Все, что доктор бесплатно прописал

Все, что доктор бесплатно прописал | Программы | ОТР

Потянет ли наша система ОМС лекарственное страхование?

2020-10-19T22:34:00+03:00
Все, что доктор бесплатно прописал
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Лариса Попович
директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ
Алексей Живов
главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук, доцент

Ольга Арсланова: Это «ОТРажение», мы продолжаем. Все, что доктор бесплатно прописал, точнее говоря, прописал зампред Совбеза Дмитрий Медведев, и, кстати говоря, его же еще главой Комиссии по борьбе с новыми инфекциями назначили не так давно. Так вот он, видимо, на этом новом своем посту предложил все назначаемые по рецепту лекарства выдавать россиянам бесплатно. Дмитрий Медведев уточнил, и каким образом нужно реализовывать эту идею, – используя механизмы обязательного лекарственного страхования. Что это за такое страхование? Потянет ли наша система ОМС такую нагрузку? Откуда возьмут деньги? Это, наверное, главные вопросы, которые после этого заявления возникают; как говорится, денег нет, но вы лечитесь.

Александр Денисов: Да. Система бесплатного обеспечения в каком-то виде существует, но, как это водится, не всегда и не везде. Некоторые регионы взялись, например, выдавать бесплатно препараты от COVID для тех пациентов, которые лечатся на дому: Москва, Липецкая область, Челябинская, другие регионы, они срочно вписывают поправки в свои местные законы. Как систему сделать общефедеральной, не зависящей от ситуации в регионе, есть у него деньги в бюджете, нет? Об этом и поговорим. На связи наш первый эксперт.

Ольга Арсланова: Да. Мы приветствуем в эфире Ларису Попович, директора Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики.

Александр Денисов: Да, Лариса, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Лариса Попович: Добрый вечер, добрый вечер.

Александр Денисов: Да. Лариса Дмитриевна, можем мы сказать, так чтобы в общем наметить проблему, что региональность нашей медицины – это главное ее уязвимое звено? Вот что касается больниц, сейчас вскрылся, не строили, не было денег у регионального бюджета; выплаты врачам – не было денег у регионального бюджета. Бесплатные лекарства, даже где они положены, ну нет денег у регионального бюджета, люди по судам бегают. Вот эта региональность нашу медицину всю и подкосила наглухо.

Лариса Попович: Да. Вы знаете, я, кстати, с вами совершенно соглашусь. У нас изначально вообще вот такая региональная квартирность пришла к тому, что у нас даже лечатся совершенно по разным алгоритмам несмотря на наличие стандартов, клинических рекомендаций. Результативность очень разная: даже до COVID, который вообще показал всю пагубность такого рода различий, у нас результативность, скажем, по лечению пневмоний и смертности от пневмоний отличалась в 3–5 раз даже у рядом находящихся регионов. Это говорило о том, что совершенно разная квалификация врачей, совершенно разные подходы к ней.

Что касается лекарственного обеспечения, то здесь, к сожалению, даже при одних и тех же заболеваниях разница в стоимости, а следовательно в качестве лекарственных препаратов, которыми пользуются потенциалы, которые выписывают врачи, может достигать порядка, а это говорит о том, что какие-то лекарства в некоторых субъектах просто недоступны, либо врачи о них не знают.

Александр Денисов: Как нам уйти обратно на федеральный уровень, вернуться к прежней системе, так называемой Семашко, когда все решается централизованным способом, сколько больниц построить, где, какие лекарства бесплатные выдавать безо всяких разговоров, без всяких «но»? Как нам вернуться к этой системе?

Лариса Попович: Ну, я не думаю, что в ближайшее время возможно вернуться к этой системе, уж слишком далеко мы зашли в децентрализации, и управление, и, к сожалению, оценки качества управленческих квалификаций. Конечно, все в головах управленцев: если они нормально работают, если они не боятся быть уволенными за то, что поступили не так, как рекомендует Минздрав, а так, как необходимо региону, то тогда ситуация будет очень даже неплохой. У нас есть регионы, где, в общем, ситуация достаточно спокойная даже в условиях COVID. Но вот в некоторых регионах COVID показал, что ситуация требует вмешательства строгого и довольно жесткого.

