Попали в кредитное рабство

Гости
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»
Александр Цыганов
заведующий кафедрой ипотечного жилищного кредитования и финансовых инструментов недвижимости Финансового университета при Правительстве РФ

Иван Князев: Ну а мы сейчас вот о чем. Опять вся страна по уши в кредитах, простите меня, пожалуйста, за такой сленг. И банки только разогревают ситуацию. На этот раз они резко повысили лимиты по новым кредитным картам. Теперь это в среднем 73 тысячи рублей, то есть: «Берите, граждане, все для вас». А тем временем закредитованность населения бьет рекорд за рекордом.

Физлицам в апреле года было выдано 1,5 триллиона рублей кредитов, это на 78% больше, чем в апреле прошлого года. Ну, в два раза почти больше. Общая сумма кредитов в этом году больше 20 триллионов. И, кстати, процент просрочки растет согласно данным Бюро кредитных историй.

Тамара Шорникова: Почему люди попадают в кредитное рабство, занимая больше, чем могут отдать? К чему это приведет, будем разбираться с экспертами.

Ждем ваших звонков. Есть у вас сейчас кредиты, на что брали, получается ли погашать в срок или уже есть задолженность, когда планируете расплатиться? Звоните, пишите к нам в прямой эфир.

Иван Князев: Подключаем к разговору экспертов. Александр Цыганов у нас на связи, заведующий кафедрой ипотечного жилищного кредитования и финансовых инструментов недвижимости Финансового университета при Правительстве России. Здравствуйте, Александр Андреевич.

Александр Цыганов: Добрый день.

Иван Князев: Александр Андреевич, я так понимаю, что вы все-таки больше специалист по ипотеке? Вот смотрите, сейчас уже больше года прошло с тех пор, как мы начали жить со льготными ставками, и еще в прошлом году эксперты говорили, что когда-нибудь это аукнется. Вот на эти ставки купились даже те люди, у которых, в принципе, не было возможности поддерживать этот кредит. Просроченные появляются уже какие-то истории?

Александр Цыганов: Вы знаете, уровень просрочки кардинальным образом, к счастью, не растет. И я бы сказал так, что, в принципе, какое-то количество потребителей, заемщиков, оно всегда может и, к сожалению, попадает в сложную жизненную ситуацию. И для этого есть инструменты поддержки таких лиц, разработанные на уровне как коммерческих банков, ассоциаций, у государства есть специальные программы. И когда мы говорим про ипотечных заемщиков, все-таки здесь ситуация далеко не столь плохая, как может быть, рисовалась бы, смотря на надпись «попали в кредитное рабство» или смотря на уровень закредитованности. Это разные сегменты.

И если мы говорим про то, кто в большей степени попал в такую неприятную ситуацию, когда не имеет возможности обслуживать свой кредит, - это все-таки люди, кто чаще обращаются за небольшими кредитами и чаще даже в микрофинансовые организации, чем в коммерческие банки. Для них это увеличение лимитов по пластиковым картам, скорее всего, пройдет мимо, потому что кредитная карта от банка далеко не всегда такому человеку может быть выдана. Они есть в Бюро кредитных историй, и, собственно говоря, такие люди известны.

И сегмент там, где есть проблема с закредитованностью, - это все-таки в первую голову маленькие, небольшие городки с плохой занятостью, где люди берут кредиты не только для поддержания привычного уровня жизни (это одна из причин, почему берут кредиты), но и для того, чтобы расплатиться с предыдущими долгами - вот это самая худшая ситуация.

Если мы говорим про ипотечных заемщиков именно, то ситуация не столь плоха, еще раз, скорее, она вполне контролируема и если не идеальна (это действительно было бы неверно сказать), то вполне удобоварима. Банки действительно выбирают заемщиков, они дают ипотечный кредит далеко не всем обратившимся. Люди, кто обращаются за ипотекой, они все-таки рассчитывают на то, как они будут ее оплачивать. Это серьезный шаг: это нужно собрать документы, и немало, это нужно выбрать квартиру, это нужно выбрать место, где хочется жить. Это действительно шаг в жизни, на который идут в большинстве, в подавляющем большинстве случаев осознанно.

Поэтому на рынке ипотечного кредитования на сегодня можно, конечно, говорить, согласиться с некоторыми, что есть элементы, указывающие на некоторый перегрев, но, тем не менее, это не ипотечный пузырь, это не то, что было в Соединенных штатах в 2008 году. И когда мы еще раз анализируем рынок потребительского кредитования, на котором действительно есть не самые лучшие тенденции сегодня, то первое, на что нужно обратить внимание, где людям нужно помочь, где нужно выработать меры поддержки - это небольшие города, села, где действительно может сложиться ситуация серьезной закредитованности, когда у человека несколько кредитов, и он берет следующий, чтобы обслуживать предыдущие.

Тамара Шорникова: Да, чтобы расплатиться. Александр Андреевич, тем не менее, я думаю, что какая-то обеспокоенность потенциальными рисками на рынке ипотеки все же существует, раз Центробанк решил ужесточить выдачу банками ипотечных займов с низким первоначальным взносом - ниже 20%. У нас много таких банков, которые соглашаются войти в это дело вместе с клиентом вот с таким пониженным первоначальным взносом?

Александр Цыганов: На сегодня такие предложения есть, они действительно интересны для заемщиков, потому что позволяют, вроде как, не копить, а сразу же войти в ипотеку, сразу же жить в новой квартире. Риск действительно здесь растет, к этому есть и статистика, есть и практика: как мировая, так и российская. Отсюда Банк России стремится регулировать и минимизировать количество таких кредитов с минимальным первым взносом.

Чисто психологически могу объяснить. Человек не привык копить, он не привык отказывать себе в каких-то привычных тратах. Не копил никогда на первоначальный взнос, и тут вдруг берет квартиру, ему кажется, что он эти деньги будет легко оплачивать, и тут выясняется: ему от этого надо отказаться и от отпуска, еще от чего-нибудь. И начинаются проблемы.

Еще более худшая ситуация, я бы на нее специально хотел обратить внимание - это ситуация, когда человек берет потребительский кредит для первого взноса, ипотечный кредит, потом берет еще кредит на ремонт, может быть, на покупку мебели. Вот это тяжелая ситуация, и это отслеживается через Бюро кредитных историй. Стараются все-таки не доводить ситуацию, когда человек берет столько кредитов.

И с другой стороны тоже хочу пояснить. Если у человека серьезные кредиты, но серьезные же и доходы, и он вполне управляется с тем оставшимся доходом, который у него остается после уплаты всех кредитных платежей, то это тоже, в принципе, нормально. Но нужно каждый раз смотреть в каждом конкретном случае.

Тамара Шорникова: Александр Андреевич, а все-таки, что это за выгодные предложения для клиентов? Они для кого выгодные в первую очередь: для клиента или все-таки для банка? Почему он соглашается рисковать и вступать в сделку с клиентом с такой маленькой подушкой безопасности для себя? Это какой процент вообще?

Александр Цыганов: По процентам, наверное, в этом году еще преждевременно говорить, статистики не так много. Почему банк на это идет? Ну, в принципе, если он видит, что заемщик обладает доходами, у него хорошее соотношение платеж/доход, хорошее соотношение кредит/залог, он может пойти на то, чтобы занизить первоначальный взнос. Но все-таки эта практика не повсеместная. Часто этому способствуют застройщики, которые просят своих партнеров - кредитные организации, чтобы такие программы были. В каких-то случаях застройщики даже напрямую деньгами участвуют для повышения доступности кредита и доступности соответствующей своего предложения на рынке недвижимости.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Александр Цыганов, заведующий кафедрой ипотечного жилищного кредитования и финансовых инструментов недвижимости Финансового университета при Правительстве России.

Почитаем несколько смс. Вот пишут нам наши телезрители. «Подруга брала кредит на вставные зубы, до сих пор в кабале, а я пять лет копила на зубы и кредиты не брала».

Тамара Шорникова: «Кредитные игры с банками - это сродни казино, последние всегда в выигрыше», - пишет нам телезритель из Самарской области. Краснодарский край: «Брал кредит на покупку бытовой техники, плачу вовремя и списывают с пенсии автоматически», - пенсионер из Краснодара нам пишет.

Иван Князев: Московская область на связи. Галина дозвонилась. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. Можно списывать долги за сроком давности? Потому что мое дело передали коллекторам спустя 10 лет, и коллектора пытаются возобновить срок давности через чуд.

Тамара Шорникова: Галина, подробнее: на что брали кредит, когда, сколько?

Зритель: Я в свое время брала на ремонт квартиры. И какое-то время я платила-платила, потом осталась без работы и не смогла платить. И в течение этого времени... я до сих пор не работаю, болею, всегда на обследовании - вот это все.

Иван Князев: Галина, скажите, пожалуйста, во-первых, какую сумму брали? Тамара интересуется. И когда последний платеж был?

Зритель: Брала я сумму 180 тысяч, последний платеж у меня был... Я в 2010 брала, а в 2011 я уже прекратила оплачивать. С 2011 года, потому что у меня там хорошо дела шли, а потом осталась без работы.

Иван Князев: Галина, смотрите, мы сейчас зададим этот вопрос нашему следующему эксперту. Если мне не изменяет память, срок исковой давности по просрочке три года, но уточним сейчас у эксперта. У нас Алексей Коренев на связи, аналитик Группы компаний «ФИНАМ».

Алексей Коренев: Добрый день.

Иван Князев: Алексей Львович, не подскажете, я не ошибся? Три года же вроде срок исковой давности по кредиту с даты последнего платежа?

Алексей Коренев: На самом деле, коллекторы, как правильно женщина сказала, могут попытаться подать в суд и через суд...

Иван Князев: Так, восстанавливаем пока связь.

Тамара Шорникова: По-прежнему продолжаем анализировать, на что берут кредиты наши телезрители. Присылайте свои сообщения и звоните в прямой эфир. Вот считает телезритель: «Брать кредит на отпуск или ремонт - это смешно. Нужно либо отказаться от планируемого, либо обходиться какими-то своими средствами». «Брали кредит на срочный ремонт автомобиля и протезирование зубов», - это уже телезритель из Удмуртии. Москва: «Попала в лапы юристов-мошенников, слышала, что "вешают" кредит, как проверить?» Это тоже обсудим.

Иван Князев: Алексей Львович, слышите нас?

Алексей Коренев: Да, я прошу прощения, у меня небольшой сбой, кто-то влез ко мне в эфир.

Иван Князев: Ничего страшного. Так вот: исковая давность три года, вы говорили, что коллекторы все-таки могут подать в суд?

Алексей Коренев: Они могут попытаться через суд добиться того, чтобы исковая давность была увеличена, хотя на самом деле, перспектив у подобного судебного дела не так много. Тем не менее, почему бы не попытаться стряхнуть с людей деньги. Для коллекторов это работа, для коллекторов это заработок, и если им удастся через суд доказать, что по тем или иным причинам исковая давность может быть продлена. Уже все на решении суда, на его рассмотрении.

Иван Князев: Там есть один еще тоже маленький нюанс. Некоторые коллекторы используют такую мошенническую схему, они под видом должника за него вносят какую-то небольшую сумму и тем самым обнуляют срок давности. Но это надо проверять уже, конечно, в запросе в Бюро кредитных историй, если я не ошибаюсь.

Алексей Коренев: Не только, очень часто долги продаются просто по договору цессии третьим лицам, и считается, что у вас возникла новая задолженность, с этой даты и пойдет отсчет. То есть вариантов, скажем так, попытаться обойти закон тут достаточно много.

Тамара Шорникова: А вариантов как сопротивляться этому со стороны гражданина?

Алексей Коренев: Ну, как сопротивляться. На самом деле, самое главное все-таки попытаться не попадать в подобные истории, как известно...

Тамара Шорникова: Ну, если уж...

Алексей Коренев: Ну, если уж... Значит, доказывать, что договор цессии в данном случае ничтожен, то есть тоже обращаться в суд и требовать, чтобы договор цессии, то есть перепродажа права долга, был, скажем так, аннулирован, был признан незаконным.

Иван Князев: Давайте еще послушаем наших телезрителей. Клавдия из Ростова-на-Дону на связи.

Тамара Шорникова: Клавдия, здравствуйте.

Зритель: Обращаться в суд.

Тамара Шорникова: Клавдия?

Иван Князев: А, ну видимо, все решили. Алексей Львович, смотрите, вот у нас тут есть небольшие цифры по просроченным долгам россиян, коли мы уже о них заговорили. Данные за апрель: потребительские кредиты, как мы уже сказали, четверть из них - 25% просрочка, автокредиты, там намного меньше - 7,5%, а вот микрозаймы вызывают опасения - 30%, даже чуть больше, ипотека - 1,5%. Сейчас увидим на наших экранах.

Алексей Львович, когда мы говорим о том, что в стране нужно снижать уровень бедности и вместе с этим каждый день мы видим новости о том, что банки предоставляют все больше и больше возможностей для получения кредитов. Вот одно с другим, оно вообще как у нас коррелируется-то в стране?

Алексей Коренев: Ну, банки-то не обещали снижать уровень бедности. Они борются за прибыль и, естественно... Причем надо иметь в виду, что в банковской среде конкуренция очень высокая, именно поэтому банки бьются за клиента, предлагают очень выгодные условия, особенно с учетом того, что с 1 июля послабления, введенные Центробанком год назад из-за пандемии, заканчиваются (имеются в виду коэффициенты риска, которые были понижены). И банки стремятся сейчас успеть, конечно, выдать больше потребительских кредитов, тех же самых кредитных карт, потому что начиная с 1 июля резервы под выданные займы они будут вынуждены увеличивать, то есть привести их на тот уровень, который был до пандемии.

А если Центробанк увидит, что ситуация с кредитованием действительно постепенно превращается в пузырь, он запросто может и еще более ужесточить требования к банкам, в том числе и по коэффициентам риска и по формированию резервов по выданным ссудам. И, естественно, кредитные организации стараются успеть до этого момента заработать как можно больше. Но банки-то как раз не обещали, что бедных станет меньше, немножечко другая у них задача - банки работают на свою прибыль.

Тамара Шорникова: Если говорить как раз о тех цифрах, которые мы сейчас привели, вас они пугают? Это какой уровень закредитованности по-вашему? Кажется, что как-то многовато просроченных кредитов, в принципе много кредитов у населения. Если поспрашивать по знакомым, у каждого там 2-3.

Алексей Коренев: По ипотеке и по автокредитованию цифры нестрашные, они и не должны быть страшными, потому что эти кредиты, в принципе, высоконадежные, они хорошо обеспечены высоколиквидным залогом. Да и, более того, человек, который взял кредит, чтобы купить квартиру и успел там обжиться, сделать ремонт, устроить детей в садик или школу и т.д., он из кожи будет лезть вон, но будет по кредиту платить.

А вот просроченная задолженность по потребительским кредитам и по микрозаймам действительно очень высокая, и надо что-то делать, потому что доля одобрения кредитов сейчас опять начала расти, банки ослабляют требования к заемщикам: так называемый кредитный скоринг. И это, в общем, такой не очень хороший признак, потому что запросто можно заиграться и оказаться в ситуации, когда, в общем, начнет формироваться действительно кредитный пузырь. Пока еще признаков того, что он есть, нет, но если ситуацию не держать под контролем, она может ухудшиться.

Иван Князев: Просто этот, конечно, кредитный пузырь надувается уже много лет, и все никак не надуется и не лопнет, а население становится все беднее и беднее. Я почему спросил вот по поводу того, что политика по снижению уровня бедности и кредитов. Я понимаю, когда речь идет все-таки о социально значимых кредитах. Дешевая ипотека - это серьезный вариант для того, чтобы улучшить жилищную ситуацию человека. Даже автокредит - это, в принципе, тоже кредит на серьезные цели.

А вот всякие эти мелкие истории, когда лимит на кредитные карты. Фактически мы, грубо говоря, банки точнее, спекулируют на человеческом желании чуть-чуть почувствовать какую-то роскошь. Вот прибавили тебе 50 тысяч лимита на кредитной карте: «Ага, значит у меня появились денежки, я пойду их сейчас потрачу». Вот этот момент, может, каким-то образом бы все-таки немножко придержать, ограничить?

Алексей Коренев: Может быть. Здесь, на самом деле, надо иметь в виду, что есть два вида активных заемщиков, которые берут необеспеченные кредиты - это те, кто вынужден их просто брать, чтобы выжить, и зачастую у подобных домохозяйств 2-3, 7 кредитов даже бывает и более. Там рекорды я слышал по 18 кредитов у людей. Просто для того, чтобы выжить, то есть они берут один займ, чтобы погасить за счет этих средств предыдущие займы. И другая категория - те, кто берут кредиты, не особо нуждаясь в деньгах, но потому что хочется красивую вещь: красивую машину, красивый дорогой телефон, там что-то еще, я не знаю, поехать отдохнуть на хороший курорт, без чего, в принципе, можно обойтись.

Иван Князев: Но даже ведь с первой категорией это ведь тоже путь в никуда. Я понимаю, да, это очень тяжело, когда у тебя просто нет денег, и ты вынужден брать кредиты, чтобы хоть, не знаю, поесть себе купить. Но ведь это затягивание петли все туже и туже. Как этот процесс остановить непонятно.

Алексей Коренев: У нас финансовая грамотность не очень высокая. Люди не умеют просчитывать на 2-3 хода вперед, они просчитывают на один шаг, видят, что кредит позволяет им в какой-то момент вздохнуть полной грудью, не понимая, что в итоге это действительно приведет к серьезным проблемам, либо надеясь на чисто русский авось, что может быть когда-нибудь все это спишут, или там они пройдут процедуру банкротства и долги опять же у них будут ликвидированы.

Большинство не понимает, что процедура банкротства - это тяжелая и неприятная вещь, в ходе которой значительная часть вашего имущества будет реализована. То есть люди думают, что им просто простят долги. Да ничего подобного. Поэтому вот вопрос финансовой грамотности. Люди набирают долги, не особо задумываясь о том, как они их будут отдавать.

И тут надо иметь в виду, что, в общем-то, банки, которые рекламируют кредиты, они всегда говорят: «Смотрите, как у нас легко и просто, быстро взять кредит», и ни один...

Иван Князев: И честно, самое главное. И честно там, все: «Мы не обманываем, мы друзья вам».

Алексей Коренев: И наши все великие актеры активно все это дело рекламируют, и ни один банк не говорит о том, как сложно это будет возвращать. Берете вы чужие деньги и ненадолго, а отдавать-то придется свои и навсегда. И вот, скажу так, в рекламе никогда об этом не говорится. В рекламе упоминается именно то, насколько легко и просто взять кредит в нашем банке, в том или ином.

Тамара Шорникова: И еще один телефонный звонок давайте послушаем. Валентина, Татарстан.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Зритель: Я брала кредит на медицинские услуги в 2017 году и сделала потом (мне предложили) рефинансирование. И с каждым разом у меня росла, в большую сторону увеличивалась, и срок тоже увеличивался. Рефинансирование что такое, можете объяснить?

Иван Князев: Алексей Львович?

Алексей Коренев: Рефинансирование - это изменение условий, по которым вы обслуживаете свой кредит. Надо внимательно читать, что вам предложено. Вообще, как правило, рефинансирование направлено как раз на то, чтобы снизить долговую нагрузку на клиента, то есть отсрочить платежи, перенести их на более поздний период, либо на какое-то время вообще освободить от платежей, если у человека возникла тяжелая жизненная ситуация. Поэтому то, что у звонившей женщины все растет и растет заложенность, скорее всего просто из-за того, что она не успевает ее вовремя обслуживать, потому что все-таки рефинансирование - это практически всегда изменение условий в лучшую сторону.

Иван Князев: Может, там какие-то подводные камни есть? Может, пока рефинансируют, что-то еще параллельно там предлагают?

Тамара Шорникова: Страховки какие-нибудь, еще что-то.

Алексей Коренев: ... и договор надо внимательно читать, потому что под этим делом вам могут навязать, например, страховку, дополнительные комиссии и т.д. Поэтому рефинансирование - вещь полезная, но, в любом случае, каждую букву в договоре мы внимательно изучаем, проверяем, не несет ли она в себе вот этих самых подводных камней.

Тамара Шорникова: Да, конечно же, важно читать договор, потому что вот не успела спросить у Валентины, как же подписывала та, если нет понимания что такое. За что расписываемся, собственно. Внимательнее.

Давайте послушаем Людмилу из Санкт-Петербурга.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, что? У меня какой вопрос. Я брала кредит давно еще, 15 тысяч на свадьбу старшему сыну: не хватало мне денег. Но так получилось, что я сначала этим пользовалась, а последние четыре года я не плачу. Там уже было где-то 11, ну там, знаете, они же дают маленькую сумму заплатить процента. Это даже выгодно, пенсионерам особенно. И вот сейчас, последние четыре года, почти что каждых полгода прибавляют все, прибавляют, прибавляют... Я не пользуюсь четыре года, почему вы мне прибавляете?

Я звонила туда, я просила снять эту сумму, они не снимают. Догнали до 117 тысяч. И вот такое впечатление, что я должна им это выплатить. Я понимаю. Но сейчас-то уже. Снимите эту сумму, что вы прибавляли. Там где-то около 90 тысяч. Там был у меня уже остаток 12 тысяч, думаю: «Ну ладно, потихоньку закрою». Так и Сбербанк этим занимается. Это был первый Альфа-Банк. Мне дали карточку, у меня еще на карточке было 15 тысяч. Они взяли и прибавили 25. Зачем вы прибавляете? Этого не надо прибавлять. Я понимаю, если бы я всей суммой воспользовалась.

Иван Князев: Я так понимаю, вам как раз-таки кредитный лимит и увеличили.

Зритель: Да-да-да.

Иван Князев: А те деньги, что вы занимали, вот эти 15 тысяч, вы отдали, заплатили?

Зритель: Нет еще. Там должно быть где-то 12 тысяч. Вот как у меня было четыре года тому назад на моем счету. Я думаю, так я буду по тысяче платить. Вообще всего там нужно 18 тысяч заплатить, там с процентами. Я потому что туда ездила. А сейчас все прибавляют, прибавляют. Сейчас уже лето на носу, уже никак не съездить. Так они меня больше все волнуют. Что они не снимают эту сумму, она мне не нужна, я четыре года не пользуюсь этой картой. Я просто хочу расплатиться за 15 тысяч.

Иван Князев: Да, спасибо. Спасибо вам. Алексей Львович, я, кажется, начинаю понимать, о чем речь идет. Этот вот в тот период, когда человек, например, не уложился там в 90-дневный период заплатить вот это. А в этот момент тебе увеличили кредитный лимит там, грубо говоря, на 50 тысяч. И что получается, тебе отдавать 50 плюс вот эти 15?

Алексей Коренев: Нет, на самом деле, если, скажем так... Тут кредитный лимит не влияет. Вопрос в том, что какая сумма была вовремя не возвращена, особенно если это идет речь о кредитной карте, потому что проценты по кредитным картам очень высокие, в отличие от обычных потребительских кредитов. Вот есть период, то есть период, когда вы можете не платить проценты, вы не платите ничего. Там это 90 дней, 100, 110 - у разных банков по-разному.

Когда этот период заканчивается, у вас начинается, скажем, период, когда вы платите уже по 26-27% годовых. И это уже серьезная сумма. Если вы эти деньги не вернули, надо иметь в виду, что на эти деньги будут начисляться пени, штрафы и, естественно, будет набегать проценты. Поэтому ничего удивительно нет, если вы не вернули долг полностью, нужны вам эти деньги или не нужны вам эти деньги, но вы должны их вернуть.

В кредитном договоре все это написано. Мы опять упираемся в то, что люди пользуются кредитными продуктами, не изучая, собственно, условия, на которых они эти продукты получили, а потом удивляются, что какие-то им набежали проценты. Да, в общем-то, в кредитном договоре, в том числе и в договоре на банковскую карту, на кредитную карту, все это описано. И должно быть наверняка написано, какие санкции в том случае, если вы деньги не вернули.

Четыре года не платить по кредиту, пусть даже там 12 тысяч нет, ничего удивительного нет, что сумма добежала там больше 100 тысяч с учетом штрафов, пеней и т.д.

Тамара Шорникова: А сожалению.

Иван Князев: Ой, спасибо вам. Алексей Коренев, аналитик Группы компаний «ФИНАМ». С этими кредитами, конечно, лучше, мне кажется, не связываться без острой необходимости.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)