• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Я не вижу накала страстей в предвыборной кампании, ведь борьба идет лишь за распределение мест в пелетоне

Сергей Лесков: Я не вижу накала страстей в предвыборной кампании, ведь борьба идет лишь за распределение мест в пелетоне

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Константин Чуриков: Ну а прямо сейчас, поскольку у нас сегодня фактически пятница, завтра выходной, Сергей Леонидович Лесков, обозреватель Общественного телевидения России – Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый день.

Константин Чуриков: "Темы недели" – ответственная миссия у вас сегодня. Что в вашей фиолетовой папке?

Сергей Лесков: Много-много…

Константин Чуриков: Должна быть зеленая, как у Путина.

Оксана Галькевич: Кость, это старая шутка, ты ее повторяешь уже в третий раз.

Константин Чуриков: "Будем расти" хотел ответить Сергей.

Сергей Лесков: Ну после президентских выборов, может быть, будет папка другого цвета.

Событий на самом деле на этой неделе было немало. Началась неделя с трагических событий, с теракта в Дагестане. Напомню, что погибло 5 прихожанок православного храма. Обращает на себя внимание, что это первый теракт в России по конфессиональному признаку, и вторая его особенность – это уже третий теракт в Дагестане, за который взяла на себя ответственность организация ИГИЛ. "Исламское государство" побеждено, оно лишилось территории, но видите, остались в том числе и в нашем Дагестане "спящие ячейки". Это, конечно, новая реальность. То есть государство, лишенное территории, продолжает террористическую деятельность. Для того чтобы победить ИГИЛ в этом новом обличии, очевидно, нужна тонкая социальная политика и не менее тонкая идеологическая работа. Одним словом, это новая реальность, и кстати говоря, сегодня в Дагестане новый глава этого региона Васильев произвел новое кадровое назначение.

Завтра День защитника Отечества, и мы не можем не поговорить на околовоенные темы. Многих беспокоит то, что сейчас в акваторию Черного моря вошли два американских эсминца. Что это означает? Некоторые политики даже впали, скажем так, в некоторое легкое замешательство. Но давайте проанализируем военно-оборонную мощь России в этом регионе в сравнении с потенциалом 6-го американского флота, к которому относятся эти эсминцы. Это, конечно, штабные игры, я и вы тоже не верите в прямое столкновение, но тем не менее интересно было бы взвесить эти силы. А также мы поговорим о том, какие новые военные системы в скором времени поступят на вооружение российской армии.

Ну и наконец, на этой неделе заканчивается Олимпиада в Корее. Мне почему-то кажется, что на этот раз голы, очки, секунды не занимали столь пристальное внимание наших болельщиков, как прежде, но тем не менее Олимпиада все равно остается важным политическим событием. Да, в Олимпиаде все больше и больше политики. Давайте поговорим о том политическом и социальном значении, которое приобретает спорт в наше время, что он значил на разных, впрочем, недавних этапах нашего развития и что он значит сейчас.

Константин Чуриков: Ну что, Сергей, темы заявлены: терроризм, военные учения, спорт. Давайте все-таки, если в хронологии, с Дагестана, с самого такого трагического начнем.

Сергей Лесков: Ну да. Напомню, что теракт был совершен в городе Кизляре, Кизляр – это наиболее, если так можно сказать (вы понимаете, что я имею в виду) русскоязычный город Дагестана. Еще 10 лет назад там было 60% русских, сейчас снизилось до 40%, но все равно это так. В общем, это многонациональный город, там просто как в Вавилоне намешаны все народы, никогда не было каких-то столкновений, те же самые аварцы жили достаточно мирно с русскими. Я напомню, я на этой неделе говорил: когда-то, совсем недавно, 200 лет назад это был третий по величине город на юге России, больше Одессы, Харькова и Полтавы. Теперь у него, в общем, такая дурная слава.

