Врачей зовут на Дальний Восток

Гости
Виктор Баранец
военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», полковник в отставке, член Общественного совета при Минобороны РФ
Алексей Куринный
заместитель председателя комитета Государственной Думы по охране здоровья, кандидат медицинских наук

Ксения Сакурова: Вот мы тут говорили о тех, кто готов или не готов переехать в Москву...

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: ...а есть же и другие варианты, страна большая.

Виталий Млечин: Совершенно верно, есть и другие направления. Вот, например, призывников-медиков ждут на Дальнем Востоке. О такой инициативе рассказал первый заместитель министра здравоохранения Виктор Фисенко на заседании Совета Федерации по вопросам развития Дальнего Востока, Арктики и Антарктики. По его словам, министерство предлагает введение вахтового метода и внедрение «альтернативной службы, когда молодой человек с медицинским образованием, призываемый в армию, может отработать это время в первичном звене здравоохранения на Дальнем Востоке».

Ксения Сакурова: Такой подход должен помочь восполнить нехватку медиков в поликлиниках, амбулаториях и фельдшерско-акушерских пунктах, которую Фисенко назвал глобальной кадровой проблемой. Как вам такая идея? Достаточно ли медиков в вашем регионе? Что думаете, насколько такой вот призыв молодых медиков может помочь? Позвоните, напишите, расскажите.

Виталий Млечин: 8-800-222-00-14 – телефон прямого эфира, 5445 – короткий номер для ваших SMS-сообщений, все это бесплатно.

С нами на связи Алексей Куринный, заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья, кандидат медицинских наук. Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Алексей Куринный: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Как вам такая идея? Может, действительно поможет?

Алексей Куринный: На самом деле уже все резервы, которые были возможны, медицинских работников вычерпаны во время этой пандемии, поэтому и пенсионеров приглашали, вы помните...

Виталий Млечин: Да.

Алексей Куринный: ...и еще был ряд предложений, волонтеры работают. Поэтому, на мой взгляд, идея хоть и не безупречная, но здравая. Отправить человека подготовленного, прошедшего необходимую специализацию, практически в военные условия, потому что я был на Камчатке и во многих других учреждениях работают опять же мои знакомые с Дальнего Востока, там действительно катастрофическая ситуация с медицинскими работниками. И когда поселок, где живет несколько тысяч человек, оторван, несколько сотен километров или несколько тысяч километров, естественно, любой специалист там, особенно медицинский, он на вес золота. Поэтому если такие люди найдутся, если они согласятся, альтернативная служба, я напомню, это более длительная служба, около 2 лет, по сравнению со срочной, и готовы будут туда поехать, почему бы и нет.

Виталий Млечин: Но это, получается, речь идет о тех, собственно говоря, молодых людях, которые уже получили какое-то образование медицинское...

Алексей Куринный: Конечно.

Виталий Млечин: ...и только после этого они призваны в армию. А таких вообще много, кто после того, как получить медицинское образование, подлежит призыву? Ведь это достаточно длительный процесс.

Ксения Сакурова: И, насколько мы знаем, обычно в медвузах есть военная кафедра, соответственно, вроде бы и не подлежат выпускники призыву.

Виталий Млечин: Да, призыву не подлежат.

Ксения Сакурова: Алексей Владимирович?

Алексей Куринный: Ну, на самом деле, скажем так, военные кафедры закрыты во многих медицинских вузах, сейчас остались в единицах, это раз... Меня слышно, да?

Виталий Млечин: Да-да, слышно-слышно, конечно.

Ксения Сакурова: Да-да-да, слушаем.

Алексей Куринный: Да.

Второй момент: обычно молодые врачи заканчивают институт, поступая в 17–18, где-то в районе 23–24 лет, и до 27 лет у них еще призывной возраст. Поэтому в принципе в течение этих 3 лет они попадают под призыв и могут туда пойти. Плюс есть фельдшера, это вообще люди, которые 3–4 года обучаются в среднем профессиональном учреждении, соответственно, у них вот этот период до 27 лет еще более длительный, когда их можно будет призвать и отправить по альтернативной службе как раз в те регионы, где ощущается катастрофическая нехватка медицинских работников, ну фактически те же боевые условия.

Ксения Сакурова: А сейчас вот такие выпускники медвузов, медколледжей, как сейчас они проходят военную службу? Все-таки на общих основаниях, или их стараются использовать где-то, ну не знаю, пристроить ближе к госпиталю, все-таки ближе к профессии?

