Лучше – в дом. Как убедить бизнес вернуть деньги из «тихих гаваней» и вкладывать в развитие России

Лучше – в дом. Как убедить бизнес вернуть деньги из «тихих гаваней» и вкладывать в развитие России | Программа: ОТРажение | ОТР

Спросим экспертов-экономистов

2021-03-15T13:29:00+03:00
Лучше – в дом. Как убедить бизнес вернуть деньги из «тихих гаваней» и вкладывать в развитие России
За что платим налоги. Регионам надо больше. Мигранты. Карантинный беби-бум. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым. В поисках идеала
Россиянки описали идеального мужчину. А похожи ли они сами на женщину мечты?
Налоги много на себя берут?
Сергей Лесков: У нас поддерживаются традиционные ценности, но вопрос: не поддерживаются ли они только в докладах, а в действительности глубинная молодёжь живёт совсем другими ценностями?
Россиянин или мигрант: кого выбирает бизнес после пандемии?
Дорогая передача: жалобы на плохое качество услуг ЖКХ
Велика ли налоговая нагрузка на россиян?
Мигранты: мы без них не можем?
В марте в России случился беби-бум
Регионам надо оставлять больше заработанных денег
Гости
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Оксана Галькевич: Тем более, тема-то такая: тоже в каком-то смысле о налогах, о деньгах, об инвестициях. Знаете, президент наш дал бизнесу совет: мол, хватит уже присматриваться к загранице, инвестируйте деньги, которые вы зарабатываете в России, внутри России, собственно, и размещайте. Ну, мы-то с вами знаем, что если Владимир Путин кому-то что-то советует, то надо исполнять. Федеральной налоговой службе уже дано указание организовать мониторинг прибылей и мониторинг инвестиций российских компаний. Я так понимаю, чтобы понять, сколько ты заработал и сколько куда вложил, вывел, может быть, сколько в России оставил, а сколько куда перевел. Как вы считаете, уважаемые зрители, давно пора это было сделать или все-таки сейчас не самое подходящее время? Подключайтесь, в общем, к разговору. Телефоны у вас на экранах указаны. Все это совершенно бесплатно. Ждем ваших сообщений и звонков.

Петр Кузнецов: Да, продолжим так или иначе о прозрачности. Максим Кривелевич сейчас с нами на связи, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Здравствуйте, Максим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Максим Кривелевич: Добрый день.

Петр Кузнецов: Как, Оксана, по совету, да?

Оксана Галькевич: Да, по совету.

Петр Кузнецов: А вот скажите, инвестиции по совету – может такая вообще форма существовать в рыночной экономике?

Максим Кривелевич: Такая форма не может существовать не только в рыночной экономике. Она не может существовать нигде. Потому что инвестиции…

Петр Кузнецов: Нет, но это близко (извините) к советской, что ли…

Максим Кривелевич: …это то, что … к росту капитала. Если у вас цели другие, например, выполнить руководящее указание, то это не инвестиции. Это какое-то другое мероприятие, не имеющее к инвестициям отношения.

Оксана Галькевич: Нет, подождите. Максим, скажите…

Петр Кузнецов: Инвестиции ради инвестиций.

Оксана Галькевич: …но тем не менее, вот это наше ожидание, может быть (я не знаю, требованием, наверное, не назовешь, а вот советом), наше ожидание, что деньги, заработанные в стране, хорошо бы вкладывать внутри страны не в последнюю, как минимум, очередь, – оно естественно? Или это опять какие-то не рыночные фантазии? (Мои фантазии, мои не рыночные фантазии, это важно подчеркнуть).

Максим Кривелевич: А давайте разберемся. Здесь есть целый ряд хороших новостей. Хорошая новость первая. Отток капитала частично связан с тем, что мы все-таки достаточно большая экономика с достаточно высоким уровнем заработной платы по сравнению со странами ближнего зарубежья. И трудовые мигранты хотят приезжать в Россию, хотят в России работать и соответственно увозить заработанное к себе на родину. Ну, как же вы заставите их оставить деньги здесь? Они же ради того и приехали, они ради того дворы и метут, чтобы соответственно отправить на родину свои деньги. Это вот часть капитала, которая вполне себе, на мой взгляд, добросовестна, и я совершенно не вижу, каким образом можно было бы этих людей попросить оставлять деньги в России. Тогда, простите, зачем они сюда приехали?

