтому, скорее всего, помимо повышения скоростного режима на дорогах, наверное, речь дошла идти и о более безопасной дорожной инфраструктуре. Некоторые дороги этому уже соответствуют, некоторые нет. И поэтому здесь, наверное, вводить вот эти ограничения надо на какой-то гибкой основе.

Константин Чуриков: А вы помните, вот недавно, кстати, правительство представляло стратегию снижения смертности на дорогах? Там даже прописано, что к 2030 году, кажется, надо стремиться вообще к нулевой смертности. Если у нас вырастут скорости на наших дорогах, как вы думаете, мы приблизимся к этому идеальному показателю?

Егор Васильев: Вы знаете, здесь проблема, наверное, носит несколько иной характер. До тех пор, пока автомобилем управляет человек, говорить о нулевой смертности на дорогах не приходится. Поэтому, наверное, если речь идет о такой стратегии, то речь идет о более активном внедрении автомобилей, скажем так, современных с современными системами активной безопасности, которые сейчас уже достаточно эффективно умеют предотвращать лобовые столкновения автомобиля, самопроизвольный уход автомобиля из своей полосы движения; они умеют даже реагировать на проблемы, возникающие в результате ДТП, когда автомобиль старается удержаться в той полосе, где он устроил аварию, условно говоря. Поэтому с учетом того, что растет парк современных машин, машин безопасных, технологичных, которые рассчитаны на более высокие скорости движения, они лучше управляются, лучше себя ведут, я думаю, что все это достаточно… Это звенья одной цепи?

Оксана Галькевич: Егор, а более безопасная дорожная инфраструктура – это какая инфраструктура?

Егор Васильев: Ну вы понимаете, что есть отбойники, есть зонное отчуждение рядом с дорогой, где не должны расти грандиозные деревья, находиться какие-то здания, овраги и так далее.

Оксана Галькевич: Это прежде всего разделенные встречные потоки, правильно? Отбойники ведь могут быть и по ходу движения, а могут быть еще и разделенные потоки.

Егор Васильев: Конечно, абсолютно. Все мы знаем, что самыми страшными столкновениями всегда являются лобовые, а они происходят, к сожалению, часто на наших дорогах. Поэтому когда у автомобиля не будет возможности покидать самопроизвольно или по злому умыслу хотя бы свое направление движения, будет уже намного лучше. Поэтому вопрос комплексный, технический, но насколько мы знаем, в Европе достаточно давно эксплуатируются дороги на скоростях 110, 130, в некоторых регионах существуют дороги без ограничений максимальной скорости движения, и из-за этого не становится хуже.

Константин Чуриков: Вы знаете, депутат Москвичев сказал, что можно в качестве пилотного такого участка, где можно было бы все это дело обкатать, использовать трассу из Москвы в Ростов, участок М-4. К вам вопрос, Егор, и к тебе, Андрей, – у нас в России много таких дорог, где можно летать?

Андрей Осипов: Летать вообще на дорогах…

Константин Чуриков: С точки зрения их качества, быстрее ехать?

Андрей Осипов: Ну давайте Егору слово тогда предоставим. Егор, вы так же, как и я, собственно говоря, проводите немало времени за рулем, в том числе колеся и по трассе М-4, и по М-11, и так далее.

Егор Васильев: Спасибо, Андрей. Ну что я могу сказать? Все дороги, где присутствует… Вопрос исключительно в степени, в качестве дорожного полотна. У нас прекрасная трасса на Белоруссию местами.

Константин Чуриков: Важное уточнение.

Оксана Галькевич: Я так тоже, я аж повернулась на своем стуле, где? Я на ней буквально…

Андрей Осипов: Да у нас много что местами прекрасно, понимаете, и в этом, мне кажется, проблема. У нас нет комплексного подхода.

Егор Васильев: Может идти речь о гибком внедрении подобного рода ограничений: где-то можно ставить 110, где-то оставлять 90. Это нормально. Тем более что сейчас в Москве и на платных магистралях очень часто используются, скажем так, такие светящие, светодиодные знаки ограничения скорости, которые без всяких проблем могут регулировать скоростной режим, даже лишних затрат не потребует, программисту надо нажать пальцем на кнопку где-то.

Андрей Осипов: Главное, чтобы он на правильную кнопку нажимал в правильном месте. Спасибо большое мы скажем Егору Васильеву за то, что принял участие в сегодняшнем эфире, спасибо.

