Вы меня бесите!

Вы меня бесите! | Программа: ОТРажение | ОТР

Коллеги раздражают - что делать?

2020-07-17T16:16:00+03:00
Вы меня бесите!
За что платим налоги. Регионам надо больше. Мигранты. Карантинный беби-бум. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым. В поисках идеала
Россиянки описали идеального мужчину. А похожи ли они сами на женщину мечты?
Налоги много на себя берут?
Сергей Лесков: У нас поддерживаются традиционные ценности, но вопрос: не поддерживаются ли они только в докладах, а в действительности глубинная молодёжь живёт совсем другими ценностями?
Россиянин или мигрант: кого выбирает бизнес после пандемии?
Дорогая передача: жалобы на плохое качество услуг ЖКХ
Велика ли налоговая нагрузка на россиян?
Мигранты: мы без них не можем?
В марте в России случился беби-бум
Регионам надо оставлять больше заработанных денег
Гости
Петр Бизюков
научный сотрудник Социологического института РАН
Наталья Переверзева
эксперт по управлению персоналом, руководитель консалтинговой компании

Ольга Арсланова: Коллеги раздражают? Спокойно, вы не одиноки. Таких много, судя по опросу россиян.

Пётр Кузнецов: Какие качества бесят больше всего? Во-первых, лицемерие и интриганство. На это пожаловались 40% опрошенных – почти половина. На втором месте – сплетни и опять интриги. А замыкает тройку лидеров неуважительное отношение к чужому труду.

Ольга Арсланова: Также в списке раздражающих качеств непрофессионализм и безответственность, конфликтность, лень, узость кругозора, непунктуальность, плохие манеры и вредные привычки. И только 3% опрошенных сказали, что довольны своим рабочим коллективом, изъянов у которого нет. И все эти 3%, видимо, работают на ОТР. А вас коллеги раздражают? Это опрос, который мы запускаем прямо сейчас. Отвечайте «да» или «нет» на короткий номер. Позвоните, расскажите, с кем вы работаете, как вам эти люди, комфортно ли вам с ними.

Пётр Кузнецов: С этими же вопросами наши корреспонденты вышли на улицы разных городов, спрашивали: что же вас раздражает в коллегах? Поехали.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Звоните. «Бесит, когда коллеги перекладывают свои обязанности на других», – пишет нам зритель из Москвы. Да, понятно. Сейчас с нами на связи Наталья Переверзева, эксперт по управлению персоналом и выстраиванию продуктивных коммуникаций, кандидат философских наук. Наталья Юрьевна, здравствуйте.

Пётр Кузнецов: Здравствуйте.

Наталья Переверзева: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Судя по опросу, совершенно понятно, что больше всего в коллегах раздражает то, что влияет на нашу с ними работу. Т. е. то, что в целом нарушает наши границы, получается так.

Наталья Переверзева: Если мы будем обсуждать вообще в принципе процесс, что раздражает, важно нам исходить из того, что мы все разные. Мы все разные, и раздражать нас может многое. Как у вас как раз во время опроса это было выявлено. Вопрос в том, насколько это раздражение выказывается, выплескивается наружу у людей.

Ольга Арсланова: Но есть (я прошу прощения) такое мнение, что если тебя кто-то или что-то раздражает, то это, в общем, исключительно твоя проблема, по большому счету.

Наталья Переверзева: Ну, это не совсем проблема человека. Если только мы не будем говорить о том, что мы выбираем свое окружение. Т. е. когда мы заходим в коллектив, важно понимать, на что вы готовы. Как правило, мы выбираем больше всего престижность компании или, там, уровень зарплаты или статус позиции. И такие нюансы, как комфортность в коллективе, грубо можно сказать, 30-50% выбирают как приоритетный критерий при выборе работы. Это с точки зрения человека, когда он заходит в коллектив. Вот у вас там молодой человек говорил, что он за прошлый год поменял 6 мест работы. Это прямо ноу-хау какое-то, нонсенс. Хотя таких людей тоже хватает у нас.

Что делать, когда тебя что-либо раздражает? Если коснуться этого момента. Важно, конечно, понимать: этот выбор, где ты сейчас находишься, он у тебя окончательный? Ты не хочешь ничего менять в месте работы, в окружении своем? И насколько ты сам готов управлять самостоятельно и ответственно этой ситуацией? Ведь мы, каждый взрослый, можем, допустим, обратиться к коллеге, выразить ему корректно свое пожелание, свою просьбу. Допустим, курить выйти куда-либо. Безответственность, допустим, если наблюдается у коллег, указать на это в корректной форме. В грамотной обратной связи, как мы говорим, в коучинговом подходе. Т. е. оценить что-то ценное, что человек делает; если что-то не сделал, это улучшение, в следующий раз, пожалуйста, или предупреди, или делай. Если вот, как женщина у вас говорила при опросе, несколько раз попросишь, не услышано, – конечно, это уже начинает подбешивать.

В таких ситуациях мы или выбираем коллектив, вот как руководитель – он сам себе подбирает коллектив, или меняем место работы, выбирая иную атмосферу, если не получается самим руководить атмосферой, т. е. когда мы обращаемся, нас не слышат.

Однако в практике, в зависимости от силы характера самого человека, его ключевых принципов и ценностей, у нас каждый рядовой даже может атмосферу вокруг…

Ольга Арсланова: Менять, да?

Наталья Переверзева: …править и менять. Т. е. своим примером, своими ценностями, своим обращением. В любом случае, даже если что-то не нравится, корректная коммуникация может править, корректировать взаимодействие в коллективе.

Если это прямо коллектив действительно уже некомфортный – скандальные люди, конфликтогенные, много сплетен, интриг может быть на работе (притом это без полового признака – мужчины или женщины), то в данном случае или человек тоже для себя рамки строит, с кем он общается, как он общается, старается корректировать свое окружение. Не получается – выбор за ним, меняем место работы.

Но в данном случае будет нелишним обратиться к своему руководителю непосредственному с фокусом внимания на то, что происходит в коллективе. Это не ябедничество. Это, скажем, акцент на то, что можно сделать, как улучшить эту атмосферу. Если только сам руководитель не скандалист, не интриган и т. д. (такое тоже в практике может случиться).

Пётр Кузнецов: Да, может.

Наталья Переверзева: Если так, не имеет смысла и обращаться к такому руководителю, лучше сразу менять место работы. Или лучше сразу выбирать того, к кому ты идешь. Потому что, как правило, собеседование проводят непосредственные руководители, и ты уже видишь, готов ты взаимодействовать с этим человеком или нет. Как говорится, срослось – не срослось, по ценностям вы подходите друг другу или нет.

Если рассматривать глобально, то любой коллектив… Мы можем говорить о корпоративной культуре в коллективе. И если уж сильно негативные отзывы у людей, есть, скажем, уток людей из компании, то здесь руководству компании, в целом руководителям, важно обратить внимание на то, что происходит. Что важен акцент выстраивания и корпоративной культуры, ответственности, обратной связи, продуктивных уважительных коммуникаций, честности, порядочности, таких ценностей. Т. е. если руководитель сам это показывает своим примером, не только транслирует словами, но и практикой, своими действиями это подтверждает, сотрудники это видят, то, как правило, любые такие манипуляции, которые осуществляются с интригами, безответственностью, непрофессионализмом, начинают нейтрализоваться. Люди стараются выравнивать и свои качества под большинство в коллективе. Коллектив точно так же может культурой управлять.

Пётр Кузнецов: Сообщение из Нижегородской области: «Меня очень бесят коллеги. Они портят мои вещи. Я сменили (тут непонятно: т. е. или «я сменила», или «я сменил», неважно) 3 сумки. На компьютерном столе много жирных следов. Мою стол мылом. Заклеиваю шкаф скотчем».

Ольга Арсланова: Бывает и такое.

Пётр Кузнецов: «Равнодушие», – Иркутская область пишет. Зритель из Липецкой области: «Много непрофессионалов. Устраиваются по связям».

Ольга Арсланова: «Балабольство, курение, сплетни, восхваление себя».

Пётр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, вот комфорт в коллективе и размер зарплаты, например: что предпочтет современный сотрудник, если вот прямо вот выбирать? Т. е. он изучает же наверняка и коллектив перед тем, как прийти. Или не изучает? Вот сразу – зарплата высокая, а дальше уже как-то свыкнусь. Т. е. много ли случаев знаете, когда сотрудник уходит на понижение зарплаты, но в комфортные условия и теплый коллектив?

