Выборы в США: нам важно, кто победит?

Выборы в США: нам важно, кто победит? | Программы | ОТР

Скажется ли на нас то, с каким президентом проснется Америка послезавтра?

2020-11-02T22:27:00+03:00
Выборы в США: нам важно, кто победит?
Почему не едет скорая? Что не так с дистанционным образованием? Непогода на острове Русский. «Светофор доверия» для бизнеса. Коммунальные долги. Инфляция и социальные выплаты. Экзамен на права. Пенсионные ожидания россиян
Дистанционка - образовательный фаст-фуд или новые возможности обучения?
Пенсия: завышенные ожидания
Почему не едет скорая?
Экзамен на права приблизят к жизни
Искусственный интеллект посчитает инфляцию
Как эффективно бороться с коммунальными должниками?
«Светофор» для предпринимателей
Школа удаляется на несколько лет?
Не время платить за парковки
Гости
Владимир Лепехин
генеральный директор Института ЕврАзЭС
Виктория Журавлева
руководитель центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова РАН, кандидат политических наук

Александр Денисов: Всем, вероятно, уже окончательно опротивела возня вокруг выборов в США. Как там шутка была: «Почему вы едете в Санта-Барбару?» – «А я там всех знаю». Ну так и мы уже все про всех знаем, про всю эту Санта-Барбару: про непутевого сына Байдена, любителя крека и малолеток, про самовлюбленного нарцисса Трампа, устроившего сумбур в своей администрации. Спрашивается, нам-то что с того?

Анастасия Сорокина: Но как бы эта вся возня ни выглядела со стороны, но Америка по-прежнему краеугольный камень в глобальной экономической и политической архитектуре: обрушатся США, мало никому не покажется. И примеров тому немало: банкротство американского инвестиционного банка Lehman Brothers стало отправной точкой для всемирного кризиса 2008 года.

Александр Денисов: Ну, раз так, вспомним фильм по шукшинским рассказам про вытрезвитель «А поутру они проснулись». Какой проснется послезавтра Америка? И главное, не будет ли у нас в чужом пиру похмелья?

Обо всем этом и поговорим с нашими уважаемыми собеседниками. На связи у нас Виктория Журавлева, кандидат политических наук, руководитель Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова, – Виктория, добрый вечер. А также Владимир Лепехин, генеральный директор Института ЕврАзЭс, – Владимир Анатольевич, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Сразу вопрос, подхватывая твои слова, Саша, – как вы считаете, какой послезавтра проснется Америка? Давайте начнем с вас, Виктория Юрьевна.

Виктория Журавлева: Ну, я на самом деле думаю, что послезавтра она проснется такой же, какой она просыпается завтра и сегодня проснулась, потому что...

Александр Денисов: Или она спать не будет, а по ночам будет грабить и новые кроссовки себе искать бегать, как думаете?

Виктория Журавлева: Да нет, я думаю, что просто итоги выборов появятся не послезавтра, очень сильно не послезавтра, и поэтому американцам придется еще какое-то время потерпеть и подождать, что же будет. Но то, что она будет в нетерпении все эти дни, это точно. Напряжение растет очень сильно, потому что на самом деле выборы решающие для обоих кандидатов и, соответственно, для обеих Америк и напряжение очень сильное, все очень-очень ждут этого исхода.

Александр Денисов: Владимир Анатольевич, ваше мнение?

Владимир Лепехин: Ну, я считаю, что не только в Америке ждут результатов президентских выборов США, но и во всем мире, и в России, естественно. Я думаю, что нас несколько дней ждет такой увлекательный сериал, когда будут поступать цифры из разных штатов. Естественно, огромное количество людей будут прикованы к экранам, будут внимательно следить, чья возьмет.

Александр Денисов: То есть нам тоже не спать, тревожиться, или пусть они катятся куда хотят, так сказать, welcome to hell? Как считаете?

Анастасия Сорокина: Чего мы ждем от этих выборов?

Александр Денисов: Да, мы не услышали, Владимир Анатольевич.

Владимир Лепехин: Я говорю, что кое-кто в России тоже спать не будет, не только США, потому что это очень важно, кто победит.

Александр Денисов: Ага.

Анастасия Сорокина: Почему это важно для России? Что будет в случае победы одного кандидата или другого?

Владимир Лепехин: Ну, Америка, пожалуй, единственная страна, исход президентских выборов в которой имеет огромное значение для России, для России и для мира, естественно, поскольку президентство конкретной личности, представителя конкретной группы политической имеет значение для модели геополитического развития, особенно в наше время. Ситуация, когда мы находимся в финансовом и вообще в экономическом кризисе, соответственно, разные силы в Соединенных Штатах Америки и в мире по-разному ищут выход из этого кризиса, означает, что в случае победы Байдена нас ждет одно будущее, в случае победы Трампа несколько другое. Естественно, это скажется на всей мировой политике, ну и на России в частности, поскольку мы видим, что у Трампа и у Байдена, точнее у тех сил, которые стоят за этими двумя кандидатами, разная позиция в отношении России.

Александр Денисов: Владимир Анатольевич, Виктория, вот, кстати, интересный момент, что думают наши зрители, зависит ли наша жизнь от выборов в США, пишите «да» или «нет». И еще у нас, кстати, есть любопытный опрос, спросили простых граждан наших, за кого они, за Байдена или за Трампа, ну, так сказать, вмешались в выборы в Америке. Посмотрим и продолжим разговор.

ОПРОС

Александр Денисов: А может быть, он не спит ночами и думает, как бы ухудшить жизнь в России? Виктория, как думаете? Хорошего-то когда хоть раз-то дождались или нет?

Виктория Журавлева: Я думаю, что президент Соединенных Штатов меньше всего думает о России. Любой президент, что Байден, если он будет президентом, что Трамп, который 4 года утверждал, вернее 4 года назад утверждал, что он улучшит отношения с Россией, сегодня мы находимся в самом... Российско-американские отношения находятся в самом худшем состоянии за весь постсоветский период.

Александр Денисов: Сорок шесть законов санкционных ведь принято против нас за это время, за 4 года.

Виктория Журавлева: Да. И сейчас, уже на вот последних дебатах Трамп себя называет самым жестким в отношении России президентом, который принял самое большое количество санкционных законов в отношении России. Ну правду говорит, на самом деле именно за эти 4 года фактически был институционализирован вот этот конфликт в российско-американских отношениях, приняты все законы, какие только можно. И собственно, мы находимся в таких отношениях, которые могут продолжаться вечно, потому что на них есть, на все наложен закон Соединенных Штатов, любые действия полностью прописаны во всех принятых законах Соединенных Штатов. Поэтому при любом президенте, в общем-то, я думаю, что каких-то серьезных улучшений нам ждать не стоит.

Анастасия Сорокина: Ну вот очень много сообщений от зрителей со всей России, из Москвы, Кировская область, Волгоградская область: «Нам нет никакого дела до того, что там происходит в Америке». Вот стоит ли сейчас следить, чего-то ждать или... ? Ну понятно, что ничего от нас не зависит, но все-таки есть какие-то предположения, куда дальше могут эти отношения привести нашу страну?

Виктория Журавлева: Вы знаете, я вот на самом деле была удивлена вот этому опросу, который вы показали. Вы представляете себе такую ситуацию в Соединенных Штатах, что вы выходите на улицу и спрашиваете обычных американцев, кто победит в России на выборах и кого бы они хотели. Это абсолютно бесполезный вопрос, который совершенно бесполезно задавать американцам. А у нас в любую часть страны выйди, спроси, и тебе и про Трампа расскажут, и про Байдена. Насколько мы информированы о том, что происходит в Соединенных Штатах! Это, конечно, просто потрясающий опрос.

Я думаю, что бесполезно что-либо гадать и ожидать, как я говорю, ситуация вряд ли для России изменится. Но просто американские выборы – это шоу, и оно, конечно же, привлекает внимание, за ним интересно наблюдать, даже если ты не эксперт, очень много всего происходит, очень много всего выбрасывается в информационное пространство. И даже тогда, когда понятно, что мало изменится для России от этих выборов, все равно вот это вот как в прямом эфире смотреть, что происходит в другой стране, – это, конечно, притягивает.