В общем, конечно, поскольку боец "спящей ячейки" ИГИЛ, ИГИЛ взял на себя ответственность за этот теракт, совершил как бы смертоубийство в православном храме – а жертв могло быть и больше, ведь он пытался пролезть в храм, где заперлись прихожане. Конечно, надо поговорить на такую деликатную тему, как корни исламского терроризма. Эту тему многие стыдливо обходят, стыдливо некоторые богословы говорят, что ислам не имеет отношения к агрессивности. Ну как же не имеет? Если мы будем это отрицать, то мы только усугубим проблему, надо честно признать эту проблему. Кстати говоря, был же и христианский терроризм в свое время…

Константин Чуриков: Христианство тоже имело отношение…

Сергей Лесков: Да, но мы же признаем этот факт. Что такое крестовые походы? Это христианский терроризм. И когда по Константинополю, по храмам ходили лошади, кони крестоносцев по колено в крови, что это было? В общем, на определенных этапах развития это свойственно было и Западу, и Востоку.

Тем не менее я все-таки думаю, я уверен в том, что в самом исламе заложен большой гуманистический заряд, есть много проявлений гуманизма в исламском мире, там есть и веротерпимость. Наверное, самым таким ярким проявлением этого является сколько там, наверное, 5-6-вековая история Османской империи. Несмотря на то, что там были столкновения, но ведь в Османской империи были собраны все мировые религии, которые существовали более или менее мирно: там было много иудеев, были зороастрийцы-огнепоклонники. Сейчас же, в общем-то, и те, и другие практически истреблены на территории того же Ирана. Стамбул, Константинополь оставался христианским городом, армян не вырезали, это произошло уже в XX веке, греков на территории Турции не трогали. В общем-то, процветание Османской империи было связано, конечно, с веротерпимостью во многом. Но когда потом в XX веке начались другие процессы, но это уже тема отдельного разговора.

Сегодня, прямо скажем, многие социологи говорят о деградации исламского Востока и отказывают исламу в возможности развития. Опять же, это значительное упрощение, потому что в Средневековье до определенного этапа, конечно, ислам по уровню науки, что ли, значительно обгонял Европу. То есть говорить о том, что это какое-то коренное свойство ислама, невозможность развивать науку, было бы неверно. Самым ярким, конечно, для нас примером является исламская Испания, которая оставалась такой до XVI века. Я совершенно уверен в том, что симбиоз ислама и христианства в Испании привел к появлению Колумба, происхождение которого загадочно, кстати говоря. И бросок Европы на Запад, который привел к открытию Америки и вообще бурному взрыву всего – это результат симбиоза, конечно, ислама и христианства. Достаточно вспомнить Маймонида, величайшего ученого той эпохи, но он не был, конечно, арабом, но он писал по-арабски. Были там какие-то философы, по-моему, по-латыни он назывался Авереус – философов такого уровня вообще близко не было в Европе.

Но потом что-то произошло. Я интересовался, меня этот вопрос, честно говоря, много мучал, потому что на самом деле все, что мы видим вокруг себя – и в этой студии, и за студией – есть дело рук западного мира. Такое впечатление, что вся материальная цивилизация создана в рамках христианской цивилизации. У меня было много версий ответа на этот вопрос, но самым убедительным мне кажется то, что в XVI веке в арабском мире захлопнулись (это термин мусульманских богословов) так называемые врата Иждихата, то есть там были запрещены дискуссии, был запрещен свободный обмен мнениями, как бы утвердилось единственно правильное мнение. Мы знаем…

Константин Чуриков: Очень важно и сегодня анализировать вообще…

Сергей Лесков: Да, и мы знаем по истории нашего государства, что когда существует единственно правильное мнение, в общем, это не способствует развитию. Этот экскурс в историю я задаю вот для чего. А не оказывается ли так, что сегодняшняя революция в странах Магриба на востоке (а их много, едва ли не в каждой стране была исламская революция) – это реформация, исламская реформация? Вот как, значит, в исламе не было реформации, а в христианстве она была, и в общем-то протестантский мир и способствовал развитию научно-технического прогресса, а вот вдруг сейчас все – Египет, Ливия, Тунис, там чуть ли не все страны – встали на путь реформации. А вдруг то, что произошло в Иране на рубеже 1970-1980-х гг. – это тоже реформация? Ведь Иран резко рванул по науке и технике, смотрите, они атомную бомбу вроде бы сделали, они обогащают уран, они строят ракеты, самолеты. Я вовсе не хочу сказать, что… это Мартин Лютер, но что-то такое напрашивается. В общем, я понимаю прекрасно, что на эти вопросы ответа однозначного нет, но мы должны быть готовы к тому, чтобы все-таки размышлять на эту тему. Может быть, тот же самый ИГИЛ, государство без территории…

Оксана Галькевич: …запрещенное на территории Российской Федерации.

Сергей Лесков: Запрещенное, разбитое, но тем не менее, видите, какие-то идеи с ним связаны. Может быть, это искаженное понимание исламской реформации? Мне кажется, что мы об этом не думали.

Константин Чуриков: А может быть, мы очень хорошо думаем об этой запрещенной в России организации и вот такие категории совершенно им неведомы скорее всего?

Сергей Лесков: Может быть, но мы должны об этом думать.

Константин Чуриков: Просто деньги и все.

Сергей Лесков: Мне кажется, что в рамках христианской культуры существует, во-первых, конечно, мультикультурализм, но он же тоже не заглядывает вглубь проблемы. Мультикультурализм привел к появлению таких праворадикальных партий на Западе, которые вообще не хотят видеть мусульман в своей стране. Вы знаете, что Меркель нашла себе преемницу? Женщину совершенно праворадикальных взглядов, видели ее, да?

Константин Чуриков: Мы отдельно посмотрим.

Оксана Галькевич: Простите, праворадикальные взгляды разве сейчас стали расцветать?

Сергей Лесков: Они спровоцированы нашествием мигрантов.

Оксана Галькевич: …еще до утверждения, так скажем, мультикультурализма.

Константин Чуриков: Секундочку. Давайте чтобы мы с женщиной закрыли вопрос, зовут ее как? Сейчас мы найдем ее.

Сергей Лесков: Ой, я не помню имя. Она из области Саар, она была министром в Сааре, она как бы будет преемницей Меркель в партии ХДС.

Так или иначе победить ИГИЛ, когда это государство владеет пространством – это одно, но победить ИГИЛ, когда это государство претендует на власть над временем – это совсем другое, это требует какой-то более тонкой работы. А пока мне кажется, что существует какое-то идеологическое даже не противостояние, а непонимание христианского мира и исламского мира, нет какого-то взаимопроникновения, как было в XVI веке в Испании.

Константин Чуриков: О, я нашел фотографию этой женщины, сейчас я попробую в полный рост.

Сергей Лесков: Она обращает на себя внимание, она похожа… Мужественная такая.

Оксана Галькевич: Это немецкая Марин Ле Пен?

Сергей Лесков: Да. Можно было ее в полный рост показать.

Константин Чуриков: Ну сейчас я попробую, Сергей, я не сразу.

Оксана Галькевич: Господи, а зачем вам ее, простите, в полный рост смотреть?

Константин Чуриков: Надо посмотреть.

Сергей Лесков: Она так похожа на "Девушку с веслом".

Константин Чуриков: У нас завтра праздник.

Оксана Галькевич: Ну ради бога, слушайте, какая от этого разница.

Константин Чуриков: Она не снимается в полный рост, Сергей, извините.

Сергей Лесков: Но я видел их вместе с Ангелой Меркель.

Оксана Галькевич: Нет, это ее не снимают, видимо, в полный рост. Что вы тут, слушайте… Хватит сексистские комменты отпускать, на кого она там похожа. Мы же не обсуждаем, на кого похожи мужчины-политики.

Сергей Лесков: "Мужчина с веслом"…

Оксана Галькевич: Некоторые вообще ни на что не похожи.

Сергей Лесков: "Мужчина с веслом" – это прекрасно, в этом нет никакой обиды, я вас уверяю. А на "Девушку с веслом" заглядывались многие посетители парков культуры и отдыха.

Константин Чуриков: И до сих пор.

Сергей Лесков: И до сих пор.

Ну так вот, давайте поговорим о Дне защитника Отечества. На самом деле появление двух американских эсминцев под названием "Карни" и "Росс" в акватории Черного моря наделало шуму. Кстати, надо сказать, что там вообще американцы делают в Черном море, как это писал, по-моему, Лермонтов: "Что ищет он в краю далеком? Что потерял в краю родном?"

Константин Чуриков: И море еще холодное.

Сергей Лесков: Мне почему-то кажется, что Черное море не омывает берега благословенной Америки, но существует такая конвенция Монтре, написанная и подписанная еще в 1936 году, по которой все страны черноморского бассейна могут неограниченно плавать в этом Черном море и проходить через Босфор, а вот если страна не черноморская, то она может на 3 недели запустить свою посудину в Черное море, но через 3 недели должна удалиться обратно, там еще существует ограничение по водоизмещению, можно назвать эту цифру, но не все же моряки, водоизмещение ничего не скажет.

Кстати, я помню шутку. Помните, было такое столкновение в Новороссийске теплохода "Адмирал Нахимов" и сухогруза "Петр Васев".

Константин Чуриков: Там много погибших очень было.

Сергей Лесков: Да, было много погибших. Тогда была такая шутка из области черного юмора, что сухогруз "Петр Васев" вышел из Черного моря и вошел в Средиземное море, 6-й американский флот вышел из Средиземного моря, опасаясь сухогруза "Петр Васев".

Но на этот раз, в общем-то, конечно, в таких предполагаемых штабных играх Россия вполне может и без этого сухогруза противостоять 6-у американскому флоту вполне. Во-первых, главное, что там есть – это ракеты "Томагавк", дальность стрельбы, по-моему, 2 500 метров, он из акватории Черного моря достают до Тюмени. Один из этих эсминцев под названием "Росс" обстреливал какую-то авиабазу в Сирии, когда было подозрение на якобы применение химического оружия. В то же самое время этот самый эсминец "Росс" был фактически выведен из строя российскими Су-24, которые пролетели над ним, едва не задев мачты, и с помощью системы радиолокационной электроники вывели из строя, все там выключили, это было где-то 2 года назад, потом это было еще с каким-то американским кораблем, который там барражировал, повторено.

Ну так вот, у нас, во-первых, наши корабли военные сейчас оснащены новыми ракетами класса "Калибр" такой же мощности, как эти "Томагавки", здесь мы не уступаем. Но кроме того, у нас есть противоракетные береговые комплексы "Бастион" дальностью поражения 300 километров. Это калибр значительно больше, чем у "Томагавков", 300 километров – это вся акватория Черного моря закрывается полностью, не говоря о том, что они достают до Эгейского, Красного моря и Персидского залива. То есть, в общем, нет… Повторю еще раз: это все штабные игры, мы должны отдавать в этом себе отчет, что никакого такого предполагаемого доминирования американского флота над российскими вооруженными силами в этом регионе нет.

Константин Чуриков: Естественно, не хочется никого пугать, но в принципе о войнах никогда не объявляют заранее, они всегда начинаются внезапно.

Сергей Лесков: Это правильно. Ну и вообще, в общем-то, в этом регионе, вы знаете, были какие-то совершенно невероятные вещи. Вот трагедия, гибель атомной подводной лодки "Курск" (они, кстати, не могут заходить в акваторию Черного моря, атомные подводные лодки, просто по соглашению), но они могут проходить через Гибралтар. Так вот атомная подводная лодка прошла незамеченной. Вы понимаете, что такое Гибралтар? Он же весь пронизан средствами радиоэлектронной разведки, там больше всех этих электромагнитных полей, чем, предположим, в Останкино, тем не менее атомные подводные лодки, не только "Курск" российские, проходили через Гибралтар незамеченными. Это достигается с помощью каких-то совершенно филигранных маневров: они пристраиваются под днища огромных танкеров.

Константин Чуриков: Лодка-невидимка такая получается.

Сергей Лесков: Да. А вы знаете, как выглядит атомная подводная лодка? Это 9-этажный дом, и они незаметно проходят в Средиземное море, они потом всплыли у берегов Югославии во время известного конфликта.

Но вот из новых вооружений: сегодня в Сирии есть фотографии, замечена посадка нового истребителя-штурмовика 5-го поколения Су-57. Он уже есть на фотографиях. Это самолет 5-го поколения, военный самолет 5-го поколения. В общем, это говорит о том, что, конечно, Россия не только по морскому, но и по авиационному оснащению остается одним из мировых лидеров. В 2018 году должна быть принята на вооружение новая планирующая бомба под названием "Дрель".

Константин Чуриков: Я сейчас могу вот этот Су-57 новый показать, вроде бы это он.

Сергей Лесков: Давайте, показывайте. Хотя все самолеты ведь одинаковые, как кошки ночью.

Оксана Галькевич: Авиаконструкторы сейчас рыдают просто, Сергей, как же так?

Константин Чуриков: Хотя бы знать, как выглядят. Да-да, Сергей, осторожнее.

Сергей Лесков: Вы понимаете, что на взгляд дилетанта трудно отличить. Это семейство "Су", да, которое сейчас входит в Объединенную авиастроительную корпорацию. Планирующая авиабомба "Дрель" – это вообще какая-то фантастика. Она как крылатая ракета может передвигаться, по-моему, на порядка 30-40 километров, и, подлетая к цели, она распадается на 15 автономных боеголовок, каждая из которых с помощью опять же радионавигации идет к своей цели. Такого оружия нет ни в одной стране мира. Только что замечены в авиазаводах охотник за авианосцами на базе Ту-134. Они еще не были приняты на вооружение, но сейчас к этой идее вернулись. Это не Ту-134, там просто использована, видимо, какая-то аэродинамика, хотя этот самолет, по-моему, на 5 метров длиннее, чем пассажирский самолет. Таким образом, несмотря на то, что бюджет нашего Министерства обороны значительно уступает бюджету Пентагона (порядка 9 раз, по-моему) и сам ход военных операций в Сирии, и вот эти вот новые системы вооружения, конечно, говорят о том, что Россия остается на этом направлении одним из мировых лидеров.

Хотя в преддверии нашего праздника я должен сказать, что самое хорошее, когда все это лежит в арсеналах, а мундиры висят в шкафу. И когда мой сын сегодня из детского садика пришел с пистолетом, меня обрадовало только то (девочки подарили), что это космический пистолет. То есть я полагаю, что он будет отстреливать марсиан, а не каких-то гоминидов, которые живут на Земле. А с марсианами, в общем-то, неизвестно, что там дальше еще произойдет.

Ну вот, Олимпиада заканчивается на этой неделе. "О спорт, ты мир!", как говорили всегда, сейчас уже…

Константин Чуриков: "Я, ты, он, она – вместе целая страна", – олимпийские песни.

Сергей Лесков: Да. Сейчас уже видно, что, в общем-то, не такой уж это и мир. Спорт все больше являет собой какое-то прибежище грязных политических интриг, и куда ни посмотри, в общем-то, какое-то ощущение совершеннейшей нечистоплотности.

Константин Чуриков: Внешних, внутренних…?

Сергей Лесков: И внешних, и внутренних, и по бокам, и все. Как-то даже мне и хочется, чтобы эта Олимпиада поскорее закончилась, потому что, в общем, оставляет она чрезвычайно неприятные ощущения.

Константин Чуриков: Ну вы больше любите футбол, я знаю, Сергей.

Сергей Лесков: Да, футбол.

Оксана Галькевич: Летнюю Олимпиаду, стало быть.

Сергей Лесков: Футбол – это вообще как бы не спорт, это отдельная цивилизация.

Вы знаете что? Я думаю, что Россию вообще бы отцепили от этой Олимпиады, которая превратилась, конечно, в соревнование англосаксонского мира. Но дело в том, что Олимпиада… Это, наверное, началось… Это же было убыточное всегда мероприятие, где-то с 1980, 1984-х гг. Хуан Антонио Самаранч произвел там какую-то финансовую революция, Олимпиады стали приносить доход. Без СССР, без России Олимпиада обречена на убыточность. Поэтому наши политические недруги встали здесь, я думаю, в это подковерное противостояние, схватку с коммерческим директоратом МОК, который хочет получить прибыль: одни хотят Россию отключить, другие хотят… Они же понимают: если там не будет фигурного катания и хоккея, то какая прибыль? Кстати говоря, эта Олимпиада убыточна: если вы посмотрите, то там многие эти самые состязания, самые, казалось бы, раскрученные, проходят при пустых трибунах.

Константин Чуриков: Мне, кстати, интересно будет открыть рейтинги "Mediascope" – это официальный телевизионный измеритель – как там у нас смотрят Олимпиаду? Просто по итогам.

Сергей Лесков: Мне кажется, что нашего зрителя на этот раз не очень интересуют голы, очки и секунды по понятным причинам. Но тем не менее все-таки я думаю, что спорт является, не может сейчас быть, конечно, самоцелью по многим причинам, но он является, конечно, индикатором общего как бы развития государства, вообще тонуса и его пассионарности. Вот обратите внимание, наши самые большие спортивные достижения пришлись на 1950-1960-е гг., когда мы стали побеждать на Олимпиадах, до этого же там побеждал всегда западный мир. В 1956 году в Мельбурне мы победили, в 1960 году в Риме мы победили, доказали неслучайность этой победы, потом стали побеждать на зимних Олимпиадах в Инсбруке. А с чем это совпало? Это совпало со временем, когда мы гроздьями собирали Нобелевские премии, в том числе и по литературе.

Оксана Галькевич: А сейчас?

Сергей Лесков: Все наши Нобелевские премии – это 1950-1960-е гг. Даже то, что мы получали сравнительно недавно…

Оксана Галькевич: Жорес Иванович…

Сергей Лесков: Жорес Иванович получил за работы, написанные в конце 1950-х гг., просто Нобелевская премия долго ждет своего лауреата.

Константин Чуриков: Иногда, знаете, и с олимпийскими результатами тоже надо повременить, потому что еще неизвестно, как там все…

Оксана Галькевич: Вернут не вернут медаль, ты про это?

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: И смотрите, и в космосе мы тогда то ли превосходили американцев. Наши самые знаменитые хоккейные матчи 1972 года – это историческое событие объективно – совпало с гонкой за Луну, кто там первый будет. Все это как бы является индикатором общего развития государства, в этом, конечно, надо отдавать отчет. И вообще спорт ведь в его современном виде придуман англичанами в XIX веке, в XVIII веке спорта не было.

Оксана Галькевич: Я так понимаю, что они и сейчас продолжают активно придумывать новые виды спорта.

Сергей Лесков: Да, они придумывают виды спорта…

Константин Чуриков: …весьма странные.

Сергей Лесков: …о которых знают только они. И кстати…

Оксана Галькевич: Необычные лыжные гонки какие-то, еще что-то.

Сергей Лесков: Ну они вот создали паровую машину, придумали электричество, но в то же самое время они придумали футбол. Американцы придумали iPhone, баскетбол и хоккей.

Константин Чуриков: Бейсбол, волейбол.

Сергей Лесков: Да. Все это, конечно, неслучайно. Ну почему Россия-то ничего не придумала? У нас же, в общем-то… Мы самая северная в мире цивилизация…

Константин Чуриков: Подождите, самбо.

