Водка для дезинфекции. Что сегодня происходит на алкогольном рынке?

Водка для дезинфекции. Что сегодня происходит на алкогольном рынке?
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Михаил Смирнов
главный редактор портала «Алкоголь.ру»
Алексей Старченко
член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, доктор экономических наук, профессор

Иван Князев: Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко объяснила выросший спрос на водку среди россиян – мол, жители России стали чаще покупать ее из-за нехватки дезинфицирующих средств на фоне распространения коронавируса.

Тамара Шорникова: И здесь есть важное уточнение: россияне применяют спирт именно для наружного применения, а не для внутреннего. Что происходит на алкогольном рынке? Будем выяснять прямо сейчас. Ну, это власти так думают, что для наружного.

Иван Князев: Ну да. И конечно же, вас спросим: покупали ли водку для дезинфекции? – «да» или «нет». Напишите нам прямо сейчас. У нас есть еще минут 10–15, для того, чтобы посмотреть и подвести итоги вашего опроса.

Тамара Шорникова: И прямо сейчас поговорим с Алексеем Старченко – это член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, доктор медицинских наук. Здравствуйте.

Алексей Старченко: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Анатольевич.

Тамара Шорникова: Давайте сначала коротко очевидные вещи, потому что, естественно, огромное количество SMS приходит, что нужно пятьдесят «фронтовых» – и тогда никакой коронавирус не страшен. Алкоголь хоть как-то вообще влияет на распространение вируса, на течение болезни?

Алексей Старченко: Ну конечно, мы не рекомендуем применять алкоголь в процессе этой пандемии. Алкоголь никого ни от чего еще никогда не вылечил. Это только может усугубить состояние, если человек уже заболел. И никакого прогресса для излечения он собой не представляет.

Иван Князев: Ну а если на руки, если помазать, спиртиком протереть, водочкой на ватку и протереть?

Алексей Старченко: К сожалению, 40-процентный алкоголь, который мы считаем водкой (ну, в обычной продаже имеется только такой алкоголь), – это не та степень концентрации этилового спирта, которая обеспечит вам полную элиминацию вируса или каких-либо других бактерий.

Тамара Шорникова: А медицинский спирт?

Алексей Старченко: Мы говорим все-таки только о 70-градусном спирте или о 70-процентном спирте как о серьезном антисептике.

Тамара Шорникова: Из аптек сейчас пропали обычные дезинфицирующие средства.

Алексей Старченко: В течение двух недель я пытаюсь найти некоторые самые дешевые и простые антисептики, которые являются серьезными антисептиками, потому что применяются профессионально хирургами, допустим, перед операцией руки обрабатывают хирурги. То есть это серьезные антисептики, которые обладают серьезной силой уничтожения вирусов и бактерий. Но, к сожалению, их нет.

Вот буквально вчера вечером я обзвонил практически 12 аптек в районе трех вокзалов, «Курской» и «Красных Ворот» – в этом кусте, где я проживаю. Ничего, к сожалению, дешевого нет, дешевых антисептиков до сих пор нет.

Иван Князев: Алексей Анатольевич, а они на основе спирта тоже делаются, да?

Алексей Старченко: Нет, это химические, которые обладают бактерицидным и вирулицидным действием.

Иван Князев: Я просто думал, что, может, спиртзаводы тоже производят.

Алексей Старченко: Это не изопропиловый спирт, какие-то суррогаты спиртов, которые сегодня тоже распространены. Это больше, скажем так, косметическая продукция, нежели чем лекарственная. А мы говорим все-таки о препаратах лекарственного ряда. Есть, конечно, в некоторых аптеках остался дорогущий «Мирамистин» по 500 рублей с лишним за 150 миллилитров. Ну, конечно, за такие деньги… Это все равно что топить ассигнациями.

Тамара Шорникова: Знаете, вот буквально недавно к нам приходил депутат и рассказывал, что у него есть свой состав, проверенный веками, что называется. Он в обычные влажные салфетки добавляет свой раствор в определенных пропорциях. Может быть, врачи-профессионалы знают, как в домашних условиях антисептик создать?

Алексей Старченко: Нет, я думаю, что сейчас это достаточно сложно, потому что нужна, допустим, муравьиная кислота, нужен пергидроль, для того чтобы создать те растворы, которыми пользуются профессиональные хирурги для омовения рук, для того чтобы проводить хирургические вмешательства. Я думаю, что в домашних условиях добиться такого эффекта будет достаточно сложно. А вот ожоги, токсические какие-то реакции мы с вами получим.

Тамара Шорникова: Осторожнее! Да, понятно, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо. Хабаровский край пишет: «Соседи четыре дня проводили дезинфекцию. Из-за стены слышу, как им плохо сейчас».

Тамара Шорникова: Ну и по-прежнему… Хотя, ты знаешь, нет, начали появляться уже… Все-таки действует просвещение, все-таки действуют наши речи по ТВ, потому что начали уже, помимо: «Я, конечно же, лечусь определенными горячительными напитками», – появляются уже SMS: «Алкоголь убивает иммунитет!» И это правильно.

Давайте поговорим с еще одним спикером. Михаил Смирнов выходит с нами на связь, главный редактор портала «Алкоголь.ру». Боюсь, что он тоже будет доводы «за» выдвигать. Или нет?

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Юрьевич.

Михаил Смирнов: Здравствуйте.

Иван Князев: Выросли продажи у вас? Намного?

Тамара Шорникова: Мы сейчас не про журнал.

Михаил Смирнов: Выросли, выросли.

Иван Князев: Насколько? И что покупают?

Михаил Смирнов: Ну, процентов на 10–15. Ну, в разных регионах совершенно по-разному.

Тамара Шорникова: И это, наверное, крепкие напитки, да? Прирост за счет этого сегмента?

Михаил Смирнов: Ну, по большому счету – да. Хотя вообще общий уровень потребления… общий уровень приобретения вырос немножечко.

Иван Князев: А как вы относитесь к тому, что в некоторых регионах фактически «сухой закон» вводят? Сильно пострадают сети?

Михаил Смирнов: Ну, сети могут пострадать. Но, вы понимаете, пить-то меньше не станут. Если учитывать то, что у нас примерно 40% рынка вообще подпольный… То есть, грубо говоря, половина проданного алкоголя – это подпольный алкоголь, который не контролируется государством. Государство не следит за качеством. Ну о чем тут говорить? Закроют официально – и все нормальные люди, которые покупают официальный алкоголь, они уйдут в подполье, будут приобретать подпольно. Подпольщики скажут большущее спасибо администрации.

Тамара Шорникова: По-вашему, любые ограничения по продаже алкоголя (потому что в некоторых регионах идут по мягкому сценарию – ограничивают часы продажи алкоголя), все это может навредить?

Михаил Смирнов: Вы понимаете, пользы-то не будет. На самом деле запрещение продажи алкоголя – ну, это самое глупое решение, которое в принципе не выполняет задачу – снижение потребления алкоголя людьми. Это просто ограничение продаж. Потому что у нас в стране огромная сеть подпольного производства и подпольных продаж, которая, естественно, себя не будет ограничивать, не будет никакого ограничения. Понимаете, здесь убудет, а там прибудет. Закон сохранения массы Ломоносова.

Тамара Шорникова: Знаете, еще такой вопрос. Вот Валентина Матвиенко считает, что все эти приросты по алкоголю – исключительно люди покупают для дезинфицирующих моментов, то есть чтобы просто руки протереть или лицо. А ваши данные что говорят? Пить все-таки больше стали или действительно о здоровье заботятся?

Михаил Смирнов: Нет, пить больше не стали, абсолютно точно. Потребление на душу населения не изменилось, оно устоялось уже очень давно.

А насчет дезинфекции – я абсолютно согласен. Сейчас, поскольку страшный дефицит материалов дезинфицирующих, то, соответственно, покупают – что? – водку. И на самом деле это достаточно правильно. Ну, ее можно купить. И самое смешное, что подпольную водку пить плохо, а использовать как дезинфектант – вполне нормально.

Иван Князев: Ну, сказали нам, что это не очень эффективно. Вот Иркутская область как раз пишет: «Водку не покупала, но куплю. Антисептиков нет в аптеках». Но уже объяснили, что не стоит этого делать.

Тамара Шорникова: Не знаю, как насчет того, что меньше пить не стали. У меня соседи реально отметили начало нерабочей недели прямо таким громким и качественным загулом. Нам приходят эсэмэски: «Во дворе люди впятером гуляют с одной собакой, и спиртные напитки у них в руках». Впереди еще месяц нерабочей недели. Как это отразится на нашем населении?

Михаил Смирнов: Да нет, если вы вспомните 1 января, майские праздники, октябрьские праздники, то столкнетесь с тем же самым. Люди получили совершенно неожиданно выходной. Ну, это пройдет.

Иван Князев: Причем на целый месяц. Пройдет только через месяц.

Михаил Смирнов: Ну и что, что целый месяц? Вы знаете, пить целый месяц – для этого очень большие деньги нужны.

Иван Князев: И здоровье.

Михаил Смирнов: Или использование подпольного алкоголя. Так что на самом деле этот пик закончится.

Иван Князев: Михаил Юрьевич, а что с ценами происходит? Многие телезрители пишут, что растут они на алкогольные напитки.

Михаил Смирнов: Ну, это уже местное. Понимаете, у нас и так, если брать по водке официальной, у нас минимальная розничная цена и так очень высокая. Подпольный рынок предлагает цену в два раза ниже – где-то за 100–120 рублей бутылку водки.

В принципе, на мой взгляд, совершенно неверная позиция – поднять цену и сократить точки приобретения алкоголя. Ну, это глупо, потому что отравления… В свое время в Забайкалье отравилось несколько семей. Это нормальные трезвые люди. Просто там магазин ближайший был с официальной водкой за 70 километров. Жили они на не очень высокую зарплату. Кто-то за 140 километров поедет за бутылкой водки? Нет конечно. Вот они покупали подпольную.

Тамара Шорникова: Прямо коротко. Просто сейчас, во-первых, производства в разных странах останавливаются. Говорят, что, возможно, импорта станет меньше, вина того же. Пивоваренные заводы в Германии тоже приостанавливают работу. С чем мы столкнемся? Какой алкоголь исчезнет с наших прилавков? И по каким ценам мы, условно, через месяц будем его покупать?

Михаил Смирнов: Ну, я думаю, что цены не изменятся, потому что они и так достаточно высокие. Ну они действительно высокие. Причем это государство определяет акцизами и так далее.

Водка будет всегда. Вина у нас в стране и так примерно… Виноградников – 30% от необходимого. Пиво? Ну, пиво будет производиться. Я не думаю, что будет скачок цен. Объемы увеличатся, может быть. А может быть, даже и не увеличатся.

Вы понимаете, алкоголь – это вообще дело сезонное. И пиво – это в любом случае сезонный напиток. Водка – тоже сезонный напиток. Ну а вино… Наступит тепло – и просто вырастет потребление. Я не думаю, что цены вырастут.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо эксперту. Был у нас главред портала «Алкоголь.ру».

Иван Князев: Итоги опроса.

Тамара Шорникова: И итоги опроса: покупали водку для дезинфекции? «Да» – 43%.

Иван Князев: Соответственно, «нет» сказали 57%. Увидимся после новостей.

Тамара Шорникова: Увидимся после новостей.

Иван Князев: Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)