Централизация управления, некая стандартизация процессов, а самое главное, стандартизация результатов, которые должны достигать региональные системы здравоохранения. К сожалению, невозможно прописать один и тот же алгоритм действий для каждого субъекта нашей страны, потому что очень разная ситуация и климатическая, и географическая, и демографическая, да и структура заболеваемости тоже очень разная. Поэтому выстраивать стратегию действий должен нормальный, грамотный управленец, а вот этого как раз, к сожалению, мы далеко не всегда наблюдаем. Поэтому просто централизовать, просто давать приказы из центра – это неправильное решение.

Но стандартизировать результаты, что ты должен добиться в этой конкретной ситуации, а ситуаций в конечном счете не так много, 5–7 типов регионов с набором их проблем, для них, в конце концов, можно прописать некие библиотеки решений, и тогда спрашивать с управленцев будет уже, в общем, в принципе достаточно обоснованно.

Ольга Арсланова: Лариса Дмитриевна, я вот смотрю, в Москве (понимаю, что Москва, наверное, не лучший пример, но, извините, какой есть) очень много пациентов идут сразу на этаж, где платные услуги в поликлиниках, сразу же просто, не обращаясь в регистратуру, очень активно пользуются услугами разных частных клиник, которых, кстати, чем больше становится, тем выше конкуренция, тем ниже там цены. То есть это люди, которые по сути уже обеспечивают платную медицину.

Вопрос: так, может быть, мы, не знаю, увеличим взносы по ОМС, может быть, мы сделаем так, чтобы эта кубышка пополнилась, и мы бы позволили себе и людям, которые менее обеспечены, получать эти лекарства бесплатно по рецепту, так, как существует во многих странах? Какой-то самый минимум, не надо дорогих, вот просто чтобы поддержать здоровье человеку. Неужели это так сложно, неужели это так дорого?

Лариса Попович: Я с вами немножко не соглашусь. На самом деле там не самый минимум, об этом говорить не надо. На самом деле о ситуации с лекарственным страхованием или лекарственным возмещением, то есть возмещением стоимости лекарственных препаратов, выписанных по рецепту в амбулаторном звене, мы говорим уже, наверное, лет 15. Я рада, что перед выборами в следующем году наконец нас услышали, наверное, и, может быть, даже есть шанс, что эта система заработает, хотя в стратегии лекарственного обеспечения мы с 2015 года должны были эту систему уже иметь.

Александр Денисов: Ну кстати, некоторые регионы, Лариса Дмитриевна, уже применяют вот эту систему возмещения. В Кировской области, например, предложили для людей, страдающих острыми сердечно-сосудистыми заболеваниями...

Лариса Попович: Там немножко другая история.

Александр Денисов: Да-да-да, возмещать. То есть они приходят в аптеку, им бесплатно выдают, аптеки потом компенсируют. Пошло у них там это или не пошло, вот такого рода бесплатное обеспечение?

Лариса Попович: Ну, вы знаете, все зависит от того, как посмотреть. На самом деле сейчас ситуация немножко получше, до этого просто выдавали деньги, и это было бессмысленно, просто компенсировали людям, для людей это было хорошо, это социальная помощь, но это никоим образом не улучшало клинические показатели.

Вообще система лекарственного возмещения, лекарственного страхования на самом деле будет не очень дорогой даже для России, потому что у нас сейчас достаточно много людей действительно уже получают какие-то льготные лекарства со сложной системой, иногда со сложной системой закупок, сложными ограничениями, но тем не менее порядка 20–22 миллионов человек в этой системе уже участвуют. Все получают бесплатные лекарства, ну должны получать бесплатное лекарство в стационарах, при вызове скорой помощи, в дневных стационарах, эта система полностью покрывается уже возмещением. В амбулаторном звене значительно эффективнее давать покрытие лекарственных препаратов за государственный счет в самом начале заболевания, чтобы не довести до стационарной, до необходимости госпитализации.

Весь мир, по крайней мере не только развитые, но даже развивающиеся страны, посмотрите на Молдавию, посмотрите, как активно внедряет эту систему Китай, посмотрите, как активно она идет во Вьетнаме, она в странах Юго-Восточной Азии идет во многих. Система лекарственного страхования – это самый эффективный механизм повышения эффективности здравоохранения. Нам тогда не понадобится...

