Всегда быть в маске...

Всегда быть в маске... | Программы | ОТР

В Москве вводится «перчаточно-масочный режим»

2020-05-08T11:41:00+03:00
Всегда быть в маске...
Как нарастить пенсию до прожиточного минимума?
Достижения и проблемы российского машиностроения
Россияне всё реже делают домашние заготовки
Что консервируете? Сюжет о зимних запасах сибирских хозяек
ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью
В Госдуме предложили маркировать продукты с высоким содержанием соли
Выпил – отдавай машину
Пенсии вырастут. Индексация почти вдвое превысит инфляцию
Как восстанавливается Приморье после «ледяного апокалипсиса»
Рост цен на продукты. Приморье без света и тепла. Тотальная слежка. Пенсионерам простят долги? Плата за тепло
Гости
Алексей Хухрев
врач-терапевт, кандидат медицинских наук
Александр Малькевич
член совета Общественной палаты РФ.

Ольга Арсланова: Поговорим о масках.

Петр Кузнецов: Потому что, как мы неоднократно уже здесь говорили (да вы и сами все знаете), все начинается в столице, а потом распространяется на регионы. Итак, в Москве вводится перчаточно-масочный режим. Уже со следующей недели за отсутствие защитных средств на руках и лицах будут штрафовать: первый раз – 4 тысячи рублей, а за повторный уже может до 5 тысяч доходить.

Ольга Арсланова: Итак, штрафовать обещают даже за отсутствие масок на рабочих местах. На предприятие могут в любой момент прийти сотрудники Роспотребнадзора. То есть вы понимаете, да? Не только на входе и выходе из вашего предприятия, а и внутри тоже вас могут поймать за руку, если вы без маски.

Петр Кузнецов: Ранее столичный департамент транспорта сообщал, что маски и перчатки можно купить в вендинговых аппаратах и в метро. Одна маска стоит в Москве 30 рублей, пара перчаток – 20 рублей. Соответственно, можно весь комплект купить – и он будет стоить 50 рублей.

Ольга Арсланова: Таким образом, один работающий москвич будет тратить на маски примерно 150 рублей в день – ну, если будет их менять пять-шесть раз, как это рекомендовано делать. Естественно, есть рекомендации в интернете (всегда можно их найти) о том, как сшить маску самостоятельно. Ну, опять же такую маску тогда придется – сколько? – пять-шесть раз в день стирать или менять на другую, такую же.

Петр Кузнецов: Абсолютно. О новом режиме, который на следующей неделе уже в Москве будет введен, будем говорить с нашими экспертами.

Александр Малькевич с нами сейчас на связи, член совета Общественной палаты Российской Федерации. Здравствуйте, Александр Александрович.

Александр Малькевич: Да, добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, а это же нужно тогда уже в Административный кодекс вносить изменения, чтобы начать штрафовать?

Ольга Арсланова: Или достаточно каких-то срочных актов, и по ним мы будем жить?

Александр Малькевич: Ну, я вообще выступаю, честно говоря, за сознательность людей. И всегда я считал, что каждый человек – кузнец своего счастья и переживает за себя, за здоровье свое и своих близких. Поэтому избыточные и репрессивные меры здесь не нужны. Тем более, вот я посмотрел сейчас, 54 региона России как минимум ввели вот этот масочный режим. Но ведь в каждом регионе своя ситуация особая.

Вот я в Общественной палате руковожу Комиссией по СМИ. Мы вынуждены какие-то огрехи информационные в регионах пытаться подчищать и давать советы. Ну ребята, ну давайте объяснять. Если в регионе, образно говоря, ну не знаю, сто инфицированных, как вы объясните людям необходимость носить перчатки на улицах? Почему? То есть как бы несоответствие масштабов разгоняемого такого информационного…

Петр Кузнецов: Александр, извините. Но, судя по всему, самодисциплина – это не про нас. Мы не китайцы, и носить маски, перчатки и лишний раз не выходить из дома нас заставят только штрафы. Получается так. Именно таким комплексом мер мы «прокачиваем» самодисциплину.

Александр Малькевич: Ну, я не согласен с такой оценкой, потому что это значит – неуважительно относиться к нашим людям. И еще раз подчеркну…

Петр Кузнецов: Ну, если они неуважительно относятся к другим, если они нарушают режим самоизоляции, игнорируют маски?

Александр Малькевич: Если двести инфицированных человек, то как вы объясните необходимость людям ходить в перчатках? Главное – не перегибать палку. Ну, человек идет по улице, по совершенно пустой улице, в маске. Это зачем? Он каким образом предохраняется на свежем воздухе? От чего?

Ольга Арсланова: А вы считаете, что всерьез будут за такое штрафовать? Ведь даже сейчас… Мы помним, что нам в Москве анонсировали штрафы за нарушение режима самоизоляции, но, по большому счету, вы сами прекрасно видите, патрулей никаких постоянных нет. То есть здесь все балансирует на грани здравого смысла, по большому счету. И это здорово.

Александр Малькевич: Это самое главное – чтобы здравый смысл был по обе стороны. То есть понятно, что человек, который заходит в маленький тесный магазинчик…

Ольга Арсланова: В его же интересах надеть маску, в его собственных интересах.

Александр Малькевич: Конечно. Там невозможно соблюдать эту социальную дистанцию реально. Мы же говорим про магазин шаговой доступности – он маленький. Но если он находится на улице, то зачем ему эту маску носить и зачем его штрафовать?

То есть не надо впадать в крайности, потому что это только провоцирует. И так у людей уже, находящихся в состоянии повышенной тревожности… Отдельная моя любимая тема – про фейки, которые каждый день сыплются. Вот мы тут с вами эту тему обсуждаем. А вы представляете, какое количество вбросов идет сейчас в социальных сетях и в мессенджерах о том, что… «Я точно видел! У меня есть знакомая, у которой есть друг, у друга есть бабушка, у которой есть приятельница, которая рассказала, что прямо на улице человека задержали за то, что у него не было перчаток, маски – и увезли».

Ольга Арсланова: Но тем не менее большинство все-таки верят своим глазам и, когда выходят на улицу, ничего такого не видят.

Александр Малькевич: Так большинство на улицу не выходит, в том-то и дело. Мы говорим о людях, которые находятся в серьезной самоизоляции и потребляют информацию из социальных сетей и мессенджеров, где десятки и сотни фейковых сообщений в день распространяется. Причем многие из них идут вбросами под копирку. Это так называемый автопостинг в десятках регионов однотипных сообщений. И подобного «раскачивания лодки» нужно обязательно избежать, на мой взгляд, потому что на ровном месте нам дополнительные фейки не нужны.

Петр Кузнецов: Как вы относитесь, как оцениваете меру, когда (уже тоже со следующей недели) на работу неожиданно могут прийти сотрудники Роспотреба и проверить, находится ли сотрудник на рабочем месте в соответствующей комплектации – в масках и перчатках?

Александр Малькевич: Ну, опять же, видите, здесь тоже важна, очень важна тонкая, точная и грамотная информационная политика с разъяснениями, потому что… Смотрите. Одно дело, когда на рабочем месте находится продавец в магазине, кассир или человек, который соприкасается с большим количеством людей.

Ольга Арсланова: Да, вопросов нет абсолютно.

Александр Малькевич: А если мы с вами читаем буквально этот документ и нам не объясняют, то получается, что человек, сидящий в организации, один в помещении, один в кабинете, с выполнением всех норм самоизоляции… Ну, ближайший сотрудник может быть на расстоянии 50 метров, в другой комнате. И формально получается, что к нему тоже может прийти Роспотребнадзор и сказать: «А вы весь день сидите без маски, без намордника! Что это такое? Штраф!»

Петр Кузнецов: А вам не кажется, что этой мере, совершенно новой (такого еще не было), нужно дать время? Помните, как в метро появились очереди? Достаточно оперативно ситуацию исправили и поняли, как нужно контролировать. Ну, там были введены QR-коды. Тоже поворчали, но, в общем-то, на самом деле все это теперь по потокам разделено. И уже со следующей недели тоже вводный, пилотный проект для Москвы. Как-то уже за несколько дней поймут, кому можно носить и как это контролировать.

Александр Малькевич: Ну, я думаю, что правильные выводы будут сделаны из тех историй, которые вы упомянули. Да, цифровые пропуска работают, QR-коды. Хотя я вчера весь вечер в ленте новостей у своих знакомых читал… В принципе, я сам в числе людей, которым одним махом аннулировали цифровые пропуска. Вот мы пытаемся сейчас все это восстановить. При том, что вбиваешь ИНН организации – написано, что организация у вас работающая. А пропуск аннулировали. «А почему?» – «А дозвонитесь на линию», – которая все время занята».

Поэтому мы все проходим сейчас серьезный стресс-тест для всей страны, для всей системы, на самом деле для всего человечества, потому что по факту у нас идет Третья мировая война, только с коронавирусом. И это не преувеличение. Многие эксперты признают, что последствия в целом для мира и для человечества, для экономики – они сопоставимы, в общем-то, с военными потерями. Никто же этого не мог предположить, не ждал. И приходится на ходу перестраиваться, какие-то «цифровые» дыры штопать. Конечно, это непросто. Надеюсь, что… Надо просто быстро все эти моменты регулировать, чтобы не вызывать дополнительного напряжения.

Ольга Арсланова: Но нет ли у вас ощущения, что все-таки есть определенное недоверие у власти у народа по отношению друг к другу? И вот сейчас, когда важна как раз эта консолидация, когда важно действовать сообща, это играет злую шутку.

Вот смотрите. Нам, с одной стороны, звонят люди и жалуются на то, что власть о них не позаботилась или рынок о них не позаботился – не подготовили маски. Из того же Ростова тут же нам приходит эсэмэска о том, что во всех крупных супермаркетах на самом деле маски есть, надо по сути поискать. Но есть какой-то внутренний протест: «Вот меня заставляют – и я не буду! Назло власти я сам себя заражу коронавирусом». И с этим нужно действительно что-то делать, потому что без этого ничего не получится.

Александр Малькевич: Ну, я с вами согласен. Есть такая поговорка: «Назло бабушке отморожу уши». То есть: «Я покажу некий кукиш власти, потом пострадаю сам, но так вам и надо!» Это, конечно, неправильно.

С другой стороны, в таких фронтовых, прифронтовых, боевых условиях растет спрос на очень антикризисных менеджеров, чтобы сбрасывать по всем каналам в социальных сетях карту доступности через геотаргетинг. Например, я бы с удовольствием получил сейчас какую-нибудь подсказку: «Отметьте место, где вы находитесь», – и мне бы очертили ближайшие пять аптек или магазинов, где можно по какой-то удобной небольшой, невысокой цене приобрести эти маски.

Ольга Арсланова: Кстати, да.

Александр Малькевич: Потому что я был вчера в магазине. Знаете, там такая коробка продается – сразу 50 масок за 3 600, на секундочку, по 72 рубля/маска. И конечно, с учетом того, как часто их нужно менять, начинаешь чесать голову, затылок.

А подобные цифровые сервисы, ну не знаю, может быть, на платформе «Яндекса» реализуемые, – это было бы удобно. Мы же ведь с вами можем посмотреть ближайшие аптеки, по сути магазины. Все это работает сейчас. Значит, нужно делать новые шаги, такие прорывные движения с учетом требований, вызовов и реалий сегодняшнего дня.

Петр Кузнецов: Спасибо. В общем, следующая неделя покажет. Александр Малькевич, член совета Общественной палаты, это был его комментарий.

Послушаем наших телезрителей. У нас на связи кто? Марина.

Ольга Арсланова: Да, Марина. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Марина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Слышите меня?

Ольга Арсланова: Да, слушаем. Марина, откуда вы звоните?

Зритель: Мурманская область, не очень благополучный по нынешней ситуации район. Тем не менее у меня немножко другое мнение по ношению масок. Я сама медик, то есть я не дилетант в этом отношении. Я могу сказать, что именно маска ничего не дает без соблюдения определенных правил. Во-первых, человек должен находиться в правильной маске и носить ее правильно.

У нас маски основная часть населения носит неправильно, потому что по денежным средствам они недоступные. Мало того, эти маски носятся, знаете, грубо говоря, по недели три. Я даже с людьми разговаривала, и они говорят: «Одноразовые маски стираем», – лишь для того, чтобы они могли использовать по требованию. То есть они их носят в карманах с грязными деньгами, берут грязными руками.

В общем, получается, что это профанация. Если власти требуют соблюдения данного режима, они прежде всего должны обеспечить. Вот вышел человек, грубо говоря, из подъезда – и у него в почтовом ящике лежит эта маска. Он ее одел опять же чистыми руками. Это соблюдение определенных правил. И тогда, может быть, что-то будет.

Опять же перчатки. Перчатки – это вообще вред. Я сама как медик скажу, что буквально полчаса работаешь в перчатках – и руки потеют. Опять же мы, медики, перед надеванием перчаток руки правильно обрабатываем.

Петр Кузнецов: Марина, спасибо за информацию. Вы просто хлеб сейчас отнимаете у нашего следующего эксперта.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо огромное. Правда это очень познавательно и интересно.

Алексей Хухрев, врач-терапевт, кандидат медицинских наук, с нами на связи. Алексей Леонидович, приветствуем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Алексей Леонидович, вы, наверное, слушали сейчас выступление коллеги?

Алексей Хухрев: К сожалению, связь была такая, что я вообще практически ничего не услышал из того, что говорилось.

Петр Кузнецов: Хочется как раз начать с перчаток. Это совсем что-то новое для москвичей, которым предстоит с этим столкнуться уже на следующей неделе. И наша выступающая телезрительница, которая имеет непосредственное отношение к медицине, как она сказала, отметила, что любые перчатки в этом плане в период пандемии – по сути это вредно, наоборот, это хуже. Почему?

Алексей Хухрев: Во-первых, я понимаю маски – да, они действительно могут определенную часть защиты дать. Перчатки? Ну, во-первых, ими хотя бы надо уметь правильно пользоваться и понимать, когда их надевать, когда снимать. И что они, собственно, дают?

Дело в том что вирус не передается, так сказать, не может проникнуть к человеку через кожу, он проникает через слизистые. Соответственно, для того чтобы он проник в организм, надо, чтобы кто-нибудь чихнул. В чем даже умозрительный смысл этого мероприятия? Чтобы не схватиться за что-то и потом не затащить это себе на слизистые. Ну, также он может машинально это сделать и с перчатками абсолютно. Ну невозможно себя контролировать…

Петр Кузнецов: Чисто психологический момент, наверное. В перчатках меньше будешь к лицу прикасаться. Все-таки это какой-то барьер, что ли. То есть это неживые руки, что ли.

Алексей Хухрев: Может быть. Но все равно прикоснешься.

Ольга Арсланова: Алексей Леонидович, с другой стороны, если мы постоянно пользуемся антисептиками… А мы уже привыкли это делать. Знаете, даже как-то странно, как мы раньше жили без этого. Наверное, проще постоянно дезинфицировать не живые руки, а перчатки – не так жалко.

Алексей Хухрев: Перчатки? Да как сказать… Во-первых, с собой перчатки таскать не очень удобно, чтобы их менять перед каждым заходом в магазин. Ну, вполне достаточно того, что вот ты вышел…

Ну я не знаю, я лично так делаю. У меня в машине лежит большой пульверизатор с антисептиком. Я выхожу из магазина, ну, естественно, кладу свои покупки в багажник. И перед тем, как садиться уже в машину, дезинфицирую руки и уже дезинфицированными руками берусь за руль, дезинфицирую свою телефон, то же самое.

Я понимаю, что как-то с перчатками, может быть, чисто психологически надежнее, но, честно говоря, чисто практически, даже работая в хирургии (у меня был такой опыт), и то контролировать, чтобы не мазануть где-то этими перчатками, ну очень тяжело.

Петр Кузнецов: Алексей Леонидович, простите, пожалуйста. Примерно минута у нас осталась. Можем ли мы объяснить, почему все это время ношение масок, а уж тем более перчаток, не было обязательным, а со следующей недели стало? Что-то произошло, видимо, с защитой, и теперь они призваны защитить нас от внешней угрозы. Что произошло? Почему?

Алексей Хухрев: Здесь есть хорошая аналогия про доброго хозяина, который не хотел собаке отрубить хвост сразу, а резал его по кускам. Я не знаю, видимо, как-то больше смысла было сразу ввести жесткие меры и обязать всех носить перчатки и маски, а не делать это так поэтапно, растягивая это во времени. Как-то у меня возникает много вопросов к этому.

Ну понятно, что боялись наши власти того, что наш народ начнет серьезно возмущаться. Но в итоге-то же все равно к этому пришли, да? Поэтому чисто логически вводить ношение перчаток и масок как этап – ну, для меня как для врача это выглядит, скажем так, несколько странно. Надо это, видимо, было сразу все-таки делать вместе с мерами самоограничения и прочими вещами.

Петр Кузнецов: В комплекте. Но это была бы серьезная нагрузка.

Ольга Арсланова: Ну что уж теперь? Лучше поздно, чем никогда.

Алексей Хухрев: Десять секунд. Просто, видимо, не было такого количества масок и перчаток. Может, из-за этого боялись.

Ольга Арсланова: Кстати, да.

Петр Кузнецов: Ну и заболевших не так много было, может быть, за один день.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Алексей Хухрев, врач-терапевт, кандидат медицинских наук, был у нас в эфире. Спасибо за комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В Москве вводится «перчаточно-масочный режим»