Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?

Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Валентина Митрофанова
кандидат экономических наук, юрист, директор Института профессионального кадровика
Антон Георгиев
предприниматель
Андрей Плотников
финансист, управляющий инвестиционным фондом Custodian

Александр Денисов: Ну и тема дня, точнее тема вечера, – «Карантин за свой счет». Российским компаниям, пожалуй, впервые в новейшей истории предстоит пройти через испытание изоляцией, когда они не смогут продавать товары, услуги, но при этом должны будут продолжать платить зарплату своим сотрудникам, продлевать аренду. У всех ли есть подушка безопасности, чтобы протянуть это время? Если нет, то стоит ли рассчитывать исключительно на помощь государства или вот на солидарность партнеров по бизнесу, которые войдут в положение и поймут: если ты разоришься, то и они тоже по цепочке?

Марина Калинина: Ну вот несколько цифр. Данные Торгово-промышленной палаты: из-за вынужденного простоя могут прекратить свою деятельность около 3 миллионов предпринимателей, а под угрозой увольнения окажутся больше 8,5 миллионов человек. По данным опроса Центра стратегических разработок, почти каждая 3-я опрошенная компания уже оптимизировала фонд оплаты труда. Ну что это? Это удаленка, сокращение штата, зарплат, перевод на контракты. Сорок процентов компаний планируют принять такие решения уже буквально вот на днях, а каждый 5-й планирует снизить зарплаты своим сотрудникам.

Александр Денисов: Да. А что будет с рынком труда? По данным сервисов «SuperJob» и «HeadHunter», проще всего в этот период трудный будет найти работу программистам, системным администраторам, работникам сервисных компаний. Востребованы будут продавцы, водители, фармацевты, ну и, конечно, курьеры. Внеплановые школьные каникулы спровоцировали такой взрывной рост на услуги нянь и репетиторов. На прежнем уровне сохраняется потребность в рабочих профессиях, в первую очередь в строителях. Ну вот в строителях не совсем ясно, почему, потому что остановятся ли стройки или нет, еще непонятно.

Марина Калинина: Надеюсь, узнаем в ближайшее время.

У нас в гостях Валентина Митрофанова, кандидат экономических наук, юрист, директор «Института профессионального кадровика», – Валентина Васильевна, здравствуйте.

Валентина Митрофанова: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Андрей Плотников, финансист, управляющий инвестиционным фондом, – добрый вечер.

Андрей Плотников: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Вот встреча была президента с представителями как раз малого и среднего бизнеса, и там такой нюанс, что всех, там 30 человек, кто пришел, их проверили на коронавирус, все ли здоровы. Вот хотелось бы, чтобы весь наш бизнес тоже показал такой недюжинный иммунитет, что даже в сложные времена он бы протянул со своей подушкой безопасности, ну все-таки жизнь у нас непростая. Как думаете, как пройдем через эти испытания, в том числе малый бизнес, средний? Крупный-то понятно, он зубастый.

Валентина Митрофанова: Ну, с моей точки зрения, пройдут все, конечно, по-разному. Это зависит от того, насколько есть запас у бизнеса, для того чтобы продержаться, и сколько продержаться. Поэтому, конечно, у всех сейчас основной вопрос, как надолго установлены эти ограничительные меры. Если это мероприятия на месяц-два, я думаю, что до такой критической ситуации не дойдет, но если ситуация будет дольше, то, конечно, здесь на малом и среднем бизнесе можно будет очень сильно поставить крест.

Александр Денисов: Андрей?

Марина Калинина: Давайте... Вы хотите, да, добавить?

Андрей Плотников: Ну да, у меня в принципе немало, что есть добавить. Я считаю, что это будет даже еще тяжелее, чем вы сказали, и намного хуже, особенно малому и среднему бизнесу, не забывайте, есть еще микробизнес, у нас такая небольшая прослойка.

Марина Калинина: А есть еще самозанятые.

Андрей Плотников: Ой, с ними еще тяжелее на самом деле.

Александр Денисов: Но им и проще, они ничего никуда не платят, никакие налоги ни в какие страховые фонды.

Андрей Плотников: Ну по сути да, хотя сейчас очень много можно чем заняться, особенно консалтингом и услугами на дому, не выходя из дома.

Марина Калинина: Вот эти меры, которые предложил Владимир Путин по поддержке малого и среднего бизнеса – там налоговые каникулы, еще что-то такое, социальные вот эти взносы...

Андрей Плотников: Снижение страховых взносов.

Марина Калинина: Да, снижение страховых взносов. Они реально могут помочь малому и среднему бизнесу, или это, в общем, как бы, если копнуть глубже, то, в общем, ничего еще не готово, не проработано, я не знаю? Как вы к этому относитесь?

Андрей Плотников: Ну ввести дополнительный НДФЛ – это самое простое, наверное, что можно было сделать, к нему не нужно с технической стороны вопроса как-то готовить государство, оно и так взимает в принципе его, только с других вещей. Поможет ли снижение страховых выплат и налоговые каникулы? Я думаю, что нет.

Александр Денисов: Андрей, а можно я заострю вопрос?

Марина Калинина: А почему, а почему? Давайте...

Александр Денисов: Можно я заострю вопрос? Смотрите, я так понимаю, вы меня поправите, правильно или не правильно. Цель вот этих предложений – именно поддержка населения. Вот деньги, по 5 тысяч рублей детям до 3 лет и прочее, и поддержка бизнеса тоже не для того, чтобы бизнес закрутился и начал зарабатывать, а чтобы они не уволили своих людей в этот сложный период, поэтому им исключительно, для того чтобы штаны поддержать, вот эти меры. Снизят вот эти выплаты страховые, нулевой кредит...

Марина Калинина: Ну Андрей сказал, что не поможет.

Александр Денисов: Нулевой кредит на поддержку, именно чтобы они не уволили людей. Вот для этого достаточно этих мер?

Андрей Плотников: Вот с нулевыми кредитами сам буду разбираться с 28-го числа, я сам представитель малого бизнеса...

Марина Калинина: Пока, кстати, они не нулевые, а под 4%.

Александр Денисов: Сегодня Мишустин сказал, что будут нулевые.

Андрей Плотников: Да, пока 4%, но будут нулевые, да.

Александр Денисов: Да.

Андрей Плотников: Я представитель, профучастник рынка ценных бумаг, по сути мой начальник – это Центральный банк Российской Федерации, и да, нулевые они будут, с 28-го числа уже будем обивать пороги Сбербанка и «ВТБ», именно они будут заниматься этим кредитованием. Но если оставлять, убрать кредиты, помощь... Опять же кредиты сейчас...

Александр Денисов: Нет, все вместе, вот чтобы людей не увольняли, чтобы протянули, этого достаточно?

Андрей Плотников: Я думаю, что нет. Теми мерами, которые сейчас пока правительство предоставляет помощь, их все-таки мало.

Александр Денисов: Валентина, ваше мнение?

Марина Калинина: Почему? Вот объясните, почему?

