Врачей научат летать

Врачей научат летать | Программы | ОТР

В состав экипажей самолётов предложили включить медиков

2020-08-27T13:44:00+03:00
Врачей научат летать
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Дмитрий Курдесов
руководитель общественного движения «За безопасность»
Виктор Горбачев
генеральный директор Ассоциации «Аэропорт», член Общественного совета при Федеральном агентстве воздушного транспорта

Петр Кузнецов: С земли в воздух, тоже есть одна инициатива. Врачей хотят научить летать. Медиков предложили включать в состав экипажей пассажирских лайнеров. Речь идет о рейсах по России и рейсы, которые будут более 3 часов по продолжительности.

Дарья Шулик: Автор этой инициативы – глава общественного движения «За безопасность» Дмитрий Курдесов. Он же направил предложение министру транспорта.

Петр Кузнецов: Основной посыл следующий. Бортпроводники не всегда могут оказать оперативную и качественную медицинскую помощь в полете. Что вы думаете по этому поводу? Все мы так или иначе когда-то летали. Как вам кажется, на борту самолета должен быть врач? «Да» или «нет» – пожалуйста, присылайте ваши ответы, один из них, на короткий СМС-номер. Совсем скоро подведем итоги.

А прямо сейчас Дмитрий Курдесов, руководитель общественного движения «За безопасность», автор инициативы. Дмитрий Валерьевич, сейчас все подробности узнаем. Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Дмитрий Курдесов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Дмитрий Валерьевич, с чем связано ваше предложение? Как-то несчастных случаев на борту стало больше? Вряд ли. Мы в последние полгода не летали.

Дмитрий Курдесов: Вообще за последние месяцы произошло несколько резонансных происшествий в воздухе, которые закончились смертью пассажиров. Так, например, в октябре 2019 г. пассажирский самолет, следовавший по рейсу Санкт-Петербург – Владикавказ, совершил экстренную посадку в Волгограде из-за смерти пассажира. В январе текущего года пассажир скончался на борту самолета, следовавшего из Москвы в Южно-Сахалинск. В феврале медики констатировали смерть 67-летнего мужчины, скончавшегося на борту лайнера, прилетевшего из Челябинска. В июне пассажир скончался во время рейса Москва – Анапа.

Поэтому случаев много. И, может быть, ввиду того, что не летали, поэтому случаи мы можем только вот эти за последнее время назвать. Если бы летали, было бы больше.

Петр Кузнецов: Понятно.

Дмитрий Курдесов: Ведь на самом деле те меры, которые на сегодняшний день принимаются, они, на наш взгляд, не совсем достаточные. Сам экипаж обучается парамедицине, т. е. это оказание первой медицинской помощи. Но ввиду того, что сейчас идет и пандемия, все эти коронавирусы и прочее и прочее, очень сложно самим бортпроводникам. Бывает недостаточно просто сделать первую медицинскую помощь. Бывает, что необходима реанимация, т. е. первая реанимация. Поэтому мы и принимаем такую инициативу, именно выходим с инициативой, чтобы врачи-реаниматоры были квалифицированные, которые могли оценить состояние здоровья пассажира, попавшего в какую-то ситуацию, и соответственно квалифицированно принять решение, оперативно принять решение о необходимости экстренной посадки и госпитализации.

Дарья Шулик: Дмитрий Валерьевич, но смотрите, насколько я знаю, бортпроводники 2 раза в год проходят подготовку по обучению приемам первой помощи. Вот вы сказали: экстренная ситуация. Врач должен принимать решение, нужно ли сажать самолет или нет. В принципе, судя по тому, как обучают бортпроводников, они это решение тоже часто принимают. Вообще насколько возможно каждый борт, который летит более 3 часов по нашей стране, оснастить, скажем так, врачом? Просто технически насколько это возможно? Где столько врачей, во-первых, взять? А во-вторых, на кого ляжет, скажем так, финансовая часть вопроса? Это же недешевое удовольствие.