Александр Денисов: Лариса Дмитриевна, мы немного запутались. Лекарственного страхования, то есть, вот как Оля говорит, дополнительно какие-то деньги собирать, или лекарственного возмещения, когда, раз тебе выписали по рецепту, ты пришел в аптеку, получил, а аптека потом твой чек отправила, сказала, что вот у них товарищ отоварился, верните им деньги.

Ольга Арсланова: Но вопрос, да, где деньги взять.

Александр Денисов: Да, каким путем?

Лариса Попович: Здесь нет терминологической путаницы. Мы называем лекарственным страхованием, потому что используем те же механизмы, что в обязательном медицинском страховании, как правило, через те же самые проводящие пути. А суть этой программы в том, что плательщик, то есть государство, через какие-то свои институты возмещает аптекам либо фармпоставщикам стоимость лекарств, пациент же не платит за них...

Ольга Арсланова: Понятно.

Лариса Попович: ...либо платит какую-то маленькую долю, превышающую ту часть, которую возмещает государство.

Ольга Арсланова: Но, Лариса Дмитриевна, смотрите, у нас вот только в августе цены на лекарства выросли на 9% в среднем, на некоторые лекарства на 20%, и это потому, что мы очень сильно зависим от импорта. Есть ли нам смысл вкладываться в развитие своей фармы, для того чтобы это было и дешевле, и мы были обеспечены, и люди в итоге смогли бы эти лекарства по другой цене получать?

Лариса Попович: Вы знаете, вообще в вашем вопросе очень много аспектов. Во-первых, цены, которые вырастают, все-таки должны вырастать только на сегмент не регулируемых государством...

Ольга Арсланова: Да, понятно.

Лариса Попович: То есть то, что за пределами жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. А жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты – это та основа, которая должна быть действительно внутри системы лекарственного страхования. То, что люди покупают зачастую, совершенно не является эффективным и правильным просто потому, что не эти препараты им нужны, потому что они рекламируются и их хочется покупать, а есть совершенно другие, может быть, более дешевые либо более эффективные, но их не выписывают, потому что нет системы лекарственного страхования, системы лекарственного обеспечения.

Ольга Арсланова: Понятно.

Лариса Попович: Поэтому говорить про то, что нам необходимо собственную фармацевтическую промышленность, – ну кто бы спорил? Другой вопрос, что ни одна страна в мире не может на 100% обеспечить собственными лекарственными препаратами для всех потребностей населения, ну ни одна страна. Даже Соединенные Штаты Америки, лидирующие в развитии бигфармы, закупающие маленькие лаборатории по всему миру, которые что-то открывают, тем не менее обеспечивают свое население не более чем на 85%, в лучшем случае 90% тех препаратов, которые в принципе уже доступны в мире. Но естественно, развивать надо. Будут ли наши лекарства дешевле, не всегда это, к сожалению, справедливо...

Ольга Арсланова: Ну да, у нас вот сейчас от COVID выпустили российское лекарство за 15 тысяч за упаковку.

Лариса Попович: Ну вот да, по этому поводу у меня вообще...

Александр Денисов: Но его, кстати, бесплатно и собираются выдавать в некоторых регионах, мы уже перечисляли, Челябинская, Тамбовская, Москва...

Ольга Арсланова: Точно его?

Александр Денисов: Да-да-да, ну вот эти дорогие препараты, всех успокоили: ребята, дадим бесплатно.

Лариса Попович: Очень хочется верить, что все-таки эти препараты действительно будут приносить пользу, потому что есть разные...

Александр Денисов: Да, кстати, а это вопрос, Лариса Дмитриевна, вы верно сказали насчет пользы.

Два звонка у нас, давайте пообщаемся со зрителями.

Ольга Арсланова: Виктор на связи из Брянской области. Здравствуйте, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Я вот хотел несколько слов сказать, как у нас в Брянской области предоставляются льготные лекарства. Вот у меня онкология, я являюсь льготником, и лекарства, которые мне назначили в лечение, входят в бесплатный перечень, определенный Минздравом. И лекарства дают, понимаете, нерегулярно: бывает, месяц дают, месяц не дают, и получается, что полноценного лечения не происходит.

Александр Денисов: А когда не дают, вы за свои деньги покупаете, Виктор, или вообще не покупаете?