Алексей Куринный: Ну, каждый раз по-разному. В общем-то, военными медицинскими работниками, к сожалению, врачами военными не берут тех, кто закончил вузы, поэтому там в лучшем случае какими-то медработниками при госпиталях, но тоже крайне редко это случается. Поэтому востребовать сегодня этот потенциал, опять же чтобы они послужили на пользу стране, вполне реально и вполне возможно.

Виталий Млечин: Ну а вот выпускники, то есть совсем молодые люди, которые фактически не имеют никаких практических навыков, а только теоретические, те, которые в вузе получены, они какую работу могут выполнять? И насколько важно именно их присутствие с точки зрения помощи медикам, которые уже трудятся на местах?

Алексей Куринный: Ну, конечно, хорошо туда отправлять опытного врача, который владеет уже всеми навыками. Но вы сами понимаете, сегодня шестикурсники идут в обычную поликлинику в городе, начинают работать терапевтами, участковыми или врачами общей практики, поэтому это на сегодня уже, по большому счету, распространенная практика. Плюс новые, скажем так, программы обучения сегодня требуют практических навыков от медицинских работников, особенно от врачей, уже на этапе выпуска, а не только в процессе приобретения каких-то навыков.

Но, я повторяю, это опять же такой крайний шаг, это отнюдь не способ выбора, это не какой-то там оптимальный вариант, это крайний шаг. Либо там нет никого, либо там будет хотя бы молодой специалист, который владеет даже пускай не обширным, но минимальным набором необходимых навыков для спасения жизни, для оказания медицинской помощи.

Ксения Сакурова: Да, спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Алексей Куринный, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья, кандидат медицинских наук.

Что пишут наши зрители? Не только на Дальнем Востоке не хватает медиков...

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: Калужская область: «С врачами альтернативная служба – отличная идея». Самарская область: «Почему на Дальний Восток? Надо и в сельскую местность, и в другие города». Кировская область: «У нас не хватает врачей». И Тверская: «У нас в районе раньше работали 36 врачей, сейчас 8, тоже не хватает».

Виталий Млечин: Хакасия: «На вес золота врачи в Саяногорске». Ну и, естественно, да, врачей не хватает везде, особенно узких специалистов.

На прямой связи с нами Виктор Баранец, военный обозреватель «Комсомольской правды», полковник в отставке, член Общественного совета при Минобороны России. Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Виктор Баранец: Доброе утро, доброе утро.

Виталий Млечин: Как вам такая идея? Как вы считаете, много ли призывников согласится? Много ли вообще призывников-медиков, многие ли из них согласятся поехать на Дальний Восток и какой вклад они смогут там внести?

Виктор Баранец: Дорогие друзья, я всегда был сторонником того, чтобы любая законодательная инициатива была законной. Итак, начинаем танцевать с самого края. Предлагается, что эти парни должны идти на альтернативную службу. Слюнявим пальчик, заглядываем в закон об альтернативной службе, и там четко сказано, что эта служба добровольная.

Виталий Млечин: Ага.

Виктор Баранец: Это уже первый, скажем так, облом, у которых есть горячая, в общем-то, идея, благая, даже самая благая идея должна опираться на железную букву закона. У нас в стране есть перечень из 140 специальностей для парней, которые по своим убеждениям не могут идти в армию, там четко в законе прописаны, какие эти убеждения. И вот парни, которые идут на альтернативную гражданскую службу, для них предоставляется 140 специальностей, в том числе есть и медработники, это раз.

Но для того, чтобы взять выпускника медвуза, медколледжа и отправить в этой ситуации силком... Да, мы понимаем, мы патриоты, если надо, позовем, так сказать, и армия пойдет – дорогие друзья, даже эту благую идею надо, во-первых, согласовать с юристами, во-вторых, с Министерством обороны. И естественно, если необходимо, то надо, конечно, вносить поправки и в закон об альтернативной гражданской службе...

Ксения Сакурова: Виктор Николаевич, простите, но сейчас речь не идет о том, что это будет обязанность, речь идет о том, что именно таким выпускникам будут давать такой выбор.

Виталий Млечин: Предложат, да.

Ксения Сакурова: Им предложат, это все-таки речь не идет о том, что это будет обязательно.

Виктор Баранец: Хорошо. Предложат, человек отказывается, что мы будем делать с этим человеком?

Ксения Сакурова: Ну, видимо, отправим в армию.

