Вячеслав Мищенко: Американский газ имеет такое свойство: сегодня он здесь - завтра там. Ранее европейский рынок не всегда получал те объемы, на которые рассчитывал

Гости
Вячеслав Мищенко
руководитель Центра анализа стратегии и технологий развития ТЭК РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина.

Константин Чуриков: Перефразируем русскую народную поговорку, скажем: у семи нянек дитя без... газу. Без газа могут остаться в Европе. Ну, мы, конечно, уже, честно говоря, устали за них переживать, я имею в виду европейских политиков. Единственное, что людей жалко. А вот новости по поводу энергоносителей приходят одна другой краше.

Ну вот вчерашняя, не могу не процитировать: «Болгария договорилась о поставках газа из США по ценам ниже «Газпрома»», – сообщил премьер-министр Болгарии Кирилл Петков, видимо, под впечатлением от встречи с Камалой Харрис, это вице-президент США.

Еще, №2 новость: «США ждут от Европы запрета на нефть из России уже на этой неделе», – вот только что буквально заявила помощник госсекретаря Карен Донфрид. «Ждем на этой неделе». Как говорится, время пошло.

Ну и вишенка на торте: «Страны Европы потратят 195 миллиардов евро на избавление от зависимости от российских нефти и газа. В ЕС собираются вдвое увеличить производство энергии из возобновляемых источников, ее доля в 2030 году должна составить (внимание) 45%».

У нас в студии Вячеслав Мищенко, руководитель Центра анализа стратегии и технологий развития топливно-энергетического комплекса РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина. Вячеслав Михайлович, здравствуйте.

Вячеслав Мищенко: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Когда я был маленький, ну не маленький, но учился в школе, в общем, это какие-то были, 7-й класс, по-моему, у нас была география с таким экономическим уклоном. И вот я помню, нам просто четко объясняли: да, есть энергия приливов и отливов, есть, значит, ветер, но, ребята, это совершенно пустое дело, пытаться поставить это на поток.

Я вот о чем подумал. То есть в принципе вот обсуждаемый вопрос вот этого «зеленого» энергоперехода, который сейчас должен ускориться, – это вопрос, в котором вообще, в принципе дискуссия возможна, или это для вас, для профессионала, это просто попахивает бредом?

Вячеслав Мищенко: Вы знаете, я параллельно еще возглавляю климатический центр, который мы создали буквально в конце прошлого года с Росгидрометцентром, и тема была достаточно мощная. Вы помните, как эта волна захлестнула практически все экономики мира, Глазго, большой саммит. Там по сути, в общем-то, только, наверное, президента Владимира Путина и господина Си Цзиньпина не было, а так в принципе вообще весь мир был представлен. И по сути вот все уже, это была реальность, и Германия, кстати, лидировала здесь, она лидирует до сих пор. «Зеленая сделка» в Евросоюзе никуда не ушла...

Константин Чуриков: Нет, Вячеслав Михайлович, я говорю, знаете, не о словах, не о декларациях, а о том, как по факту. Вот я знаете, о чем подумал? В принципе, наверное, это могла бы быть какая-то олимпиадная задача по физике, в принципе решаемая, т. е. сколько потребляет, например, та же Европа энергии и сколько, например, нужно для этого поставить ветряков, я не знаю, еще каких-то турбин, энергия приливов и отливов... Реально ли это?

Вячеслав Мищенко: К этому, к сожалению, руководство Евросоюза как-то не приступило. То есть они подписали «зеленую сделку», где обозначили все параметры по декарбонизации, выход в ноль к 2050 году. Но как-то вот этих математических расчетов никто никому не показывал. Поэтому вы абсолютно правы, наверное, здесь как бы есть какое-то двойное дно. Но на самом деле сейчас, если говорить о реалиях, то, о чем сейчас и новостные ленты говорят, Европа по сути себя обнуляет с точки зрения поставок стабильных и вменяемых с точки зрения ценообразования энергоресурсов. И в общем, что дальше будет, одному богу известно, потому что замены равноценной российским ресурсам пока нет.