Егор Васильев: Спасибо, коллеги.

Константин Чуриков: Спасибо. Егор Васильев, кандидат технических наук, автожурналист, эксперт по технологиям повышения водительского мастерства.

Оксана Галькевич: Андрей, а с той ли стороны, с того ли конца мы беремся за проблему? Сначала мы ограничение по скорости пододвинем немножко, планочку поднимем, а может быть, дороги как-то, нет, начать форсировать события по строительству дорог, по улучшению их качества, по разделению потоков?

Андрей Осипов: Вы абсолютно правы. Действительно…

Оксана Галькевич: У нас же страна в аду каком-то по качеству дорожной инфраструктуры.

Константин Чуриков: Оксана, держите себя в руках.

Оксана Галькевич: Костя, я в отличие от тебя рулю.

Константин Чуриков: А я штурман, да.

Андрей Осипов: Во-первых, я абсолютно согласен: действительно, тут нужно обеспечить комплексный подход. Как сказал Егор, я могу лишь подтвердить его слова, прежде всего сами дороги должны быть готовы к такой скорости движения. Если мы говорим о новых магистралях, о тех же самых упомянутых сегодня М-4, платных дорогах М-11 или дороги на Белоруссию, то они теоретически к этому готовы: и качество дорожного полотна способно выдержать довольно-таки высокую скорость, есть отбойники, разделяющие потоки, ведь самое страшное – это как раз-таки вылет на полосу встречного движения, там наибольшее количество летальных исходов. И естественно, у нас, к сожалению, согласно официальной статистике ГИБДД, более 50% аварий происходит именно из-за нарушений скоростного режима, хотя часто к этому, скажем так, присоединяют пункт "несоответствие выбранной скорости движения дорожным условиям". При этом давайте не будем забывать, что около 30% дорожно-транспортных происшествий происходит именно из-за ненадлежащего состояния самих дорог.

Поэтому я с одной стороны как человек, который любит ездить быстро, наверное, ратовал бы за увеличение скорости, потому что даже на некоторых, скажем так, проселочных дорогах, где пусть нет разделителя, но там поток машин просто минимален, ехать со скоростью 90-100 километров в час попросту не имеет никакого смысла, там можно ехать быстрее хотя бы на 10-20 километров в час. Но это нужно делать, во-первых, комплексно, во-вторых, это нужно делать обдуманно. То есть нельзя… И вот плавное ограничение скорости, которое часто вводится в том числе в Москве… Извините, они иногда могут путать водителя. Я вот могу привести в пример Алтуфьевское шоссе, где вроде как на всем протяжении 80, а есть 2 участка, где 60. И у меня возникает резонный вопрос: там никаких дорожных условий не поменялось, там нет пешеходных переходов нерегулируемых, там нет ничего, там просто есть какие-то камеры.

Оксана Галькевич: Там финансовая ситуация поменялась.

Андрей Осипов: Вот. И поэтому что мы будем ставить во главу угла? С одной стороны, пытаясь скорость движения, мы действительно улучшаем некоторые инфраструктурные проекты, экономические проекты, потому что это позволяет быстрее перевозить грузы, это экономит деньги, в конце концов. Но с другой стороны, вот что в плане финансовом мы поставим во главу угла? Зарабатывание денег или все-таки чтобы люди могли быстрее перемещаться?

Константин Чуриков: А может быть, и то, и другое?

Андрей Осипов: А может быть, и то, и другое, мы найдем в этом баланс?

Оксана Галькевич: Подождите, совместить этот как-то можно же грамотно?

Андрей Осипов: Можно, грамотно можно совместить. Реконструкция Дмитровского шоссе за пределами МКАД, опять же из собственного опыта, – ни нового пешеходного перехода, все пешеходные переходы убрали, светофоры убрали, поставили красивые эстакады, ограничение 60, камеры через каждые 200 метров. Зачем?

Оксана Галькевич: Денежек побольше собрать.

Константин Чуриков: Я хочу объяснить зрителям, повысить процедуру голосования, чтобы мы учли ваш голос: пожалуйста, голосуйте "за" или "против" того, чтобы увеличить максимальную скорость на дорогах, это наш SMS-опрос.

И давайте послушаем нашего зрителя Александра, город Тверь. Александр, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Начнем с того, что уже люди проголосовали тем, что все ездят 100-110, все уже это знают, не надо лицемерить, это как бы…

Андрей Осипов: Будут ездить 130.

