• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Волосовец: СанПиНы не выполняются и группы в садиках переполнены. Бывает до 40 детей! Поэтому наипервейшая задача – их разгрузить

Татьяна Волосовец: СанПиНы не выполняются и группы в садиках переполнены. Бывает до 40 детей! Поэтому наипервейшая задача – их разгрузить

Гости
Татьяна Волосовец
директор ФГБНУ «Институт изучения детства, семьи и воспитания РАО»

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем. В ближайшие полчаса хотим поговорить о детских садиках в России. Совсем недавно это была серьезная проблема со зданиями (был дефицит зданий), в очередях стояли многие семьи, жаловались на то, что устроиться невозможно. И вот новость: в России почти не осталось очередей в детские сады – такие данные по крайней мере опубликовало Минобрнауки.

Юрий Коваленко: В 72 регионах властям удалось обеспечить 100%-ю доступность мест в дошкольных учреждениях для малышей от 3-х лет, еще в 6 она выше 97%.

Ольга Арсланова: Проблемы остаются, давайте посмотрим на это регионы, их 7: Ингушетия, Дагестан, Крым, некоторые другие. В общем-то, больше половины, как считается, более 50% обеспеченность детскими садами, но все-таки не до конца выполнены задачи. Эксперты отмечают, что важно сейчас обращать внимание не только на количество детских садиков, но и на качество их работы с детьми. Вы видите данные Минобрнауки: с детскими садами проблем в стране нет. Но мы хотим спросить страну, вас, были ли у вас какие-то сложности с записью ребенка в детский сад? Звоните и рассказывайте в прямом эфире.

Юрий Коваленко: Ну а то, насколько проблема, скажем так, обрела свое решение, мы будем обсуждать с гостем в студии – у нас в студии Татьяна Владимировна Волосовец, директор Института изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Волосовец: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Мы можем, конечно, судить о Москве, потому что здесь ситуация более-менее прозрачная, есть электронная очередь. Насколько я знаю, в Москве действительно проблема больше не существует: выбираешь 3 детских садика, в один из них попадаешь железно, то есть даже если где-то есть очередь, хотя бы в один ты попадешь. Как с другими регионами? Можно ли сейчас сказать, что действительно большинство регионов также справились с этой задачей?

Татьяна Волосовец: Во-первых, нужно сказать, что электронная очередь есть не только в Москве, а во всех остальных регионах Российской Федерации тоже есть электронная очередь.

Ольга Арсланова: Все 85 регионов используют?

Татьяна Волосовец: Все 85 регионов используют электронную очередь, и есть сводные данные по электронной очереди, эти сводные данные говорят нам о том, что действительно резко снизилось количество семей, которые нуждаются в детских садах для детей от 3-х лет. Но осталась еще достаточно значительная очередь для детей до 3-х лет, может быть, это будет нашим сегодняшним особым обсуждением.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об этой возрастной категории. Раньше были ясли, потом было довольно существенное такое общественное негодование из-за того, что ясли закрыли, открыли группы короткого пребывания, в которые в той же Москве попасть довольно легко. В чем проблема в других регионах с записью в эти…

Татьяна Волосовец: Во-первых, есть группы кратковременного пребывания, как вы правильно заметили, а есть группы полного дня, то есть есть и такой, и такой вариант для родителей. Но таких групп действительно очень мало, в Москве их тоже немного. Сейчас во всех регионах есть потребность в группах для детей до 3-х лет. В чем проблема? Проблема в том, что последние несколько лет все-таки решали проблему с уничтожением очереди для детей от 3-х до 7 лет. Мы знаем почему: майские указы президента от 2012 года.

Ольга Арсланова: И там как раз был указан этот возраст.

Татьяна Волосовец: Да, именно в указе четко был возраст от 3-х лет, про детей до 3-х лет в майском указе 2012 года не было ничего. Ну мы знаем, что сейчас майский указ президента текущего года, 2018 года, там стоит достаточно жестко задача о местах для детей до 3-х лет, на это уже выделены бюджетные средства из федерального бюджета (порядка 50 миллиардов рублей) и еще будут выделены деньги из бюджетов субъектов Российской Федерации, примерно будет обеспеченность чуть более 270 тысяч мест на те деньги, о которых говорил президент.