Александр Денисов: Владимир Анатольевич, ну чтобы перевести беседу, так сказать, в серьезное русло, в серьезный ключ, в серьезном ключе обсудить, – каким видим Америка… ? Ну понятно, мы можем судить, для России, судя по их политическим баталиям, у них нет такого намерения договариваться в политике, в принципе даже у них. То есть если ты проиграл, все, ты жертва, для тебя это конец окончательный. Вот для России они видят какое будущее, какое место в будущем выделяют нам, то есть нас уничтожить или с нами тоже договариваться? Вопрос-то серьезный на самом деле, почему мы все и задумываемся об этом, кто там будет.

Владимир Лепехин: Согласен с Викторией. То есть если в России спрашивать об Америке, то, конечно, эти люди не знают, что там происходит, и наоборот, в Соединенных Штатах Америки спрашивать о России, то очень многие не знают, что здесь происходит, и в принципе не интересуются. Это абсолютно объяснимо, потому что Америка – это метрополия, а метрополии никогда не интересует, что делается в каких-то там колониях. Россия – это полуколониальная страна сегодня, и, конечно, россиян интересует, что происходит в той стране, от которой наша страна, Россия, зависит.

Александр Денисов: Владимир Анатольевич, у меня аж прямо холодок по спине пошел.

Анастасия Сорокина: Колониальная страна?

Александр Денисов: Почему колониальная страна? Кто это нас колонизировал?

Владимир Лепехин: А кому Центральный банк принадлежит? Вы что, это для вас открытие, что ли? Кто осуществляет финансовую политику по отношению к России? Наше правительство? Центральный банк не подчиняется нашему правительству, он подчиняется мировой финансовой системе, Федеральной резервной системе, Всемирному банку, который находится в Нью-Йорке, и так далее. Финансы управляют миром, это как бы не открытие, это все знают об этом. Поэтому совершенно как бы все объяснимо, разница в интересах в нашей стране и в Соединенных Штатах Америки по отношению друг к другу.

А что ожидать от американцев, ну от американского истеблишмента по отношению к России? Да в принципе ничего хорошего ожидать нельзя, потому что американская цивилизация – это экспансионистская цивилизация, это часть торговой такой западной цивилизации, которая постоянно наступает, постоянно торгуется, естественно, в интересах собственной прибыли. Поэтому с какой стати они должны с Россией дружить, о России думать и озаботиться российскими интересами или чьими-либо еще, кроме своих? Ну то есть это тоже не открытие, это всем как бы известно, и американцы этого не скрывают, я имею в виду американские политики, выступают всегда на международной арене с эгоистических позиций.

Александр Денисов: Конечная цель какая, все-таки договариваться, нас уломать на что-то или уничтожить? Какой рассматривается вариант?

Владимир Лепехин: Это зависит от развития ситуации, от развития отношений. Если Россия действительно ведет себя как марионеточная страна, то зачем ее уничтожать? Зависимые страны не уничтожают, их подчиняют, иногда приручают, условно говоря, иногда даже поощряют, если эта страна проводит ту политику, которая нужна метрополии. А если страна сопротивляется или, вот как наша страна сегодня, пытается нарастить свой суверенитет, поправки в Конституцию вносит и так далее, поэтому, естественно, раздаются голоса прежде всего Демократической партии, что да, Россию нужно наказать, вообще, в принципе Россию подчинить своим собственным интересам, может быть, даже и силой.

Александр Денисов: Виктория, согласны вот с мнением Владимира Анатольевича, что мы полуколониальная держава, что наш ЦБ продался Западу, что мы, возможно, даже марионеточное государство, ну хотя сейчас сопротивляемся, Владимир Анатольевич сказал? Как считаете?

Виктория Журавлева: Мы же говорим о том, что представляет Россия для Соединенных Штатов. Если ориентироваться на стратегические документы, то на сегодняшний день в Соединенных Штатах существует так называемый двухпартийный консенсус в отношении России: Россия – это конкурент, страна-конкурент, которая в определенных сферах представляет угрозу для Соединенных Штатов, бросает вызов Соединенным Штатам своим независимым поведением, своим ресурсным потенциалом, своими отношениями в определенных регионах с определенными странами. И именно с этим связана санкционная политика Соединенных Штатов в отношении России, жесткое давление на Россию, то есть это попытка выстроить мировой порядок, в котором Россия более контролируемая страна, чем она есть, чем она была 4 года как минимум назад, ну и, соответственно, занимает то место, которого, Соединенные Штаты считают, она достойна.