Зритель: Ну да, конечно, фурам 110 многовато, для легковушек это вполне нормальное явление. Но естественно, что по тем вот дорогам, где более-менее приличное полотно. Ну да, это немножко выборочно, а что делать?

Константин Чуриков: Спасибо. И давайте еще сразу один звонок.

Оксана Галькевич: Новороссийск, Николай.

Константин Чуриков: Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Очень приятно, я вас сейчас вижу по телевидению, ваша передача очень хорошая, спасибо…

Андрей Осипов: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: Я хочу сказать. У нас город Новороссийск…, мы очень часто мотаемся по дорогам. Скорость приличная, да: мотаемся и 140, и некоторые крутые побольше крутят. Но дело в том, что я знаю это… Вот я работал в Финляндии 2.5 года, там давно это уже все сделано, ребята, потому что нужно… Нужно ограничить, чтобы не было больше, а то для некоторых есть этот фактор…, будут еще больше, понимаете?

Константин Чуриков: Николай, вы знаете, как раз сложно понять, потому что связь у нас плохая, нечеткая.

Оксана Галькевич: Но Финляндия там прозвучала…

Константин Чуриков: Сейчас Оксана выступит.

Оксана Галькевич: Финляндия на скоростных трассах, конечно, там один скоростной режим, а в городах, населенных пунктах и на обычных региональных дорогах совсем другой, там в городах 40-50 километров, не больше.

Андрей Осипов: Но я должен заметить, что в той же самой Финляндии очень много грунтовых дорог с грунтовым покрытием, где разрешенная скорость 90 километров в час. И по собственному опыту могу сказать, что единицы водителей могут реально проехать в этих поворотах со скоростью 90 километров в час. Это опять же ставит вопрос о подготовке самих водителей. Я понимаю, что мы можем говорить о культуре вождения, которая в нашей стране традиционно хромает.

Константин Чуриков: Вот. Я хочу прямо сейчас разобрать четко, по полочкам, в режиме блиц-опроса. Давайте вот представим, наверное, это все зависит от трех факторов: от дорог, от автомобилей и от самих водителей. Вот с дорогами у нас все хорошо? – да или нет?

Оксана Галькевич: Очень…

Андрей Осипов: 50 на 50.

Константин Чуриков: 50 на 50, непонятно, хорошо.

Андрей Осипов: С новыми дорогами… Если мы будем говорить о новых дорогах… У нас же сейчас появилась градация дорог, появились категории 1А так называемые: это участок М-11, это частично участки трассы М-4 "Дон", и вот там уже…

Константин Чуриков: Самые лучшие дороги России.

Андрей Осипов: Да. И вот там уже будет разрешено движение уже сейчас со скоростью до 130 километров в час.

Оксана Галькевич: Там, где летают, Костя.

Константин Чуриков: Хорошо. Автомобильный парк? Износ автомобилей? У нас старые автомобили? Может быть, нам нельзя на этих старичках так летать?

Андрей Осипов: Ну если мы будем говорить в целом об автомобильном парке России, он, конечно же, очень разнороден от региона к региону, но в целом у нас, конечно, парк не очень молодой, скажем так, у нас по-прежнему превалирует огромное количество автомобилей возрастом старше 10 лет. Но надо понимать, что даже 10-летняя иномарка (получается, 2008 год выпуска), уже в принципе способна передвигаться на таких скоростях. Я вам скажу больше: любой европейский автомобиль, особенно немецкий автомобиль, даже если на нем стоит маленький мотор, теоретически конструируется таким образом, что он способен ехать со скоростью в 250 километров в час, это заложено на инженерном уровне в самих подвесках. Он никогда может не разогнаться до такой скорости.

Константин Чуриков: Прекрасно. И третий фактор – водитель сам. Уровень подготовки.

Андрей Осипов: Вот водитель – это самый большой…

Оксана Галькевич: Самое слабое звено, вы считаете?

Андрей Осипов: Самое слабое звено, пожалуй.

Константин Чуриков: Его какие-то способности, культура вождения?