Дмитрий Курдесов: Ответ на первый: где столько врачей взять? На сегодняшний день работают много у нас и институтов врачей, и много людей выпускается. И просто увеличить штат – это мы просто создаем дополнительные рабочие места, и я не думаю, что это будет плохо.

Дарья Шулик: Хорошо, а деньги где брать?

Дмитрий Курдесов: А второй вопрос, финансирование: ну, если, из моего такого потребительского мнения, если даже увеличится цена билета на 50, на 100 руб., это малозначительно и не очень ударит по карману пассажиров. Но мы будем видеть так, что на рейсах больше 3 часов будут квалифицированные, именно квалифицированные врачи, которые в случае необходимости спасут жизни людей. Поэтому я думаю, что это того стоит. По крайней мере, мы вышли с такой инициативой, чтобы на рассмотрение.

Петр Кузнецов: По поводу все-таки еще нехватки медицинских работников и какого типа это должен быть врач. Уже прозвучало «квалифицированный медперсонал». Но все-таки при составлении своего предложения перед направлением с медицинским сообществом как-то контактировали, выясняли?

Дмитрий Курдесов: Да, безусловно. Обсуждали с врачами и Скорой помощи, и…

Петр Кузнецов: Потому что полеты – специфическая такая отрасль. Дома не бываешь, перелеты всякие, ночь, утро, день, личной жизни нет. Врач скажет: ну, я вообще-то не на такое учился.

Дмитрий Курдесов: Я могу сказать, что врачи Скорой помощи, бывает, и дежурят тоже и сутками, и по двое, и по трое суток. И ездят в командировки.

Петр Кузнецов: Ну, тоже верно. Но на земле.

Дмитрий Курдесов: Поэтому здесь ничего такого нет. И если это все будет мотивировано, и, тем не менее, действительно, для общественной безопасности, для спасения жизни и здоровья граждан это необходимо, то врачи, поверьте мне, пойдут на это.

Петр Кузнецов: Сейчас спросим у них. Медик у нас на линии. Юрий, здравствуйте. Наш телезритель.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я в общем-то с этой темой очень хорошо был связан в свое время, когда существовала санавиация и я в ней работал фельдшером. И поэтому вижу ситуацию. Однажды, летя на рейсе «Победы» из Сочи в 2016 году, мне довелось оказывать помощь больному. Не оказалось медиков вообще на борту никого. Но я, как фельдшер, менее квалификацию имею. Соответственно, дожидался, хотел подождать, когда откликнется врач. Но никого не оказалось. Я оказал помощь буквально тем, что было под рукой. У кого-то какие-то лекарства, у кого-то что-то.

Петр Кузнецов: Т. е. их не было даже на борту, да? Т. е. у кого-то тоже, так уж получилось, что среди пассажиров и лекарства нужные нашлись, и, собственно, сам врач.

Дмитрий Курдесов: Да. Гипертония – заурядный случай, не так страшно чтобы было. Но я имею в виду что. В данной ситуации. Конечно, удорожание полета – это раз, ответственность ляжет на медика еще больше. Но здесь, я думаю, что на внутренних рейсах, которые менее чем 3 часа, было бы более чем достаточно всего-навсего проинструктировать. Бортпроводники, которые имеют небольшую хотя бы квалификацию, я думаю, что уроки они могут взять такие определенные. И иметь необходимый набор либо инструментов, либо лекарств все-таки под собой. Т. е. ящик какой-то медицинский. Это было бы более чем достаточно. Это из моего опыта работы, собственно. И в Скорой помощи у меня стаж есть, и в санавиации тоже.

Петр Кузнецов: Да, спасибо вам за вашу историю и за ваш опыт.

Дарья Шулик: Спасибо, Юрий.

Петр Кузнецов: И за тот случай, который благодаря вам завершился благополучно. Дмитрий Валерьевич, давайте в завершение: дальше что? Вы направили предложение. Что вы ждете, когда получен будет ответ? Кто вас поддержал, кто нет?