Но давайте посмотрим, а что же с очередью. Очередь в детские сады для детей до 3-х лет делится на две части. Это очередь для тех, кому детский сад нужен прямо завтра, ну ясельная группа, мы назовем их группами для детей раннего возраста, может быть, это группы для детей младенческого возраста (до 1 года). Таких родителей, сразу вам скажу, не так много, до года желающих, в основном от 1.5 до 3 лет. И эта очередь сейчас насчитывает как раз примерно 270 тысяч детей по выгрузке из электронной очереди по всей России. А вот если мы посмотрим на ту очередь, где родители поставили своего ребенка как только, условно говоря, выписались из роддома, им понадобится детский сад, может быть, через год, может быть, через 1.5, может быть, через 2, но в очереди они все равно стоят. Вот таких семей у нас 2 миллиона 700 тысяч.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, как эти задачи выполнены, ведь важно еще и качество выполнения. Сколько детей в итоге попадают в группы? Насколько эти группы обеспечены вниманием педагогов дошкольных? И еще такой важный момент: кто продолжает стоять в этой очереди, как быстро она движется? Потому что мы понимаем, что есть льготники, есть дети полицейских, есть многодетные семьи, не всегда можно отследить что-нибудь продвижения этой очереди. Кто действительно имеет право встать вперед, а кто нет? Формально вроде бы выполнено.

Татьяна Волосовец: Формально вроде бы выполнено, но мы с вами должны опять же посмотреть на прозрачность этой очереди. Во-первых, я должна сказать, что так как очередь электронная, за своим продвижением родители могут смотреть в рамках выхода элементарно в Интернет, они могут следить.

Ольга Арсланова: Да, но вот бывает такой момент, от родителей много раз слышали: "Стояли в очереди, были 50-ми, стали 100-ми – нам объяснили, что появились вот эти внеочередники", – но поименно они не указываются, поэтому проверить, насколько это настоящие очередники…

Татьяна Волосовец: Согласна. Возможно, нужно с этой самой методикой продвижения детей в очереди поработать, согласна. Но опять же должна сказать: в каких-то регионах это было прозрачная ситуация, в каких-то регионах менее прозрачная ситуация. Но я надеюсь, как только появится возможность у родителей попасть в детский сад в ясельные группы, вот сама эта ситуация отпадет сама собой.

Ольга Арсланова: А вот по поводу групп: группы насколько переполнены?

Татьяна Волосовец: Вы знаете, группы переполнены.

Ольга Арсланова: 30 человек – это нормально, 1 воспитатель на группу – это тоже нормально?

Татьяна Волосовец: Обычно спрашивают, сколько должно быть, а должно быть ровно столько, сколько написано в СанПиНе, в СанПиНе написано про 2 метра на ребенка, если дети старше 3-х лет, 2.5 метра на ребенка, если дети младше 3-х лет. Но честно вам скажу, СанПиНы во многих местах не выполняются, и поэтому есть группы – стандартная группа где-то 50 метров, так мы прикидываем, что должно быть 25 детей, если это старше 3-х лет, и порядка 20 детей, если это младше 3-х лет. Но дело в том, что СанПиНы не исполняются руководителями образовательных организаций: дети принимаются в группы и принимаются в группы, бывает и 30, и 35, и 40, к сожалению. И сейчас, мне кажется, наипервейшая и наиважнейшая задача разгрузить те группы, которые есть, и для тех, кто старше 3-х, и для тех, кто младше 3-х – для них в целом самое важное разгрузить группы. Почему это важно? Во-первых, это, конечно, угроза безопасности детей. Если их в группе много, есть угроза травматизма, это совершенно естественно: их много, им тесно, они могут упасть, пораниться и так далее. В этой группе очень плохо с кислородом, потому что опять же детей много, все дышат, кислорода на всех не хватает, проветривание только в тот момент, когда детей в группе нет, следовательно, угроза респираторных заболеваний (ОРЗ, ОРВИ, грипп и так далее).

Юрий Коваленко: То есть выполнили указы, заполнили садики, но с определенной оговоркой – перезаполнили.

Татьяна Волосовец: Вы знаете, все-таки выполнили указы, указы выполнили достаточно серьезно. У нас ведь никогда в стране так не строились детские садики – 1 миллион 400 тысяч мест введено, огромное количество.

Юрий Коваленко: Но все же.

Татьяна Волосовец: Но очередь была 2 миллиона 200.

Юрий Коваленко: Давайте послушаем, что наши телезрители говорят. Я из нескольких сотен SMS, которые пришли, выделил несколько. Пока только Мурманск сказал, что проблем нет. Дальше смотрим: "Астраханская область, мест нет". Иркутская область: "У нас как была очередь, так и осталась". "В Омске проживает дочь и внучка, внучке 2.5 года, на очередь в детский сад встали на 5-й день после рождения. Очередь огромная, обещают место только на следующий год". В Краснодаре мест нет, в Красноярске 5 лет человек, мест нет. Мест нет и в Москве и Московской области, в Балашихе даже.

Ольга Арсланова: Нам пишут: "Волгоградская область, заведующая детским садиком берет деньги, чтобы устроить ребенка".

Татьяна Волосовец: Ну это вообще безобразие.

Ольга Арсланова: Когда-то такое было и в Москве, но…

Татьяна Волосовец: Это уголовная статья.

Ольга Арсланова: …к счастью, я давно не слышала о таких историях. Смотрите, пишут: "Дагестан, живу в селе, детского сада нет, поэтому дети сидят дома, потому что предложения есть только в соседнее село, а ездить каждый день нет возможности". И очень много жалоб на то, что формально место-то, конечно, предоставляют, только сад этот очень далеко.

Татьяна Волосовец: Да, вот тут вот количество мест и качество мест, встает вопрос. То есть вроде бы с количеством решено, но качество места не устраивает родителей, либо не устраивает детский сад, он очень далеко, либо он в соседнем селе, либо это та группа, которая не устраивает родителей, потому что родителям по заключению ПМПК нужна группа, скажем, компенсирующей направленности…

Ольга Арсланова: Некая коррекция.

Татьяна Волосовец: …то есть ребенок с ограниченными возможностями здоровья, а ему предлагают общеразвивающую направленность.

Ольга Арсланова: Ну это уже следующий этап, как говорится.

Татьяна Волосовец: Да. Я говорю, все-таки по качеству мест: вроде бы места есть, но качество этих мест родителей не устраивает. Скажем, нет шаговой доступности, то есть не устраивает родителей. И вот здесь, конечно, местные органы власти должны подключаться, потому что детский сад – это то учреждение, та образовательная организация, которая все-таки муниципального уровня, она не федерального и даже не субъектового уровня организация, она муниципального уровня. Ну муниципалитетам же на месте виднее. Другой вопрос, что они в этом смысле делают. И мне кажется, вот это бездействие муниципальных органов управления образованием ведет к таким массовым от родителей жалобам.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей.

Татьяна Волосовец: Послушаем с удивлением.

Ольга Арсланова: Татарстан с нами на связи, Марина. Добрый вечер.

Зритель: У нас день, добрый вечер вам.

Ольга Арсланова: Добрый день, да.

Зритель: Город Альметьевск, Татарстан. У меня правнучка родилась 20 июня в 2015 году, мы сразу на неделю встали на очередь. Нам сейчас будет в июне 3 года, мы не попадаем в свой садик, так как у нас район здесь новый, от нас остальные садики далеко, как бы не хотелось бы переходить. Подавали мы заявление, на очередь вставали, были 50 какие-то, потом вдруг сразу стали сотые, потом 70 какие-то, на данный момент мы 62-е. Мы в эту группу не вошли сейчас. Это нам когда же садик дадут? Когда мы уже замуж выйдем, что ли? И… в дошкольное образование никак не можем ни попасть, ни дозвониться, ничего. И вот это когда пояснение, я говорю: ладно, я понимаю, льготники или что, но все равно… Или даже какие-то у нас с садика захотели перейти в этот садик, мы их без очереди пропускаем – а на каком основании это можно так делать?

Ольга Арсланова: Ага, сейчас объясним, попробуем объяснить.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Действительно, есть категории граждан, которых берут без очереди, это правда.

Татьяна Волосовец: Это правда, действительно есть категории граждан, которых берут без очереди, в том числе, как мы уже говорили, это и дети-инвалиды, и дети-сироты, и дети родителей-инвалидов. Вот эти категории льготников определяются, с одной стороны, федеральным неким перечнем, с другой стороны, субъекты могут свой собственный перечень еще дополнить этих льготников. Но опять же мне кажется, что вот недоработают муниципалитеты: ну можно же внимательнейшим образом посмотреть на эту очередь, понять, сколько мест не хватает, подумать, как эту проблему решить. Ведь не муниципальным садиком единым жив муниципалитет. Ведь с другой стороны, можно подумать о том, чтобы организовать какую-то группу, скажем, частную, или семейную организовать, другую форму просто, помочь индивидуальному предпринимателю, скажем, организовать дошкольное образование в своем муниципалитете. Форм сколько угодно много, но муниципалитеты этим просто не хотят озаботиться.

Ольга Арсланова: Куда могут жаловаться родители? Вот, например, в Москве хорошо очень в садиках действует такой гипнотизирующий Департамент образования города, и все сразу: "Нет-нет, не надо жаловаться, сейчас решим". Куда может обратиться наша зрительница, чтобы разобраться?

Татьяна Волосовец: Да. Дело в том, что в Москве все детские сады уже не детские сады, они часть образовательных комплексов, образовательный комплекс – это та образовательная организация, которая подчиняется непосредственно Департаменту Москвы, город Москва является городом федерального подчинения, то есть это субъект Российской Федерации. Ровно таким же образом в свой собственный субъект, вот к нам обратилась прабабушка, поздравляю с рождением правнучки…

Ольга Арсланова: Теперь вас ждет много сложностей и проблем, но что поделать, они приятные.

Татьяна Волосовец: Это да, и бабушки, и прабабушку, родителей, но что делать. И город, несмотря на то, что это город Альметьевск, обратиться нужно в город Казань в непосредственно Министерство образования Республики Татарстан. Раз местные организации, еще раз повторюсь, не справляются, значит, нужно обращаться в вышестоящую организацию, такой вот ответ.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим сюжет из Сочи. Наши корреспонденты нашли семью, которая столкнулась с проблемами при устройстве ребенка в детский сад. Что же у них произошло, давайте сейчас посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Татьяна Владимирович, скажите, пожалуйста, есть ли какие-то нормативы по отдаленности детского сада от ребенка?

Татьяна Волосовец: Шаговая доступность.

Ольга Арсланова: Ну знаете как? 40 минут тоже не крюк.

Татьяна Волосовец: Нет, конечно, нет, не 40 минут, шаговая доступность.

Ольга Арсланова: Это прописано где-то? Родитель может апеллировать к кому-то документу, говорить: "Вот смотрите, вы нас сюда записали, а должны были в 2 раза ближе".

Татьяна Волосовец: Да-да. Я уже ссылалась сегодня на СанПиНы, санитарные правила и нормы, а сейчас мне бы хотелось сослаться на СНиПы – это правила и нормы для строителей. И вот когда возводится той или иной микрорайон, новый микрорайон, как сейчас сказали – возвели большой микрорайон, кто покупает квартиры? Молодые семьи. У молодых семей, естественно, есть дети, не пенсионеры же там в новых микрорайонах живут, у которых уже по определению не может родиться ребенка. Следовательно, в этом микрорайоне на определенное количество жителей должно быть определенное количество инфраструктуры – школа или две школы, детский сад или три детских сада, поликлиника и так далее.

Юрий Коваленко: В том-то и дело, что должно быть.

Татьяна Волосовец: Да.

Юрий Коваленко: По факту все новостройки стоят без детских садов и без школ.

Ольга Арсланова: Многие, скажем так.

Юрий Коваленко: Большая часть.

Татьяна Волосовец: Это как раз вопрос правоприменительной практики. Ведь не зря говорят, что законы у нас хорошие, только их исполняют через раз, к сожалению. Вот у нас есть и законы, и нормативные акты, и правовые акты, и всякие правила, и нормы – а как их исполнять?

Юрий Коваленко: Но пока человек будет жаловаться, все равно пока будут строить детский садик, ребенок уже вырастет, то есть в принципе уже бессмысленно в этом направлении работать, да?

Татьяна Волосовец: Почему же? Этот вырастет, второй ребенок в семье появится, а может быть, третий.

Ольга Арсланова: Новые люди приедут в этот микрорайон.

Татьяна Волосовец: Да, или новые люди приедут. Все равно проблему решать надо, мы же не ради одного конкретного ребенка ее решаем. Да, есть ситуации, когда кто-то из детей в детский сад не попал, и это оборотная сторона демографического взрыва, которому, в общем-то, все радуются в нашей стране, у нас рождается много детей, это же хорошо.

Ольга Арсланова: Но чтобы они продолжали рождаться и продолжали рожать, должен быть, наверное, какой-то стимул, люди должны знать, что инфраструктура готова.

Татьяна Волосовец: Абсолютно с вами согласна, абсолютно. Еще раз повторюсь: это головотяпство местных органов. Нет возможности муниципального сада – создайте условия для коммерческих предприятий и субсидируйте их, для того чтобы возникли места в частном секторе и родители платили в частном секторе ровно столько за детский сад, сколько платят за муниципалитеты – и родители будут счастливы, и очередей не будет, и проблема будет решена. Сейчас есть для этого все условия: есть отдельный СанПиН для детских садов, находящихся в жилых помещениях, сейчас все-все возможно, только нужна политическая воля на местном уровне.

Юрий Коваленко: То есть местный депутат может решить этот вопрос.

Татьяна Волосовец: Может решить, если захочет.

Ольга Арсланова: Сейчас боятся, что ли, давать такую ответственность частникам? Почему так?

Татьяна Волосовец: Вы знаете, не вижу никаких препятствий, потому что если частный детский сад будет делать что-то не то, например, не исполнять СанПиНы, или не выполнять федеральный государственный образовательный стандарт, или не следовать основной образовательной программе, которую регулирует стандарт, то есть контрольно-надзорные органы, которые его накажут так же, как и муниципальный. Поэтому я не вижу вообще никаких препятствий, для того чтобы частные сады открывались. Леность и безответственность.

Ольга Арсланова: Послушаем Евгению из Новосибирска, добрый вечер, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Моей дочери 3 года 9 месяцев, мы поставили ее в очередь в детский садик в первую неделю ее жизни, к 3 годам нам дали садик в шаговой доступности, все хорошо. Но мы проходили в этот садик всего лишь 2 месяца, после чего мы в силу обстоятельств поменяли место жительства в рамках одного города Новосибирска, переехали кардинально в другой район города. Мы обратились в органы местного управления в администрацию, попросили поменять нам детский сад, на что нам представители администрации прямым текстом сказали, что перед нами все обязательства исполнены, места нам не будет; если хотите, ищите самостоятельно подмену, каким образом – ваше дело. Есть еще вариант встать заново в очередь, но при этом очередь пойдет с нуля, то есть как будто бы мы не ставили в первую неделю жизни ребенка в очередь в детский сад, как будто бы мы ее не простояли необходимое количество времени.

Сейчас уже май, 7-й месяц как мой ребенок находится без садика, в силу сложившихся обстоятельств я вынуждена находиться вместе с ребенком дома, не могу ходить ни на работу, ни так далее. То есть вопрос, каким образом я могу повлиять на изменение ситуации, как я все-таки могу ребенку обеспечить детский садик рядом с нашим домом хотя бы в шаговой доступности? Потому что тот, какой нам дали, туда при отсутствии пробок на машине 1.5 часа езды в одну сторону.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Что можно сделать?

Татьяна Волосовец: Ответ такой же, как на предыдущий вопрос: нужно обращаться в орган управления образования вышестоящий, то есть в орган управления образования Новосибирска…

Юрий Коваленко: То есть услуга предоставления детского садика – это одноразовая услуга?

Татьяна Волосовец: Услуга предоставления детского садика одноразовая, но вы же понимаете, что всегда можно решить ситуацию. Неужели в детском саду, даже если он маленький, на 120 мест, не найдется одного места для ребенка с родителями, переехавшими в этот микрорайон? А из этого микрорайона кто-то переехал в другой. Места беспрерывно освобождаются.

Юрий Коваленко: Значит, обращаемся к власти, хорошо.

Татьяна Волосовец: Родители переезжают, дети начинают болеть, их забирают, перевозят детей к бабушкам, огромное движение детей идет, нет проблем. Опять же, почему не получается у граждан добиться чего-то на местном муниципальном уровне? – из-за того, что муниципалитеты не хотят этим заниматься, хотя могут.

Юрий Коваленко: Надо заставлять.

Татьяна Волосовец: Согласна.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Директор Института изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования Татьяна Волосовец была у нас в гостях. Спасибо большое.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Татьяна Волосовец: Спасибо.

 

 

 

 

 

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты