Вячеслав Бабурин: Если население реагирует спокойно, то проблем со снабжением не возникает, потому что товарные потоки не перекрыты

Вячеслав Бабурин: Если население реагирует спокойно, то проблем со снабжением не возникает, потому что товарные потоки не перекрыты | Программы | ОТР

паника, поставки, продукты, магазины, изоляция, Калининградская область

2020-03-17T20:17:00+03:00
Вячеслав Бабурин: Если население реагирует спокойно, то проблем со снабжением не возникает, потому что товарные потоки не перекрыты
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Вячеслав Бабурин
заведующий кафедрой экономической и социальной географии России МГУ, доктор географических наук

Иван Князев: Ну а мы продолжаем. Как уже говорили чуть ранее, Калининградская область, которая и так отделена от Большой России границами с Литвой и Польшей, в нынешней ситуации оказывается изолированной больше всего. Местные жители опасаются перебоев с продуктами. Ритейлеры говорят, что сделали запасы минимум на три недели. Ну, в городе уже, конечно, традиционно не найти медицинских масок и дезинфицирующих средств. Плюс ко всему еще и янтарная отрасль испытывает определенные трудности. Основные клиенты там – китайцы, они закупают янтарь. А их сейчас по понятным причинам как бы нет в Калининграде.

Тамара Шорникова: В общем, о сложностях будем спрашивать, конечно же, вас, дорогие телезрители. Калининградцы, позвоните и расскажите. К нам на связь выйдет корреспондент из этого региона чуть попозже. Ну а от вас, конечно же, ваш личный опыт тоже ждем. И рассказывайте, жители других регионов, как у вас ситуация. Что в магазинах? Как вообще обстановка?

Представим нашего эксперта. У нас в гостях – Вячеслав Бабурин, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор географических наук. Вячеслав Леонидович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Вячеслав Леонидович.

Вячеслав Бабурин: Добрый вечер.

Иван Князев: Смотрите. Город Калининград и вообще Калининградская область – ну, помимо того, что это эксклав у нас, но это еще и большой порт. Понимаете, туда постоянно суда приходят. Ситуация там может быть достаточно сложной. Ну и плюс все эти истории с закрытием границ. Понятно, если Московский регион или любой другой регион – там из соседнего могут оперативного то, что надо, подвезти, то здесь все посложнее может быть.

Вячеслав Бабурин: Вы знаете, на самом деле в современном мире изоляция – это такое очень условное и относительное явление. Строго говоря, то, что мы сегодня наблюдаем – это типичная диффузия инноваций. И в этом смысле Калининградская область имеет, конечно, не очень благоприятное положение, поскольку для нее характерно то, что обычно описывается моделью контактной или соседской диффузии – то есть слишком интенсивные контакты с Евросоюзом. А они, безусловно, повышают риски возникновения, собственно говоря, и распространения там самой инфекции.

Что касается снабжения, то, на мой взгляд, это больше связано не с инфекцией, а с реакцией населения на это явление. То есть если население реагирует спокойно, то, в принципе, никаких проблем со снабжением быть не может, поскольку потоки товаров не перекрыты, а перекрыты потоки люди. Потоки товаров как были, так и есть. Они даже между Россией и Китаем не перекрывались российским Дальним Восток в пик, когда там происходила, соответственно…

Иван Князев: Просто сейчас, понимаете, все опасаются, что эти процедуры – процедуры пересечения границы – могут занять больше времени, чем обычно.

Вячеслав Бабурин: Вы знаете, как раз я занимаюсь изучением диффузии инноваций. А распространение коронавируса – это классический пример диффузии инноваций. Я знаю, что, в общем-то, остановить почти невозможно. Но принципиально важно затормозить процесс диффузии, для того чтобы и население успело адаптироваться, и экономика успела адаптироваться, и здравоохранение успело адаптироваться. Если мы к этому адаптированы более или менее, постоянно начинаем с этим жить и работать, то тогда это не так опасно.

Опасно, еще раз я говорю, во-первых, быстрое распространение, которое как раз обычно и вызывает панику.

Тамара Шорникова: Закрытие границ как раз должно помочь приостановить и адаптироваться?

Вячеслав Бабурин: Да. Закрытие границ – это как раз торможение. Понятно, что мы не остановим. На самом деле уже понятно, что огромное количество проникло в разные страны и территории.

Иван Князев: Давайте сейчас свяжемся с Калининградом.

Тамара Шорникова: Да. У нас на связи Жанна Мейлер, наш корреспондент. Здравствуйте, Жанна.

Жанна Мейлер: Здравствуйте, коллеги.

Иван Князев: Жанна, добрый вечер.

Тамара Шорникова: Голос бодрый. Это радует.

Иван Князев: Паники нет, я смотрю.

Тамара Шорникова: В магазинах так же все бодро? Что с полками, с продуктами?

Жанна Мейлер: Я скажу вот что. Когда на выходных Польша и Литва объявили о закрытии границ, паника, конечно, была. И народ ринулся скупать продукты – в основном на рынки и оптовые базы, где подешевле. Но к концу воскресенья уже как-то подуспокоились, потому что, видимо, люди не сразу поняли, что закрываются границы именно для физических лиц, для автолюбителей. А фуры с грузом и другой грузовой транспорт как шел, так и идет в обычном режиме.

Успокоили собственники торговых сетей. Один из них выложил в социальные сети фотографии со своих складов и сказал: «Ребята, не беспокойтесь, у нас запасы на несколько месяцев вперед. Так что все есть, не надо закупаться». И действительно, в магазинах сейчас все есть.

Тамара Шорникова: Да, мы видим сейчас это на картинке из ваших магазинов.

Иван Князев: Да, колбасы хватает тем, вполне себе.

Жанна Мейлер: Да, именно так и есть. Всего хватает, всего хватает. Все нормально.

Тамара Шорникова: А гречка есть?

Иван Князев: В Москве гречку всю раскупили во всех супермаркетах.

Жанна Мейлер: И гречка есть.

Тамара Шорникова: Высылайте посылками, Жанна.

Жанна Мейлер: Просто в Москве, наверное, больше любят гречку, чем у нас.

Иван Князев: Понятно. Жанна, смотрите, такой момент. Я вот сейчас читаю такое информационное послание местного министра туризма Андрея Ермака по поводу того, как возвращаться тем людям, которые остались за границей. Ну, мы знаем, что калининградцы часто ездят в ту же Польшу и Литву. У многих вообще в Литве родственники живут, кто-то любит погостить и так далее. Он рекомендует, что самый рабочий вариант сейчас добираться, если кто-то там застрял, через Москву. Так и пишет: «Где бы вы ни были, где бы ваши туристы ни находились, берите авиабилеты до Москвы, а потом – до Калининграда». Там анкета и так далее. Авиабилеты за свой счет. Такие проблемы сейчас у многих появились? Есть те, кто застрял?

Жанна Мейлер: Есть, конечно, люди, которые застряли за границей. И хорошо, если эти люди поехали туда не на своей машине.

Иван Князев: Вот!

Жанна Мейлер: Вопрос другой: непонятно, как человеку, который поехал за границу на своей машине, быть со своим транспортом. Куда его девать, если ему удастся взять билеты до Москвы и долететь самому, куда автомобиль-то девать? Где его хранить? Куда поставить? Непонятно.

Иван Князев: А учитывая, что, в принципе, все пересекают границу Польши… Калининградцы на выходные, по-моему, в магазины ездят в соседние страны.

Жанна Мейлер: Конечно, конечно. И именно на машинах большинство ездит за границу. Поэтому вот это вопрос, пока не решенный.

Тамара Шорникова: А есть ли какие-то проблемы у сотрудников янтарной отрасли?

Иван Князев: Просто представители янтарной промышленности говорят, что сейчас действительно все сложно будет, потому что…

Тамара Шорникова: Меньше заказов.

Иван Князев: Да, просто нет заказчиков. А это такой достаточно серьезный сегмент.

Жанна Мейлер: Я думаю, что у многих, кроме продуктовых производств, сейчас будут проблемы, не только у янтарщиков. Видимо, все понимают, что это надо пережить. Особой паники нет. Нужно сказать, что у нас в области на сегодняшний день зарегистрировано только пять инфицированных человек, они все помещены в инфекционную больницу. 450 человек находятся на карантине под наблюдением. И пока паники среди людей по поводу самого коронавируса нет.

Хотя средств защиты тоже нет – ни масок, ни дезинфицирующих средств в аптеках не купить. Например, сегодня мэр города Янтарный сообщил в своем фейсбуке о том, что он за свои деньги где-то с рук по дикой цене – по 26 рублей, что ли, за одну штучку – купил для медицинских учреждений Янтарного маски. И сказал, что за такое надо расстреливать.

Иван Князев: И правильно сделал. Жанна, последний вопрос. Смотрите. Роспотребнадзор заявлял (это пишет ваш местный портал Klops.ru), что в отели Калининграда продолжали заселять туристов в последние дни до закрытия границ из зараженных коронавирусом стран. Они так там и остались? Эта тенденция сохранилась, что ли?

Жанна Мейлер: Ну, пока нет информации, выехали они или нет. Ну, на самом деле, если бы даже они захотели, у них уже нет возможности выехать. Я думаю, что их тоже наблюдают. Говорят, что некоторые иностранцы успели приехать в Калининградскую область, чтобы переждать у нас коронавирус.

Иван Князев: А, даже так.

Жанна Мейлер: Да.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Хорошо, спасибо, Жанна.

Тамара Шорникова: Жанна Мейлер, наш корреспондент в Калининграде, с последней информацией.

Вот сейчас дополнит ее наш телезритель из Калининградской области. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер, Николай.

Тамара Шорникова: Вы из какого города области?

Зритель: Я живу в самом городе Калининграде.

Тамара Шорникова: Хорошо. Так?

Иван Князев: Ну расскажите, какая обстановка у вас.

Тамара Шорникова: Ваша точка зрения.

Зритель: Обстановка, в принципе, спокойная. Я сегодня был на закупке в трех магазинах – полки, конечно, где крупы, там пустовато уже.

Тамара Шорникова: Николай, расскажите, а что мотивировало вас? Почему закупаетесь? Даже уже президент говорит: «Не нужно закупать впрок».

Зритель: Я не закупаю. Я закупал для кафе. Для себя я пока ничего не закупаю. Я не понимаю этого. Ну на сколько? Ну на две недели. Я думаю, что можно выйти в магазин, если закроется все.

Тамара Шорникова: Вы для кафе покупали. Вы предприниматель?

Зритель: Мой сын. Я помогал ему в этом деле.

Тамара Шорникова: А в кафе клиенты есть?

Зритель: Больше мы боимся за то, что если будет команда о закрытии кафе, ресторанов и так далее, то что нам делать с бизнесом.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Ну, это не только, конечно, калининградских бизнесменов беспокоит. Да, спасибо, спасибо большое вам.

Кстати, что касается того, что магазины пустеют. Сегодня нам днем в эфир позвонила Мария из Воронежа и рассказала, что там происходит, как там люди опустошают магазины. Давайте послушаем.

Зритель: «У нас в Воронеже вообще творится что-то ужасное. Люди посходили просто с ума, сносят все с полок магазинов. В магазины вообще невозможно пройти. А если пройдешь, там покупать даже нечего. Даже хлеб сегодня с трудом нашли».

Тамара Шорникова: Спасибо. Ждем по-прежнему звонков из других регионов. Рассказывайте, как у вас дела.

Вячеслав Леонидович, слышали от Жанны, что все понимают, что нужно подождать. Учитывая то, что вы действительно разбираетесь, оцениваете, как распространяется, как по-вашему, а сколько подождать надо будет? Это до лета? Это до осени? До конца года?

Вячеслав Бабурин: Ну, на самом деле… Понимаете, в чем проблема? Если бы распространялось все по стандартным механизмам, то, в общем, это достаточно быстро бы само по себе затухло. Но дело в том, что сегодня в условиях глобализации есть еще такой вариант, как сетевая модель диффузии инноваций, когда на самом деле новый очаг заболевания может возникнуть абсолютно в любом месте, потому что невозможно контролировать каждого человека, каждую машину и так далее. Поэтому на самом деле, на мой взгляд, речь в большей степени должна идти о нашей готовности к появлению этого заболевания в любом месте.

