Воюем из дома. Кто в ближайшее время будет быстрее и эффективнее — вирус или мы?

Воюем из дома. Кто в ближайшее время будет быстрее и эффективнее — вирус или мы?
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Владимир Круглый
член комитета Совета Федерации по социальной политике, заслуженный врач России
Сергей Ильченко
профессор СПбГУ, доктор филологических наук

Тамара Шорникова: Ну и нам пишут SMS вот прямо сейчас, перед тем как представлю нашего обозревателя, он уже готов выйти с нами на связь, пишут: «Вот ведущие сидят трудятся, а я сижу на диване», – пишет нам телезритель из Московской области.

Иван Князев: И правильно делаете, дорогие друзья.

Тамара Шорникова: Рады за вас, честно, искренне абсолютно.

Иван Князев: Правильно делаете.

Тамара Шорникова: Ну а прямо сейчас приглашаем в эфир нашего обозревателя Сергея Лескова, он тоже, возможно, на диване, сейчас узнаем, на чем он.

Иван Князев: Сейчас посмотрим. Сергей, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. В кресле, да, серьезно все.

Сергей Лесков: Я к дивану не прикасаюсь ни одной частью тела.

Иван Князев: Стоя спите, что ли?

Сергей Лесков: Да. А нашему зрителю доброму я хочу напомнить древнюю даосскую мудрость о том, что раз в 5 тысяч лет каждый карп, если удачно выпрыгнет, может превратиться в дракона. Так и вот эти вот вынужденные каникулы надо использовать для переосмысления своей жизни и попытаться удачно выпрыгнуть из той тины, в которой мы пребываем, из рутины и превратиться в дракона. Это возможность как бы переосмыслить свою жизнь.

Тамара Шорникова: Сергей, после такой притчи хочется бокал поднять, знаете. Вы в принципе можете себе позволить, дома все-таки.

Иван Князев: Ну а если серьезно, о чем сегодня пойдет речь, Сергей?

Сергей Лесков: Ну давайте мы начнем с нашего любимого-нелюбимого коронавируса. Он все время подкидывает новые повороты. Динамика очень любопытная: впервые за последние сутки рост коронавируса по Москве, он продолжает все-таки расти, но динамика этого роста оказалась ниже, чем динамика роста в России. Кстати говоря, и по абсолютному числу прибавка меньше, чем за сутки до этого. О чем это говорит? Ну, могут быть статистические погрешности, как некоторые, но все-таки...

Тамара Шорникова: Или сработала выходная неделя.

Сергей Лесков: С большой степенью вероятности это говорит о том, что те жесткие меры, которые предложили в Москве мэр и московское правительство, дают первые результаты. На самом деле мы видим, что на улицах пусто, в транспорте пусто, в метро пусто, в магазинах люди есть, но все-таки не в таком количестве. Все-таки миф о том, что русский человек не сознателен и все отправляет на авось, мне кажется, сильное преувеличение. Может быть, когда-то так оно и было, но вот сейчас то, что, я вижу, происходит в городе, говорит о том, что сознательность вселяется в души моих сограждан.

Поскольку по пути Москвы следуют практически все, большинство уже регионов, где вводят жесткие меры, я хотел бы обратить на то, что в Москве помимо вот этих вот каких-то там репрессивных мер, жестких мер, ограничительных мер очень много предпринимается для поддержки граждан. Тут просто, если уж следовать столичному примеру, то надо и в своих городах и селах тоже предполагать меры поддержки. Ну вот смотрите, их довольно много: власти Москвы решили открыть зоомагазины, сначала они же были закрыты; можно уже гулять с собачками. Между прочим, вы слышали, Иван и Тамара, что появился новый вид бизнеса?

Тамара Шорникова: Аренда собачек? Сдача в аренду?

Сергей Лесков: Аренда собачек, да.

Иван Князев: Да, Сергей, мы уже это обсудили даже сегодня.

Сергей Лесков: Поскольку у меня есть собачка, я могу просто разжиться, всему подъезду сдавать Хосе в аренду на черный день. Ну это как бы шутки, а вообще ведь в природе человека больше сочувствовать собаке, чем человеку, вы замечали это? Предположим, фильм «Белый Бим Черное ухо» Станислава Ростоцкого вызывал гораздо большее сострадание главному герою, чем любые человеческие драмы.

В Москве уже начали получать пособия те люди старше 65 лет, которые подвергли себя самоограничению. Уже внедрен второй пакет мер в поддержку бизнеса. Еще 90 тысяч москвичей получили уже какие-то там социальные выплаты. Это можно продлевать и продлевать. В других регионах я пока не вижу подобного рода инициатив, кроме ограничений. Все-таки давайте если копировать хорошее, то надо копировать это полностью, а не брать только то, что легче реализовать, в нашей национальной традиции только кнут, а в Москве и кнут, и пряник, об этом нельзя забывать.

Тамара Шорникова: А есть ли деньги у регионов, Сергей, простите, на эти меры? Может быть, тогда необходимо выделить федеральную поддержку финансовую?

Сергей Лесков: Да, вы задаете правильные вопросы. Я думаю, что деньги есть, трансферты есть. Но пусть местные чиновники умерят свои аппетиты в распиле и откате. Деньги есть всегда, и для того чтобы поддержать неимущих, многого не надо. Им, может быть, важно само какое-то участие.

Между прочим, и правительство ведь тоже впервые на моей памяти занялось мерами социальной поддержки. Я уже говорил, но не грех это повторить: кризисов у нас было довольно много, за последние 30 лет это уже пятый, по-моему, кризис, но ни разу прежде правительство не оборачивалось к простому человеку. Поддерживали олигархов, чтобы не дай бог они не разорились; поддерживали крупнейшие банки, чтобы они не вышли на паперть; а вот простой человек, значит, сам беспокоился о собственном погребении. А теперь, посмотрите, введены меры по отсрочке, налоговые каникулы для малого и среднего бизнеса, послабления по этой самой аренде и многое другое; сегодня приняты какие-то очередные законы о кредитных каникулах. В общем, достаточно активно в этом направлении работает правительство Мишустина. Надо отдать ему должное, что в этом отношении, конечно, оно совершенно не напоминает аморфное предыдущее правительство.

Но самое главное, что сегодня случилось на федеральном уровне, – уже вечером президент подписал указ, по которому правительство может вводить режим чрезвычайной ситуации. Это не означает, что такой режим будет введен, но на войне хороший военачальник должен предполагать возможность различных сценариев и быть готовым к разным поворотам. Вот в данном случае это просто возможность встретить во всеоружии самый неблагоприятный сценарий. Посмотрите, что произошло в Италии и в Испании, где больше 800 погибших каждый день регистрируется. Вы посмотрите, что произошло в США, Америка самая богатая страна в мире, которая кичилась высоким уровнем здравоохранения в Нью-Йорке, который, наверное, подобен Москве по многим характеристикам. Так вот в Нью-Йорке каждые 17 минут от коронавируса умирает еще один человек. Видимо...

Иван Князев: Сергей, у нас звонок есть.

Тамара Шорникова: Да, от простого человека Романа из Мурманской области.

Сергей Лесков: Из Нью-Йорка, да?

Иван Князев: Нет, из Мурманска.

Тамара Шорникова: Из Мурманской области.

Иван Князев: Роман, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Мурманская область, город Мончегорск. Вот у нас в городах Апатиты, Кировск, Мончегорск, Кандалакша введены, значит, блокпосты поставлены и проверяют водителей на въездах, то есть как бы датчиком в лоб, как современные, мерят температуру. Но, простите, у меня недоверие тоже к медикам есть: где гарантия, что я не могу, допустим, от медика или от полицейского от того же, который меня останавливает, вот это все как бы... ? Ну поняли меня, да. И вот как-то надо тоже этот вопрос решать. Кто проверяет медиков, то же самое полиция...

Сергей Лесков: Хорошо, вопрос понятен.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Да.

Сергей Лесков: Ну, на самом деле вы задаете частный вопрос. Пандемия на то и пандемиия, что невозможно пресечь все пути распространения зловредного вируса. Кстати, сегодня Мишустин дал указание на всех контрольных пунктах для водителей, которые въезжают в Россию из-за рубежа, использовать тепловизоры. Нормально. Стопроцентной гарантии это не дает, но тем не менее снижает риск. Надо использовать все возможные меры. Кстати, сегодня же премьер сказал, что Россия входит в тройку мировых лидеров по количеству анализов на коронавирус. В общем-то, это говорит о том, что Роспотребнадзор встречает вот эту вот заразу в готовности.

