Высшее образование: за деньги можно, бесплатно - сложно

Гости
Марина Боровская
президент Южного федерального университета
Александр Милкус
обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», заведующий лабораторией НИУ ВШЭ

Константин Чуриков: Ну что ж, поздравляем всех абитуриентов, кто поступил на бесплатные, то есть бюджетные, места в вузы. Поздравляем тех, кто ну хоть за деньги, но тоже поступил, если действительно это было желание самих поступающих и семьи. Итак, закончилась вступительная кампания для вот тех абитуриентов, которые поступали на бюджетные отделения по результатам ЕГЭ.

В некоторых вузах все бюджетные места в этом году, ну так получилось, заняты победителями и призерами олимпиад, а также стобалльниками, и, кстати говоря, некоторых и не спасли даже их там 100 баллов, точнее 300 баллов ЕГЭ. Как это так и в чем тогда смысл Единого госэкзамена, если все равно не поступишь? И вообще, на кого идут учиться те, кто этого хочет (имеется в виду высшее образование)? Сейчас об этом будем думать и разговаривать.

У нас на связи Марина Боровская, президент Южного федерального университета. Марина Александровна, здравствуйте.

Марина Боровская: Добрый день, здравствуйте. Рада…

Константин Чуриков: Марина Александровна, правильно ли я понимаю, что вот эта история возникла особенно явно в этом году и в большей степени касается, скажем так, гуманитарных направлений?

Марина Боровская: Ну, нужно сказать, что победители олимпиад, они должны подтвердить, во-первых, свою победу баллом 75 и выше при сдаче ЕГЭ.

Константин Чуриков: Да.

Марина Боровская: И этот момент был действительно подтвержден. И нужно сказать, что баллы, которые предъявили ребята, школьники, поступая в университеты, они оказались достаточно высокими. Это говорит о том, что, в общем, качество подготовки в целом растет, школьники понимают ответственность за поступление в университет. Но что касается поступления олимпиадников, у нас есть так называемые особые условия, квота в 10%, куда поступают дети, имеющие проблемы со здоровьем, то есть имеющие какие-то дополнительные, скажем так, в этой части меры поддержки со стороны государства, и поступают олимпиадники. 10%, эта квота не была превышена.

Но нужно сказать, что многие университеты в борьбе за качественного выпускника, олимпиадник ровно является таким, они попробовали для себя за счет собственных резервов, имеющихся у них внебюджетных фондов-источников или эндаумент-фондов, они попробовали принять этих ребят к себе на образовательные программы. И вот это говорит о том, что университеты тоже ценят одаренных, талантливых и для них это, безусловно, ресурс, по которому они могут подтверждать качество образования у себя. Это очень важный знак этого года.

Марина Калинина: Ну а как так сложилось, что действительно в этом году, именно в этом году не хватило мест ребятам, которые действительно учились по крайней мере последние 3–4 года, готовились к этим ЕГЭ, сдали, может быть, в ущерб своему здоровью и свободному времени эти экзамены на 100 баллов и не смогли пройти? И что же будет тогда в следующем году, при том что, в общем, шли разговоры о том, что вообще количество бюджетных мест будет сокращаться, это было, по-моему, то ли в прошлом году, то ли в позапрошлом.

Марина Боровская: Я не могу подтвердить такой…

Марина Калинина: Марина Александровна?

Константин Чуриков: Ой, что-то у нас со звуком… Да-да?

Марина Боровская: Да-да, алло.

Константин Чуриков: Да, все в порядке.

Марина Боровская: Количество бюджетных мест именно в этом году было увеличено на 10%, и это важный момент, я бы хотела его отметить. Но нужно действительно сказать о том, что это все-таки политика региональная, поддержка региональных образовательных организаций и вузов, поэтому все это превышение было направлено в региональные вузы. И сейчас могу сказать, что контрольные цифры набора, то есть бюджетные места, в бакалавриате не заполнены студентами в региональных вузах, поэтому в соответствии с этим объявлена вторая волна зачисления, которая продлится еще какое-то время. И у студентов есть возможность, которые не подтвердили, не получили допуска и права в московские и санкт-петербургские университеты, вернуться в свои региональные вузы и, в общем, правом своим воспользоваться.