Наталья Переверзева: Я вам хочу сказать, что вот я руководителем в своей консалтинговой компании работаю, у нас одно из направлений это подбор персонала. Работаем и с крупными федеральными компаниями, и со средним бизнесом, и с малым бизнесом. И с совершенно разными сферами и уровнем кандидатов, которые заходят в компании. И сейчас более 70% людей при поиске и выборе работы обращают внимание на коллектив, на атмосферу в коллективе. Хотя второе место – это уже по приоритетам уровень заработной платы и чтобы она была обязательно «вбелую». Т. е. «серую» схему у нас редко кто готов гибко рассматривать.

Поэтому сказать, что превалирует в целом? Все индивидуально. Если человек нуждается в работе, ему нужно зарабатывать, не знаю, там, у мужчины семья, дети, – ему уже не будет до выбора, комфорт в коллективе или возможность заработать деньги и накормить свою семью. Он пойдет в любой коллектив. И здесь уже вопрос его силы характера, толерантности, терпимости. Т. е. вот как мужчина говорил: «Я терпел».

Пётр Кузнецов: Да.

Наталья Переверзева: Т. е. тут – терпеть. А кто-то – нет. Вот этот случай с заклеиванием скотчем, с жирными пятнами на столе. Вы знаете, это психологические моменты, которые могут, возможно, и умышленно коллеги делать, провоцируя человека на какие-либо реакции. Что-то их не устраивает, что-то им не нравится. Возможно, человека воспринимают (я сейчас моделирую прямо ситуацию), как белую ворону в чем-то. Не приняли в социум свой. И вот таким моментом они начинают пятна оставлять, кушать за столом, что-то портить. Потому что просто так разумный, обычный человек не будет такие действия проводить. Поэтому эту ситуацию нужно как-то исследовать индивидуально, точечно. Я бы этой женщине просто порекомендовала обратиться а) к психологу или к коучу, который конкретно разберет эту ситуацию и поможет ей а) эмоционально выровнять себя, убеждения свои несколько скорректировать относительно общения в коллективе и, возможно, ситуацию выровнять для себя в этом же месте. Или поможет поддержать перейти на другое место работы, если там действительно все очень некомфортно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за комментарии. С нами была Наталья Переверзева, эксперт по управлению персоналом и выстраиванию продуктивных коммуникаций, кандидат философских наук.

Пётр Кузнецов: С нами на связи Петербург и Александр.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Пётр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Спасибо за поднимаемую тему. Это тема, так сказать, вопросов социальной психологии. Потому что…

Пётр Кузнецов: Эту тему, между прочим, наш шеф-редактор предложила. За это мы ее и любим.

Зритель: …но она называется «социальная психология». Т. е. это социальная совместимость людей, работающих в коллективе.

Пётр Кузнецов: Так.

Зритель: Не будет раздражений и склок и других негативных явлений в коллективе, в котором работают профессионалы и работающие на решение одного вопроса. Когда сегодня у нас до 80% люди не по специальности работают, а просто отбывают номер, имитируют в основном и манипулируют своей работой, вот это будет продолжаться. Это естественно, в характере человека. Понимаете, не занят делом, не видя результатов труда, он ищет причины, так сказать, виновных и т. д. Это, к сожалению, нашему времени свойственно. Подумайте, так сказать, о своей профессиональной тоже пригодности. Спасибо.

Пётр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам за комментарий. Мы продолжаем беседу. Пётр Бизюков с нами на связи, научный сотрудник Социологического института Российской академии наук. Здравствуйте.

Пётр Кузнецов: Здравствуйте.

Пётр Бизюков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: А вот сам факт того, что очень многих россиян раздражают коллеги, прямо вот до предела, – не говорит ли это о плохой, о непрофессионализме? Ну, что значит «раздражает»? Ты на работе, это люди, вот они такие, какие они есть, выстраивай с ними коммуникацию. Опять же, начальник, наверное, может как-то повлиять на атмосферу в коллективе. Т. е. это показатели?

Пётр Бизюков: Вот я на последнем бы остановился (извините, перебью вас).

Ольга Арсланова: Давайте, хорошо.

