Взаимный обман на рынке труда

Гости
Татьяна Баскина
заместитель генерального директора международной стаффинговой компании ANCOR
Виктория Пятница
управляющий партнер профессионального сообщества «HR -эксперты»

Оксана Галькевич: Все врут, ну все: календари, часы… Объявления о вакансиях тоже врут. Большинство, между прочим, Константин, подавляющее сталкивались с обманом, когда в поиске подходящей работы обращались к специальным объявлениям, вот так.

Константин Чуриков: Да. Подавляющее большинство (этого подавляющего большинства, Оксана, 79%) заявляют, что в первую очередь в заблуждение вводят по поводу… заработной платы, самого главного, собственно, иногда для многих единственного, ради чего они идут работать. 71% неожиданно узнавал о дополнительных обязанностях, которые так вот раз! – и возникали, а 60% – о не соответствующих описанию условиях труда.

Оксана Галькевич: Врут потенциальные работодатели также о графике, официальном оформлении и командировках, а также о месте работы, вот это вообще, конечно, удивительно.

Константин Чуриков: Хотя это легко, кстати, проверить.

Оксана Галькевич: Да. Правда выяснялась обычно уже в ходе собеседования, лишь немногим удавалось выяснить все заранее по отзывам сотрудников, где-то там по каким-то там сообщениям в интернете, в социальных сетях…

Константин Чуриков: Ну да, есть определенные сайты в интернете, им не всегда надо доверять, кстати говоря, тоже делите и умножайте, потому что пишут эти все негативные отзывы обычно отверженные, отвергнутые, скажем так.

Оксана Галькевич: Расстроенные увольнением каким-то.

Константин Чуриков: Да. Уважаемые зрители, с вами такое бывало? Вот расскажите о тех случаях, когда вот действительно вы видели вакансию, приходили на собеседование, сначала было одно, а потом оказалось другое.

Оксана Галькевич: Вдруг обещали карету, приходите, а там тыква вместо этого.

На связи у нас сейчас Татьяна Баскина, заместитель генерального директора международной стаффинговой компании ANCOR. Здравствуйте, Татьяна Владимировна.

Татьяна Баскина: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вот та статистика, которую мы в начале привели, ну не статистика, а те цифры, потому что это по результатам опроса портала «Работа.ру», она выглядит печально, 74% сталкивались с обманом, это означает, что в принципе нельзя никому доверять почти. Так ли это?

Татьяна Баскина: Конечно же, нет, не все так печально. И первый вопрос, когда мне задают вот такого рода встречный вопрос, – это уверены ли люди, что их обманули, а не они обманулись.

Константин Чуриков: Так.

Татьяна Баскина: Потому что в очень многих случаях это вопрос восприятия. Приведу пример с той же зарплатой, которую вы упомянули. Один из признаков качественной вакансии и ответственного работодателя – это указание в объявлении о вакансии, если указывается зарплата, то указать ее до вычета налога, то есть компания сигналит о том, что она платит налоги, она официальную зарплату платит. Что видит человек? Человек видит сумму и автоматически, не разбираясь считает, что он будет получать ее на руки, вот уже первое недопонимание, и хорошо, если с этим удается разобраться. Поэтому я бы разделила эту проблематику на действительно негативную часть, когда это безответственный и недобросовестный работодатель, и такого рода обманы с их стороны случаются, и вторая часть – это проверьте свое понимание, если вакансия от добросовестного работодателя, проверьте, то ли вы воспринимаете, что действительно написано.

Константин Чуриков: Так, подождите, то есть, извините, грубо скажу, получается, сами дураки, да, сами виноваты?

Татьяна Баскина: Заметьте, не я это сказала.

Константин Чуриков: Ха-ха-ха.

Хорошо, Татьяна Владимировна, ну а все-таки? Вот я сейчас открыл один сайт, не будем его показывать, потому что у нас такой заголовок «Работа.Вру», сейчас кто-нибудь обидится. Вы знаете, ну часто мы видим такие вакансии, в которых вот вилка очень большая. Например, не знаю, вакансия какого-нибудь менеджера где-нибудь от, не знаю, 20 до 120 тысяч рублей, понимаете, от 50 до 80. Ну уже в принципе заложена какая-то, наверное, нечестность здесь или что?