Александр Денисов: Хватит или нет, чтобы поддержать штаны?

Валентина Митрофанова: Это зависит от того, на какую сумму будут выдаваться кредиты...

Андрей Плотников: Да.

Валентина Митрофанова: ...и будет ли учитываться период, за который компания может встать на ноги. Потому что мы говорим про кредиты безотносительно тех затрат, которые несет бизнес. Если мы будем понимать, что среднему бизнесу необходимо, чтобы встать на ноги, полгода, и этот кредит будет обеспечивать, тогда да. Если эта сумма будет меньше...

Александр Денисов: Но там не только кредит, еще снижение страховых фондов, что еще, отсрочка по налогам, запрет на банкротство, то есть там целый комплекс мер. То есть вам всего этого недостаточно будет?

Валентина Митрофанова: Это зависит от конкретной компании и суммы, которая будет выдаваться, и ее затрат, и то, когда, через какое время компания может встать на ноги.

Александр Денисов: Вот, вы знаете, меня все время поражает. Еще вчера если бы кому-то объявили, что будут такие меры, все бы обрадовались. Сегодня этого уже всем мало, вы понимаете? Говорят: «Нет, ну неизвестно, будет это, не будет». Вот я поражаюсь вам, вот где логика?

Марина Калинина: Андрей, я все-таки хочу узнать, добиться.

Андрей Плотников: Да.

Марина Калинина: Потому что Александр меня все время перебивает, задает свои вопросы. Вы скажите, почему не хватает и что нужно было бы такому бизнесу малому и среднему, для того чтобы он полегче... ?

Андрей Плотников: Да. Смотрите, про подушку безопасности мы говорили, ее нет у 80% бизнеса. Вот я в течение недели обзванивал коллег, партнеров, всех, кто тоже собственники малого и среднего, микробизнеса, подушки безопасности там есть реально у 20%. Сейчас у нас есть такая практика в стране брать что-то с Запада, но как-то мы это криво берем всегда. А вот сейчас настал тот момент времени, когда нужно прямо вот взять то, что делает Запад, а это прямые вливания денег по сути к людям, предпринимателям, деньги – это кровь экономики: не будет денег, не будет ничего, ни страны, абсолютно ничего. И вот сейчас, конечно, выделять деньги именно бизнесу напрямую под 0%, вы правильно сказали, неизвестны объемы. Я подозреваю, что объемы будут колоссально низкие. А откуда их брать? Их неоткуда брать большие.

Александр Денисов: У нас есть ФНБ, в конце концов.

Андрей Плотников: Ой, ну наш ФНБ... Я думаю... Кстати, через 2–3 дня вступят в силу уже новые вот эти цены на нефть дешевые, пока мы получали деньги по старым фьючерсным контрактам, но буквально вот сейчас пойдут новые цены, и мой прогноз, я буквально читал, кто-то сказал, что ФНБ хватит на 6 месяцев, я думаю, 3–4 месяца.

Александр Денисов: Опять же возвращаюсь: почему вам так сложно угодить? Позавчера это было бы шикарным подарком, сегодня уже нет. Почему?

Валентина Митрофанова: Потому что на сегодняшний момент времени и СМИ в том числе сделали свое черное дело и работники и работодатели чувствуют страх, паника появилась у многих, потому что никто не может сказать прогноз по срокам выхода на нормальное рабочее русло, когда компания сможет зарабатывать. Поэтому, конечно, любая компания сейчас пытается оптимизировать свои расходы, хотя в принципе-то в один месяц, в два месяца подушка безопасности, я бы сказала, есть у многих, но тем не менее...

Александр Денисов: Поправлю вас: это не СМИ сделали черное дело, это вирус сделал черное дело, и у нас выбора нет, мы все в одинаковом положении, что вы, что мы.

Валентина Митрофанова: Это да. Но тем не менее все, если вы посмотрите новости, мы все говорим о том, как это страшно, как это долго и как это непредсказуемо. Человек такое существо, которое, конечно, со своими страхами, и на этих страхах он придумает очень много опасностей даже там, где их, возможно, нет. И сегодняшняя реакция психологически понятна, и реакция бизнеса, и реакция людей – это, конечно, паника.

Александр Денисов: Поэтому вам этих мер все-таки кажется, что и этого мало, да?

Андрей Плотников: Сейчас экономика страха, ее можно так назвать.

Александр Денисов: Смотрите, такой вопрос. Вот есть такое понятие, как хеджирование на рынке ценных бумаг и так далее: если ты боишься, что тут ты прогоришь, ты куда-то откладываешь в другую сторону, перестраховываешься на другом рынке. Мы все знаем, что экономика непредсказуема, все привыкли, что в России рано или поздно шарахает, как на вулкане. Почему, зная это, не страхуетесь, не откладываете деньги про запас? Потому что мы все на черный день-то откладываем, уж бизнесмену-то это в первую очередь нужно делать. Почему вот сейчас все оказались без подушки, как вы говорите, 20% только?

Андрей Плотников: Ну потому что в последние годы и так было тяжело, и откладывать редко когда удается. Вот у меня есть подушка безопасности для бизнеса, но она не всемогуща, не всеобъемлюща, ее действительно хватит на 2–3 месяца от силы. Поэтому здесь многие люди оказались в неприятном положении сейчас, я имею в виду бизнес как раз-таки.

Марина Калинина: А какая помощь еще нужна была бы бизнесменам малым и средним, чтобы им как-то полегче было?

Андрей Плотников: Вы знаете...

Марина Калинина: Ну помимо вот этих 500 миллиардов, которые выделяют, я не знаю, хватит ли их на всех, дойдут ли они до всех, в общем, помогут ли всем, но тем не менее вот что еще можно было бы сделать? Вот вы как?

Андрей Плотников: Вы знаете, вот сегодня буквально на другом эфире меня спрашивали, а если вообще отменить налоги на прибыль, НДС...

Марина Калинина: Да, вот я к чему клоню.

Андрей Плотников: ...хотя бы на какой-то промежуток времени. Да, это бы помогло, допустим, хотя бы до конца года, хотя бы до конца года. И тут же вопрос, сможет ли наша российская экономика выдержать без поступления налогов в казну? Сможет, до конца года сможет, я думаю, что это вполне реально. Сейчас, если, конечно, мы будем работать, поскольку за следующую неделю нерабочую, и мы сегодня примерно считали, 180 миллиардов потеряет российская экономика приблизительно за одну неделю простоя, а это огромные деньги все равно для страны.

Александр Денисов: Зрители у нас.

Марина Калинина: Давайте послушаем нашу телезрительницу из Свердловской области. Флюра, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Вот у меня к вам такой вопрос. Я из Нижней Салды, Свердловская область. Вот у нас такое, вот нам сегодня сказали написать согласие: я, такая-то, даю согласие на выход на работу в период с 30 марта по 3 апреля, медицинских и иных противопоказаний к работе у меня нет, я согласен на оплату работы согласно положению по оплате труда. Вот этот вот вопрос правомерен или неправомерен?