Виктор Баранец: Мы будем говорить, что «ты не патриот», да-да-да, что «ты не понимаешь ситуации» и т. д.? Государство это умеет делать. Вы знаете, вот вы можете спросить, а сколько вообще ребят ежегодно уходят на альтернативную гражданскую службу. Там есть и медики, там есть и конюхи, и почтальоны, и уборщики за животными, есть, но эти люди идут добровольно. Мне кажется, что это, безусловно, благое намерение, но его надо решать строго в рамках закона. Вы понимаете, у нас же разгул демократии, у нас разгул демократии, у нас кто хочет укалывается, кто не хочет и т. д. Дорогие друзья, у нас только тронь общественность, мы будем все слышать такой хор, громадный хор различного воя.

Надо к этой идее, благой, подчеркну двадцать пять раз, благой идее подойти в строгом соответствии с законом. Ну, например, я сказал уже, надо поправки внести. Ну представьте себе, что выпускник хабаровского медвуза, ему предлагают где-нибудь на острове поработать по альтернативной гражданской службе. Ты сначала, конечно, внеси эти поправки, а затем же надо заинтересовать человека. Вот ты по АГС должен служить 21 месяц, а давайте, если будешь помогать бороться с проклятым COVID на каком-нибудь глухом острове, ты будешь служить, скажем, 15 месяцев, а может быть, и 11, уже государство какую-то справедливую компенсацию дает людям, которые, в общем-то, идут в пучину этого проклятого COVID. Здесь нужно все обмозговать и особенно, конечно, «протереть» этот вопрос и с минздравами, и с юристами, и с Минобороны, и с Минтрудом – тут целый комплекс ведомств, которые замыкаются на эту проблему. Вот это все нужно скоординировать, «протереть» как следует и тогда решать с молодыми людьми, которые...

Я абсолютно уверен, что большинство из них, конечно, понимают, в какой ситуации сегодня страна. Вы знаете, Павки Корчагины у нас, в том числе в медицине, не перевелись, и я думаю, что найдутся такие люди. Но вы их заинтересуйте и прежде всего работайте с ними по закону. Там можно подумать и о денежной компенсации, дорогие друзья, это фактически, если здоровый человек обращается туда, он рискует, идет в красную зону, и государство тоже должно понимать, как-то компенсировать эту отвагу медицинских работников, а, собственно, они у нас все герои, кто работает с больными COVID.

Так что мне кажется, что здесь нужно поступить по-государственному мудро, не спешить аплодировать, какую вот мы прекрасную идею, мы заткнем этот дефицит медработников и т. д. Дорогие друзья, это же еще проблема того, что мы рушили наш бедный Минздрав, мы же его рушили последние 30 лет. А сейчас мы плачемся, пускаем сопли, извините, говорим: «И тут не хватает, и тут», – а кто же оптимизировал у нас медицину в России?

Ксения Сакурова: Ну, справедливости ради, наверное, никто не предполагал, что на нас свалится такая напасть. Спасибо большое, Виктор Николаевич.

Виталий Млечин: Да. Спасибо, Виктор Николаевич.

Ксения Сакурова: Виктор Баранец, военный обозреватель «Комсомольской правды», полковник в отставке, член Общественного совета при Минобороны России, был с нами на связи.

Ну вот, кстати, я читала комментарии молодых медиков к этой новости, и некоторые сказали, что да, они бы пошли, потому что таким образом они не будут терять свои навыки и знания.

Виталий Млечин: Да, это очень важно, конечно.

Ксения Сакурова: То есть все-таки, одно дело, ты продолжаешь заниматься медициной, другое дело, ты целый год занимаешься совершенно другими вещами, а поскольку ребята молодые, они только-только отучились, для них, например, важно и опыт тоже получать. Для кого-то это может быть интересно.

Виталий Млечин: Конечно, очевидно совершенно. Вот нам из Иркутской области пишут: «Врачей не хватает везде, как и других специалистов. У нас зато чиновников в избытке».

Продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Олег Столяров
прежде всего надо отойти от модели : хоть какой-нибудь пусть будет. И перейти на давно и эффективно работающую китайскую модель, сочетающую в себе мощные качественные диагностические центры и центры ведения амбулаторных пациентов. А если еще добавить туда как в Китае комплекты ответственного самолечения, то модель обречена на успех. И такого рода призывники вполне подойдут для ведения амбулаторных пациентов. Кстати, это даст им возможность приобрести опыт для роста до квалифицированных диагностов
Об альтернативной службе для призывников-медиков