Марина Калинина: Марина Александровна, а скажите… Я вам просто могу сказать, что к 2024 году число бюджетных мест в российских вузах сократится на 17% по сравнению с 2019-м, такой прогноз представлен в докладе правительства Федеральному Собранию «О политике в сфере образования».

Константин Чуриков: И сейчас параллельно покажем, сколько сейчас у нас бюджетных мест в вузах, да.

Марина Калинина: Марина Александровна, а что нужно делать региональным вузам, как повысить, может быть, качество образования и так далее, и так далее, чтобы те талантливые люди, которые закончили школу с хорошими баллами, с высокими, оставались именно в региональных вузах и не стремились уехать в Москву, в Санкт-Петербург и другие крупные города?

Марина Боровская: Да, я услышала вопрос, я обязательно на него отвечу. Позвольте отреагировать на тезис о снижении количества бюджетных мест к 2024 году.

Марина Калинина: Ага.

Марина Боровская: Дело в том, что в соответствии с законом об образовании и конституционным правом, которое регулируется Конституцией, объем бюджетных мест, их количество, определяется, собственно, с учетом возрастной когорты, дети от 17 до 35 лет, ну молодежь. В соответствии с этим рассчитывается возрастная когорта, на которую выделяются бюджетные места, 10 тысяч на 100… на какое-то количество населения. Поэтому даже если мы увидели в какой-то из цифр снижение, это говорит о том, что количество молодежи этого возраста уменьшается. Поэтому вот этот прогноз определен в соответствии с достаточно, так сказать, жесткими условиями и зафиксирован конституционными правами.

Марина Калинина: Ага.

Марина Боровская: Что касается… Да, чтобы вы тоже понимали. Поэтому когда вы видите просто цифру снижения, вы должны понимать, что, значит, есть демографическая ситуация, которая, собственно, к этому и сподвигла.

Марина Калинина: Понятно.

Константин Чуриков: Понятно.

Марина Боровская: Вот. Что касается вопросов, связанных с тем, что должны сделать региональные вузы. Вы знаете, у нас сегодня объявлен проект «Приоритет», и сейчас все вузы, которые видят себя таковыми, подали заявку на этот конкурс и хотят подтвердить свое право выступать, собственно, драйвером развития своего региона, своей территории. И вот этот момент как раз отражает желание, в общем, работать на соответствующем высоком уровне. Но нужно сказать, что интерес наших потребителей, то есть родителей, которые видят сегодня школьника, школьник, который хорошо трудился и старался работать на высоком уровне, вот он ориентирован, конечно…

Константин Чуриков: Ой, связь пропала…

Марина Калинина: Марина Александровна?

Константин Чуриков: Марина Александровна, вы знаете, так грустно, когда вы называете родителей и школьников «потребителями», печально как-то становится.

Марина Боровская: Вы знаете, дело в том, что родители хотят видеть качественное образование, они хотят, инвестируя в своих детей, вкладывать в качественное образование, и этим определяется их поток в московские и санкт-петербургские вузы.

Константин Чуриков: Да… Ключевое слово «инвестировать».

Марина Калинина: А что мешает региональным вузам повысить качество образования, чтобы не уезжали в Москву?

Марина Боровская: На сегодняшний момент региональные вузы достаточно серьезно работают над той повесткой, над хорошими программами, по которым привлекают к исследованиям и к обучению ведущих профессоров в своих регионах, территориях, очень усиливают качество обучения. И мне кажется, что это необоснованное недоверие жителей конкретных субъектов к своим образовательным университетам и к своим образовательным организациям.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое, спасибо, Марина Александровна.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Марина Боровская, президент Южного федерального университета, была у нас в эфире.