Андрей Осипов: Во-первых, конечно же, к большим скоростям надо привыкать, потому что очень часто аварии, допустим, происходят на съездах магистралей, когда человек очень долгое время едет со скоростью 100-120 километров в час, потом съезд, ограничение 60, а у него чувства скорости нет, он не готов, он не может трезво своими глазами, то есть физиологически оценить. Это уже ставит вопрос подготовки самих водителей. Потому что, извините, если у нас в рамках подготовки начинающих водителей им запрещено двигаться со скоростью выше 40-60 километров в час, им запрещено выезжать на скоростные магистрали, вот мы и получаем, что выходец из автошколы никогда в жизни не разгонялся больше 60, он попадает на тот же самый МКАД или на любую другую дорогу, пусть с ограничением в 90-100 километров в час – он, конечно же, разгоняется до этой скорости, а он физиологически не готов к этому. То есть любая экстренная ситуация, и он может совершить ошибку.

Оксана Галькевич: Но Андрей, слушайте, основные аварии, количество аварий ведь не на таких людей приходится, правда?

Андрей Осипов: Не на новичков, но их доля…

Оксана Галькевич: А потом, слушайте, нам, старичкам, тоже надо потерпимее относиться к новичкам. А то вот едет такой новичок с буковкой "У" или там с лепесточком, еще с чем-нибудь у себя на попе, понимаете, а мы там уже нервничаем.

Андрей Осипов: Я согласен с вами. Понимаете, именно поэтому я всегда в качестве образца привожу систему подготовки водителей в Германии, которая в обязательном порядке в себя включает 6 часов, кроме всего прочего, по автобану, причем это не со скоростью 90 километров в час, пристроившись за фурой, а это со скоростью, рекомендованной на немецких дорогах, 140. 6 часов так и 6 часов в ночное время суток. То есть если человек изначально на этапе обучения начинает понимать, что такое скорость и чем ему грозит ошибка, совершенная на высокой скорости, поверьте, это в каком-то смысле развивает его внутреннюю культуру, во-первых, а во-вторых, он потенциально уже к этому готов. Я даже говорю сейчас не о новичках. Самый опасный возраст на самом деле – это не только тогда, когда вы получили права, а самый опасный возраст после года стажа вождения. Когда человек год-два отъездил, вот тут начинаются самые большие проблемы, потому что ему кажется, что он уже набрался опыта…

Константин Чуриков: Переходный водительский возраст.

Андрей Осипов: Переходный возраст, если хотите, как он бывает у детей. И вот здесь начинаются проблемы. Но если бы он изначально был подготовлен к достаточно приличным скоростям, то и переходный возраст был бы меньше и он был бы менее травматичен.

Константин Чуриков: Мы не подумали о людях, которые наблюдают за автомобилями из своего окна, из окна своего дома. Санкт-Петербург нам пишет: "Наша кольцевая и так зарычала, спать невозможно в наших спальных районах вдоль кольцевой, боже упаси!" – имеется в виду увеличивать скорость.

Давайте послушаем еще зрителя напоследок.

Оксана Галькевич: По этой кольцевой и ехать нельзя на большой скорости.

Константин Чуриков: У нас на связи Сергей, Подмосковье. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что современные автомобили все-таки готовы к большим скоростям. Современные трассы какие-то тоже готовы. А если просто не готовы, то водители автоматически уменьшают скорость. И я думаю, что надо просто увеличивать. Потому что 90 километров в час… Я получил права в 1986 году, тогда было 70 и 90 километров в час. Прошло уже больше 30 лет, а скорости остались старыми, теми же самыми.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Сергей, спасибо.

Ну что, время подвести итоги.

Оксана Галькевич: А вот интересно очень у нас распределились голоса телезрителей. Итак, опрос, увеличить ли максимальную скорость на дорогах, мы вас спрашивали, друзья: 45% "за", но 55% "против". Тем не менее…

Андрей Осипов: Фактически 50 на 50.

Оксана Галькевич: Практически.

Константин Чуриков: Вопрос дискуссионный.

Оксана Галькевич: Интересно, спасибо.

Константин Чуриков: Мы говорили об идее депутатов Государственной Думы увеличить скорость движения на загородных российских дорогах, естественно, не на всех. А вас, Андрей, мы попросим остаться.

Оксана Галькевич: Штирлиц, оставайтесь с нами.

Андрей Осипов: Хорошо.

Константин Чуриков: Потому что у нас впереди рубрика "Автомобили", и если вы хотите машину купить, продать или о чем-то спросить нашего автоэксперта, пожалуйста, все это через несколько минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты