Всевидящая камера. 145 млн нарушений на дорогах за прошлый год

Всевидящая камера. 145 млн нарушений на дорогах за прошлый год | Программы | ОТР

Какая часть штрафов начислена неправильно? Реально ли их оспорить?

2021-02-16T12:44:00+03:00
Всевидящая камера. 145 млн нарушений на дорогах за прошлый год
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Кирилл Янков
член общественного совета при Минтрансе России
Антон Шапарин
вице-президент Национального автомобильного союза

Тамара Шорникова: 145 миллионов нарушений правил движения засняли камеры видео- и фотофиксации на дорогах России. Это почти на 20% больше, чем годом ранее. Можно ли говорить, что после такого количества штрафов на дорогах стало безопаснее?

Иван Князев: Для начала, давайте посмотрим, что нарушали автолюбители у нас чаще всего в прошлом. Во-первых, конечно же, это превышение скорости - аж 124 миллиона постановлений. Также знаки и разметка, проезд на красный свет, парковка и встречный разъезд и обгоны. Много ездили на неисправных авто, фары не горели, поворотники и другое - почти 3 миллиона таких штрафов у нас.

Тамара Шорникова: Собственно, интересно было бы еще узнать, сколько денег нарушители заплатили в казну, и всегда ли штрафы выписывались правомерно, может ли камера точно всегда оценить дорожную ситуацию. Вы попадали в фотоловушки, пытались оспорить постановление, позвоните нам в прямой эфир прямо сейчас, если такая ситуация у вас была.

Иван Князев: Сейчас подключаем к разговору Антона Шапарина, вице-президента Национального автомобильного союза. Здравствуйте, Антон Владимирович.

Антон Шапарин: Приветствую вас.

Иван Князев: Очень много мы говорили о том, что пытаются люди оспорить вот эти все нарушения. Много ли таких случаев было?

Антон Шапарин: К сожалению мало, потому что процедура электронного оспаривания выписанных постановлений появилась не так давно, и о ней, на самом деле, очень немногие знают в настоящий момент. В целом, даже она не позволяет легко и непринужденно оспорить выписанный штраф. Но вся проблема даже не в том, что штрафов выписывается много, а в том, что фото- и видеоматериалы, по идее, должны просматривать сотрудники. Но этого, естественно, никто не делает, потому что поток слишком большой, поэтому штрафы выписываются, по сути, в автоматическом режиме со всеми возможными ошибками.

Например, существует большое количество автомобилей-двойников, которые в другом регионе, на другой марке и модели, но на ваших номерах собирают штрафы, вам они приходят, и вы их должны каким-то образом оспорить. Если бы эти штрафы отсматривал инспектор, то, конечно, он бы увидел, то машина другая. Это массовое явление. Я уже не говорю про ситуации, когда там «Нива» едет 200 с лишним километров в час и т.д.

Иван Князев: Которая в принципе не может ехать больше 200 километров. А как в таких случаях быть, когда машина-двойник, на самом деле?

Антон Шапарин: Нужно обращаться в Госавтоинспекцию с заявлением о том, что так и так, приходят мне штрафы оттуда и т.д. К сожалению, практика такова, что Госавтоинспекция сделать ничего не может, потому что это чаще всего в другом регионе. Межрегиональное взаимодействие находится на уровне каменного века, они друг другу буквально отправляют голубей с почтой.

Иван Князев: И что делать, не платить просто?

Тамара Шорникова: Или платить и оспаривать?

Антон Шапарин: Оспаривать, к сожалению, каждый штраф, каждый раз писать, что вот, так и так, машина не моя, а я не олень.

Тамара Шорникова: После оплаты или вместо?

Антон Шапарин: До. До оплаты дается срок на обжалование, соответственно, после этого, по прошествии этого срока, соответственно, штраф может быть передан в Службу судебных приставов. То есть у человека есть промежуток времени, за которых можно это оплатить или оспорить.

Тамара Шорникова: Антон Владимирович, понятно, что с двойниками вполне конкретная история: да, это просто не моя машина. Но сейчас у нас очень много разговоров и на работе между собой: огромные сугробы, там вообще не понятно, где какая разметка и т.д. То есть, соответственно, нарушение, вроде как, есть, но погодные условия такие, что просто невозможно было это все заметить, проконтролировать. Вот такие штрафы можно оспорить?

Антон Шапарин: Маловероятно, потому что чаще всего, помимо разметки, у вас есть еще и знаки, и, соответственно, в постановлении будет написано: «Нарушил то-то и то-то», допустим, правила разметки. Если вы будете оспаривать, что вы ее не видели, вам напишут в ответ: «Но был знак», выделенной полосы, например. Его вы обязаны были увидеть. Поэтому все претензии к дорожникам, а с них абсолютно взятки гладки, вообще все равно.

Иван Князев: Но подождите, знаки ведь тоже висят на каком-то определенном расстоянии друг от друга и понять, а где у меня закончилась разметка, не всегда же бывает возможность такая.

Антон Шапарин: Но это совершенно никого не интересует. Проблема индейцев шерифа не волнует. Шерифу нужно выписать штраф и получить в бюджет звонкую монету. Других целей у системы фото- и видеофиксации нет, потому что она не нацелена на безопасность дорожного движения. Камеры устанавливаются не в тех местах, где происходят дорожно-транспортные происшествия, чтобы там снизить режим скоростной, как, например, в Белоруссии. В опасном месте стоит камера, перед ней там за пару сотен метров стоит знак фото- и видеофиксации. Все понимают, что надо скинуть скорость, если вдруг она превышается, и т.д. Там устроена система здорового человека.

Тамара Шорникова: А на что нацелена тогда наша система, раз не на это?

Антон Шапарин: Исключительно на извлечение денежных средств, больше ничего ровным счетом.

Иван Князев: А посчитали уже, посчитали эти 145 миллионов постановлений, о какой сумме речь идет, сумме штрафов?

Антон Шапарин: Вы знаете, точную сумму сейчас сказать нельзя, потому что у нас постепенно падает процент собираемости штрафов, и он в разных регионах очень разный. Многие люди ездят с огромными суммами неоплаченных счетов, даже и депутаты Госдумы, например, я знаю таких, которые собирают эти штрафы годами, потом через два года штрафы обнуляются, так как их не смогли собрать ни ГИБДД, ни Служба приставов, и все.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. У них тоже есть вопросы. Сейчас Владимир на связи. Здравствуйте. Ростов-на-Дону. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Нарушения... Автомобиль оформлен на меня, за рулем едет постоянно сын, штрафы там, якобы, нарушает он правила, приходят на меня. Я за рулем не нахожусь, я только владелец. Я стал оспаривать в Ростове-на-Дону, в Управлении МВД, заявление письменно подал, что только не делал, бесполезно. Они даже не отвечают на это. Ну что за бардак. Я инвалид второй группы, я же не могу у них там постоянно находиться и жить там.

Тамара Шорникова: Владимир, спасибо за важный вопрос. Антон Владимирович, как прокомментируете, что тут посоветуете?

Антон Шапарин: Абсолютно классическая система. Во всем цивилизованном мире, где используются камеры фото- и видеофиксации, а они, кстати, используются в мире не везде. Например, в Греции население сказало, что это нарушает наши демократические свободы и излишний контроль со стороны государства. Камер там нет, как в ряде штатов США.

Соответственно, у нас все выписывается владельцу, а ты потом должен доказать, что не ты за рулем. Собственно, в других странах, наоборот, все выписывается на текущего автовладельца, который был за рулем, и нужно инспектору доказать, кто конкретно был за рулем. Система ровно противоположная тому, что у нас, потому что там заботятся о безопасности дорожного движения, а тут собираются с нас штрафы, и желательно так, чтобы мы их не оспорили.

Иван Князев: Подождите, Антон Владимирович, неужели россияне, когда тебе постоянно в навигаторе что-то пищит, что едешь ты там под камеру и т.д., не стали ездить осторожнее, после того, как много камер у нас появилось. Но всегда же начинаешь давить на тормоз, когда понимаешь, что превышаешь, и тебе подсказывают, что ты под камеру едешь?

Антон Шапарин: Вы знаете, у нас в стране есть две реальности. Реальность первая, которую вы описали с навигатором, камерами и т.д., и она ограничена, по сути дела, Москвой и ближней Московской областью. Как только вы отъезжаете чуть дальше, у вас радикально меняется манера поведения водителей, потому что камер там нет, и они не привыкли, по сути дела, что их будут штрафовать, во-первых. Во-вторых...

Иван Князев: Понимаете, не привыкли, что их будут штрафовать и ездить по правилам - это немножко разные вещи все-таки.

Антон Шапарин: К глубокому сожалению, у нас много где нарушают правила дорожного движения. Сложно спорить, люди... Вы знаете, мы одна из немногих стран в мире, где продаются заглушки вместо ремня безопасности. Если мы докатились уже до этого, то говорить, конечно, о качестве вождения не приходится. Поэтому у нас приходится давить рублем, потому что по-другому никто не понимает, но и это не работает.

Тамара Шорникова: Да, Антон Владимирович, я думаю, что как раз общественный совет при Министерстве транспорта в состоянии повлиять как-то на изменения системы, потому что то, что мы сейчас говорим: оспорить один штраф, другой - это же такая борьба одного человека в поле. А системно-то тогда что делать, чтобы не прилетали штрафы и при этом безопасность дорог повышалась?

Антон Шапарин: Для начала, Минтранс к штрафам вообще никакого отношения не имеет, потому что штрафы выписывает Министерство внутренних дел. Это первое. Второй момент: изменить ситуацию можно повышая культуру безопасности дорожного движения системно, то есть, для начала изменить весь подход выдачи прав и к обучению молодых водителей, потому что вся наша система нацелена не на то, чтобы научить водителя, прежде всего по правилам, а для того, чтобы он экзамен смог сдать. Поэтому молодой водитель выезжает на дорогу, и он смотрит и в тихом шоке от того, что происходит.

Второй момент. Часто у нас разметка, знаки и т.д. установлены так, что ты не можешь не нарушить. Это на уровне проектирования сознательно закладывается. Например, в Москве я знаю несколько таких мест. И там, соответственно, висит камера, которая приносит денег примерно как бюджет Монако.

Иван Князев: Но это же можно зафиксировать и направить в ГИБДД, сказать, что вот здесь знаки противоречат друг другу, давайте мы от них избавимся. Может, в этом сознательность тоже будет проявляться?

Антон Шапарин: У ГИБДД все они просто, они поступают с этими письмами примерно так, как нам описал зритель из Ростова-на-Дону. Вы получите на это, максимум, отписку, систему вы не измените, потому что она приносит слишком много денег. Камера в Химках, которая наштрафовала на 160 что ли миллионов рублей за какой-то очень ограниченный промежуток времени, она отлично совершенно работала вплоть до реакции совсем уж большого руководства. А местных все устраивало.

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Иван Князев: Понятно, спасибо. Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза.

Вот, что пишут нам наши телезрители: «Надо обращаться не в ГИБДД, а в суд со взысканием незаконного штрафа». Из Пензенской области: «Полгода из-за снега разметки не видно. Разве аварийность растет?» Из Астраханской области: «Камерам доверия нет. Не может камера с точностью до 100% оценить степень нарушения правил дорожного движения».

Тамара Шорникова: Архангельская область пишет: «Камеры есть даже у нас в Нарьян-Маре, где всего 12 километров дороги». Мне кажется, побольше все-таки, но мысль понятна.

Давайте послушаем телезрителя. Сергей дозвонился, Кострома на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, Сергей.

Зритель: Кострома. Частники же, частникам отдали, вот ставят камеры, устанавливают. Там ни знаков, ничего нет. Едешь, например, мне превышение 83 километра пришел штраф. Пришел штраф превышение скорости, знаков нет. Пошел в ГАИ, в ГАИ спросили: «Уплатил?» «Уплатил». «Обращайся в суд». В суд 40 километров от нашего километра от нашего поселка. И что, нужно заплатить пошлину, иначе кто там... Лучше 250 рублей заплатить. Просто везде такая беда. Частникам отдали, они что, собирают деньги. Легче 250 рублей заплатить, чем там по судам таскаться, сколько времени убьешь, правильно? Всего доброго, спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваш пример.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Сергей. Как исправить такую ситуацию, чтобы вот подобных случаев, как у нашего телезрителя, не было, спросим у Кирилла Янкова, члена общественного совета при Министерства транспорта России. Здравствуйте, Кирилл Владимирович.

Кирилл Янков: Добрый день.

Тамара Шорникова: Кирилл Владимирович...

Кирилл Янков: Вообще я хочу защитить камеры. Я хочу отметить...

Иван Князев: Так это понятно, что вы будете их защищать.

Кирилл Янков: Аварийность на дорогах России снижается из года в год. За 2020 год еще нет полных данных, но, допустим 2019 год - меньше, чем 17 тысяч погибших было. А в 2015 году было 23 тысячи погибших на дорогах России. И количество ДТП в целом снижается. И камеры тоже, при всех издержках и при всех неправильностях их установки, они вносят в этой свой вклад.

Иван Князев: Кирилл Владимирович, я думаю, никто же, наверное, с этим спорить не будет. Я вот пытался предыдущего эксперта на эту мысль вывести, что, наверное, да, камеры как-то способствуют улучшению ситуации на дорогах. Но вот что касается тех же недостатков, которые вы только что упомянули, их как-то исправлять будут, какие-то пожелания автолюбителей тоже учитывать, спорные ситуации?

Кирилл Янков: Да, спорных ситуаций много. Нужно каждый раз оспаривать штраф, если вы с ним не согласны. Есть разные ситуации. Есть ситуации со скоростью, есть ситуации с нарушением разметки. Причем, если, допустим, вы выехали на выделенную полосу, да, это дублируется знаком. А есть много камер, которые фиксируют не выезд на выделенную полосу, а выезд на вот такой вот островок со штриховой разметкой, который не дублируется никаким знаком, и в этом случае если зима, снег, вы можете и должны оспаривать этот штраф, потому что никакой знак вы не видели, и разметку вы тоже не в состоянии увидеть.

Тамара Шорникова: Кирилл Владимирович, а вот еще раз, все-таки, повторю вопрос: а системно с этим можно что-то сделать, чтобы исключить такие спорные моменты в принципе, чтобы не бороться каждому отдельно с какими-то спорными штрафами?

Кирилл Янков: К сожалению, нельзя системно это исключить, потому что на федеральном уровне нельзя определить все места, где можно установить камеру, а где нельзя установить. Федеральный закон определяет общие нормы, а дальше на местах органы ГИБДД, причем они это не делают самостоятельно, они всегда это с органами управления дорожным хозяйством должны согласовывать. Да, вместе с местной администрацией они согласовывают места установки камер, угол наклона камер, точность разрешения и т.д. И вот тут, в этих частностях, когда их устанавливают, действительно много бывает нарушений, спорных моментов.

Тамара Шорникова: Кирилл Владимирович, а почему они возникают, на ваш взгляд? Ведь, наверное, и в дорожных службах, и в ГИБДД работают умные люди, как они вместе так договариваются, чтобы камера возникла в неудобном для водителя месте, почему этого никто не видит сразу?

Кирилл Янков: Во-первых, не всегда там работают умные люди, чтобы правильно исполнить федеральный закон, часто просто они не разбираются. Во-вторых, например, у нас столб стоит здесь, и удобно поставить камеру на столбе. И получается, что она, допустим, пробивает не с момента начала выделенной полосы, а за пять метров до того, как начинается выделенная полоса. И что надо сделать: надо или переносить столб, но это дорого, для этого нужна куча согласований, или уж поставить камеру как она есть в надежде, что никто особо жаловаться не будет, допустим, плюс-минус пять метров. Таких случаев очень много.

Иван Князев: Но это же неправильно. Но что значит, дорого столб поставить? И чьи это проблемы, автолюбители что ли должны в конечном итоге?

Кирилл Янков: Конечно, это неправильно, автолюбители должны бороться и возражать по каждому случаю, который они считают неправомерным. И, надо сказать, что суды, а это уровень мировых судей, они часто эти штрафы с камер отменяют.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. Светлана, Москва, на связи. Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Расскажите свою ситуацию.

Зритель: Вы знаете, я 15 лет жила в Европе, вернулась обратно в Москву. И, например, выезжаю на дорогу с семьей, стоит знак: 40 ограничение, 60, торможу, соблюдаю дорожное движение, а люди начинают очень сильно агрессировать, они начинают сигналить, подрезать, приближаться и создают аварийную ситуацию. Как мне это понять, я просто не знаю.

Иван Князев: Речь о Москве, я правильно понимаю?

Зритель: Да, Москва, да.

Иван Князев: Да, спасибо, Светлана, за ваш вопрос. Но это вот тот случай, когда нужно двигаться со скоростью потока, как в принципе, иногда в правилах пишут, но знаки ограничивают. Как прокомментируете?

Кирилл Янков: Вы знаете, в данном случае общий уровень культуры водителей часто такой, что, к сожалению, видите, начинают сигналить. Это нехорошо...

Иван Князев: А может, знак просто не должен вот этот стоять 40 километров там, где, в принципе, наверное, не может быть и не нужно никаких ограничений?

Кирилл Янков: Тоже можно жаловаться. У нас любят ставить ограничивающие знаки без достаточных на то оснований.

Тамара Шорникова: Хорошо, про жаловаться поняли. Можно тогда еще уточнить, куда все-таки деньги идут? Может быть, от того, что мы очень много заплатили штрафов, наши дороги станут лучше?

Кирилл Янков: Деньги за штрафы идут в местные бюджеты.

Иван Князев: Не в частные руки?

Кирилл Янков: Да, они не идут частным компаниям. Другое дело, что если камеру эксплуатирует частная компания, она получает какие-то средства за эксплуатацию камер. И первое время было такое, что чуть ли это был не процент от штрафов. Но с этим быстро закончили, и сейчас никакой процент от штрафов не могут получать компании, эксплуатирующие камеры. Они могут получать просто плату за эксплуатацию камер, и не более того. От размера штрафов она зависеть не должна. Если она где-то зависит от количества собранных штрафов, то это вопрос для прокуратуры.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, Кирилл Янков.

Иван Князев: Член общественного совета при Министерстве транспорта России был с нами на связи.

Тамара Шорникова: После того, как у нас в эфире ОТР пройдут большие новости, мы будем обсуждать вакансии, мы будем обсуждать новую работу. Есть ли она сейчас. Вот говорят эксперты, что рекрутинговая активность повысилась, все больше нанимают, все больше ищут специалистов. Вопрос, каких и где. И куда устроиться, чтобы получать действительно хорошую зарплату. Там такие вакансии, мы приведем примеры, мама не горюй!

Иван Князев: Здесь еще вопрос не сколько можно ли найти работу, а сколько тебе за эту работу будут платить. Вот поговорим, во сколько и как оценивается человеческий труд в нашей стране. Подключайтесь к разговору в 13:20, ждем вас.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Какая часть штрафов начислена неправильно? Реально ли их оспорить?