А другая, тоже вполне себе понятная ситуация: родители хотят дать своим детям самое лучшее из доступного образование, отправляют детей учиться в лучшие вузы мира. Но так получается, что лучшие вузы мира находятся не в России. Да их просто невозможно было бы, все лучшие вузы мира, объединить в одной стране. Естественно, это тоже отток капитала. Потому что детишкам надо платить за образование и детишкам нужно платить за проживание. Кто-то из этих детей даже потом вернется на родину. Опять же, не вижу никакого аргумента в пользу того, чтобы этот поток прекратить.

Если же мы говорим об оттоке денег именно корпоративном, то здесь я бы рекомендовал обратиться к материалам ваших коллег, к материалам СМИ. Поэтому я сейчас процитирую всего три кейса, которые СМИ выдают сразу при попытке просто погуглить отток капитала. 2005 год: Газпром выкупает у Романа Абрамовича «Сибнефть» за $13,1 млрд. Вот Роман Аркадьевич может стать теперь английским бизнесменом, имея $13 млрд. за «Сибнефть». 2017 год: Скрынник Елена Борисовна, бывший министр сельского хозяйства России, по сообщениям СМИ, снимает с … ее счетов в Швейцарии на сумму 70 млн. швейцарских франков. Она соответственно может теперь распоряжаться своими деньгами в Швейцарии. Недавняя публикация: сын одного из руководителей РЖД, по мнению ваших коллег из СМИ, обладает недвижимостью в Европе более чем на €50 млн. Что роднит все эти случаи?

Оксана Галькевич: Максим, пролетарская ненависть роднит все эти случаи, понимаете, вы разжигаете.

Максим Кривелевич: Огромные, многомиллиардные суммы. Источник этих средств так или иначе связан либо с российским государственным бюджетом, либо с российскими государственными компаниями, либо с какими-то российскими ресурсами, так или иначе общенародными. Поэтому мы можем всего лишь обратить на это внимание. И совершенно не вкладывая никакой негативной коннотации, никого ни в чем плохом не подозревая и никому ничего не ставя в вину, мы можем просто сказать, что а вот если, например, не собирать в российский бюджет эти гигантские деньги, если не выращивать гигантские государственные монополии, если не пытаться государством контролировать весь бизнес, а оставить денежку, к примеру, у малых предпринимателей с оборотом миллион рублей в год или даже в месяц, то у малого предпринимателя с оборотом в миллион рублей в месяц никогда не будет возможности вложить свои деньги в недвижимость в Швейцарии. Т. е. если мы оставим деньги населению, вот тому самому среднему классу, если мы оставим деньги тому самому малому бизнесу, деньги из страны никогда не уйдут.

Оксана Галькевич: Подождите, Максим, а как эти деньги малому бизнесу оставить? (Простите). Надо что сказать Скрынник? «Скрынник, не переводи деньги в швейцарский банк»? Или Роману Абрамовичу надо сказать: «Роман Аркадьевич, ну, продали, оставьте миллиардик на родине», да? Что нужно сделать-то, чтобы…

Максим Кривелевич: Вот вы как-то, так сказать, в соответствии с заветами Мао Цзэдуна «Винтовка рождает власть», предлагаете какие-то совершенно экстремальные меры.

Оксана Галькевич: Но я-то хоть вопросы задаю, понимаете, мне кажется, Цзэдун не особо …

Максим Кривелевич: Да, я говорю всего лишь о том, что если в российском бюджете собираются большие деньги, то они неизбежно перейдут за границу. И здесь фамилия совершенно не важна. Я привел эти фамилии только для иллюстрации явления. Ну, был бы это Иванов Иван Иванович, ну что бы изменилось? Или Федоров Федор Федорович. Или любая другая фамилия. Я говорю о том, что если мы перестанем собирать налоги с малого бизнеса, как уже, к примеру, делает Китай; если мы перестанем собирать налоги с малообеспеченных граждан, как уже делают США…

Оксана Галькевич: А-а. Так…

Максим Кривелевич: …и перестанем накапливать все эти средства в российском бюджете, то эти средства гарантированно останутся на таможенной территории Российской Федерации.