Татьяна Баскина: Скорее всего нет. Нужно рассматривать каждый конкретный случай, нужно проверять информацию о вакансии, не стесняться задавать вопросы. Это необязательно нечестность, потому что совершенно нормальна ситуация, когда есть вилка, зависящая от квалификации работника. Сейчас такой кадровый голод, что зачастую компании, начиная искать человека готового, со всеми нужными навыками, то есть все в комплекте, в итоге, посмотрев на ситуацию на рынке труда, понимают, что лучше им взять человека, который недотягивает по каким-то квалификационным требованиям, но обучаем, но, соответственно, платить ему пока ставку, которая соответствовала бы человеку с полной квалификацией, не за что, в его еще надо инвестировать.

Константин Чуриков: Я понял! Это как раз вилка, потому что, собственно, о чем тоже надо сказать, и соискатели в свою очередь тоже врут, и, может быть, даже не меньше, а больше и чаще, и с три короба. Татьяна Владимировна, вот вы по своему опыту что можете сказать? Если у нас 74% сталкивались с ложью работодателей в вакансиях, то вот вы, рекрутеры, скажем так, сколько процентов случаев, когда вы видите резюме, но понимаете, что вранье, ну вот это точно вранье?

Оксана Галькевич: Прямо по резюме, ты хочешь сказать?

Константин Чуриков: Ну да, конечно.

Татьяна Баскина: Ну, на самом деле на основании резюме никто никогда, если это профессионал, не делает окончательных выводов, а просто ставит себе значки вопроса на уточнение.

Константин Чуриков: Ну да. Ну хорошо, после собеседования, да.

Татьяна Баскина: Да. И во-вторых, однозначно сказать, не проверив информацию, что это лукавство или откровенная ложь, тоже было бы непрофессионально, все подлежит проверке. Но действительно, вы правы в том, что иногда из таких псевдоблагих намерений или, увы, осознанно люди искажают информацию о себе или предоставляют заведомо недостоверную. Иногда это бывают действительно какие-то злые помыслы, иногда смех и грех, действительно просто посмеяться.

Оксана Галькевич: Нет, Татьяна Владимировна, вы сказали, что люди, глядя на обещанную зарплату, просто обманываются или, открывая какое-то объявление о вакансии, могут обманываться. Но люди могут обманываться и насчет самих себя, правда? Вот кому-то кажется, что он гениальный специалист в своей сфере…

Константин Чуриков: О-о-о, а это прямо такая глубокая философия.

Оксана Галькевич: Да. Еще нам вот эти всякие, как там, тренеры личностного роста говорят, что вы давайте хвалите, хвалите, подчеркивайте свои достоинства, это сейчас очень распространено.

Татьяна Баскина: Ага. Это не лишено оснований, конечно, себя надо хвалить, кто как не сам соискатель лучше всего о себе расскажет. Но врать-то зачем? Все равно сейчас такой прозрачный рынок труда и все коммуникации от социальных сетей до работных сайтов, до цепочек контактов – это все проверяется в самый неожиданный момент и приносит больше вреда. То есть я бы сказала, переводя в экономические категории, что вранье в резюме или на любом этапе рассмотрения вакансии, при трудоустройстве просто экономически себя не оправдывает, действительно нагородить три короба и попасться на мелочи ну совершенно никому не нужно. Но иногда действительно попадаются на мелочах, по непонятным причинам. Но есть такие вот, я бы разделила тоже на мелкие, невинные шалости, которые в принципе прощают…

Константин Чуриков: Например?

Татьяна Баскина: Когда, например, человек начинал с какой-то позиции помощника работу в компании, прошло много лет, он там вырос и в резюме уже указывает, сразу пришел на должность старшего специалиста вот в этот период.

Константин Чуриков: А-а-а.

Татьяна Баскина: Вот такая в принципе уже… К тому времени, как он вырос и стал большим и матерым специалистом, это уже такая несущественная деталь, можно даже сэкономить место. Бывает, что такие уже не столь невинные вещи, это когда исчезают самим таким чудесным образом из описания трудовой деятельности человека периоды непрохождения, увы, испытательного срока, такая проба пера: вышел в компанию, понимая, что не мое, не хочу, не буду, но вот, может, рискну, не получилось, через пару месяцев ушел, это тоже исчезает, и потом получаются несостыковки в опыте, то есть это уже, конечно, искажение информации, хотя совершенно понятна мотивация человека, почему он так делает. Ну и бывают просто очень смешные вещи: не желая, так сказать, засветиться перед нынешним работодателем в том, что ты ищешь новое место работы, люди иногда меняют в своем резюме фамилию, имя, отчество, скрывают дату рождения, название компании другое ставят…

Константин Чуриков: О-о-о…

Татьяна Баскина: Но это крайне легко и очень быстро тоже выявляется, поэтому никакой ощутимой пользы не приносит.

Константин Чуриков: У нас было дело, ну как бы не у нас, в других структурах. Помните громкое дело в Росгеологии, там был такой зам?

Оксана Галькевич: Ой, там…

Константин Чуриков: Он там сменил и фамилию, и имя, вот, и его трудоустроили, да.

Оксана Галькевич: Он себе все придумал, все.

У нас несколько звонков уже в очереди. Сергей из Краснодарского края. Здравствуйте, Сергей, слушаем вас.

Зритель: Вечер добрый, уважаемая передача. Рад вас видеть снова и снова к вам вышел на связь.

Константин Чуриков: Мы тоже рады.

Зритель: Вот у меня такой вопросик к эксперту. Она лжет то такой степени… У меня вот недавно был случай…

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Поехал я, это, в Мостовском районе в центр занятости, вакансия сторожа, ну я инвалид II группы, без ноги я, да. Поехал, сказали, что вот она 15 тысяч. Когда поехал на место работы, а там помимо сторожа надо еще и двор выметать, и машины там выпускать, и тому подобное, и 10 тысяч зарплата.

Оксана Галькевич: Понятно, несоответствие обязанностей, да-да-да.

Константин Чуриков: Ну кошмар, да.

Зритель: Да. И это кругом, кругом точно так, это не на одном предприятии. Я и на молзавод ездил в Мостовском, это точно такая же беда.

Теперь по поводу работодателей. Вот я живу в станице, да, у нас классная станица, она как раз в 1861 году основана, есть такая станица Переправная, как раз отменили крепостное право. Но 30 лет назад нам снова ввели крепостное право, вы понимаете? Рабовладельческий строй. Как это понять, 20 тонн я должен «КамАЗа» загрузить за 500 рублей тонна? Что мне по этому поводу может сказать эксперт?

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: 20 тонн загрузить.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок, Сергей из Краснодарского края.

Оксана Галькевич: Об оценке труда.

Татьяна Владимировна, вот скажите, пожалуйста, кого чаще обманывают, работяг, таких как Сергей из Краснодарского края, или, может быть, на топовых позициях?

Константин Чуриков: Да. И как бы вы просто вообще этот случай прокомментировали, потому что мы понимаем… Одно дело там, знаете, привирают, обманывают, когда речь идет о каких-то больших деньгах, но здесь речь идет о зарплате, вы меня, конечно, извините…

Оксана Галькевич: …10 тысяч рублей.

Константин Чуриков: …меньше минимальной.

Татьяна Баскина: Ага, ага. Да, спасибо за этот пример. Единственное, что я могу сказать по озвученному случаю, – это то, что сейчас для закрытия квот по трудоустройству инвалидов, к чему многие компании обязывают законодательно, за инвалидов, готовых работать, идет огромная борьба среди работодателей. Поэтому для меня удивительно слышать, что к тому же официальный государственный центр занятости предоставлял некорректную информацию. Поэтому рекомендация у меня одна – все перепроверить очень четко и…

Константин Чуриков: Татьяна Владимировна, можно на секунду вас перебью? Подозреваю (так я специально осторожно скажу), что никакой другой работы в станице, упомянутой в эфире, просто нет. Я думаю, что уж там, знаете, есть-то хочется, ты все перепроверишь.

Оксана Галькевич: А почему бьются за людей с ограниченными возможностями работодатели?

Татьяна Баскина: Во-первых, потому что есть обязательства у работодателей по трудоустройству инвалидов законодательно. А во-вторых, в некоторых локациях, в некоторых наших регионах, это вряд ли относится к небольшим населенным пунктам, но в них пособия по инвалидности превышают тот уровень зарплаты, который на некоторые типовые вакансии предлагается. Получается клинчевая ситуация, мы слышали это от многих компаний, которые были бы рады, для того чтобы проявить свою социальную ответственность, нанять инвалидов, мы слышали, что для них это далеко не всегда выгодно, потому что в каких-то случаях теряется пособие, поэтому есть такая вот противоречивая ситуация.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Да, вы знаете, печаль нашей жизни в том, что, в общем-то, работать – это вообще не всегда выгодно, потому что, как сейчас многие говорят, а смысл ехать на работу, если я, как говорится, за день проезжу больше, чем заработаю.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем Можайск, Анна, наша зрительница. Здравствуйте, Анна.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Имела печальный опыт. Устроилась в одну компанию, заказы оформить…, обещали оклад плюс премию, и работу обещали такую, что принимать заказы, отпускать договора и более ничего. По факту получилось так, что не только отпускать заказы, принимать заказы, но еще была грузчиком, кадровиком, бухгалтером…

Оксана Галькевич: Ничего себе.

Константин Чуриков: Вы были грузчиком?

Зритель: Да, грузчиком.

Константин Чуриков: А что грузили, Анна?

Зритель: Двери, окна.

Оксана Галькевич: Слушайте, ничего себе у вас разброс обязанностей…

Константин Чуриков: Да-а, женская работа.

Оксана Галькевич: Вот это да.

Зритель: Если не грузили окна, то надо было найти за свои деньги грузчиков.

Константин Чуриков: Подождите, Анна, а как называлась, еще раз, сама вакансия, исходный вариант?

Оксана Галькевич: Устройство.

Зритель: Менеджер, менеджер.

Константин Чуриков: Менеджер, в переводе на русский «грузчик». Спасибо, Анна, за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Ой… Татьяна Владимировна, а это как объяснить?

Татьяна Баскина: Ну вот это как раз из того, что я услышала от слушательницы звонившей, это как раз пример недобросовестного работодателя с несколькими яркими признаками. Во-первых, это нечеткое, или по крайней мере из той информации, которая следует, обозначение, какая доля в вознаграждении будет оклад, как строится система премирования и так далее, и тому подобное, нечеткий функционал. Ну и вообще, если вакансия называется «менеджер», менеджер не бывает обычно в вакууме, бывает «менеджер по продажам», «менеджер по закупкам» и так далее, то есть не очень четкое обозначение вакансии и функционала…

Константин Чуриков: Или, например, менеджер по переносу окон и дверей.

Оксана Галькевич: Тоже процесс, требующий управления, между прочим.

Татьяна Баскина: Ну, вполне себе… Квалифицированный персонал, работники погрузочно-разгрузочных, складских работ тоже очень дефицитный персонал, очень высокий спрос. Но дело не в этом, дело в том, что здесь есть действительно несколько признаков вакансии, в которой есть риски, видимо, не было возможности, не попробовав, не выйдя на работу, у слушательницы это проверить, хотя, как правило, задавая вопросы все волнующие на интервью, теперь, возможно, вооруженная этим негативным опытом наша телезрительница, слушательница будет задавать эти все вопросы. Но моя рекомендация здесь главная – обращайтесь в достойные либо компании-работодатели, готова поделиться, так сказать, о том, как выявить на вот таком этапе поиска работы, либо в солидные кадровые агентства. Здесь самый яркий признак, чтобы они не брали денег с соискателей.

Константин Чуриков: Конечно.

Татьяна Баскина: Солидный работодатель – это логотип, название, контакты, описание внятное и должности, и функционала. Если есть противоречия между функционалом и тем, сколько за это платят, на вот эти все, казалось бы, мелочи стоит обращать внимание.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое, Татьяна Владимировна.

Оксана Галькевич: Да, это правда. Только я боюсь, конечно, что у нас на всех таких вакансий компаний не хватит.

Константин Чуриков: Да, а противоречий много, да.

Оксана Галькевич: Татьяна Владимировна Баскина, заместитель генерального директора международной стаффинговой компании ANCOR, была у нас на связи.

Теперь давайте, друзья, посмотрим небольшой опрос…

Константин Чуриков: Если так разобраться, противоречие между функционалом и зарплатой – это вообще основное противоречие.

Оксана Галькевич: А также представление людей о самих себе, как мы сегодня говорили, потому что наши корреспонденты, побеседовав с людьми на улицах, выяснили, что некоторые время от времени вводили в заблуждение потенциального работодателя.

Константин Чуриков: А чего ты на меня смотришь?

Оксана Галькевич: Нет, я смотрю…

Константин Чуриков: Внимание на экран.

Оксана Галькевич: Да, вот туда.

ОПРОС

Константин Чуриков: Да, такая наша жизнь, что, оказывается, спрашивают при устройстве: «Пьешь?» – и приходится врать. Вот сколько интересного мы узнали!

Оксана Галькевич: Ну, кстати, по некоторым не видно, по некоторым.

Константин Чуриков: По некоторым…

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Сейчас мы будем беседовать с экспертом. Оксана, пожалуйста, без ваших грязных намеков…

Оксана Галькевич: Как узнать всю правду и о работнике, и о работодателе. Виктория Пятница у нас на связи, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты». Здравствуйте, Виктория Григорьевна.

Виктория Пятница: Добрый день, дорогие коллеги, рада видеть.

Константин Чуриков: Виктория Григорьевна, давайте определим все-таки границы вранья, тем более, как мы сейчас выяснили, взаимного вранья. То есть где вот эта, знаете, легкая недосказанность переходит уже в наглость и… ?

Оксана Галькевич: Все границы переходит.

Константин Чуриков: Да, с обеих сторон.

Виктория Пятница: Ага. Давайте, наверное, начнем с нас, любимых, с кандидатов. Здесь очень важная история, соглашусь со многими людьми, которые говорили, с Татьяной Баскиной уважаемой, что, знаете, небольшое лукавство и откровенное вранье – это две, на минуточку, очень сильно разные вещи. Конечно, и карьерные консультанты сейчас, и сами люди, используя интернет-ресурсы, серча по интернету, находят очень много информации, как сделать свое резюме привлекательнее. Но мы говорим о том, чтобы создать какой-то такой продающий для себя портрет, который заметит работодатель.

То есть немножко что-то приукрасить, какие-то штрихи убрать не очень понятные, – это приемлемая история, но откровенное вранье, как вот девушка сказала, мы же все равно на нем засыплемся. Если у меня нет опыта, который необходим работодателю, у меня нет нужного образования, это все всплывет не далее как при приеме на работу – зачем? То есть, в общем, мнение о нас будет очевидным. Поэтому чуть-чуть приукрасить, да, допустимо, откровенно врать недопустимо.

Оксана Галькевич: Виктория Григорьевна, это ведь еще и вопрос позиции, знаете, и того риска, который человек при использовании вранья испытывает или не испытывает. Но если это какой-нибудь там высокооплачиваемый специалист, топ какой-нибудь, то да, себе дороже, наверное, врать и потом вылетать с этой прекрасной работы. А если это работа, где постоянная текучка, вот Алтайский край пишет: «Такое ощущение, что среди работодателей в России высокий спрос только на бесплатную или дешевую рабочую силу», – ну а тут что бы не соврать, сколько-нибудь да проработаешь, сколько-то денег да получишь. Потом следующего возьмут.

Виктория Пятница: Ну смотрите, дело в том, что в любом случае, даже если это простые какие-то рабочие позиции, к слову, на которые спрос иногда гораздо выше, чем на топ-менеджеров, если это специалисты, ну все равно в компаниях более-менее, скажем так, приемлемых, в которые нестрашно пойти, что тебя где-то обманут и так далее, все равно есть определенная проверка. Ну посмотрит специалист по кадрам твою трудовую книжку и поймет, есть у тебя опыт работы, который тебе нужен, или нет. Или посмотрит твою копию свидетельства об образовании, оригиналы документов, и поймет, что у тебя нет профильного образования, а ты пришел в бухгалтерию работать или плановиком-экономистом, большой вопрос, тебя возьмут или нет. Поэтому здесь надо просто понимать, ты делаешь себе лучше или хуже, приукрашивая те или иные вещи.

Оксана Галькевич: Нет, ну это уж прямо совсем глобальное такое вранье по поводу образования или еще чего-то.

Константин Чуриков: Так, а можно… Вот частый случай, мне кажется: а если…

Виктория Пятница: Такое тоже тем не менее бывает иногда.

Константин Чуриков: А если по знакомству, а если по блату?

Оксана Галькевич: Вот, кстати, да, сплошь и рядом, между прочим, берут.

Константин Чуриков: Да, есть у нас, бывают иногда теплые места для своих, и вакансию если вывешивают, то только для отвода глаз.

Оксана Галькевич: Синекуры!

Константин Чуриков: Да, называется этим латинским словом.

Виктория Пятница: Ха-ха, такое бывает, это правда, причем достаточно частая ситуация со стороны работодателей. Но тут тогда вопрос, зачем врать, если и так возьмут, ха-ха, поэтому можно уж прямо говорить о том, какой у тебя опыт и что ты умеешь и знаешь или ничего не умеешь и не знаешь, но тебя все равно возьмут. Поэтому… Ну еще раз, наверное, повторюсь, что здесь вот некоторое лукавство, приукрашивание, красота в резюме – это да, окей, но от прямого вранья я бы искренне рекомендовала воздержаться.

Константин Чуриков: А еще вопрос можно?

Оксана Галькевич: Костя, я просто от вранья: никогда никому не вру, просто недоговариваю, да?

Константин Чуриков: Ну вот, да-да-да.

Виктория Пятница: Да, вот.

Константин Чуриков: Виктория Григорьевна, а вообще резюме-то сейчас смотрят? Мне кажется, слушайте, этих резюме уже ну просто вот так, пруд пруди, что там смотреть? В резюме можно написать все что угодно, мне кажется, уже как-то по-другому ваши коллеги-рекрутеры действуют.

Виктория Пятница: Вы знаете, действуют в принципе традиционным достаточно образом. Просто суть в том, что сейчас настолько большое количество людей, которые высвободились на рынке, хорошо это или плохо, сложно сказать, это факт просто, что тот же самый рекрутер тратит очень мало времени, для того чтобы провести первичную оценку резюме, понять, ему этот человек нужен или не нужен. Поэтому мы когда работаем с кандидатами в плане карьерного консультирования, мы всегда рекомендуем немножко подстраивать резюме под ту вакансию, на которую он откликается, писать понятным для рекрутера языком и стараться не размазывать свой опыт по резюме, а писать какие-то конкретные вещи в шапке, где резюме, вот основная информация, которую видно, для того чтобы рекрутер… Рекрутер традиционно тратит 5, 6, 7 максимум секунд, для того чтобы увидеть резюме и понять, он будет его читать дальше, будет ли он рассматривать этого человека или он его отбросит в сторону, в сток, в архив, куда-то еще. Поэтому очень важно выложить о себе какие-то понятные, интересные вещи, которые рекрутера зацепят.

Оксана Галькевич: У нас вот в опросе нашем уличном был человек, который говорил: «Ну да, приходится врать, если спрашивают, пьешь ли ты, не пьешь». Но там, по-моему, даже вводить в заблуждение бессмысленно, все и так на собеседовании понятно.

Константин Чуриков: Ха-ха.

Виктория Пятница: Все будет понятно если не на собеседовании, то по крайней мере в первую неделю работы, если у человека есть такой грех и он, в общем, как бы, извините, не сможет…

Константин Чуриков: Но кто не без греха, как гласит русская народная поговорка.

Виктория Пятница: Да.

Константин Чуриков: Виктория Григорьевна, коротко, если можно. Вы сказали, что дело в том, что сейчас очень многие на рынке труда, – подождите, я тут слышал официальные заявления, что мы уже вышли на какой-то допандемический уровень безработицы, нет?

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, статистика – это же такая вещь, которую можно развернуть и в одну, и в другую сторону.

Константин Чуриков: Ну да.

Виктория Пятница: То, что очень много людей сейчас осталось, скажем так, при другом статусе занятости… Вы посмотрите, у нас сейчас меньше идет набор…

Константин Чуриков: 10 секунд.

Виктория Пятница: …в компании, но какое количество самозанятых. Самозанятые – это кто у нас? Трудоустроенный человек.

Константин Чуриков: Ну да.

Оксана Галькевич: Это люди, время от времени зарабатывающие.

Константин Чуриков: Сложно сказать. Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Виктория Пятница: Спасибо.

Оксана Галькевич: Виктория Пятница, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты», была на связи.

Константин Чуриков: В общем, короче, с разных сторон можно приврать.

Оксана Галькевич: Люди нам пишут, что у МММ был когда-то внятный логотип…

Константин Чуриков: Да, кстати.

Оксана Галькевич: Друзья, вот о пирамидах поговорим завтра в нашем прямом эфире, а сейчас подведем итоги сегодняшнего.

Константин Чуриков: Через секунду.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как работодатели врут соискателям и наоборот