Пётр Бизюков: Вообще-то классика управления научного заключается в том, что все, что происходит на рабочем месте, определяется работодателем. Теми специалистами, в данном случае это специалисты либо кадровики, либо управленцы персоналом, которые должны выстроить четкий функционал того, кто что делает. Поэтому, когда я слышу разговоры о том, что кто-то на кого-то перекладывает обязанности, я сразу понимаю, что здесь просто нет нормальных должностных инструкций, нет нормальной проработки того, что люди должны делать на рабочем месте.

Ведь большинство управленцев руководствуются логикой: «Так, ну вот я тебя принял, вот это твоя работа, ты сам знаешь, что делать». И все. И этим, как правило, ограничится. В свое время мы проводили анализ должностных инструкций. Вы знаете, из них 90% написаны либо самими работниками, и так, чтобы это оставляло им возможности делать то, что они хотят, либо это были очень такие примитивные, самые общие функции. И вот в этих условиях, конечно, люди могут варьировать. А руководству, работодателю, это в общем-то удобно. Потому что, поддерживая вот такой тлеющий конфликт, он может, например, использовать там практики фаворитизма. Т. е. кого-то поддерживает, кого-то, наоборот, кто послабее – можно гнобить. Можно повышенную эксплуатацию формировать. Потому что, зарождая вот эту логику «Кто мне нравится, того я поддержу», – ну, это в его силах. И это дает ощутимый выигрыш ему в управлении, а точнее, в манипулировании своими работниками.

Пётр Кузнецов: А вот если выбирать места работ не точечно, а взять, например, офис и производство, – есть разница во взаимоотношениях?

Пётр Бизюков: Чем четче технология, а все-таки на многих производствах, особенно современных, там требуется высокая технологическая дисциплина, и, например, на конвейере, конечно, перекладывать обязанности свои на кого-то другого – это труднее. А там, где все делается по принципу «вы знаете, как это нужно делать», – ну вот да, там начинается вот это все.

Тем более, что, учтите, ведь мы сейчас находимся в крайне непростой ситуации. Сейчас последние исследования показывают: очень многие столкнулись с понижением заработной платы.

Пётр Кузнецов: Да.

Пётр Бизюков: Очень над многими нависла угроза либо сокращения в плане увольнения, либо сокращения рабочего времени. И это, конечно, людей нервирует. И, накладываясь на эту неопределенность, а точнее, на недоработку работодателей в области регламентации трудовых отношений каждого работника, это усиливает эти все реакции.

Пётр Кузнецов: Вот вы, кстати, о пандемии же в том числе вспомнили, да? Но это же она так влияет на размеры зарплат в том числе. Я просто подумал про удаленку. Удаленка нам поможет? Не видишь коллегу – и раздражать никто не будет? Или, наоборот, вся эта ситуация, знаете, тоже приводит к конфликтным историям на расстоянии? Потому что – а чего его перевели, а меня нет? Или наоборот.

Пётр Бизюков: Вы знаете, в отношении удаленки нужно очень много подумать и немало поисследовать. Вот я как фрилансер вам могу сказать, что это очень-очень не сахар. Довольно тяжело так работать. Почти все те фрагментарные исследования и та информация, которая доходит, они показывают, что на удаленке люди стали работать больше. Они тратят гораздо больше времени. У них это отнимает больше сил. И в общем-то, это неоднозначное очень явление. Поэтому говорить о том, что давайте пошли все на удаленку, это…

Ольга Арсланова: Да. Вот несколько историй от наших зрителей. Об их коллективах. «Работала там, где начальство приветствовало и оплачивало доносительство, лицемерие, заставляло бригадиров доносить за компенсацию». Из Москвы сообщение (мне нравится очень): «А если не обращать внимания на то, что происходит вокруг тебя, а сосредоточиться на работе? У нас были семьи, нам нужно было работать, и мы даже не думали о подобных пустяках». Но тут дело в том, что если тебя кто-то очень раздражает в жизни, можно просто от этого человека отодвинуться и не общаться с ним. А на работе так не получится.

Пётр Бизюков: Да.

Ольга Арсланова: Вы вместе, в одной связке, выбора нет.

Пётр Бизюков: Да, именно так. Причем современные-то формы организации труда – они требуют вот этой усиленной кооперации. Они требуют такого позитивного взаимодействия. И если люди к нему не готовы, конечно, это все дезорганизует и, опять-таки, усиливает вот эту нервозность в коллективах.