Константин Чуриков: Хорошо. Вот, значит, эта идея энергоперехода ценой в 195 миллиардов евро, оставим расчеты денежные, не суть. Значит, говорится, это какую-то записку Financial Times, какой-то проект документа, который подготовила Еврокомиссия, он увидел. Значит, Евросоюзу придется к 2030 году сократить энергопотребление на 13% вместо 9%, как планировалось ранее. Вот, ну кажется, 13%, это же мало? Или это не мало? Объясните, пожалуйста.

Вячеслав Мищенко: Ну, они еще к 2030 году от автомобилей с двигателем внутреннего сгорания должны отказаться также, никто этот план не отменял, поэтому «зеленая сделка»... Ну слушайте, это все можно обсуждать, но на самом деле...

Константин Чуриков: Давайте вот как на самом деле, да, давайте по-честному.

Вячеслав Мищенко: Мы посмотрим. Вот сейчас буквально лето, как всегда, как известно, проходит быстро, и к сентябрю нужно уже закачать огромный объем газа в европейские газохранилища. Вот если сейчас все ускоряется и все пойдет такими темпами, которые мы сейчас видим по отказу, обнулению, закрытию маршрутов... Причем уже это обоюдное как бы движение, сегодня вот стало известно, что компания польская, совместное предприятие с «Газпромом», и польская национальная компания газовая PGNiG, EuRoPol GAZ, попала тоже под санкции. То есть по сути трубопроводный маршрут «Ямал – Европа» заблокирован с обеих сторон, т. е. туда 32 миллиарда кубических метров в год уже не поступят. Часть из них вылетела, этих объемов, с украинского направления, мы знаем, треть практически обнулилась в связи с тем, что они на «Сохрановке» прекратили прокачку, ну вот и остается, в общем, всего ничего.

Константин Чуриков: Вячеслав Михайлович, а давайте страну нашу прокачаем газом. Нам вот сейчас все пишут: «А что, Россия с газом, поплачьте о Европе». Новгород, Свердловская область. И это еще не написали наименее газифицированные в Сибири, которые топятся углем, еще даже грязным углем топятся. Это реально не реально? Давайте этим займемся.

Вячеслав Мищенко: Конечно реально. У нас существует восточная газовая программа, принята она достаточно давно была, до всех событий. Потому что всегда, когда оценивают восточный разворот т. н., о котором сейчас говорят, он уже давно намечен. Это комплексная программа, которая связана не только с поставками на экспорт российских ресурсов, допустим, в Китай, но и с газификацией и освоением ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока. Эта программа идет, и она реализуется вместе с экспортным потенциалом.

Константин Чуриков: «Северный поток – 2» направить в Калининградскую область – насколько это реализуемая сейчас история? Сколько ресурсов надо для этого?

Вячеслав Мищенко: Вполне реально все. Я думаю, что спокойно построят газопровод в сторону Калининграда.

Константин Чуриков: Это замечательная идея, мне кажется.

Вячеслав Мищенко: И все, и будем, в общем, снабжать свои регионы, тот же Калининград, своим газом.

Константин Чуриков: Хорошо. Вот вы как специалист просто объясните, почему... Может быть, вы видите в этом какую-то политическую еще подоплеку, какую-то более глубинную, чем мы даже можем понять. Ради чего глобально возник этот вот энергопереход? Откуда он взялся? Кто это придумал? Кому это выгодно? Вот расскажите, пожалуйста.

Вячеслав Мищенко: Да я думаю, что здесь достаточно просто все, хотя это сложно. То есть ресурсообладатели должны были заплатить за то, что у них есть ресурсы, тем, кто этих ресурсов не имеет, и параллельно помочь им еще очистить свою экологию, чуть-чуть исправить, и очистить производственные и энергетические мощности от вредных выбросов за счет...

Константин Чуриков: То есть, секундочку, выполнить несколько задач, добыв вот эту вот, так сказать, «нечистую», вот эту «нечистую силу» под названием нефть или газ, значит, это добыть, им еще это отдать и еще за это приплатить сверху, да?

Вячеслав Мищенко: И заплатить за то, что она нечистая.

Константин Чуриков: И еще каяться за то, что мы в принципе как-то загрязнили окружающую среду, которая может загрязниться и у них.

Вячеслав Мищенко: Я всегда спрашивал у коллег, когда диалог возникал по «зеленой» повестке, энергопереходу: ну если мы добываем и производим что-то грязное у себя, то почему мы должны платить за это тому, кто это потребляет уже в более чистом виде? То есть это всегда вызывало некие... То есть вообще в этой «зеленой» повестке, вообще в климатической гонке, в глобальном потеплении и т. д. есть много вопросов и неизвестного, т. е. то, что как бы умалчивалось и по сути публично не обсуждалось в рамках того же западного сообщества.

Константин Чуриков: Ну давайте, у нас сегодня есть возможность как раз-таки все это обсудить публично. Какие у вас вопросы как у профессионала?

Вячеслав Мищенко: Ну, во-первых, это невозможно с точки зрения сроков. То есть тот же Евросоюз, ну это невозможно без падения уровня жизни, без уменьшения потребления и без обнуления каких-то благ, к которым привык т. н. западный обыватель.

Константин Чуриков: То есть, грубо говоря, можно, конечно, не загрязнять окружающую среду, но нужно надеть шкуры тогда, жить в пещере и все будет замечательно?

Вячеслав Мищенко: Меньше дышать, меньше есть, меньше использовать средства гигиены, воду греть меньше. Ну, в целом, в общем, как-то стараться обнулить свое существование на этом свете. Поэтому... Опять же, животные, животный мир тоже разнообразный, особенно сельскохозяйственные животные, крупный рогатый скот, это источник проблем в этом смысле, ну как бы надо тогда отказываться от мяса, отказываться от животных продуктов, от молока. Ну то есть это в глобальном масштабе существенное понижение уровня жизни, но не тех регионов и народов, которые уже и так живут достаточно сложно, у которых до сих пор еще отопление дровами и энергоснабжения нет, а именно те, кто уже преуспел в получении этих благ. Поэтому здесь как бы, мне кажется, вопросов много было бы со стороны определенного западного обывателя, почему он должен так жить, ради чего вся эта история.

Константин Чуриков: Вопросов не последовало, ладно, их там приучили к тому, что нужно голосовать на выборах за «зеленых».

Хорошо, а капиталу это почему выгодно? В чем его выгода?

Вячеслав Мищенко: Это перераспределение потоков. Ресурсы же как бы осязаемы, ресурсы производят, так сказать, какое-то определенное, существенное материальное благо, т. е. это отопление, это производство чего-то, если мы говорим про те же нефть и газ, производство нефтехимическое, из которого по сути все, что мы видим, сделано. А денежные знаки – это денежные знаки, ну как бы...

Константин Чуриков: Нет, подождите, извините, капитал должен был заранее, на берегу понимать, что вся эта штука не сработает или сработает, наоборот, на падение уровня жизни, значит, на падение объемов потребления, верно? То есть, грубо говоря, нехватка нефти, нехватка газа – это кроме того, что затянули пояса и меньше сидим в Facebook, так это, кроме того, сокращаем реальное производство, потому что нам не хватает энергии для того, чтобы выпускать, не знаю, какие-нибудь автомобили условно.

Вячеслав Мищенко: Так и есть, да. Но здесь как бы опять же капитал, он же у нас интернациональный и глобальный, мы же жили в эпоху уже такой свершившейся даже постглобализации, которая сейчас оказалась фикцией, по сути ее не существует, идет активная регионализация экономик, политики и т. д. Поэтому, наверное, глобальное лобби финансовое хотело, в общем-то, перераспределить ресурсы за счет самих ресурсодержателей. Ну вот, к сожалению, сейчас, наверное, этот план, я думаю, что сильно замедлился в реализации, ну а в целом приказал долго жить.

Константин Чуриков: В сегодняшнем противостоянии с Западом нашем и их с нами много ли вот этой как раз углеводородной, скажем так, повестки, как вы думаете?

Вячеслав Мищенко: Да, она есть, и я думаю, что в первую очередь это касается европейского рынка. Вот как раз те новости, с которых мы начали по газу, они как раз свидетельствуют о том, что идет просто перераспределение долей рынка и в целом тех субъектов, которые будут этот рынок осваивать. Отказ от российского топлива означает прямое попадание, так сказать, туда других, альтернативных поставщиков. Ну и в первую очередь бенефициаром выступают Соединенные Штаты, потому что это достаточно мощная сейчас индустрия, производство сжиженного природного газа, они в этом году только должны удвоить объем по ходу, по введению мощности по сжижению, поэтому европейский рынок для них представляет прямой жизненный интерес. Это Трансатлантика, это прямые поставки, это страны достаточно, как мы уже сказали, с высоким уровнем потребления энергии. Поэтому здесь как бы налицо явный бенефициар всего, что происходит в этом конфликте.

Константин Чуриков: А Америка не блефует? Вот она... Смотрите, вот вчерашняя вот эта история с Болгарией, значит, Америка пообещала газ из США по ценам ниже «Газпрома». Откуда?

Вячеслав Мищенко: Ну, это не американцы сказали, это болгарский премьер сказал, если я не ошибаюсь.

Константин Чуриков: Да, это сказал, но это ему сказала Камала Харрис.

Вячеслав Мищенко: Поэтому если кто-то и блефует, то, скорее всего, это руководство Болгарии современное, потому что поставить газ по ценам дешевле, чем... То есть опять же ценообразование происходит на рынке Европы, т. е. американцы и российский газ приходят именно с привязкой к европейским хабам. Как болгары могут обойти это ценообразование и договориться с американцами... Во-первых, какой объем? Вы знаете, дьявол в деталях, поэтому все эти заявления грешат тем, что, в общем, там нет никакого основания.

Константин Чуриков: Подождите, а вот... Я понимаю, что вы по нефти и по газу, но все мы в эти дни, как говорится, шире нашей должности и нашего профессионального какого-то амплуа. Вам не кажется, что за этим стоит какая-то просто разводка, вот просто задача сделать так, чтобы все моментально, скажем так, блефануть, чтобы все поверили в то, что ты, так сказать, с газом, с нефтью, «ребята, я вам помогу», а потом оставить тет-а-тет с реальностью и посмотреть, как сцепятся, не знаю, Россия с...

Вячеслав Мищенко: Ну, в целом, наверное, речь не только идет о нефти и газе, о поставках энергетического сырья, а вообще, в целом о том, что этот рынок, вообще этот регион нужен Соединенным Штатам, чтобы продлить себе экономическую, да и политическую жизнь. Поэтому Евросоюз, являясь в принципе ближайшим союзником, это уже понятно, по политической программе, он в данный момент еще остается крупнейшим партнером России, в т. ч. и по энергоресурсам...

Константин Чуриков: Пока остается.

Вячеслав Мищенко: Да. Вот задача сейчас максимально быстро отрубить эти связи и забрать этот рынок себе. Мне кажется, она вполне осязаемая...

Константин Чуриков: Объемов им хватит, чтобы восполнить?

Вячеслав Мищенко: А это уже покажет время.

Константин Чуриков: Нет, ну подождите, вы специалист по газу, по нефти...

Вячеслав Мищенко: Задача сначала забрать.

Константин Чуриков: Какие расклады?

Вячеслав Мищенко: Ну смотрите, вопрос не в том, хватит ли объемов, а вопрос, насколько эти объемы могут поступать стабильно на тот или иной рынок, допустим, в Германию, и почем. То есть в принципе, если даже предположить, что все проекты, которые в Соединенных Штатах сейчас реализуются, они в ближайшее время заработают и этот газ появится в качестве товарного такого газа, то не факт, что он весь пойдет на европейский рынок. Потому что мы уже видели прошедшей зимой, сезон показал, что американский газ имеет такое свойство: сегодня он здесь, завтра там. То есть европейский рынок не всегда получал те объемы, на которые они рассчитывали, потому что газ просто уходил на более премиальный рынок, это Азиатско-Тихоокеанский регион, и там спокойно находил себе покупателя, в т. ч. и Китай, несмотря на всю конфликтность, которая существует на поверхности между США и Китаем.

Константин Чуриков: А как вы думаете, нам как выгоднее, продать, если говорить о нефти, больше нефти, но чуть подешевле, или меньше нефти, но дороже? Я тут посмотрел, уже не помню конкретных чисел, но мы очень хорошо заработали в I квартале, просто вот шикарно.

Вячеслав Мищенко: Да. Но тут, смотрите, стратегия может быть либо сохраняя нишу различными способами, в т. ч. и демпингуя, про рыночную нишу мы говорим, либо, в общем, прицел на маржинальность, на повышение маржинальности опираться. Вот то, о чем вы сейчас говорите, естественным образом из-за конфликтности мы выходим по второй стратегии сейчас на высокую маржинальность.