Зритель: Нет, у меня лечение на месяц выходит 400 тысяч, у меня таких денег нет, понимаете?

Ольга Арсланова: Ой-ой-ой... А как вам говорят, просто «нет лекарства», да, «не закупили», «ждите» или что?

Зритель: Да, говорят: «Ждите». Вот в августе лекарство не давали, потому что у департамента здравоохранения нашей области не было денег на закупки, понимаете, долг составил 256 миллионов перед поставщиком лекарств, вот такая ситуация.

Ольга Арсланова: Понятно.

Александр Денисов: Виктор, а сейчас вы получили лекарство для лечения?

Зритель: Ну вот в августе я не получил, а в сентябре, 9-го числа я получил. Мы уже доходили до губернатора, там депутаты подключились областные, делегация целая...

Ольга Арсланова: Лариса Дмитриевна вопрос хочет задать.

Лариса Попович: Скажите, инвалидности нет у нашего зрителя? Категории инвалидности нет еще?

Зритель: Есть, II группа.

Лариса Попович: Ага. Тогда это федеральный льготник, тогда это вообще ситуация просто недопустимая. Значит, будем сейчас разбираться с региональными властями. Это федеральная льгота, вы обязаны получать вообще без всяких...

Зритель: Я знаю.

Александр Денисов: Лариса Дмитриевна, мы тогда вам контакты передадим Виктора? Виктор, трубку тогда не кладите, редактору сообщите все ваши данные, мы Ларисе Дмитриевне передадим.

Ольга Арсланова: Так будет проще.

Давайте еще пока послушаем один звонок, из Тамбовской области Любовь с нами на связи, вот ее история. Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Ольга Арсланова: Да-да, добрый вечер.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Вы знаете, я с Тамбовской области, город Уварово. Вот смотрю сейчас вашу передачу. Так вот получилось, что моя семья, вот мы 30 лет именно связаны с медициной. Вот, видно, так получилось, что у меня сын в данный момент инвалид I группы, он гемодиализник, и еще плюс разных серьезных много болезней. Он вот ни одной таблетки, ему и сосудистые надо, все дорогие... У него анемия, так как он принимает гемодиализ, у него железа нехватка. Им год назад предписали, я сейчас точно не могу сказать, какое лекарство, но оно дорогое, 8 тысяч было, и им давали. Сейчас все отменили и говорят: «Ешьте мел».

Александр Денисов: В каком плане? Чтобы дефицит кальция, или что это за шутки такие?

Зритель: Вот такие шутки, говорят: «Принимайте мел». У меня дочь пошла мел покупать, а он, мел, везде с примесями, ничего не получилось. Да, и так вот он плохо себя чувствует. Мы пробивали у него еще тазобедренный сустав, отказала одна нога, вторая, он ходит сейчас на костылях, очень тяжело мучается. Мы 2 года...

Александр Денисов: Любовь, еще вопрос, Лариса Дмитриевна первого слушателя спрашивала – у вас у сына инвалидность?

Лариса Попович: Да, инвалидность.

Александр Денисов: Инвалидность, да? Лариса Дмитриевна, ну что, эти контакты тоже вам передаем?

Лариса Попович: Да нет, послушайте, на самом деле по этому поводу вообще прежде всего должна сработать была страховая компания или руководство медицинского учреждения. Если они не срабатывают, в Росздравнадзор просто до прокуратуры, это уже действительно в Росздравнадзор. Вот все, что описала наша зрительница, это просто какой-то клубок нарушений, это просто чудовищно.

Ольга Арсланова: А вот смотрите, нам из Москвы пишут, Саша говорил о том, что в Москве обещали все оплачивать тем, кто коронавирусом болел...

Александр Денисов: На дому, на дому.

Ольга Арсланова: «Болели с мужем ковидной пневмонией, выписали бесплатные лекарства, но в поликлинике их не было. А лечиться надо срочно, в итоге купили за свои деньги».

Лариса Попович: А почему в поликлинику-то обратились?

Ольга Арсланова: Ну, видимо...

Александр Денисов: Ну там, где выдают, там, знаете, спускаешься и окошечко, там выдают препараты. Я один раз ходил, сыну до 3 лет выписали бесплатное средство от кашля, я удивился, что такое у нас существует, пошел получить, мне дали.