Давайте сейчас посмотрим, сколько у нас вот наибольшее число бюджетных мест, это, собственно, какие профессии и специальности. Это инженеры-техники, 251 тысяча, но сюда… Вот мне, кстати говоря, отдельно растолковывали, что сюда же включены и айтишники, да. Педагоги – 75 тысяч мест, медики – 53 тысячи, агрономы, между прочим… Но, как это у нас водится, многие хотят пойти на юристов и на экономистов.

Сейчас мы подключаем к нашему разговору Александра Милкуса, это обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», завлабораторией Высшей школы экономики. Александр Борисович, здравствуйте.

Александр Милкус: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Александр Борисович, во-первых, хочется все-таки с вашей помощью разобраться в этом факторе олимпиадников и олимпиад. Вопрос первый: насколько эти олимпиады, сегодня которые проводятся, можно считать действительно вполне себе такими значимыми и научными? Просто я сейчас зашел на сайт olimpiada.ru, может быть, покажут мой компьютер наши коллеги… Вот, например, есть олимпиада «Всероссийская олимпиада по ОБЖ для 5–11-х классов», то есть можно просто выиграть олимпиаду по ОБЖ и, видимо, иметь какие-то преференции…

Александр Милкус: Нет-нет, подождите-подождите, тихо, спокойно.

Константин Чуриков: Нет, нет, не оно?

Александр Милкус: Давайте остановимся на этом.

Константин Чуриков: Давайте, да.

Александр Милкус: Давайте не путать Всероссийскую олимпиаду школьников, которая проводится по всем предметам, и олимпиады, которые проводят вузы. Это две разные вещи.

Константин Чуриков: Так.

Александр Милкус: Всероссийская олимпиада школьников – это олимпиада очень высокого класса, и ребята, которые поступают по результатам этой олимпиады, они проходят очень сложный отбор: муниципальный, районный, городской, областной и так далее, и так далее. Это умники и умницы очень высокого класса. Другое дело, что есть олимпиады, которые проводят университеты, вот тут есть вопросы, и министр науки и высшего образования Фальков вот недавно буквально заявил, что список вот этих олимпиад будет пересмотрен к следующему учебному году. Так что не путайте, пожалуйста, две вещи. Олимпиада по ОБЖ для 5-х классов всероссийская – это абсолютно нормальное дело, это по всем предметам школьного курса есть такие олимпиады. Ну а как…

Константин Чуриков: Они не имеют отношения к приоритетному поступлению в лучшие вузы страны?

Александр Милкус: К поступлению имеют отношение только призеры и победители Всероссийской олимпиады на уровне страны, и это одиннадцатиклассники…

Константин Чуриков: Ну да, просто вот есть Всероссийская олимпиада по ОБЖ, все понятно, можно.

Марина Калинина: Ну смотрите, сейчас, вот на сегодняшний день, в этом году по крайней мере, 83 олимпиады есть. Может быть, многовато как-то вот?

Константин Чуриков: Да.

Александр Милкус: Слушайте, раньше было 150.

Марина Калинина: Да? Ну а вот эти 83 олимпиады, они какую смысловую нагрузку несут, если принимаются только те дети, которые Всероссийскую олимпиаду выиграли каким-то образом?

Александр Милкус: Нет, опять вы путаете.

Марина Калинина: Хорошо, объясните тогда.

Александр Милкус: Объясняю. Принимаются ребята и по результатам Всероссийской олимпиады, призеры и победители, и победители олимпиад вузовских. Но в правилах приема в вузах прописано, какие олимпиады какого уровня они принимают. У нас есть несколько уровней олимпиад. Естественно, что олимпиады, которые проводят для своих абитуриентов, я имею в виду «для своих» для тех, кто будет поступать, а не для особо отобранных, это олимпиады МГУ, допустим, Высшей школы экономики, Бауманки, Физтеха и так далее, это олимпиады тоже экстра-класса, ребята, которые победили в них, – это ребята, которые достойны…

Константин Чуриков: Сильные ребята.

Александр Милкус: …заслуживают поступления в самые лучшие вузы страны.

Константин Чуриков: Александр Борисович…

Марина Калинина: Ну хорошо, спасибо, что вы нам объяснили, потому что мы немножко запутались в олимпиадах.

Константин Чуриков: Да, мы, в общем-то, подумали о плохом.

Александр Милкус: Ну я распутал, я надеюсь?

Марина Калинина: Да, распутали.

Константин Чуриков: Да, только олимпиада по ОБЖ все равно всероссийская и 11-е классы тоже в ней могут принимать участие.

Александр Милкус: Ну и слава богу!

Константин Чуриков: Да?

Александр Милкус: Есть люди, которые могут поступать по олимпиадам по ОБЖ, что в этом плохого?

Константин Чуриков: Хорошо.

Александр Милкус: Это тоже предмет, который нужно знать, как вы понимаете.

Константин Чуриков: Да, конечно. Наталья из Тюменской области, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый. Пожалуйста.

Зритель: У меня единственное пожелание, высказать хочу. Смотрю вашу передачу о наболевшем, потому что вот я читаю, что Минобрнауки признали кампанию нынешнего года приемную успешной. Вот не могу согласиться, честно говорю. Сама в образовании работаю, но столкнулась с такой проблемой.

У нас второй ребенок, у нас многодетная семья, четверо ребятишек, поступал в Тюменский индустриальный университет. Проходили на бюджет по строительству, я вот буду прямо говорить направление. Мы не смогли отозвать на сайте, поступали дистанционно, потому что мы в Ишиме, сам институт у нас, университет, Тюмень. Подавали онлайн, завис у них сайт, я приемную комиссию атаковала, потому что в чем дело, мы оказались заложниками, мы не смогли даже отозвать согласие онлайн и направить его непосредственно на строительство, туда, куда ребенок точно у нас проходил, такой возможности нас лишили.

Мы приехали в Тюмень, переговорили, как он называется, у нас приемная комиссия, начальник, вот, поэтому… Нам сказали: «Ничего сделать мы не можем, у вас было время, до этого дня можно было все это отозвать».

Константин Чуриков: Вы не смогли поступить из-за этого в другой какой-то вуз, подать документы туда, правильно?

Зритель: В этот же вуз, другое направление.

Константин Чуриков: Да, и это, кстати, очень частый вопрос в этом году. Александр Борисович, что случилось в этом году? Почему вот все как бы в один этап решили делать и отрубили все возможности?

Александр Милкус: Ну смотрите, я считаю, что то, что у нас остался один этап, а не два этапа, – это, конечно, не очень хорошо, когда ребята могли определиться, понять, что с первым этапом, куда проходят, куда не проходят, отнести на второй этап. Я думаю, что это связано с проблемой, с коронавирусом, потому что, честно говоря, мне самому отмена второго этапа зачисления не нравится.

Константин Чуриков: Ну, у нас не все мероприятия в стране отменяются из-за коронавируса, правильно, то есть как бы можно было, наверное, пойти…

Александр Милкус: Ну, мероприятия не отменяются, но корректируются, я бы так сказал.

Константин Чуриков: Да-да.

Александр Милкус: Но я бы вот что сказал. Понимаете, я думаю, что есть проблема, неожиданная для меня, но она вот в этом году всплыла, – это то, что родители и абитуриенты не очень понимают, знают правила, которые действуют уже давно, неважно, первая волна или вторая волна. Вы можете подать документы в пять вузов, в каждом вузе на три направления подготовки, это первое.

И второе: если вы отдали согласие и не успели вовремя его как бы забрать, для того чтобы перевести на другое направление подготовки, куда вы поступали, есть для этого другие средства. Во-первых, через сайт «Госуслуги» можно было это сделать. Во-вторых, это можно было сделать, заранее позвонив в приемную комиссию. Сайты в этом году… Я хочу обратить внимание: в этом году сайты, где публиковались результаты рейтинга абитуриентов, кто проходит и не проходит, обновлялись 5 раз в день, по крайней мере это было распоряжение министерства, 5 раз в день, не 1 раз в день, как было в прошлом году, в позапрошлом или раньше, а 5 раз в день, то есть можно было следить онлайн за ситуацией и, в общем-то, заранее вычислить, куда поступили, куда не поступили, это первое.

Второе. Я бы очень хотел предупредить или разобраться. Дело в том, что мы очень сильно почему-то зацикливаемся сейчас в нашем разговоре, и это не первый разговор, который проходит в СМИ сейчас, о том, что вот не хватило мест для ребят с высокими баллами по ЕГЭ, все места заняли олимпиадники. Во-первых, это проблема не этого года, она была всегда, все последние годы так было, льготники, олимпиадники, целевики занимали эти места. Поэтому большинство ведущих вузов предоставляют для высокобалльников свои места, то есть места за счет бюджета самого университета, потому что идет, понятно, борьба за самых лучших студентов. Но я думаю, что это касается в лучшем случае 500, может быть 1 000 ребят. Конечно, каждый ребенок важен и так далее.

Но мне кажется, что проблема гораздо глубже – в том, что у нас увеличивается количество бюджетных мест, вот как говорила Марина Александровна, вузы региональные пытаются бороться за этого студента. Но пока, мне кажется, мы прибавляем 35 тысяч в этом году в основном в региональные вузы, но готовы ли региональные вузы учить на высоком уровне? Вот я застал…

Марина Калинина: Ну вот о чем мы, собственно, с Мариной Александровной говорили.

Константин Чуриков: Да-да-да.

Александр Милкус: Да. Это, по-моему, проблема гораздо более серьезная, она касается тысяч и десятков тысяч ребят, которые получат образование, что дальше они будут делать, это первая проблема.

А вторая проблема, о которой мы должны говорить в связи с высшим образованием: тенденция о том, что после 9 класса ребята уходят в колледжи, продолжается. Около 50% ребят идут в колледжи после 9 класса, хотят получить профессию. Если раньше говорили, что это ребята, которые хотят в обход ЕГЭ (а выпускники колледжей не сдают ЕГЭ) поступить в вуз, то сейчас эта ситуация совсем другая.

Марина Калинина: Вот. Александр Борисович, просто у нас времени мало, хочется вот задать конкретный вопрос…

Александр Милкус: Да, давайте.

Марина Калинина: Насколько вообще сейчас ценится диплом, нужен диплом для работодателя? Насколько он важен? В первую очередь он смотрит или в пятую очередь на то, что… ?

Александр Милкус: Ну посмотрите, я, честно говоря, и когда сам приходил на работу, никто у меня диплом не спросил. Потом в отделе кадров спросили, есть у меня диплом, вот в «Комсомольской правде». Я принес диплом, его забрали, значит, в отделе кадров…

Марина Калинина: …совсем?

Александр Милкус: …он хранился в сейфе какое-то время. И сейчас это точно так же – нужны навыки, нужны работодателю навыки. Поэтому, кстати, одна из причин, я договорю, что ребята уходят в колледжи, – потому что они уже через 2–2,5 года имеют навыки, которые нужны работодателю; они могут сами зарабатывать, и они могут быть для работодателя полезны. Ребята в вузах далеко не всегда имеют навыки. Они имеют классическое образование фундаментальное, может быть, кто хорошо учился, но имеют ли они профессию, для того чтобы дальше работать, у меня большие сомнения есть, к сожалению.

Константин Чуриков: Да. Александр Борисович, сейчас будем слушать наших зрителей, и вот еще тоже, ну вот родители многие волнуются, что действительно все меньше возможностей поступить на бесплатные бюджетные места. Значит, вот еще совет, мой компьютер, да, olimpiada.ru, Всероссийская олимпиада по физической культуре, как раз это 5–11-е классы, вот. Теоретическая, практическая часть, баскетбол, волейбол, футбол… Олимпиада достаточно молодая – попробуйте. Сейчас вот физкультура – это социальный лифт в нашей стране.

Сейчас давайте послушаем звонок. У нас на связи Анастасия, Кемерово. Здравствуйте, Анастасия.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Хотела бы поделиться опытом, который получилось приобрести в этом году. Как раз ребенок заканчивал 11 класс, и мы получились олимпиадники как раз. Поступили мы на бюджетное место без вступительных испытаний. Но я хочу сказать, что это очень тяжелый труд. Ребенок у меня победитель трех олимпиад, это как раз те перечневые олимпиады, которые дают право на поступление. Есть много олимпиад, которые просто для общего развития, поэтому…

Константин Чуриков: А что за олимпиады?

Зритель: Олимпиада Высшей школы экономики по журналистике…

Константин Чуриков: Коллега.

Зритель: …олимпиада Президентской библиотеки по русскому языку и вот Всероссийская олимпиада по мировой художественной культуре.

Константин Чуриков: Так. И вам было сложно (это сын, дочка?) поступить?

Зритель: Дочка.

Константин Чуриков: И сложно было поступить с таким набором?

Зритель: Наоборот, несложно.

Константин Чуриков: Несложно, ага.

Зритель: Несложно, да. Только единственное, что был выбор, это тоже сложно, когда вам везде дают зеленый свет…

Константин Чуриков: И куда поступила ваша дочка?

Зритель: Дочка поступила на журналистику в Кемеровский государственный университет.

Константин Чуриков: В Москву не стала?

Зритель: Ну, что-то побоялась.

Константин Чуриков: Ладно.

Марина Калинина: Ну, зато поступила.

Константин Чуриков: Привет дочке, да. Все будет хорошо, профессия у нас хорошая, нам она нравится. Спасибо. Александр Борисович?

Александр Милкус: Ну, я хочу добавить, что Кемеровский университет – это университет очень высокого уровня, очень хороший, это первое. Второе: у дочки есть возможность после II курса, если она захочет, у нас же сейчас система «2+2+2», то есть после II курса можно будет попробовать перевестись на журналистику в Москву, в Санкт-Петербург, в другие города, проблем сейчас с этим нет. Если она хорошо учится…

Марина Калинина: А что-то дополнительное надо сдавать, какие-то тестирования?

Александр Милкус: Надо посмотреть программы, как правило, все-таки у каждого вуза сейчас очень большая доля самостоятельности, они могут вводить дополнительные курсы, может быть, их надо будет досдать. Я думаю, что для ребенка, который три олимпиады победил, проблемы не будет.

Константин Чуриков: Александр Борисович, можно я напоследок обострю? Вы говорите, что многие идут в ссузы, вот эти средние специальные учебные заведения…

Александр Милкус: Нет, колледжи.

Константин Чуриков: В колледжи, ну да, сейчас они по-разному называются, в общем колледжи, да, мы поняли, о чем мы говорим, получить профессию и работать, зарабатывать, вы сказали.

Александр Милкус: Да.

Константин Чуриков: Нам пишет Москва, конечно, есть обобщение, я просто процитирую: «В стране разрушены все заводы и фабрики – о какой практике можно говорить?» Вот хорошо, можно получить и среднее образование, техническое какое-то, а можно ли, вот правда, работать и зарабатывать, вот как вы сказали?

Александр Милкус: Смотрите, есть недавнее исследование РАНХиГС, который как раз разбирал проблему с колледжами. Для жителей городов небольших и поселков поступление в колледж актуально, и ребята получают профессию парикмахера, может быть, столяра, токаря и так далее, эти профессии востребованы несмотря на то, что у нас говорят, что производство лежит, – неправда: токари, станочники высокого уровня и в Самаре, и в Архангельске, там, где есть, это вот то, что я знаю, в Комсомольске-на-Амуре, там, где есть производства, в частности связанные с оборонкой, и так далее, получают очень хорошие деньги, могут с хорошим опытом и 200, и 300 тысяч зарабатывать, в отличие от выпускников вузов, которые далеко не все могут получить вот такие вот компетенции, то есть опыт, который можно сразу предъявить работодателю и попросить хорошую зарплату.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Александр Милкус.

Марина Калинина: Александр Милкус, обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», завлабораторией Высшей школы экономики.

Константин Чуриков: Мы продолжим через несколько минут. Если вы не в курсе тенденций современной скульптуры, то нам есть что вам показать. Это будет незабываемо, не переключайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)