Кроме того, на мой взгляд, мы должны учитывать одну важную вещь, которая обычно игнорируется. Вообще-то говоря, есть существенные демографические различия в разных частях страны. Мы прекрасно знаем, что наиболее уязвимая категория – это старшая возрастная группа. На Северном Кавказе их 5–7% максимум, а в Центральной России, на Урале, в Поволжье – и 25%, и больше.

Поэтому, конечно, когда мы говорим о перераспределении ресурсов, скажем, того же Министерства здравоохранения, то эта демографическая составляющая должна быть обязательно учтена. Ресурсы прежде всего должны быть сконцентрированы там, где эта наиболее уязвимая возрастная группа.

Тамара Шорникова: Там, где группа риска больше.

Вячеслав Бабурин: Конечно, конечно.

Иван Князев: Калужская область у нас на связи. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Сегодня ходила по магазинам, просто по своим делам, закупала продукты, которые просто мне необходимы на сегодняшний момент. И тоже обнаружила, что в Калужской области начинается истерия. У нас люди начинают тоже сметать с полок все, что есть. Но что самое интересное? Первый продукт, который пропал с полок – это гречка. В чем проблема? В чем волшебство этой гречки? Почему люди так сильно реагируют на гречку? Непонятно.

Иван Князев: Ну, такой народный продукт.

Тамара Шорникова: Это коллективное подсознательное наше, российское.

Зритель: Наверное. Но, к счастью, я разговаривала с людьми, разговоры в магазинах… Мои родители – это люди под 70. Все-таки мне кажется, что адекватных людей больше.

Иван Князев: Все-таки больше, да?

Зритель: Да. И вот эта истерия, мне кажется, все-таки буквально пара дней – и она закончится, когда люди увидят, что товары опять привозят.

Тамара Шорникова: На месте старой гречки, отсутствующей, появляется новая пачка.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Спасибо. И сейчас посмотрим видеоматериал. «Боитесь ли вы перебоев с продуктами?» – спросили у людей в Калининграде, Бийске и Перми. Узнаем ответы.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Одна пачка на руки. Друзья, ну что вы?

Иван Князев: Нет, ну пора заканчивать уже это безумие, этот массовый психоз, уважаемые друзья.

Тамара Шорникова: Да. Тем не менее, Вячеслав Леонидович, мы говорили о том, что демографическая ситуация разная, ситуация эпидемиологическая разная. Есть ли у вас прогноз, что какой-то из регионов или какой-то из городов будет посажен на карантин полностью?

Иван Князев: Если можно, то коротко.

Вячеслав Бабурин: Ну, вначале короткая реплика. На самом деле это не так плохо. Это же стимулирует нашу экономику – ажиотажный спрос.

Что касается… Тут тоже все понятно. Максимальные риски в наиболее крупных городах, где максимальная коммуникация, где максимальная плотность.

Тамара Шорникова: Риски – это понятно. А жесткие меры будут?

Вячеслав Бабурин: Ну, это надо спросить у мэра города Москвы.

Иван Князев: Как будто у нас только Москва – большой город.

Вячеслав Бабурин: Ну, самый большой – Москва.

Иван Князев: Ну понятно.

Вячеслав Бабурин: И наибольшие риски здесь, конечно. В малых городах они намного ниже. Ну, я бы так сказал: это кардинально не поможет. Если это будет способствовать снижению самой высоты волны, то это неплохо. Я думаю, население поймет.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Краснодар пишет: «Гречка отвратительная, даже запаха нет. Люди, не покупайте гречку, тем более в таких количествах». Спасибо.

Тамара Шорникова: Самарская область и Удмуртия: «У нас паники нет, в магазинах все есть».

Как устоять, не подвергнуться этой панике? Будем об этом говорить уже скоро. А пока благодарим Вячеслава Бабурина, профессора кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктора географических наук. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)