Поэтому я еще раз говорю: это проблема управленцев. Они должны в первую очередь над этим работать. Они должны работать над функционалом. Они должны смотреть, как это функционал реализуется, как он выполняется. И смотреть, какие возникают коллизии. Вот это и есть работа службы персонала, а не вот то манипулирование, которым порой занимаются кадровики на предприятии.

Пётр Кузнецов: Послушаем звонки. Нижегородская область, на связи Валентина. По теме…

Зритель: Здравствуйте.

Пётр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Будьте любезны, я вот, я, конечно, прошу прощения, первый раз я к вам обращаюсь. Но все дело в том, что вот меня коснулась как раз эта тема, которую вы сейчас подняли.

Пётр Кузнецов: Так?

Зритель: Я работаю в музее. Мне уже немало лет, допустим. И вот сколько лет я отработала, лет 40 с лишним, меня никогда никто не оскорблял, все как-то с уважением ко мне относились. А здесь попала я в коллектив, музей новый у нас, попала в коллектив и, видимо, как белая ворона, вот то, что у вас сейчас говорят, да?

Пётр Кузнецов: Да, говорили.

Зритель: И, понимаете, начинают какие-то коалиции создавать, начинают против тебя настраивать людей. Не стесняясь, тебя могут послать, на тебя могут закричать, тебя могут унизить. Могут назвать и скотиной, и чем угодно. Причем это все делается вслух.

Пётр Кузнецов: А есть у вас предположение, почему вас невзлюбили? Потому что вы новенькая? Ну, все-таки чувствуется – вы человек неконфликтный. Тем более из такой сферы пришли.

Зритель: Я неконфликтный абсолютно человек, понимаете, вот в чем дело-то. Мне очень тяжело. И потом после этого начинают… Понимаете, мне стало как-то неудобно и даже как-то… Я просто с этим никогда не встречалась. Я все время молчу, все время думаю, что ну вот сейчас успокоится коллектив, ну все, сработаемся, все будет хорошо, все хорошо. Но оказывается, чем дальше, тем больше. И все время вот это, и постоянно, и постоянно.

Я уже не выдержала. Один раз я обратилась к администратору, потом второй раз. Какие-то меры принимались. Но в общем ситуация-то не меняется. Понимаете? Потому что устроены-то, действительно, люди по знакомству какие-то устроены…

Пётр Кузнецов: О, как я вас понимаю.

Зритель: …вот ведь в чем дело происходит.

Пётр Кузнецов: По знакомству, да. Ну, приходите к нам. У нас вообще лучший коллектив. Правда. Спасибо вам огромное. Это Валентина из Нижегородской области.

Ольга Арсланова: Спасибо. Так, продолжаем читать ваши сообщения. «Коллеги не раздражают, если справляются со своей работой и не спихивают ее на других». Все-таки, вот по вашим наблюдениям, что важнее – держаться в рамках профессиональных обязанностей? Что больше всего раздражает – когда человек нарушает какие-то профессиональные договоренности или его личные качества?

Пётр Бизюков: Вы знаете, такие откровенные скандалисты и хамы встречаются довольно редко. Чаще всего это, как я говорю, это тяжелая обстановка, неуверенность людей в своей позиции, которая заставляет их проявлять вот эти примитивные реакции, связанные с… Неконфликтный человек – давайте на него ополчимся, давайте оторвемся на слабом. Конечно, здесь нужно понимать и самим людям друг друга. Стараться понимать. Все-таки хотя бы не хамить.

А во-вторых, на мой взгляд, конечно, нужно…

Пётр Кузнецов: Да, коротко, Пётр Вячеславович, потому что время…

Пётр Бизюков: Да. Нужно требовать от работодателя, чтобы он выполнил свои обязанности и создал нормальную организацию.

Пётр Кузнецов: Да, от начальника многое зависит. Спасибо огромное. Пётр Бизюков.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Пётр Кузнецов: Мы обсуждали конфликты на рабочих местах. Оставайтесь с нами. Дневное «ОТРажение». Да, и итоги этой темы. Мы спрашивали: вас бесят коллеги? «Да» ответили 69%, «нет» 31%.

Ольга Арсланова: Слушайте, но не так уж и плохо у нас получилось.

Пётр Кузнецов: Новости впереди. Оставайтесь на ОТР.

Ольга Арсланова: До встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Коллеги раздражают - что делать?