Дмитрий Курдесов: Вот Юрий, собеседник, в общем-то такую серьезную тему поднял. Это не только врачи, квалификация, а еще и оборудование самолета необходимым инструментом. Необходимым для реанимации и для оказания первой помощи. Зачастую в самолетах не бывает необходимых средств для оказания этой помощи.

Мы направили эту инициативу Евгению Ивановичу Дитриху, министру транспорта. Дальше мы ждем. Как правило, это проходит месяц, дальше будет обсуждение. Если эта инициатива найдет свое место, т. е. наши законотворцы, юристы, общественность посчитают нашу инициативу достаточно плодотворной и необходимой, будет дальше уже приниматься в виде закона.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Дмитрий Валерьевич.

Петр Кузнецов: Руководитель общественного движения «За безопасность» и автор инициативы по нахождению врача обязательно в составе экипажа в самолете. Но там, видите есть, некоторые условия: перемещение по России и продолжительность полета должна быть больше 3 часов.

Виктор Горбачев, это генеральный директор ассоциации «Аэропорт», член Общественного совета при Ространснадзоре, с нами на связи. Здравствуйте, Виктор Иванович.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Виктор Иванович.

Виктор Горбачев: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Как вы относитесь к этой инициативе и кому она интересна-то? Потому что я помню, у нас был президент Шереметьевского профсоюза летного состава, и вот он сказал (я процитирую): «Безопасность полетов волнует только пассажиров и пилотов, а руководителей авиакомпаний – нет, потому что все застраховано».

Виктор Горбачев: У меня такое ощущение, что наши общественные деятели, которые выдвигают подобные идеи, ни дня не работали на производстве. Они сразу с института куда-то, значит, пошли. В другой институт и т. д.

Петр Кузнецов: Что не так с предложением?

Виктор Горбачев: Это абсолютно непонятное, так сказать, предложение. Одни предлагают возить с собой полицейских. Другие, значит, чтобы было безопасно…

Петр Кузнецов: Да, кстати. Когда дебоширили, точно, хотели в состав экипажа включать там офицера по безопасности отдельного. Сейчас целый город наберем.

Виктор Горбачев: Да. Другие сейчас предлагают, понимаешь ли, медиков. Третьи – еще чего-то. В конце концов там для пассажиров не останется места.

Дарья Шулик: А еще ж оборудование предлагают возить, конечно, да.

Петр Кузнецов: Тем более, сейчас кресла-то как-то стараются некоторые авиакомпании подальше друг от друга.

Виктор Горбачев: Вы прекрасно сказали о том, что персонал авиационный, их готовят, так сказать, хотя бы к минимальному чему-то применению медицинских всяких препаратов и т. д. Если летный персонал, проводники увидят, что да, действительно серьезное дело, то принимается решение о ближайшей, так сказать, посадке в ближайшем аэродроме в аэропорту. Поэтому возить с собой еще, понимаешь… Может быть, там еще сделать нам небольшую, так сказать, операционную какую-то?

Дарья Шулик: Виктор Иванович, а вы вот затронули тему препаратов. Насколько я знаю, на борту, по-моему, 2 как минимум аптечки. Одна на случай нештатной ситуации с самим самолетом, а вторая просто которая по своему усмотрению формируется авиакомпанией. И, насколько я знаю, бортпроводники не имеют права брать препараты у других пассажиров. Это действительно так?

Виктор Горбачев: Да, это абсолютно правильно. Потому что мы не знаем, что и чего находится у пассажира. Потому что то, что находится на борту, это рекомендовано летной медициной. И там находятся все эти, понимаешь ли, необходимые препараты.

Дарья Шулик: Это стандартный какой-то набор, который обязателен для любой авиакомпании? Или каждая авиакомпания сама решает, что в ее аптечке будет?

Петр Кузнецов: Я добавлю. Юрий, медик (я не знаю, слышали вы или нет), наш телезритель, сказал. Вот он был очевидцем…

Дарья Шулик: Что ее не было, да, препаратов.

Петр Кузнецов: …да, просто не было. И брали препараты, которые в итоге помогли, ну так вот хорошо случилось. И он сам врач. Вот, исключительно своими силами обошлись.

Виктор Горбачев: Ну, понимаете, раз на раз не приходится. Но брать у людей какие-то препараты и применять их? А не дай бог, что-то случится? Есть ли от применения данного препарата, мы же не знаем, аллергия, не аллергия, еще что-то?..

Дарья Шулик: Это понятно, хорошо. А есть вот список именно обязательный, который…

Виктор Горбачев: А человек скончается – кто будет виноват?

Дарья Шулик: Да. Виктор Иванович, есть ли все-таки утвержденный список, который обязательно на каждом борту должен быть?

Виктор Горбачев: Конечно. Конечно.

Дарья Шулик: Т. е. та ситуация, о которой нам рассказывал Юрий, это какое-то нарушение было.

Виктор Горбачев: … медицина дает те рекомендации. Которые должны находиться на борту в этой аптечке.

Петр Кузнецов: Давайте вместе с вами еще одного нашего телезрителя послушаем. Камчатка на линии. Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Как вас зовут?

Зритель: Виктория.

Петр Кузнецов: Виктория, пожалуйста.

Зритель: Вот я считаю, что вопрос, который сейчас подняли и обсуждается, по поводу необходимости присутствия врача на борту самолета. Я считаю, что это очень, очень было бы правильное решение. Почему? Потому что вот перелет из Петропавловска, например, до Москвы составляет порядка 8-9 часов. Понимаете, за это время может случиться все что угодно. И я считаю, что на борту врач просто необходим.

Вот сейчас прозвучали вопросы по поводу финансирования. А почему вообще возникает такой вопрос? Ведь существует же экипаж, который получает зарплату, да? В состав экипажа входят как пилоты, так и стюардессы и еще какой-то персонал. Почему не включить туда того же врача?

Петр Кузнецов: Но мы же с вами понимаем, что в конечном итоге та же стоимость билета так или иначе…

Дарья Шулик: Заплатят пассажиры.

Петр Кузнецов: …Да, заплатит конечный…

Зритель: Ну хорошо, это, я считаю, проблема тоже…

Петр Кузнецов: Наш вопрос в следующем заключается, Виктория. Вы исключительно «за», поддерживаете эту инициативу? Вы готовы за билет платить больше? Мы не знаем, на сколько, но чтобы на борту был врач при вашем перелете.

Зритель: Ну, если это будет приемлемая сумма, почему нет. Мы и так очень много платим. У нас достаточно дорогие билеты.

Петр Кузнецов: Это не аргумент, к сожалению, Виктория.

Дарья Шулик: Но никто же не знает, какая сумма будет в итоге. Спасибо, Виктория.

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное. Виктор Иванович…

Виктор Горбачев: Да? Ну, если Виктория так опасается летать, ну пускай она покупает второй билет и возит врача с собой.

Дарья Шулик: А, ну да, и каждый может с врачом лететь.

Петр Кузнецов: Давайте завершим о перспективах инициативы. Есть у нее шансы пройти?

Виктор Горбачев: Абсолютно нет. Вы представляете, если брать вот технически: это что нам нужно? Сейчас с вами, понимаешь ли, десятки тысяч врачей. Где мы их с вами найдем? Это раз. Потом…

Петр Кузнецов: Да и раза этого достаточно, на самом деле, мне кажется, Виктор Иванович.

Виктор Горбачев: Ну где? Их для земли не хватает. А мы еще хотим в воздухе…

Петр Кузнецов: Квалифицированных. Да, и готовых еще и летать. Да, спасибо большое. Виктор Горбачев…

Дарья Шулик: Спасибо, Виктор Иванович.

Петр Кузнецов: …генеральный директор ассоциации «Аэропорт». Итоги голосования. Тут ровно наполовину. «На борту самолета должен быть врач?» – мы спрашивали вас, наших телезрителей, потенциальных дальше пассажиров. «Да» 50%, «нет» 50%.

Дарья Шулик: Пополам. Ну что ж, мы переходим к нашей следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)