Собственно, так же как и к любой другой стране в мире, потому что это принципиальная позиция Соединенных Штатов. Есть их представление о мировом порядке, есть их представление о мировой структуре, в которой у каждой страны есть какая-то позиция по отношению к Соединенным Штатам, какие-то отношения, которые выстраиваются с Соединенными Штатами. Сответственно, эта страна должна вести себя в соответствии с ожиданиями вот этой структуры, которую выстроили себе Соединенные Штаты в своих стратегиях и в своем представлении о мире.

Александр Денисов: Виктория, а нам-то что делать? Продолжать... ?

Виктория Журавлева: Дальше зависит от страны, как она себя ведет.

Александр Денисов: Да, вот как она ведет, ключевой вопрос. Как вести себя нам? Продолжать в том же ключе или искать любви, так скажем?

Виктория Журавлева: Я думаю, что международные отношения – это не про любовь. Международные отношения – это про национальные интересы, международные отношения – это про выгоду, в том числе экономическую и финансовую. Мы должны прежде всего, конечно, исходить из своих интересов и своих представлений о том, как устроены международные отношения на сегодняшний день и какую позицию в этом мировом порядке мы сами себе определяем и сами ее видим. Это во многих случаях означает конфликт с Соединенными Штатами, но от нас зависит, как выстраивать эти отношения так, чтобы этот конфликт был контролируемый.

В моем представлении российско-американские отношения в принципе конфликтны, исторически, традиционно и стратегически тоже конфликтны, и бояться этого конфликта не нужно России, нужно просто найти форму его контроля, форму причем найти вместе с Соединенными Штатами, в общем, в этом состоит, я думаю, стратегическая задача и для России, и для Соединенных Штатов, выработать эту формулу.

Александр Денисов: Со зрителем пообщаемся и продолжим.

Анастасия Сорокина: На связи Виктор из Петербурга. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Зритель: Значит, вот я считаю, что какой-то вопрос вот некорректный, за кого вы, за одного или за второго кандидата. Значит, если посмотреть историю, то все президенты Соединенных Штатов действуют в интересах Соединенных Штатов Америки, и нам неважно, какой президент будет, потому что прежде всего интересы США. Они развязывают глобальные конфликты, мелкие конфликты по всему миру...

Александр Денисов: Виктор, а у нас другое ведь, мы спрашиваем, зависит ли жизнь в России от выборов в США. Мы не спрашиваем, кто там и что, бог с ним, зависит ли в принципе от этого.

Зритель: В принципе от этого? Нет, от этого, я думаю, что ничего не зависит, ничего совершенно не зависит. Вот, конечно, меня больше всего возмутило, знаете, когда, если брать... Алло?

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Да-да-да, слушаем.

Зритель: Ага. Брать если 4 года обратно, когда, помните, Трамп победил, и я тоже телевизор смотрел, и Государственная Дума наша, все дружно аплодировали, был такой момент. Значит, вот это вот меня больше всего возмутило. Например, Конгресс США аплодировал, когда у нас Владимира Владимировича выбрали? Я думаю, что нет. Вот это вот, конечно, ни в какие рамки не входит.

Александр Денисов: Ну, они тогда не знали, как им реагировать, радоваться или печалиться, поэтому воздержались.

Зритель: Так у нас, знаете, при каждом американском президенте какие-то конфликты надуманные, придуманные именно вот с нами, с Россией, так как Россия сейчас возрождается, вот. И в этом плане, конечно, жесткость действий американских президентов дальше будет продолжаться независимо от того, кто победит на выборах.

Александр Денисов: Спасибо большое, Виктор.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Виктор.

Александр Денисов: Ну, был в истории пример, когда все-таки жили душа в душу, правда, нас все равно тогда не слушали, с Михаилом Сергеевичем Горбачевым когда. Мы же пошли, так сказать, открыли объятия, думали, что будем жить дружно все вместе, сидеть рядком, говорить ладком, но не вышло. Учитывая этот опыт, Владимир Анатольевич, вот Виктория говорила, что нужно держать под контролем, контролировать все-таки этот конфликт. Как это можно сделать, вот любопытно, учитывая, что с нами ну точно дружить не хотят, договариваться тоже не хотят?

Анастасия Сорокина: Наоборот, разрывают все соглашения.

Александр Денисов: Да-да-да, вот с СНВ-III там вообще непонятно, что там будет.

Владимир Лепехин: Ну, я мыслю не в категориях конфликта, а действительно Россия в некоторых позициях конкурент Соединенным Штатам Америки, прежде всего в такой ценностной сфере, а также в сфере..., ну то есть в атомной отрасли и так далее, то есть таких сфер не так-то много, где Россия реальный конкурент. А в целом мы обороняющаяся сторона, мы не сторона конфликта на самом деле, а во многих случаях даже просто жертва вот этой экспансионистской политики американской. Взять, например, Украину, что там, конфликт между Россией и Соединенными Штатами Америки? Нет. Россия, русскоязычное население, Донбасс – в каком-то смысле это все жертвы той политики, которую проводило американское посольство, американские спецслужбы в этой стране.

Поэтому мне кажется, скажем так, на официальном уровне, на уровне дипломатии действительно существует такой язык, когда мы говорим о конкуренции, о конфликтах, о том, что российско-американские отношения нужно строить на паритетной основе и так далее. Но на уровне реальной политики мы прекрасно понимаем, что Америка никого не видит рядом с собой и никогда видеть не будет. Любую страну, которая становится на путь самостоятельного развития, вообще даже начинает задумываться о каком-то суверенитете, американцы сразу воспринимают это как некую альтернативу, как угрозу своим национальным интересам и начинают атаковать по всем направлениям. Причем это происходит даже часто стихийно не потому, что там какое-то сразу планирование происходит специальное или какая-то операция проводится в отношении этой страны, просто есть некая логика цивилизационная существования Америки как супердержавы, и все без исключения структуры одинаковым образом реагируют на те или иные вызовы.

Вот простой пример вам приведу. Когда возникла вот эта ситуация с COVID, COVID-19, при всех разногласиях американских демократов и республиканцев, Трампа и Байдена, тем не менее все они согласованно приняли одну версию. То есть, например, Трамп не стал обвинять демократов в том, что они поддерживают Билла Гейтса, значит, и прочих людей, которым навешивают вот эти ярлыки или, может быть, объективно оценивают их как тех людей, те структуры, которые стоят за этим самым COVID, за пандемией, а все согласованно говорят, что виноват Китай. Поэтому есть темы, вокруг которых происходит консолидация истеблишмента, естественно, но конкуренция внутренняя по поводу путей развития существует.

Поэтому когда, например, люди, ну простые люди, которых мы опрашиваем на улице, говорят, что нет никакой разницы для России, кто изберется, Трамп или Байден, неважно кто, с моей точки зрения разница колоссальная. С точки зрения простых людей, которых волнует зарплата, работа, социальные программы и так далее, конечно, они этой разницы не видят, но есть целая цепочка вот этих связей причинно-следственных. Когда встанет вопрос, что делать с Россией, то, например, такие политики, как Байден, которые как-то уравновешивают позицию Конгресса, но уравновешивают ее с такой либертарианской стороны, что являются катализатором всяких силовых акций, а такие политики, как Трамп, не катализируют, а наоборот, сдерживают радикальные позиции того же самого Конгресса.

Поэтому американская политическая система очень сложная, и в ситуации, если, например, сейчас победит Трамп, то, с моей точки зрения, нужно готовиться к тому, что усилятся позиции демократов в Конгрессе. Это истеблишмент именно таким образом отреагирует на победу Трампа, чтобы был баланс.

Александр Денисов: Владимир Анатольевич, а мне кажется, там мудрить-то вообще нечего, они оба откровенно говорят, что Россия враг, сначала разберемся с ней, потом за Китай возьмемся, потому что Китай покруче будет, с ним так просто не разберешься, вот и все. Виктория, как думаете?

Владимир Лепехин: Различные методы борьбы. Поэтому есть политики, которые предпочитают бороться с конкурентом запрещенными методами, например не подписывая договор СНВ-III условно, значит, и прочие договора стратегические военного характера, склонны к тому, чтобы развязывать и поддерживать конфликты, выделять деньги на ту же самую... у Киева, например, на эскалацию событий в Донбассе.

А есть политики, тот же Трамп, например, который сдерживает, который не заинтересован в том, чтобы, значит, как бы продолжалась экспансионистская политика НАТО, например, он более эгоистическую позицию занимает по отношению к этому. Он прохладно относится к инициативам тех же самых конгрессменов по выделению дополнительных денег Украине. Он, вы знаете, в Сирии, например, занимал совершенно другую позицию, чем его предшественник, и так далее, и так далее. Поэтому вопрос в методах.

И поэтому люди, которые говорят, что разницы нет, и не задумываются над тем, какие методы будут использоваться в отношении России, должны задуматься, что нам лучше, осуществляется давление летальными способами или все-таки не летальными, это все-таки разница достаточно серьезная.

Александр Денисов: Виктория, согласны с этим?

Виктория Журавлева: Я думаю, что в условиях существования двухпартийного консенсуса восприятия России как конкурента и противника, действительно, единственная разница – это конкретные инструменты воздействия. Но мне все-таки кажется, что ожидать, что демократы будут принимать какие-то более резкие шаги в отношении России, чем это делал бы Трамп, не стоит.

Более того, на мой взгляд, есть один момент, который, может быть, был бы легче с демократами, учитывая еще то, что если они победят, то, скорее всего, они победят и в Конгрессе, и в Белый дом придет Байден, – это вопрос о продлении СНВ-III просто потому, что позиции Республиканской и Демократической партий здесь разные. И если Республиканская партия считает, что договор изжил себя, требует в лучшем случае модернизации с учетом позиций Китая и пересмотра, а вообще-то просто надо прекратить его и посмотреть, что будет дальше, то демократы занимают более такую открытую к договору позицию, не считают этот договор изжившим и, в общем, вполне готовы его продлевать и разговаривать. То есть здесь, мне кажется, поле для взаимодействия есть как минимум в отличие от того, что у нас есть с республиканцами и, соответственно, с Трампом.

Помимо того, я думаю, что в случае победы Трампа демократы все равно, скорее всего, победят в обеих палатах, и в итоге будет ситуация, когда Конгресс будет полностью контролироваться Демократической партией. Никакие социальные вопросы, никакую социальную повестку решать в такой ситуации невозможно, потому что ветви власти друг друга блокируют. И здесь внешняя политика, а именно Россия, в отношении которой консенсус существует как раз, может оказаться единственным вопросом, о котором Белый дом с Конгрессом будут договариваться, и тогда России будет уделено гораздо больше внимания, чем нам хотелось бы и нужно.

Александр Денисов: Виктория, а как вы считаете... (Вот сейчас послушаем зрителей.) Я вас слушал, и у меня возникла такая мысль – а может быть, мы мыслим конструктивно, логично и умно, а там никто так и не рассуждает? Вот Ассанжа как-то спросили еще на тех выборах, кто лучше для нас, Трамп или Хиллари, тогда между ними стоял выбор, он говорит: «Вы знаете, это все равно что выбор между сифилисом и гонореей, выбирайте, что лучше». Поэтому вот в данном случае не такой же выбор вот сейчас? Ну фамилия другая вместо Хиллари.

Виктория Журавлева: Если вы имеете в виду для американского населения, то нет, это принципиальное решение...

Александр Денисов: Для них-то понятно, для нас, мы про нас говорим, про нас, про нас.

Виктория Журавлева: А для нас... Я думаю, что мы слишком много думаем о том, что нам лучше, Трамп или Байден, точно так же как было слишком много вопросов о том, что нам лучше, Хиллари или Трамп.

Александр Денисов: Отличный ответ. Со зрителями пообщаемся.

Анастасия Сорокина: Вадим из Калининграда на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Слушаем, Вадим, говорите.

Зритель: Вы знаете... Вы меня слышите, да?

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Да-да-да.

Зритель: Вы знаете, если честно, мне, например, как жителю России совершенно без разницы, кто будет президентом США. Меня больше волнует то, что происходит с нашей страной, вот. А если что касается США в глобале, то по поводу США я знаете, что могу сказать? Это единственная страна, которая нам, россиянам, еще со времен Российской империи, и со времен СССР, и со времен уже новейшей России помогала в тех случаях, когда мы действительно были в беде. Потому что голод при царской России – помощь американская, голод 1920-х гг. – помощь американская, голод в Поволжье, затронувший 1930-е гг., – помощь американская, Вторая мировая война, понятно... Ну, Путин долго кричит, что ленд-лиз ничего не решил, но поверьте мне, на ленд-лизе мы вытащили войну, в том числе на ленд-лизе.

Александр Денисов: Ну как, мы потом за это расплачивались.

Зритель: Я уже молчу... Вы знаете, я тоже согласен взять у вас сегодня 100 рублей, вернуть потом 5 и когда-нибудь, когда... Потому что с США мы за ленд-лиз рассчитались уже при Путине или при Ельцине, если не ошибаюсь; был один грант в 1970-х гг., транш, и на этом все платежи закончились, вот. Поэтому обсуждать Америку... Американцы молодцы.

Александр Денисов: Так мы и не осуждаем, мы спрашиваем, зависит ли жизнь в России от выборов в США. То есть, судя по вашему мнению, зависит, вы считаете?

Зритель: Вы знаете, неважно, кто придет в США к власти. Я считаю, что это больше должно волновать американцев, кто ими будет править дальше. Для России ничего не поменяется, Россия до тех пор, пока относительно у нас все хорошо, мы им в любом случае враги, ну конкуренты на поле. Но когда у нас беда, это единственная страна, которая нас вытащит, чтобы мы не скатились, например, ну я не знаю, в голодную гражданскую войну, чтобы мы не скатились, например, я не знаю, в распродажу ядерных технологий, ядерного оружия налево-направо. То есть когда у нас действительно беда, они нам помогают.

Анастасия Сорокина: Спасибо за ваше мнение, Вадим.

Александр Денисов: Спасибо, Вадим, спасибо.

Анастасия Сорокина: Много разных других мнений. Вот пишет Сергей неизвестно откуда: «Ждите курс доллара по 100 рублей, вот такой будет итог выборов, все почувствуют», – вот есть и такие мнения, что будем обязательно расхлебывать последствия.

Александр Денисов: Да. И давайте подведем вместе с вами, уважаемые эксперты, итоги нашего опроса. «Зависит ли жизнь в России от выборов в США?» – «да» ответили 56%, «нет» 44%. Ну, приблизительно пополам. Владимир Анатольевич, давайте с вас начнем, подведем, результат такой вот у нас.

Владимир Лепехин: Ну, вот в каком-то смысле подтверждение того, что я говорил, что действительно в России ситуация во многом зависит от того, как она разворачивается в Соединенных Штатах, 56% говорят про это. Это свидетельство того, что у нас вполне грамотное, образованное население, отдает отчет тому, что происходит у нас и в мире. Ну, что тут еще сказать? В принципе социология – это вещь такая, конкретная, хотя в любом случае здесь все-таки мнение простых людей в большей степени, то есть это отражает настроения людей, чем компетентное мнение. В этом смысле, если бы вы опросили экспертов, наверное, получили бы немножко другие цифры.

Александр Денисов: Ну вот Викторию спросим. Как прокомментируете такой итог?

Виктория Журавлева: Интересный разрыв получился, почти такой же, как между Трампом и Байденом, кто победит, и примерно такой же субъективный. Я согласна с теми 44%, что жизнь в России от выборов в США напрямую не зависит. Но поскольку Соединенные Штаты по-прежнему лидер в мировой экономике, финансовой системе, мировой политике, то, конечно же, от того, чем закончатся и эти, и любые другие выборы, потому что именно президент определяет политику Соединенных Штатов в мире, зависит ситуация в мире, а мы как страна, которая живет в этом мире, конечно, зависим от того, как развивается ситуация.

Александр Денисов: Виктория, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это была Виктория Журавлева, кандидат политических наук, руководитель Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова. И также на связи со студией был Владимир Лепехин, генеральный директор Института ЕврАзЭс.

Александр Денисов: Да. Ну что, ждем послезавтра, был, по-моему, триллер такой американский «Послезавтра».

Анастасия Сорокина: Наверняка был.

Александр Денисов: И будет, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)