Петр Кузнецов: Ага. В общем, как и в предыдущей теме: комплексно. Спасибо вам. Максим Кривелевич.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Наших телезрителей послушаем. Валентин.

Оксана Галькевич: Валентин, Новосибирск. Здравствуйте, Валентин.

Зритель: Здравствуйте, ведущие.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Рады вас слышать.

Зритель: Я бы хотел высказать свое предложение или, так сказать, свои вот эти мнения по поводу: где заработал, так и вкладывай. Вот у нас в Новосибирской области очень много агропромышленных комплексов. Они принадлежат не нашим инвесторам. Они принадлежат за рубежом там, французским, английским каким-нибудь, голландским. У нас много торговых сетей. Вот «Ашан». Он тоже принадлежит, там хозяин французский. Т. е. все эти фирмы зарегистрированы где-то за рубежом. Как вот этих хозяев нам-то заставить, чтобы они вкладывали здесь деньги? Не туда уходили, а у нас.

Оксана Галькевич: Валентин, а того, что они налоги платят нашей стране, недостаточно, да, вы считаете?

Зритель: Я считаю, что недостаточно. Какие налоги? Они платят налоги, ну, на что там? Что заработали какую-то прибыль, заплатили. А остальная-то прибыль уходит за рубеж. И в банки. А они вкладывают в свои, так сказать, страны, в экономику своих стран. Вот как нам…

Оксана Галькевич: Мысль ваша ясна, да.

Зритель: Да. Президент-то говорит, что надо заставить. А как вот это заставить-то? Вот хотелось бы это узнать: что необходимо сделать?

Петр Кузнецов: Сейчас узнаем. На это есть наши эксперты.

Зритель: Поговорили. Спасибо вам…

Петр Кузнецов: Спасибо, Валентин, что обозначили этот вопрос. Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ», с нами сейчас на связи. Добрый день, Алексей Львович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Алексей Львович.

Алексей Коренев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Алексей Львович, вот смотрите, президент уже дал распоряжение организовать мониторинг прибылей и мониторинг, так скажем, инвестиционной активности компаний. Как вы считаете, а что дальше-то? Вот посмотрит президент, так скажем, увидит разницу в заработанном и инвестированном в отечественные, не знаю, инфраструктурные объекты. И что дальше?

Алексей Коренев: Да. Ну, смотрите, первое – что, вообще говоря, тут нужно четко разделять, скажем так, словесный посыл, призыв президента оставлять деньги в стране (и понятно, что это сделано просто как бы для распиаривания этой кампании), и фактические действия. Фактические действия здесь – именно изменения, планируемые в налоговом законодательстве. О чем президент тоже сказал. И судя по всему, действительно будет пересмотрено налоговое законодательство таким образом, чтобы еще более ужесточить ответственность, скажем, бизнесменов, которые старательно выводят капитал за рубеж и, собственно, этот капитал на благо России уже не работает. Поэтому по первой части все понятно. То, что он призвал, это ни о чем, это как бы слова, потому что призвать бизнес невозможно, деньги осядут там, где им безопаснее и спокойней.

А вот санкционные меры могут действовать. У нас уже было три волны амнистии капитала. И каждая последующая была жестче предыдущей. И третья волна, которая вот 29 февраля закончилась, 29 февраля 2020 года, она была гораздо жестче, чем самая первая. Хотя эффективность их была не очень высокая. Судя по всему, есть желание, политическая по крайней мере воля, еще более ужесточить требования к репатриантам капитала. Потому что, скажем так, возможности технические для этого есть. Сейчас более активно работают так называемые правила, стандарты автоматического обмена информацией между налоговыми структурами стран-участниц. Более 100 государств уже в этом деле участвуют.

Оксана Галькевич: Алексей Львович, но, понимаете, как бы вот ужесточать правила амнистии для тех, кто хочет вернуть свои капиталы в страну, можно в том случае, если страна действительно очень привлекательная. Вот, условно говоря, самая большая экономика – Америка – может сказать: «Так, мы не всех принимаем назад, друзья. Мы вот отдельных шалунов совсем никогда не примем. Мы будем вас судить, ловить, искать и принуждать исполнять закон. А вот вам, вот вы…» А у нас-то с привлекательностью инвестиционной что, понимаете? Это надо подразумевать, что тот же, там, не знаю, условный Абрамович, условные какие-то вот эти люди с деньгами на Западе очень хотят в Россию, а мы говорим: «Нет, друзья, мы это, мы не всех принимаем».