Между прочим, мне сегодня подумалось вот о чем. Мы сейчас про Америку поговорим, тем более мы в Америку, Россия, как, кстати, и Китай, направили самолеты с гуманитарной медицинской помощью, с масками и с аппаратами искусственной вентиляции легких, хотя нам самим их не хватает, но, в общем, это общая беда, конечно, и надо бороться сообща, это убеждение нашего президента, я с ним совершенно солидарен. К тому же Америка неоднократно помогала нашей стране в самые тяжелые минуты, начиная от повального голода в 1919–1920-х гг. Только Америка подкармливала молодую советскую республику, это сейчас забыто.

Ну так вот, я обратил внимание на то, что, когда речь касается инфекций, эпидемий, такого общего бедствия, наша страна, Россия лучше справляется с этой напастью, чем страны так называемой западной демократии. Да, там, наверное, лучше кардиологи, лучше нейрохирурги. А вот когда речь идет о каких-то массовых заболеваниях, то здесь мы оказываемся впереди планеты всей.

Иван Князев: Ой, Сергей, не сглазьте.

Сергей Лесков: С чем это связано? Я думаю, что это какая-то социальная такая традиция. Борьба с эпидемией всегда предполагает некоторое насилие, насилия-то у нас, конечно, больше. Кроме того, у нас есть традиции государственной медицины, а на Западе страховая медицина, в этом тоже большое отличие. Итак, когда надо решить какую-то проблему сообща, то вот русская община как раз показывает свои лучшие стороны, а западный мир индивидуализма лучше работает, наверное, когда речь касается индивидуальных заболеваний типа нервных припадков, вот тем, чем занимался доктор Фрейд, пересадки сердца или других органов. Вот сидя, как говорил Иван, на диване я размышлял о судьбах моей страны в связи с разными заболеваниями, которые одолевают человека.

Но на самом деле та трагическая ситуация, в которую попала Америка, которая вышла по смертности уже на первое место в мире, там в Нью-Йорке умерло больше людей, чем заболело в России, вы можете это представить? Совершенно... Еще раз, я повторю это: в Америке умерло от коронавируса, в одном Нью-Йорке умерло от коронавируса больше людей, чем заболело всего в России. И, в общем-то, если мы это можем, можно помочь американцам.

Они, конечно, прошляпили начало этой эпидемии. Когда в Южной Корее уже делали больше 100 тысяч тестов, в Америке делали только 500. Сейчас президент Трамп, который признал, кстати говоря, свои ошибки, издал приказ, это к вопросу о государстве и рыночной экономике, даже в царстве рыночной экономике, видите, государство рулит в таких ситуациях, за 100 дней он издал приказ о производстве на крупнейшем «General Motors», изготовить нужное количество, 100 тысяч аппаратов искусственной вентиляции легких. Это закон военного времени, и, видите, законы военного времени применяются в такой супердемократической стране. Она была не готова к эпидемии в отличие, как я надеюсь, от России, которую многие, как и Китай, кстати, обвиняют в тоталитаризме. Где-то проигрываешь, где-то выигрываешь.

Возможны ли какие-то еще более строгие меры в Москве? Да, все москвичи ожидают, что их будут преследовать какими-то SMS-сообщениями, будут введены QR-коды, которые будут отслеживать перемещение. Мне кажется, что это при нынешнем развитии цифровых средств связи невозможно, и если это и будет введено, мой прогноз, то в отношении тех людей, которые вернулись из-за границы и входят в эти самые так называемые группы риска, а также в отношении тех москвичей, а их немало, которые несут в себе коронавирус, но продолжают лечение дома. Вот эти вот группы риска, да, возможно, они будут вести так называемые дневники на сайте госуслуг, такая идея тоже разрабатывается, и не исключено, что за их передвижениями будут следить по проездным билетам в транспорте и по камерам наблюдения, которые уже стоят по всему городу и могут распознавать знакомые и незнакомые лица.

Но что касается этих самых страшных QR-кодов, которые будут введены во все смартфоны, это только породит панику, создаст атмосферу злоупотреблений и столь привычной нам коррупции, я в это не верю. А вот что касается прилетевших с итальянскими чемоданами из-за границы, с чемоданами, полными коронавирусов, да, вероятно, подобные меры будут внедрены уже в ближайшие 2 дня.

Иван Князев: Поживем – увидим.

Тамара Шорникова: А почему вы не верите в систему с QR-кодами? Так, собственно, многие эксперты говорят, что во многом с помощью этих средств отслеживания по биллингу, по QR-кодам смогли справиться с ситуацией в Южной Корее, например. Почему у нас это невозможно?

Сергей Лесков: Вы знаете, сколько людей живет в Москве, в московском регионе? Двадцать миллионов. И чтобы ввести эту систему в течение 2 дней, вы представляете, какие деньги на это уйдут? То, что было потрачено на плитку, нам казалось образцом...

Тамара Шорникова: ...расточительства.

Сергей Лесков: ...коррупции, расточительства, нет, это невозможно. Это просто опустошит, я думаю, не только столичную казну, но и федеральный бюджет. Надо все-таки работать с группами риска, а не сеять такую непомерную панику. Двадцать миллионов человек заклеймить, как животное... Вы знаете, на собаку ставят тавро, такое клеймо на брюхо каждой собаке породистой.

Тамара Шорникова: То есть, по вашему мнению, пока переоценивать возможности Большого Брата не стоит?

Сергей Лесков: Это... Ну постепенно, постепенно Большой Брат будет тянуть свои заботливые руки, конечно, к каждому гражданину. Конечно, мы попали в сеть, и вот это вот цифровое братство будет все более и более тесным. Но так быстро накинуть цифровое лассо на каждого человека и поставить ему на брюхо QR-код – нет, это невозможно.

Иван Князев: Сергей...

Сергей Лесков: Но группы риска... Не надо было рисковать.

Иван Князев: Сергей, еще одна тема – цена на нефть. Она у нас падает по-прежнему, но тем не менее смотрите, какая история. С 1 апреля, сейчас в новостях прочитал, Россия не будет увеличивать добычу.

Сергей Лесков: Вы знаете, довольно продолжительное время я занимался нефтегазовой отраслью, побывал практически на всех месторождениях и нефтяных, и газовых и могу, в общем-то, судить, знаком со многими газовыми генералами и нефтяными тоже, мне кажется, что я что-то понимаю в этой области. И по моим оценочным суждениям, мы напрасно вышли из сделки с ОПЕК, переоценив и свои ресурсы, и недооценив тот экономический кризис, который будет усугублен вот этой вот пандемией. Вот этот вот как бы двойной удар пришелся как бы ниже пояса, ниже пояса опустилась цена на нефть. Вы знаете, что с 1999 года так низко цены не падали.

Более того, я сегодня прочитал, что на европейском рынке цена на газ наш, второй благодетель, цена на газ опустилась ниже, чем (такого вообще никогда в мире не было) цена на газ внутри России. Вы можете себе представить? Но вы обратили внимание, что вчера Путин и Трамп беседовали именно не о коронавирусе, они беседовали о нефти.

Иван Князев: И цена подросла, кстати.

Сергей Лесков: В Америке разоряются сланцевые компании, Америка – это вообще страна, построенная нефтяными олигархами, как известно, 70% первых миллионеров Америки были именно нефтяными королями. Я думаю, что если уж Америка от этого страдает, то мы вдвоем затащим на новые переговоры саудитов, и я думаю, что будут приняты какие-то меры, которые не удалось разработать на этих вот сорвавшихся венских переговорах в начале марта. Пока ситуация плохая...

Иван Князев: Сергей, как вы думаете, о чем Путин говорил с Трампом?

Сергей Лесков: Наш бюджет сформирован из расчета 42 доллара за баррель нефти, а сейчас 13, это мало.

Иван Князев: Сергей, как вы думаете, о чем Путин говорил с Трампом по телефону? Потому что после этого цена за баррель немножко выросла.

Сергей Лесков: А я же сказал, о чем они говорили, и, собственно, Дмитрий Песков раскрыл – значит, темой были вот эти самые цены на нефть, нефтяные. Подробностей этих переговоров мы, конечно, не знаем...

Иван Князев: Ну конечно...

Сергей Лесков: ...и никогда не узнаем. Но рынок и биржи живут ожиданиями и надеждами.

Иван Князев: Но теоретически предположить никак нельзя, о чем шла речь?

Сергей Лесков: Поэтому если уж два главных игрока из трех игроков… Россия и США добывают по 10 миллионов тонн нефти в день, еще столько же добывают саудиты. Если уж два игрока стали на эту тему говорить, это внушает оптимизм. А поскольку саудиты очень любят танцевать с Трампом танец с саблями (помним, да, как они там под музыку Хачатуряна плясали?), я думаю, что все-таки вот эта вот тройка, семерка, туз дадут какую-то комбинацию и удастся переломить негативные тенденции на нефтяном рынке. Но самое главное, конечно, очень плохо, что Россия не может слезть с этой проклятой нефтяной иглы.

Иван Князев: Ну да, здесь сложно не согласиться.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Сергей Лесков, наш обозреватель и его авторский комментарий в эфире ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)