Другая проблема в том, что эта маржинальность не может продолжаться вечно при таких раскладах, когда уменьшается объем и по сути обнуляется, потому что если мы говорим про нефть, то вот в ближайшее время будет принят шестой пакет санкций Евросоюзом, который как раз и говорит о том, что будет введено эмбарго в последующие 6 месяцев, ну уже до конца года по сути, не только на нефть, но и на нефтепродукты.

Поэтому как бы здесь вот эта маржинальность будет в какой-то степени конечна, поскольку мы дальше уже не сможем напрямую продавать европейским покупателям эту нефть. Ну, приходится, наверное... Если по нефти, то это все-таки более гибкая логистика, нефть может себе позволить как-то поступать еще на европейский рынок через другие маршруты. Газ, к сожалению, менее мобилен...

Константин Чуриков: Смешиваясь еще с другими сортами нефти.

Вячеслав Мищенко: Смешиваясь, да, в латвийскую смесь или еще то, что, мы видели, в предыдущий месяц происходило на различных направлениях. А газ, к сожалению, привязан все-таки к магистральным трубопроводам, если мы говорим про российский газ, и вот такую гибкость логистическую он проявить не может. Поэтому вот это обнуление или уменьшение поставок, конечно, оно связано сейчас с повышением маржинальности, прибыльности операций, но когда-то наступит точка ноль, когда просто эти операции прекратятся.

Константин Чуриков: Сегодня прекрасное заявление министра климата и окружающей среды Польши, ее зовут Анна Москва, такая у нее прямо созвучная нашему городу фамилия...

Вячеслав Мищенко: Хорошая.

Константин Чуриков: «Тот газ, который мы имеем через соединение с Германией, – это не только российский газ, но и газ с рынка. Это разные молекулы, которые идут к нам, а не только российские молекулы». То есть им уже важно на молекулярном уровне, ха-ха, есть ли там что-то российское или нет.

Вячеслав Мищенко: «Молекула свободы».

Константин Чуриков: Да. Слушайте, ну как к этому относиться?

Вячеслав Мищенко: Знаете, вообще вся эта плеяда политиков европейских, я абсолютно ответственно говорю, она по сути политиками не является. Это взращенное на определенном фоне поколение... Если мы вспомним, допустим, 20-летний период и первый срок, начало политической карьеры Владимира Путина, то мы были такими евроатлантистами, евроинтеграторами, мы предлагали вот этот огромный проект от Лиссабона до Владивостока, объединенная Европа, и в принципе находили отклик в того уровня европейском политикуме, т. е. это был Жак Ширак, это был Шредер, это были другие политики, которые в принципе всерьез обсуждали обмен активами, проникновение, взаимопроникновение в различные отрасли, у «Газпрома» была стратегия проникновения в распределительные сети, в генерацию в Европе, газохранилища и т. д. То есть такое достаточно движение было как бы взаимное.

Константин Чуриков: Это был высокий уровень профессионализма и доверия.

Вячеслав Мищенко: Да. Но, я так понимаю, в общем-то, со стороны это было оценено как неприемлемый уровень кооперации и было сделано все за эти 20 лет, поэтапно, конечно, я думаю, что это не конспирология, это была программа, чтобы вырастить новую плеяду европейских политиков, которые вообще в сотрудничестве с Россией не видят ничего хорошего, вообще видят в этом проклятье, не считая деньги, как вы говорите, не считая никаких потерь, их задача – просто оторвать, разорвать эти связи и привести этот рынок как бы если не на заклание, то, в общем-то, на не съедение, на пользование своему сюзерену.

Константин Чуриков: Да, вот жалко, мы с вами не военные и у нас нет решения, как вот с этим быть. Но, я думаю, военные разберутся, они в своем деле специалисты.

Вот история по поводу... Ну не знаю, преувеличение с вашей стороны говорить о расколе в Европе из-за газа или не преувеличение? Но во всяком случае вот происходят ежедневные сливы информации, назовем это так, Bloomberg пишет, что 20 европейских покупателей российского газа перешли-таки на оплату в рублях. Меня вчера тоже так несколько позабавило заявление итальянского премьера, так, кажется, наябедничал: «А вот Германия начала платить за российский газ рублями».

Вячеслав Мищенко: Да, было такое. Мне кажется, это преувеличение, к сожалению для нас. Никакого серьезного, фундаментального раскола нет. Есть попытка некоторых стран, зависимость от российского газа и нефти у которых критическая, ну в первую очередь это Венгрия, Словакия, может быть, Болгария даже относится к этой категории, отложить вот это эмбарго для себя и попытаться как-то еще просуществовать, получить какой-то льготный период, так скажем. Но фундаментально против санкций и против введения ограничений на покупку нефти никто их них не выступлений. Поэтому нам здесь не нужно себя обманывать, в общем-то, в Европе единство достаточно...

Я всегда говорю: знаете, нам, допустим, если мы говорим про какую-то отрасль, российскую экономику, нам у них надо учиться, потому что у нас, в общем-то, пока сейчас я не вижу какого-то объединения, допустим, нефтегазовой отрасли, что все компании собрались, у нас их не так много, и приняли какое-то большое решение или как-то начали общаться на какой-то площадке. Вот такого движения, к сожалению, может быть...

Константин Чуриков: Вячеслав Михайлович, а они сами и не соберутся, это их надо собрать мы знаем, за каким столом, и сказать все.

Вячеслав Мищенко: Хорошо, ха-ха.

Константин Чуриков: Это возможно, кстати?

Вячеслав Мищенко: Не знаю. Но это вопрос, наверное, к тем, кто курирует отрасль.

Константин Чуриков: Нет, ну сейчас вот, как вы считаете, время ли для таких решений? А может быть, как раз-таки, поскольку вот такие события в мире, такая геополитика, специальная военная операция, тут еще непонятно, что еще дальше будет, может быть, не время сейчас для такого бизнеса самостоятельного? Государству виднее, как управиться?

Вячеслав Мищенко: Не время сейчас искать, так сказать, выход и решение индивидуально, вот что я хочу сказать. Да, я согласен, но это надо делать было уже вчера или позавчера, но как-то... Может быть, мне неизвестно. Я просто всегда говорю про европейских коллег, когда мы видим эти 27 стран, которые входят в состав Евросоюза, несмотря на всю разность интересов, не знаю, истории достаточно конфликтной иногда, т. е. есть страны, которые напрямую столетиями конфликтовали, но как-то они смогли все это преодолеть... Я уж не знаю, какие методы там применяются внутри, но на поверхности, в общем-то... Ну посмотрите, какое количество, уже шестой пакет санкций обсуждаем, а до этого еще был ряд санкционных волн, но они же единодушно голосуют, нет же там штрейкбрехеров или...

Константин Чуриков: Ну, они голосуют и единодушно, другой вопрос, кто до этого им звонит и что говорит, этот сиплый голос в телефоне.

Вячеслав Мищенко: Но работает же.

Константин Чуриков: Ну работает, работает.

Вячеслав Мищенко: Почему мы считаем, что дальше не будет работать? Дальше будет тоже работать.

Константин Чуриков: А дальше понизится температура в домах.

Вячеслав Мищенко: Это да. Вот этот процесс будет идти, будет, я думаю, сейчас с тем кризисом, который на газовом рынке происходит, а цены, мы уже видим, почти год находятся, ну к осени будет год, на очень высоком уровне, он на порядок превышает тот уровень, к которому привыкли европейские обыватели, граждане Европы. Соответственно, если в следующий сезон не найдется решение, а оно не найдется, поскольку конфликтность нарастает, как мы сказали, и отношения деградируют с Россией, то и понижение температуры, и энергетическая бедность, и дальше уже...

Константин Чуриков: Оно приводит к повышению температуры кипения социального.

Вячеслав Мищенко: ...продуктовый кризис, поскольку газ – это минеральные удобрения, это сельское хозяйство, это производство... Да и в принципе сейчас кризис на Украине говорит о том, что, наверное, поставки зерновых будут снижены в силу объективных причин. Вот здесь, я думаю, в течение года граждане должны как-то это почувствовать. Будет ли это выражено в какой-то протест явный, не знаю, но жизнь станет хуже.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо большое! Вячеслав Мищенко, руководитель Центра анализа стратегии и технологий развития топливно-энергетического комплекса РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина. Спасибо. Всего доброго.

Авторизуйтесь, для возможности комментировать
Авторизуйтесь, для возможности комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)