Алексей Коренев: Ну, во-первых, те люди, которые заработали свои капиталы преступным путем, они ни на какую амнистию рассчитывать все равно не могут. Поэтому у них нет варианта, как продолжать прятаться. Те же, кто в общем-то не преступным путем, но все-таки выводил капиталы, для них создается, с одной стороны, как бы кнут, с другой стороны – некоторый пряник. Это, как я уже сказал, ужесточение общемировой системы контроля и обмена налоговыми информациями между собой. И, естественно, в наши налоговые органы фискальные поступает информация от зарубежных соответствующих ведомств.

А с другой стороны, для российских предпринимателей, которые хотят вернуть капиталы в Россию, создаются определенные условия. Т. е. они могут выводить эти капиталы в специально создаваемые административные районы России, которые, скажем так, имеют и налоговые преференции определенные, и не раскрывают всю информацию о бенефициарах таких капиталов, и т. д. Т. е. некоторый пряник такой вот создается, что вы можете вернуться не куда угодно, а вот в специальные экономические зоны, где у вас будут условия получше, чем у большинства остальных.

Хотя, конечно, все упирается в одно. Если экономическая привлекательность страны в целом невелика, то что бы вы ни делайте, капиталы возвращаться спешить не будут.

Петр Кузнецов: Вот. Алексей Львович, закрепим финальным вопросом, пожалуй, и соответственно ответом. Допустим, схема сработает. Год дан, по-моему. Через год проверим. Инвестиции начинаются у нас. Но это же не значит, что пойдет экономический рост, правда? Мы сколько раз здесь говорили, отмечали: ВВП растет, а реальные располагаемые доходы населения только падают.

Алексей Коренев: Ну, да, кстати говоря, реальные располагаемые доходы населения и ВВП напрямую не связаны. Приток инвестиций не гарантирует сам по себе быстрый экономический рост. Хотя отсутствие инвестиций гарантирует то, что этого роста не будет. Поэтому без наличия инвестиций про рост можно вообще забыть. А вот если инвестиции пошли, то это уже вторая тема. Это вопрос эффективности вложения этих инвестиций и защиты капитала, защиты прав на частную собственность и т. д. На мой взгляд, требуется заметное изменение законодательства. Потому что у нас бизнес находится под достаточно жестким прессом, зачастую необоснованным. И огромное количество, скажем так, бизнесменов попадают под уголовные дела за деяния, которые за рубежом и преступлением-то не считаются.

Петр Кузнецов: Ага.

Алексей Коренев: И это во многом отпугивает, собственно, и иностранный капитал, и наш российский, который успел убежать из страны, к тому, чтобы приходить снова в Россию и работать здесь. Поэтому должен быть комплекс мероприятий, направленных на то, чтобы в принципе бизнес-среда и инвестиционная привлекательность государства заметно выросла. Тогда пришедшие инвестиции начнут работать.

Оксана Галькевич: А как вы думаете, все-таки, что государство-то предложит? Вот после этой директивы президента что предложат?

Алексей Коренев: Я думаю, что будут введены, учитывая, что сейчас вообще во всем мире прозрачность и контроль со стороны налоговых существенно вырос, скорее всего, будут опять методом кнута и пряника предложены какие-то преференции тем, кто готов инвестировать или реинвестировать в Россию, и ужесточения для тех, кто так или иначе пытается…

Оксана Галькевич: Кто этого не делает.

Алексей Коренев: …уходить из-под контроля, да.

Оксана Галькевич: Кто возьмет билетов пачку, тот получит водокачку, так? На всякую историю у нас есть какая-то цитата из классиков. Спасибо большое. Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ», был у нас на связи, друзья.

Петр Кузнецов: Да, кстати, о классике. Николай нам пишет через сайт: ему это все напоминает почему-то Дон Кихота. Другая история. Но успеем еще разобраться.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Спросим экспертов-экономистов