Лариса Попович: До 3 лет все граждане имеют право, дети до 3 лет имеют право получения льготного лекарственного препарата в рамках так называемой региональной льготы. Граждане просто не знают про свои права. И вообще на самом деле я понимаю так, что граждане действительно не знают о своих правах...

Александр Денисов: Лариса Дмитриевна, немного в сторону вас увел, уж извините. Тут пошли получать вот эти ковидные препараты, про которые я говорил, да.

Ольга Арсланова: Да. Вопрос в том, что надо срочно лечиться.

Лариса Попович: Про ковидные не смогу сказать, это надо действительно в Департамент здравоохранения Москвы, раз они это обещали, то, естественно, необходимо, чтобы эти адресаты и были запрошены.

Ольга Арсланова: Нет, на самом деле хорошо, что вы заговорили о правах, потому что очень много вот таких жалоб, люди имеют право на лекарство по разным причинам, они там льготники, инвалиды, или как сейчас вот с COVID, им вроде как не отказывают, им говорят «пойдите возьмите», а лекарства нет, а лечиться надо уже сейчас. В итоге люди что делают? – покупают. Можно ли уже после того, как ты купил, потратился, что-то вернуть?

Лариса Попович: По суду только, и это очень долгая история. На самом деле все, что вы сейчас описываете, для меня действительно странно, потому что когда мы смотрим остатки, мы смотрим сверхзакупки, то есть дополнительные закупки, то видим, что огромное количество лекарственных препаратов в регионах, разных лекарственных препаратов лежат на складе. Поэтому мне совершенно иногда бывает просто непонятно, что за сбои в организации происходят в регионах. Это как раз к вопросу о качестве управления в регионах, потому что нужно вести нормальный учет потребностей, нормальный учет нереализованной потребности, отказа в рецептах и планировать закупку лекарственных препаратов исходя из действительно нужд населения.

Александр Денисов: Лариса Дмитриевна, подводя итог, предложение Дмитрия Медведева, еще рано к нему переходить, нужно посмотреть, что уже должно выполняться в этой сфере.

Лариса Попович: Конечно, сначала давайте наладим то, что есть, иначе просто будет дополнительный хаос, а хаос вообще, к сожалению, невозможно автоматизировать никакой системой страхования.

Ольга Арсланова: Вообще ничем, да.

Александр Денисов: Спасибо большое, Лариса Дмитриевна, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Мы продолжаем. С нами на связи главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук Алексей Живов. Алексей Викторович, здравствуйте. С нами ли вы? Алексей Викторович?

Александр Денисов: Сейчас мы наберем еще раз.

Ольга Арсланова: Сейчас перезвоним.

А вот мы почитаем пока SMS. «По какой причине нет в Краснодарском крае термометров для измерения температуры?» – это, видимо, в стационаре была речь. Значит: «В Брянской области с лекарствами для онкобольных катастрофа, получаем с большими задержками, срывается лечение», – а здесь мы говорим все-таки о том, что людям обязаны бесплатно выдавать. То есть идея Дмитрия Анатольевича Медведева, разумеется, нравится, выдавать бесплатно лекарства, кто же откажется, но проблема в том, что даже те, кто сейчас должны их получать, ну вот система не работает. Будет ли она работать, большой вопрос.

Александр Денисов: Или не знает, вот Оренбургская область пишет: «Не знаем свои права, просто от нас их технично скрывают», – но надо технично узнать, да.

И сейчас у нас на связи главный врач Ильинской больницы Алексей Живов… Еще соединяемся с ним.

Ольга Арсланова: Да, ждем.

Смотри, вот еще, пожалуйста, вот мы читаем эти сообщения, тут же продолжают падать новые, люди пишут о том, как им отказывают в положенных лекарствах. «У мужа онкология, инвалид II группы, врач выписывает (то есть формально права выполняются), но бесплатно их нет. Но прямо рядом, в этом же помещении продают, кошмар», – вот как это работает.

Александр Денисов: Да. Ну вот Лариса Дмитриевна упомянула про суд, это, кстати, интересная тема, еще один вариант получить бесплатные препараты, всю эту практику судебную мы обсудим с нашим экспертом. А пока у нас есть звонок.

Ольга Арсланова: Да, у нас Владимир на связи. Здравствуйте. Откуда вы?

Зритель: Добрый день или вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Я звоню с Таганрога, я больной, онкология, II группа. Меня прямо с районной поликлиники позвонили, или, я не знаю, может быть, еще откуда-то, сказали: «Вам лекарств нет, не ходите, нигде ничего не добивайтесь».

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: Выписали в начале таблеток 200, после облучения мне надо, чтобы печень лучше работала.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Для улучшения работы печени, ну таблеток 150 или 200 выписали, а потом позвонили и сказали: «Больше ничего не получите, не звоните, до свидания».

Ольга Арсланова: Да, понятно. Спасибо.

Александр Денисов: Да, Владимир...

Ну вот у нас вернулся эксперт Алексей Живов, главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук. Алексей Викторович?

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Живов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да-да. Вот много звонков, когда людям должны выписывать бесплатные лекарства, они их не получают, ну там либо денег нет, либо регион не подсуетился...

Ольга Арсланова: ...либо лекарство где-то на складе валяется, его достать почему-то не могут.

Александр Денисов: Да. Вот есть проторенная дорога уже в суд, люди подают иски, естественно, при помощи представителей, юристов, с аргументацией неоказания медицинской помощи, и зачастую выигрывают, и суд признает, что да, обязаны выделить препарат...

Ольга Арсланова: Но это сколько здоровья нужно.

Александр Денисов: Да, зачастую уходит год, бывают лекарства дорогие, тем не менее все чаще этот способ пациенты и применяют, судебное решение вот этой проблемы с бесплатным лекарственным обеспечением.

Алексей Живов: В чем вопрос?

Александр Денисов: В чем вопрос? Насколько это эффективно, стоит ли всем взять на вооружение? Вот столько уже звонков было, люди и со второй степенью инвалидности, и с первой чего-то ждут.

Алексей Живов: Ну, если есть судебные прецеденты, действительно люди выигрывают суды, действительно в законодательстве закреплена такая норма, что ряд категорий граждан обязаны обеспечивать бесплатными лекарствами, то в случае нарушения этих норм, конечно, можно подавать в суд, безусловно.

Ольга Арсланова: Ага. А как вы можете оценить уровень снабжения вот этими лекарствами? Потому что действительно люди жалуются, им положено бесплатно, им не дают. Вот как у вас, например, в вашей больнице с этим?

Алексей Живов: Ну, наша больница частная, поэтому у нас никто никому бесплатно ничего не дает, то есть за все все платят.

Ольга Арсланова: Да.

Алексей Живов: Но даже в условиях частной медицины существует довольно большой лекарственный дефицит. Связано это с тем, что, ну известно, в стране существует импортозамещение, что ряд компаний с рынка ушли, сейчас, скажем так, поставщиков лекарственных препаратов стало значительно меньше, и существует постоянно проблема с регистрацией новых лекарств, с маркировками... То есть очень много сейчас проблем, которые препятствуют тому, чтобы на рынке была высокая конкуренция, а значит и невысокие цены, и разнообразие различных лекарственных препаратов. Сейчас многие препараты просто исчезают из обращения, их просто вообще ни за какие деньги не купить. Но к сожалению, такая вот ситуация. Я думаю, что она абсолютно искусственно создана.

Ольга Арсланова: Искусственно созданная? Почему?

Алексей Живов: Ну потому. Потому что существует вот это жесткое импортозамещение, ряд поставщиков зарубежных с рынка вытеснены, на самом деле замещение не наступило, в России многие препараты не производятся, поэтому существует дефицит, вот и все, борьба с которым, в общем, тоже известна, как это делается.

Александр Денисов: А дефицит – это для лечения каких заболеваний? Или что, прямо для всех сплошной дефицит?

Алексей Живов: Да самых простых, то есть нет достаточного ассортимента антикоагулянтов, недавно исчез..., мочегонное наиболее такое эффективное, его не было на рынке. Большой дефицит различных антибиотиков; если они и есть, то производства Индии, Китая, России и так далее, далеко не все из них качественные препараты, вот и все.

Ольга Арсланова: А в чем проблема наладить производство своего лекарства? Ну предположим, если импортозамещение – это реальность, в которой мы должны жить, ну так выгодно же самим наладить, продавать и зарабатывать.

Алексей Живов: Для начала надо купить лицензию, потому что далеко не все лекарственные субстанции производятся в России, я бы сказал, что почти очень мало лекарственных субстанций у нас собственного производства. Для того чтобы их производить, соответственно, нужно купить лицензию на их производство, а это деньги, это затраты. Можно локализовать, как производство автомобилей, его же нам удалось локализовать, у нас очень много марок производится на территории России, то же самое можно сделать с лекарственными препаратами, но почему-то этот процесс так активно не развивается, как, скажем, локализация производства автомобилей. По всей видимости, это главнее.

Александр Денисов: Да. Вот что касается лекарственного обеспечения, уж вернемся к идее Дмитрия Медведева бесплатно выдавать препараты, которые назначает по рецепту врач. Вот сейчас же крупные страховые компании, у них есть такая категория лекарственного страхования, то есть ты платишь, если что-то случилось и тебе это нужно, то зачастую препараты, которые ты бы покупал, ты бы больше потратил, чем, например, на страховку. Вот этот путь для нас, пока уж нет такого всеобщего бесплатного обеспечения, перспективен, как вы считаете?

Алексей Живов: Тот путь, о котором вы говорите, пригоден только для людей, которые способны покупать довольно дорогие медицинские страховки. Но с учетом того, что в стране имеется огромное количество пенсионеров, пенсия которых очень низкая, и лекарства от этой пенсии зачастую заставляют чуть ли не 30% пенсии, представляете, а людям надо еще питаться, заплатить за жилье, за коммунальные услуги и еще много за что. Вот этим людям в первую очередь государство обязано просто обеспечить лекарственное страхование за свой счет.

Ольга Арсланова: Хотя бы пенсионерам.

Алексей Живов: То есть это пенсионеры, конечно, с очень низкими пенсиями. У нас много очень малообеспеченных категорий граждан, которым тоже надо обеспечить препараты – люди хронически болеющие, инвалиды, которые не имеют возможности вообще не то что купить дорогое, они вообще никакое лекарство не имеют возможности купить. Конечно, вот это должно быть первейшей заботой государства обеспечить этих людей лекарствами.

Александр Денисов: Хорошо, а лекарственная страховка, чтобы представлять, сколько стоит, вот о которой мы говорим?

Ольга Арсланова: Для работающих граждан, которые могут ее купить.

Александр Денисов: Да-да-да, для работающих.

Алексей Живов: Ну, для работающего гражданина она может быть разная. Она может стоить, допустим, от 5 до 20 тысяч рублей в месяц, не в год, а в месяц, понимаете, она может стоить, поэтому это может быть довольно дорогая страховка.

Александр Денисов: Да, это точно, это очень дорогая страховка.

Ольга Арсланова: Ну вот идея с пенсионерами кажется очень здравой. Если вот детям до 3 лет бесплатно лекарства положены, давайте мы в эту категорию еще действительно пенсионеров добавим, это люди, которым больше всего нужно.

Алексей Живов: Ну, средняя пенсия по стране известна, наверное, сколько она у нас, средняя пенсия по стране, и средняя квартплата по стране известна, … очень простая.

Ольга Арсланова: Ну там средняя пенсия по стране меньше, чем пачка вот этого нового российского лекарства от коронавируса.

Алексей Живов: Совершенно верно, вот вам весь ответ на вопрос. И это страхование должно быть абсолютно дифференцированным, и нужно разрешить вообще сооплату в системе ОМС для тех, кто может себе это позволить и кто это желает делать. Почему мы ограничиваем граждан относительно состоятельных, у которых относительно высокие доходы, доплачивать за свою медицинскую помещение к тем деньгам, которые готово выделить на них государство? Почему мы ограничиваем это? Почему у нас нет сооплат, почему? Это было бы очень стимулировало поступление денег в систему здравоохранения, и тогда, возможно, они нашлись бы на то, чтобы пенсионеров обеспечить бесплатными лекарствами хотя бы для начала.

Александр Денисов: Спасибо большое, спасибо.

Алексей Живов: Пожалуйста.

Ольга Арсланова: Алексей Живов, главный врач Ильинской больницы, кандидат медицинских наук, был с нами на связи. Обсуждали предложение Дмитрия Медведева выдавать лекарства бесплатно в рамках обязательного медицинского страхования. Но пока мы видим, что даже работающие программы работают через раз.

Александр Денисов: Не работают.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)