Александр Денисов: А кем вы работаете?

Зритель: Я работаю уборщицей.

Александр Денисов: А где?

Зритель: В заводе.

Александр Денисов: На заводе.

Зритель: Обычный у нас завод, который производит рельсовые скрепления для железной дороги.

Александр Денисов: Да, спасибо, спасибо. Как вы думаете?

Валентина Митрофанова: Ну, на самом деле здесь очень важно понимать, относится ли организация, в которой работает слушатель, к тем, которые останавливают свою работу или не останавливают, потому что в указе президента 206-м очень четко разведены эти категории, то есть тот, кто продолжает работать. И если, например, это связано с железной дорогой, с транспортом, то действительно...

Марина Калинина: А давайте спросим действительно у телезрительницы...

Валентина Митрофанова: Да, компания может продолжать работу.

Марина Калинина: ...продолжает предприятие работать или нет.

Валентина Митрофанова: На следующей неделе.

Марина Калинина: Флюра, вы с нами?

Зритель: Да, с вами.

Марина Калинина: Вот на следующей неделе будет работать предприятие?

Зритель: Да, предприятие будет полностью работать.

Марина Калинина: Ну вот.

Валентина Митрофанова: Ну то есть, соответственно, если мы говорим о том, что это предприятие, которое подпадает под пункт 2 указа и продолжает свою работу, так как это, собственно, не те дни, которые у нас являются нерабочими, праздничными, естественно, оплата производится в одинарном размере, это правомерно. И я бы сказала, что здесь даже работодатель подстраховывается, он хочет с точки зрения некоего того, чтобы его не упрекнули в нарушении эпидемиологической ситуации, сказать о том, что он спросил людей, готовы ли они выйти на работу. Поэтому с юридической точки зрения здесь никаких нарушений нет, их нет. Другой вопрос, если это организация, которая должна была остановить свою работу на следующей неделе.

Марина Калинина: Еще у нас один звонок, из Смоленска Олег. Здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый вечер.

Марина Калинина: Да, здравствуйте.

Зритель: У меня предложение. Вот в связи с тем, что коронавирус в первую очередь ударит по самым незащищенным работникам, это инвалиды и предпенсионеры наверняка, помогать в первую очередь тем малым предприятиям, которые сохранят места и будут брать еще к себе эту категорию людей. Как вот вы считаете?

Александр Денисов: Да, спасибо.

Валентина Митрофанова: Это прекрасная мера, но, с моей точки зрения, у нас все время происходит перекос в части того, что мы говорим про интересы кого-то одного. Мне кажется, что надо говорить про интересы всех, и государства, и людей, и бизнеса. Если сейчас взять бизнес ресторанный, который чувствует себя очень плохо в настоящий момент времени, и сказать, что мы вам дадим какие-то льготы, если вы возьмете инвалидов и предпенсионеров, – насколько это будет способствовать благополучию экономическому этой компании?

Александр Денисов: Смысл брать инвалидов и пенсионеров, если сейчас работать нельзя?

Валентина Митрофанова: Да.

Александр Денисов: Дело же заключается в другом, в безопасности.

Валентина Митрофанова: Да. О чем мы говорим, о каких гарантиях, о каком итоге.

Александр Денисов: Поэтому... Да.

Марина Калинина: Давайте сейчас несколько зарисовок от предпринимателей, таких небольших историй. Вот предприниматель Олег Ананьев из Екатеринбурга собирается закрыть свой ресторан. Дело в том, что у него скопились большие долги, 300 тысяч рублей за электричество и 400 тысяч за аренду помещения, и оплачивать счета, собственно, нечем. Число посетителей в ресторане упало на 95%, залы пустые, и пришлось отправить в отпуск без содержания половину персонала.

Олег Ананьев: Остановился практически бизнес, а затраты очень... Это же производство, затраты очень серьезные на «коммуналку», на аренду, вообще на зарплату и так далее. Поэтому... То есть я сейчас ежедневно захожу... Долги, конечно, надеешься на какие-то преференции: если их не будет, то просто я буду заходить в минус, то есть я уже практически готов к банкротству.

Александр Денисов: Ну и следующая история позитивная. Вот Марина Малова из Липецка открыла свое кафе 7 месяцев назад, взяла кредит, за аренду платит больше 100 тысяч рублей в месяц. В марте посетителей стало меньше, но сокращать поваров, официантов не собирается, говорит, что месяц еще продержится.

Марина Малова: Налоговые льготы – это очень маленькая часть наших затрат. Львиная доля – это арендная плата и зарплата нашим работникам, нашему персоналу. Кредиты тоже очень много. То есть просто налоговые льготы нам не помогут и не спасут нас никак.

Александр Денисов: Вот сейчас Марина планирует создать сервис по доставке еды на дом, чтобы не обанкротиться в сложные времена.

Сразу вопрос. Ну вот у первого не получается, у него такие адские долги, 300 тысяч за одно, 400 за другое. Дружище, может, ты работать просто не умеешь? Может, к тебе вопрос, а не к кризису, не к пандемии? Почему обязательно все списывать и требовать поддержку? В данном случае просто бестолковый, может быть одно объяснение. Эта-то борется и нормально.

Андрей Плотников: Вполне себе может быть. Но я могу сказать, что сейчас малый и средний бизнес весь в долгах, это вполне рыночная нормальная история: долги есть у всех, на займах строится бизнес, он ширится, масштабируется на займах, это вполне нормально. Другой вопрос, что кто-то может придумать, как вот во второй истории, возможно, доставку на дом, допустим, не знаю, собрать близлежащие районы и обеспечить их едой, доставкой опять же на дом. Это интересно, это сейчас будет пользоваться большим спросом. У меня есть знакомый, который сейчас, буквально на днях резко решил открыть бизнес доставки именно завтраков на дом круглые сутки. Я думаю, у него все получится.

Марина Калинина: Завтрак круглые сутки – это интересно.

Андрей Плотников: Да-да.

Александр Денисов: Еще учитывать цены.

Андрей Плотников: Конечно.

Александр Денисов: Вот, вы знаете, все мы ходим по этим кафе, по ресторанам. Я бы понял, что они разоряются, если бы там все даром давали, но поскольку там цены дорогущие... У них было столько времени заработать за эти годы, 10 лет нормальные были, тучные, отложить себе на эту подушку, то теперь жаловаться – ну это просто смешно, вам не кажется? Это самый прибыльный бизнес, еда-то, ну люди все время едят.

Марина Калинина: Это очень сложный бизнес.

Александр Денисов: Все рестораны московские в пятницу забиты до потолка были до недавнего времени, и при этом сейчас они жалуются.

Валентина Митрофанова: Ну это правда так, и то, что эта ситуация расставит очень многие на разные места, поменяет, наверное, игроков сильных и слабых, это абсолютно однозначно. Часть в этой ситуации выиграет, найдет свои способы, какие-то новые варианты зарабатывания денег, часть уйдет с рынка. Это обычная рыночная ситуация, у нас рыночная экономика, поэтому эта ситуация понятна. Кризисы были, будут и они есть сейчас, поэтому...

Александр Денисов: И нечего все время с протянутой рукой подходить к правительству, конечно.

Валентина Митрофанова: Вопрос бизнеса и предсказывания определенных последствий.

Марина Калинина: А вы как считаете?

Андрей Плотников: Ну, конечно, предприниматель от слова «предпринимать», он должен что-то делать, постоянно шевелиться, постоянно креативить, и кризис – это, наоборот, время возможностей.

Марина Калинина: Но если его постоянно давят, вы же сами понимаете.

Андрей Плотников: Ну всех давят, давайте так.

Александр Денисов: А где не давят бизнес, назовите мне такую страну.

Андрей Плотников: Надо быть непрогибаемым, нужно все равно стараться и делать, даже не стараться, стараются старатели в шахтах, работать нужно просто-напросто, брать и работать, делать несмотря ни на что.

Марина Калинина: Хорошо.

Давайте поговорим о людях, которые могут остаться без работы, если вот так случится, что предприятия вообще закроются или там ресторан. Вот самое уязвимое – это, естественно, рестораны, кафе, фитнес-центры, всякие там развлекательные центры и так далее, и так далее, небольшие салоны те же самые, которые, в общем, несильно много зарабатывают. Вот куда бы эти люди могли пойти?

Валентина Митрофанова: Ну, я думаю, что все понимают, что это основная проблема, потому что... Куда могут пойти люди? Очень быстро и оперативно найти другой источник дохода, когда ты его потерял, особенно в ситуации нелегкого рынка труда, а мы понимаем, что рынок однозначно отреагирует и очень изменится в ближайшее время, до конца года он будет меняться и вряд ли в очень хорошую сторону, то в этой ситуации можно найти только ту работу, которая позволяет очень быстро тебе переквалифицироваться и ею заняться, а это значит, что это неквалифицированный труд. Нельзя выйти с парикмахерской или, например, с ресторана, где ты работаешь официантом, и при этом взять, вдруг стать востребованным IT-шником. Как это можно сделать за неделю, за месяц? Да, в кризис, сейчас они востребованы, потому что очень много компаний сидят на дистанционной работе, IT сейчас очень востребованная профессия. Но могут ли ими стать те, кто сейчас выходят и выбрасываются на рынок работодателям? Мы же понимаем, что нет, эта задача нереальная.

Александр Денисов: «Магнит» сказал, что он возьмет уволенных официантов к себе в залы работать.

Валентина Митрофанова: Кем?

Александр Денисов: Ну в залы продавцами, видимо, там не очень любезный народ, они хотят тех, кто, так сказать, набил руку на обслуживании...

Валентина Митрофанова: Это, конечно, прекрасно, но боюсь, что у «Магнита» не хватит возможностей поглотить рынок всех тех, кого выбросят все остальные работодатели.

Александр Денисов: Всех официантов.

Андрей Плотников: «Магнит» не Джефф Безос, который с той же самой инициативой выступил и сказал, что всех уволенных официантов он будет приглашать к себе в Amazon работать. Amazon и «Магнит» – это, конечно, две разные вещи.

Но, кстати, я могу сказать, куда могут люди пойти, – это курсы онлайн, все, что сейчас связано с онлайн, это даже банально стать блогером, как бы это смешно ни казалось. Живой пример, у меня команда завела мне TikTok, это новая социальная сеть, которая набирает бешеную популярность и оборот, даже выше Instagram уже, буквально 1,5 недели назад. За 1,5 недели у меня 10 тысяч подписчиков, а я просто рассказываю, что такое инвестиции, ценные бумаги, учу людей финансовой грамотности, по сути там ничего не продаю, куча заявок пошла оттуда. Выход? – выход. У нас заявки были извне, но из TikTok просто от них отбоя нет на самом деле, там за неделю 35 заявок пришло входящих оттуда, а мы по сути ничего не сделали, всего лишь скреативили. Поэтому здесь можно креативить.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Самарской области, Александр. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: У меня вопрос такой. Я вот работаю в управляющей компании дворником. Следующая неделя, которую объявил президент Путин Владимир Владимирович нерабочей, сказали, чтобы мы выходили на работу. Но это как считается, это как вот, обязательное, что ли, такое производство?

Александр Денисов: Александр, к сожалению, мусор у нас и в выходные дни появляется, поэтому, конечно...

Зритель: Нет, это понятно, нет.

Тут вот еще такой вопрос. У нас вот тут было как? Премьер-министр Мишустин сказал, чтобы контролировали, кто задерживает заработную плату. Нам уже третью неделю не выплачивают заработную плату. И что, я вот эту неделю опять должен работать бесплатно? Если у меня даже денег нет на лекарства, хотя бы те же антибиотики купить.

Александр Денисов: Да, Александр, есть... Как называется...

Зритель: ...по уплаченной работе уже.

Александр Денисов: Трудинспекция, куда жаловаться?

Андрей Плотников: Трудовая инспекция.

Валентина Митрофанова: Трудовая инспекция.

Александр Денисов: Трудовая инспекция, да. Александр, а жалобу подавали в трудовую инспекцию, что задерживают зарплату?

Зритель: Да нет, потому что начнешь подавать, скажут: «Не нравится? – пиши заявление по собственному желанию». У нас ведь так вот, такой вот городок, что «не нравится? – мы найдем тебе замену».

Марина Калинина: Ага.

Александр Денисов: Ну тем не менее пожаловаться нужно, потому что так можно долго терпеть, выхода тут другого нет.

Валентина Митрофанова: Возвращаясь к вопросу о том, что бизнес, которому тяжело и у которого нет сейчас денег выплачивать заработную плату работникам, наверное, на это натравливать инспекционные органы и суды – это дополнительно уронить этот самый бизнес. Поэтому здесь же необходимо в каждой ситуации разбираться, это ситуация злоупотребления со стороны работодателя, и он делал и делает так, или это вынужденная ситуация, когда сейчас, в марте задержки заработной платы произойдут у очень многих. Если к этим мелкому, среднему, микропредприятию пойдет инспекция труда с административными штрафами, то куда дальше через полгода у нас люди будут выходить на работу?

Александр Денисов: У нас на связи есть предприниматель из Санкт-Петербурга, ресторатор... Да, сейчас еще связываемся с ним.

Марина Калинина: Галина у нас есть на связи из Ульяновской области. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Я из города Ульяновск. У меня такой вопрос. Вышел указ по Ульяновску и Ульяновской области, что эта неделя карантина обязательна для всех точек розничной торговли. Мы работаем в ортопедическом салоне. Обязательно ли для нашего руководства исполнять вот этот указ?

Александр Денисов: Да, спасибо, сейчас ответим.

Валентина Митрофанова: Ну, в данном случае важно понимать, что в 206-м указе президента указаны предприятия, которые продолжают свою работу, и ортопедический салон, по моему пониманию, вряд ли относится к продуктам питания и товарам первой необходимости. Поэтому, скорее всего, по пункту 1 этому указа они не должны работать на следующей неделе.

Александр Денисов: Вот буквально перед этой темой мы обсуждали, говорили про солидарность, про помощь в трудные времена. Вот бизнесу, на мой взгляд, этого вообще не хватает, у нас много ассоциаций есть бизнеса, а солидарности, в общем, и нет. Вот владелец сети кафе «АндерСон» Анастасия Татулова приводила пример, как можно пережить вот этот сложный период, хотя бы чтобы владельцы крупных торговых центров, коммерческих платежей понизили арендные ставки, потому что «мы проживем, и владельцу тоже будет неплохо, а то мы разоримся и все по цепочке». Почему нет здравого смысла, понимания, что вместе мы протянем, а поодиночке будем откусывать друг от друга и все, и привет всем настанет?

Андрей Плотников: Я думаю, что все зависит здесь от людей на местах. Допустим, мой бизнес, смогли договориться о скидках на аренду, о каком-то там льготном периоде на хороший промежуток времени. И здесь я согласен, солидарность должна быть в любом случае, но все опять зависит от людей на местах, от людей, которые принимают решения, и от их уровня воспитания в конце концов, потому что очень многие, давайте так, а-ля бизнесмены, в кавычках назовем, у них такое воспитание, что бизнес – это только деньги, бизнес есть бизнес, помогать они никому, кроме себя, не должны. Я считаю, что это не так.

Александр Денисов: Вот IT-сектор, вот всем кажется, что это самый передовой авангард в бизнесе, да? Первый же случай, Андрей Белоусов, вице-премьер, он сказал, что ФАС будет проверять сервисы по доставке еды. Вот, казалось бы, сейчас это самая нужная вещь. И что они сделали? Как только многие рестораны стали работать на доставку, они тут же подняли цену. Вот это как объяснить?

Валентина Митрофанова: Ну, это, мне кажется, объясняется как раз очень легко. Здесь скорее вопрос, что делать и какие сегодня меры могут приниматься в том числе по ограничению контроля и по тем неким льготным условиям, для того чтобы бизнес все-таки выжил. Мне кажется, мы все время забываем вот эту цель. Бизнес должен выжить, потому что, если не выживет бизнес, ни у какого государства не хватит средств для содержания людей, которых этот бизнес просто не сможет содержать, нам не с кем будет договариваться.

Поэтому сейчас я считаю, что это главная, ключевая цель, которая должна стоять. У нас должны сохраниться рабочие места и людям после того, как остановят карантин, пройдет следующая неделя, им должно быть, куда выйти на работу и начать зарабатывать. Пусть с отсрочкой заработной платы, но они должны выйти на эти места. Если у нас сейчас на рынок выбросятся миллионы людей и рынок рухнет, не будет, куда трудоустраиваться, в этой ситуации не поможет уже никто.

Марина Калинина: Ну вот вы говорили о том, что нужно уходить в блогеры...

Андрей Плотников: Ну это самое простое, что можно придумать.

Марина Калинина: Да. Но вот сообщение из Кемеровской области совершенно, на мой взгляд, справедливое: «Вы говорите всем уходить в блогеры, а кто гречку будет выращивать?» Ну это образно говоря.

Валентина Митрофанова: Вот я согласна.

Марина Калинина: То есть надо же кому-то руками делать, на заводах работать, в конце концов.

Валентина Митрофанова: Восемь с половиной миллионов блогеров – это интересно.

Марина Калинина: Лекарства производить, не знаю, нам что-то нужно есть, нам где-то нужно жить...

Андрей Плотников: Нет, я же имел в виду как раз-таки о том, что...

Александр Денисов: Вы гречку не выращивали случайно, не бросили это делать?

Андрей Плотников: Нет, но я тоже с Кемеровской области родом, привет землякам.

Нет, конечно же, все профессии нужны, все профессии важны, и в этом случае, конечно, нам нужны и руки, и голова. Но я говорю, я просто привел пример некоего креатива, которым можно воспользоваться. Конечно, производства нужны, и помощь производственникам сейчас в первую очередь необходима будет, я думаю, месяца через 3–4 такими темпами, если нефть будет стоить 25 и ниже.

Марина Калинина: Смотрите, вот продолжая эту тему, может быть, государству задуматься о том, чтобы не только помочь сохранить бизнесменам свой бизнес, чтобы люди, которых они приняли на работу, сейчас вынужденно которые этой работы лишаются на определенный срок, я надеюсь, чтобы вернулись обратно, может быть, еще как-то создавать какие-то рабочие места, чтобы люди могли куда-то трудоустроиться, вот об этом подумать?

Валентина Митрофанова: Ну об этом можно думать, конечно, и говорить очень много, вопрос заключается в том, для чего. Государство – это живой организм, и любой человек на любой позиции должен приносить прибыль и, собственно, полезность какую-то.

Марина Калинина: Да, естественно.

Валентина Митрофанова: Создавать рабочие места ради рабочих мест – это экономически невыгодно ни бизнесу, ни государству.

Марина Калинина: Нет, ну в производство можно вкладывать? Не нефть качать бесконечно, а в производство складывать.

Валентина Митрофанова: В производство вкладывать можно. Но как мы можем взять сейчас с вами толпы людей, которые работают официантами, и пустить их на производство, где сейчас... Например, я знаю...

Марина Калинина: Ну хорошо, какой вы видите выход?

Валентина Митрофанова: ...специфику работы многих организаций, у них просто на производственной линии стоят люди с высшим технологическим образованием.

Марина Калинина: Я это, поверьте, знаю, потому что я полстраны объездила по заводам, посмотрела.

Александр Денисов: Ну в период Великой депрессии безработных отправляли дороги строить – выкрутились, нормально справились, есть же варианты.

Андрей Плотников: Ну это когда было и условия были другие, времена другие.

Александр Денисов: Ну понятно, когда было, но пример тем не менее был.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Татарстана. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня дочка занимается, учится на заочном в институте и занимается маникюром. Они снимают с подружками помещение. Арендодатель не хочет снижать стоимость за аренду помещения, и они работают как самозанятые, оформлены, у нас в Татарстане такая вот категория работников есть. И я хотела спросить, как самозанятым может быть оказана помощь, чтобы как бы не были девочки без денег, потому что и учебу надо оплачивать, и квартиру, и еду, и все. И люди сидят по домам, никто не приходит к ним в салон. И как вот самозанятым-то быть? Почему про них все забыли?

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо за ваш вопрос. Ну это то, с чего мы начали, собственно говоря, что есть малые предприятия, есть средние...

Андрей Плотников: Да.

Марина Калинина: ...есть микро, а есть самозанятые, которым вообще, в общем, совсем как бы... Есть какой-то выход?

Андрей Плотников: Страшно эти слова говорить, но я боюсь, что выхода для них точно нет сейчас. Они не приносят столько прибыли, никак не входят в ВВП страны. Хотя, вы знаете, у нас все-таки экономика из услуг состоит...

Марина Калинина: Ну смотрите, что значит «она не приносит прибыль стране»? Они же зарабатывают деньги, они же покупают продукты, правильно, они покупают какие-то товары.

Андрей Плотников: Покупают.

Марина Калинина: Платят налог.

Андрей Плотников: Покупают. Но, понимаете, у нас в стране все настолько распределено, страна-то большая, что везде нужно считать в среднем, а основную долю этого среднего все-таки составляют крупные компании, крупный и средний бизнес, ну не знаю... Возразите, киньте в меня тапком, если я не прав. То есть здесь сейчас самозанятым, давайте прямо в глаза смотреть, ну никто не поможет. Тут не помогают-то малому и среднему бизнесу в должной мере... Ну не знаю на самом деле.

Валентина Митрофанова: Ну почему? То есть давайте разберемся с термином, мне кажется, самозанятые. Если человек работает на работодателя, у работодателя есть ряд обязанностей в том числе по выплате зарплаты. Если человек работает на государство, на государственной службе, ему платит государство. Кто такой самозанятый? Человек, работающий на себя, то есть взявший на себя предпринимательские риски.

Андрей Плотников: Ответственность.

Валентина Митрофанова: На сегодняшний момент времени то законодательство для самозанятых, которое есть, не существует аналогий в других странах настолько льготного и комфортного формата зарабатывания денег. То есть я считаю, что...

Александр Денисов: Четыре процента – это уже подарок, конечно.

Валентина Митрофанова: Четыре процента для оказания услуг физлицам, 6% для оказания услуг юридическим лицам, нет никаких социальных налогов, нет никаких отчислений ни в Пенсионные фонды, ни НДФЛ, ну с этой суммы взимается, но все равно это фикс, то 4% или 6%. Абсолютно удобный инструмент для регистрации, для отчетности, ты не должен содержать бухгалтера. Я бы сказала, что у самозанятых сейчас это как раз гораздо бо́льшая возможность удержаться на рынке, потому что... Да, может быть, люди не приходят в салоны, но, простите, я женщина...

Александр Денисов: Рано или поздно вам нужно будет сделать прическу и маникюр.

Валентина Митрофанова: Я понимаю, что женщина, сидящая дома, может заказать себе маникюр. Поэтому как раз у самозанятых... А сколько сейчас в связи с...

Марина Калинина: Ну да, необязательно же для этого в салон идти по сути.

Валентина Митрофанова: ...проблемами со школами, я считаю, что огромная... В частности в Москве и в других городах, я это знаю, всегда была проблема с нянями, с репетиторами...

Александр Денисов: Сейчас невероятный всплеск.

Валентина Митрофанова: Конечно.

Александр Денисов: Вот дети дома учатся, все на репетиторов.

Валентина Митрофанова: Дети сидят дома, многие пенсионеры содержат животных в нашей стране, но при этом им нельзя сейчас выходить на улицу, то есть с этими животными тоже может кто-то гулять. То есть, мне кажется, сейчас, наоборот, огромное поле для самозанятых открывается.

Марина Калинина: Еще один звонок, Ирина из Владимирской области. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Александр Денисов: Да, здравствуйте, Ирина.

Марина Калинина: Да, слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Зритель: Вас беспокоят из города Владимира, меня зовут Ирина. Скажите, пожалуйста, вот у меня такой вопрос. Сегодня я работаю на владимирской фабрике «Ralf Ringer». Сегодня у нас было собрание, нам объяснили ситуацию так, что наши денежки все вложены в ботинки, ботиночки лежат на складе, их очень-очень много, и они не продаются. И директор сказал, что у него нет денег нам платить, и нам предъявили два бланка, один бланк был для того, чтобы мы написали заявление или об увольнении, а второй бланк был, для того чтобы мы написали за свой счет на 2 месяца без содержания.

Скажите, пожалуйста, правомерны ли их действия по отношению к нам? Была такая ситуация даже на собрании, женщина плакала горючими слезами, говорит: «Что мне делать? У меня столько детей, и я не знаю, как мне жить дальше». Скажите, пожалуйста, правомерны ли их действия по отношению к нам? Спасибо большое.

Александр Денисов: Да, спасибо.

Валентина Митрофанова: Ну, конечно, эти действия работодателя неправомерны, и это как раз та ситуация, когда, наверное, с недобросовестным работодателем необходимо разбираться, потому что это не вопрос невыплаты, это вопрос прямого принуждения людей к совершению того, что закон запрещает. Нельзя человека отправить в отпуск без сохранения заработной платы, когда он его не просил, то есть у нас по закону это предоставляется только по заявлению работника, по его личным обстоятельствам. Нельзя заставить человека увольняться по собственному желанию, когда он не хочет. Эти действия абсолютно противозаконны, и здесь я считаю, что необходимо защищаться, конечно, любыми способами.

Александр Денисов: Да, и вот следующая неделя именно с сохранением зарплаты, пометка была, а не просто так.

Марина Калинина: Смотрите, тут какая штука получается. У нас же как люди говорят? Вот мы говорим «идите в суд, судитесь, подавайте заявление», а человек говорит, что если он пойдет в суд, его вообще уволят, понимаете?

Андрей Плотников: Ну и плюс еще издержки, нужно нанять юриста...

Марина Калинина: Еще оплатить суд.

Андрей Плотников: Да, оплатить суд, походить, и не факт, что...

Марина Калинина: Ходить, пороги обивать.

Андрей Плотников: И многие, естественно, в связи с этим наплевательски к этому относятся. Я согласен, нужно все равно разбираться, нужно все равно подавать жалобы именно в таких случаях.

Марина Калинина: А вот здесь вот профсоюзы, кстати, очень важны, которые у нас почему-то не работают.

Андрей Плотников: Ну это большая-большая тема для обсуждения, почему они не работают.

Александр Денисов: Валентина, а вам не кажется, что это правовой нигилизм вот так вот пойти пожаловаться, тебя уволят? Составить исковое заявление с адвокатом 3 тысячи рублей, все, 3 тысячи рублей, больше ничего не нужно, ты отдал и все, и дело закрутилось, больше не нужно. Не нужно адвокату туда ходить, любой судья рассмотрит и примет решение в твою пользу, там не нужно доказывать больше.

Валентина Митрофанова: Я бы сказала, что есть гораздо более простой механизм абсолютно незатратный: у нас инспекция труда запустила портал «Онлайнинспекция.рф», где можно и задать вопросы...

Александр Денисов: Еще дешевле.

Валентина Митрофанова: ...которые задают ваши слушатели, это бесплатно, где можно подать жалобу, просто зайти в Интернет, зайти на сайт онлайнинспекция.рф, и при явно незаконных действиях работодателя можно подать жалобу, это не стоит никаких денег.

Марина Калинина: Давайте к нашей беседе подключим Антона Георгиева, это предприниматель из Санкт-Петербурга. Антон, приветствуем.

Антон Георгиев: Да, здравствуйте.

Марина Калинина: Антон, вы как владелец ресторана в Санкт-Петербурге расскажите, как вы планируете жить дальше. Вы человек, я знаю, креативный. Что вы придумали, как выжить?

Александр Денисов: Антон, отключили свет у вас в ресторане, темнота такая за вами?

Антон Георгиев: А я сейчас просто в машине, извините.

Марина Калинина: Да, Антон, ну рассказывайте, давайте пообщаемся.

Антон Георгиев: На самом деле настроение не очень хорошее, потому что мне не очень понятно, когда и так предпринимателям тяжело, мы готовы как-то выживать, готовы искать средства и не закрывать заведение, работать дальше, в это время... Я не знаю, кто принял это решение, но озвучил его президент, что он всех отпускает на выходные, причем почему-то за наш счет. Люди, наверное, кто поумнее, они этому не радуются, а понимают, а что же дальше? Дальше они просто без работы останутся в обанкроченных заведениях.

Александр Денисов: Антон, но ваше предложение? То есть прийти, сесть в ресторан, заказать себе еду, чихнуть друг на друга, потом лечь в больницу? Вот ваше предложение, да?

Антон Георгиев: Нет-нет, мое предложение закрыть на карантин и платить людям больничные за счет государства.

Александр Денисов: Ага.

Антон Георгиев: А дать им выходные, при этом люди поедут на дачу, будут ездить друг к другу в гости неделю, может быть, еще больше заразят друг друга.

Александр Денисов: А всех предупредили, не надо шататься по гостям, Антон, все четко было.

Марина Калинина: Но то, что предупредили, мне кажется, для наших людей это не особо важно.

Александр Денисов: Разумные ли меры Антон предлагает?

Антон Георгиев: Но таким образом мы сейчас просто добьем бизнес и все.

Андрей Плотников: Нет, тема, которую Антон предлагает, вполне себе разумная, тем более у нас, я, правда, не знаю, с какого числа, с какого года будут больничные по МРОТ, по новому МРОТ я имею в виду.

Александр Денисов: До 12 300 подняли.

Андрей Плотников: Да. Но тем не менее все-таки я считаю, что предпринимателям сейчас помогут только живые деньги. Деньги нужны, деньги нужно срочно выделять, прямо вот уже вчера это нужно было сделать.

Марина Калинина: Антон, а вот то, что правительство предлагает выделить уже вот эти кредиты беспроцентные на сумму 500 миллиардов рублей на зарплаты, на выплаты, – это как-то спасет ситуацию?

Антон Георгиев: Я не верю, что эти кредиты в принципе дадут бизнесу, который работает в убыток, банки не дадут.

Александр Денисов: Антон, вы мне очень нравитесь, вы ни во что не верите, но при этом вы в хорошем, в отличном настроении для недоверчивого человека.

Антон Георгиев: У меня, слава богу, есть другой бизнес, который сейчас активно работает.

Александр Денисов: Вот! А какой бизнес у вас хорошо работает?

Антон Георгиев: Это компания «Медовый дом», мы за 3 дня отгрузили 25 фур меда в торговые сети, потому что мед, имбирь и лимон помогают от вируса.

Марина Калинина: Нет, давайте все-таки, Антон, вернемся к ресторану. Вы пока никого не планируете увольнять, ничего?

Антон Георгиев: Мы нет. Мы решили сейчас дождаться этой недели. Но если будут ее продлевать еще дальше опять за счет бизнеса, то... Ну не знаю, мы, наверное, еще потерпим, но я знаю многих коллег, кто будет закрываться.

Александр Денисов: Антон, а можно я вам посоветую, так сказать, буду вашим бизнес-консультантом? Раз у вас мед попер, то нужно, значит, официантов передвигать на это дело, раз уж тут такая...

Андрей Плотников: В костюм пчелы.

Александр Денисов: ...жила пошла золотая?

Антон Георгиев: А у нас производство в Новгородской области в сельской местности.

Марина Калинина: Далековато.

Антон Георгиев: И вряд ли официанты из Петербурга поедут в деревню Новгородской области, чтобы там фасовать мед.

Александр Денисов: Ну они капризные у вас, я понял, да-да.

Марина Калинина: Антон, а скажите, вы мне вот за кадром рассказывали про свой рецепт борьбы с коронавирусом, он мне очень понравился. Расскажите.

Антон Георгиев: Да, это мед, имбирь и куркума.

Марина Калинина: И прогулки, вы сказали.

Антон Георгиев: А, это мой личный рецепт.

Марина Калинина: Ваш личный, конечно.

Антон Георгиев: Да. Каждый вечер после ужина мы с женой берем собак, идем 5 километров пешком вокруг поселка, потом приходим домой и выпиваем по 150 граммов 45-градусного джина. И повышается настроение, и никакая зараза не берет.

Александр Денисов: Все, Антон, теперь я понял, почему хорошее настроение, это джин виноват, все ясно.

Марина Калинина: Спасибо огромное.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Удачи вам, здоровья, не болейте. Спасибо.

Александр Денисов: А вот где деньги взять, с этого начали, вроде непонятно, ФНБ, может, и прихлопнут. А вот это предложение, так сказать, выдрать шерсти клок у «жирных котов», которые там любят на банановые острова закинуть свои дивиденды? Вот вполне реальное предложение. У меня вообще ощущение, что мы вот как в Чемпионате мира по футболу в шаге от финала, то есть следующая стадия – это прогрессивная шкала. Как вы считаете, это нормальная мера, поможет нам пополнить бюджет?

Валентина Митрофанова: Ну вряд ли я могу сейчас говорить, поможет ли эта мера или не поможет. Вопрос только заключается в том, какие действительно реальные механизмы может здесь применить государство и какую сумму получить исходя из этих мер.

Александр Денисов: Ну с 2% до 15%, приличный все-таки подъем, Андрей, как считаете?

Андрей Плотников: Да. Несмотря на то, что у нас последние 3 года деофшоризация проходила, и очень даже вовремя она проходила, теперь кто-то раскрыл свои офшорные счета, кто-то до сих пор этого не сделал, хотя Владимир Владимирович вроде продлевал эту программу. Надо здесь смотреть, но должно пройти время, будет ли действительно работать этот механизм. Потому что как финансист, конечно, и люди у них тоже консультанты очень грамотные, зарубежные специалисты у этих людей, есть тысяча и один способ обойти это все и не через офшоры. Поэтому надо смотреть, время покажет здесь.

Александр Денисов: Вот вы знаете, столько мы обсудили уже таких слабых мест в бизнесе, и чаще всего все неприятности связываются, так сказать, с дефицитом некой нравственности. Вот не хотят друг другу помогать, беда; выводят деньги – тоже беда. То есть само безнравственное поведение бизнеса в конце концов оказывается ему и невыгодным, вот как ни крути, приводит его к очень тяжелому положению в трудные кризисные времена. Если бы делали все по правилам, так, как стоит делать, как приличные люди, и не было бы таких проблем. Ну ведь очевидно, вот сейчас мы сколько с вами уже таких нащупали гнилых язв у бизнеса, ну что, разве нет?

Валентина Митрофанова: Я здесь согласна абсолютно и могу сказать, что я знаю очень много бизнесов, это слышно, они выступают о том, что несмотря на тяжелую ситуацию они собираются сохранять людей, они будут до последнего бороться именно за свой персонал. И вот такое отношение, конечно, в будущем обязательно даст свои дивиденды для этого бизнеса в части репутации, управления, в части бренда конкретной этой компании. Они, конечно, я думаю, получат все свои преимущества вот от такого социального и морального поведения в тяжелой ситуации.

Александр Денисов: Да. Мы сейчас прервемся на социальную рекламу и вернемся в студию, сейчас посмотрим.

Вот все мы говорили про деньги да про деньги последние полчаса. А вот, на мой взгляд, все-таки главная проблема не в деньгах, главный дефицитный товар на сегодня – это определенность. Вот ее нет, вот это больше всего и пугает. Сколько ждать, месяц, два, три? Продлевать аренду, не продлевать, держать людей, не держать? То есть все-таки не в деньгах дело, мне кажется, люди не знают, насколько это глубоко будет.

Андрей Плотников: Ну, отчасти оно, возможно, и так, фифти-фифти, все равно деньги нужны, мы не можем жить надеждами, мечтами, что все будет, через недельку все будет хорошо. Но это российская действительность. Да, некая определенность, я бы сказал, что это гарант экономики, будущее экономики. Почему люди в Америке спокойны и уверены? Потому что они знают завтрашний день, они в него смело смотрят. У нас в стране, к сожалению, люди далеко не знают, что будет завтра и чего ждать, кого ждать и так далее.

Марина Калинина: И, кстати, это не связано с пандемией никак.

Андрей Плотников: Да, это не связано с пандемией.

Марина Калинина: Это наша жизнь.

Андрей Плотников: Да, это те реалии, в которых мы живем, это та современная модель, в которой мы находимся.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок из Башкирии, успеем поговорить с Георгием. Георгий, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Я из Уфы, директор управляющей компании.

Марина Калинина: Так.

Зритель: Нас... В указе президента ЖКХ не числится. Мы, конечно, будем работать, но если не дай бог кто-то заболеет и подаст на компанию в суд, как быть в таких случаях? Мы вот не работаем и попадаем, работаем – тоже попадаем.

Марина Калинина: Спасибо за вопрос. Я не знаю, кто сможет ответить.

Валентина Митрофанова: Я бы здесь хотела на самом деле вас успокоить, потому что 26-го числа у нас вышли разъяснения Министерства труда, которые были одобрены на оперативном штабе, заседании по борьбе с пандемией, и организации ЖКХ отнесены к перечню тех, кто занимается обеспечением населения. Для них действительно следующая неделя является рабочей, поэтому здесь нет нужды волноваться о том, что это является нарушением, нарушением это не является. И если кто-то заболеет, это может произойти как если вы работаете, как если вы не работаете, в данном случае никаких рисков у вас как у работодателя не возникает от работы на следующей неделе.

Александр Денисов: Да, есть такое понятие «обстоятельство непреодолимой силы», вот как раз болезнь там как ни крути, работай ни работай.

Вы знаете, меня одно радует в этой ситуации про наш бизнес все-таки, вот до всех этих неприятностей, до тяжелых времен малый бизнес умирал, все, все у него было плохо. Сейчас выяснилось, что вот тогда у него было хорошо. Сейчас у него не приходят клиенты, вот сейчас он точно умрет, то есть тогда он говорил, что умирал, он еще не умирал. Поэтому все-таки это внушает надежду, что малый бизнес наш справится, это его нормальное состояние все время жаловаться. Ну что же, так принято.

Валентина Митрофанова: Ну я считаю, что малый бизнес действительно, еще раз повторюсь, рынок у нас сейчас изменится, рынок бизнеса изменится. Но то, что все равно будут возрождаться и появляться, когда ситуация стабилизируется, новые компании, это да. Вопрос только, насколько появление новых позволит закрыть проблему, связанную с высвобождением людей.

Александр Денисов: Чтобы это безболезненно проходило.

Валентина Митрофанова: Да.

Александр Денисов: Чтобы они находили... Ну все зависит от Андрея, вот грамотные советы будете давать, как вот перестраиваться в своем блоге?

Андрей Плотников: Конечно-конечно, смотрите, обращайтесь. На самом деле да, кризис – это новые возможности, новые ветви развития чего-либо, возможно, какой-то новый бизнес. Что-то новое всегда приходит.

Марина Калинина: Главное, чтобы на этот бизнес остались какие-то деньги.

Андрей Плотников: Естественно.

Марина Калинина: После выплаты зарплаты и после всяких убытков, которые понесут.

Андрей Плотников: Да-да-да. И правильно сказали, что количество нового должно быть один к одному с тем, что уйдет и уйдет, возможно, навсегда, поэтому здесь это очень важно.

Марина Калинина: Ну хорошо, ваши ожидания какие?

Андрей Плотников: Мои ожидания? Ну мы вообще как финансисты прогнозируем, что после майских...

Марина Калинина: Вы же с инвестициями связаны.

Андрей Плотников: Конечно.

Марина Калинина: У вас же должно быть на будущее все предусмотрено.

Андрей Плотников: Мы живем на 2 месяца вперед примерно.

Марина Калинина: Да.

Андрей Плотников: Мы люди из будущего.

Я ожидаю, что в принципе мировые финансовые рынки восстановятся после майских праздников, все-таки вирус более опасен в холодное время года, уже скоро лето, скоро будет... Да уже теплеет, буквально на днях в Москве. И, конечно же, здесь многое будет зависеть от цены на нефть. Очень важно, Китай сейчас практически уже оправился, я сегодня видел, как Си Цзиньпин (не лично, конечно) уже выходил без маски и приветствовал всех. Осталось потерпеть чуть-чуть, подождать совсем немного, ничто не длится вечно. Чем сильнее падение, тем сильнее потом рост экономики. Помните, что после кризиса 2008 года экономика росла 12 лет, беспрецедентно, самые длинный, продолжительный рост экономики мировой. Поэтому здесь надеемся на лучшее и ждем. Ждать осталось недолго.

Александр Денисов: Да, от Китая мы все-таки зависим, они у нас закупают углеводороды, чем больше они будут закупать, тем стабильнее будет наш бюджет.

Андрей Плотников: Да.

Александр Денисов: Все-таки как ни крути.

Марина Калинина: Ну что ж, спасибо. Посмотрим, будем встречаться, надеюсь, в течение этих двух месяцев.

Андрей Плотников, финансист, управляющий инвестиционным фондом, Валентина Митрофанова, кандидат экономических наук, юрист, директор «Института профессионального кадровика». Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо вам за разговор интересный.

Андрей Плотников: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)