Сергей Лесков: Но на Олимпиаде этого…

Оксана Галькевич: Русский хоккей, Сергей.

Сергей Лесков: Мы пытались… Оксана…

Константин Чуриков: Литрпол.

Сергей Лесков: Оксана, здесь принципиальным является следующий вопрос. Несмотря на многие попытки мы не смогли протащить ни русский хоккей, ни самбо в Олимпийскую программу.

Оксана Галькевич: Так Сергей, простите, вопрос стоял так: почему мы ничего не придумываем? Мы вам оппонируем, говорим, что придумываем, а вы говорите, почему не протащили, а это уже другое.

Сергей Лесков: Мы придумали для внутреннего потребления.

Оксана Галькевич: Давайте протаскивать.

Сергей Лесков: Как, впрочем, и многие наши изобретения тоже остались для внутреннего потребления, о них в мире не узнали. Вот это вот кажется мне исторической несправедливостью, и на самом деле существует масса видов спорта, где равных русскому человеку бы не было, они в первую очередь связаны с прорубью. Почему не может быть… Вот есть же пляжный волейбол, а почему не может быть водного поло в проруби, например?

Константин Чуриков: Извините, а наши, например, крещенские купания, кстати?

Сергей Лесков: Да. Даже американский посол принял участие в крещенских купаниях, все наши кандидаты в президенты в проруби побывали. Посмотрите, мы самые сильные в мире – у Оксаны глаза расширяются… Самые сильные в мире синхронистки в России, а синхронное плавание в зимней проруби?

Оксана Галькевич: Вы наших девочек-то пожалейте, ладно вам англичан не жалко, простите.

Сергей Лесков: Вы знаете, что зимним моржеванием занимается больше женщин, чем мужчин?

Оксана Галькевич: Так это моржевание, это же не на 40 минут тайм.

Сергей Лесков: Ну а почему мы не можем… Почему в проруби русская женщина не может синхронно плавать?

Константин Чуриков: С русским мужчиной.

Оксана Галькевич: Давайте лучше русского мужчину, что вы сразу женщин туда, в прорубь.

Сергей Лесков: В конце концов, бескрайние просторы России, там единственным транспортным средством являются эти самые собачьи упряжки – замечательное дело, почему нет?

Оксана Галькевич: Кстати, гонка на собачьих упряжках.

Константин Чуриков: Чемпионат по подводной охоте на щук – можем же? Можем.

Сергей Лесков: Здесь столько просторов, и поэтому все эти хайфтьюбы, фристайлы, скелетон со слоупстайлом – я вообще не знаю, что это такое, кто об этом знает, кроме тех, кто этим занимается? А тут такой простор.

Оксана Галькевич: Слушайте, а может нам перестать рефлексировать на эту тему? Ну придумали, протащили не протащили, придумали не придумали. Вон финны, смотрите, у них международные соревнования, кто быстрее жену перенесет на скорость.

Сергей Лесков: Хорошее дело.

Оксана Галькевич: Катание футбол в грязи…

Константин Чуриков: А жены там разные, кстати.

Оксана Галькевич: О, да. И нормально, международные проводятся соревнования, весело живут и молодцы. Они еще там как-то весело на экскаватор…

Константин Чуриков: По метанию жены, да?

Оксана Галькевич: По переноске, Костя, жена тебе не…

Сергей Лесков: Короче, после того как закроется Олимпиада, коммерчески неуспешная, я думаю, что нам надо заняться популяризацией исконно русских видов спорта.

Константин Чуриков: Давайте, если позволите, послушаем Азата из Татарстана, какой-то есть к вам вопрос. Азат, здравствуйте, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. На днях сняли санкции с поставок мяса курятины и яиц из США. Это у нас такой грозный ответ на список санкционный американский последний чиновников, олигархов, да?

Константин Чуриков: Да, действительно, зачем нам американские яйца?

Сергей Лесков: Я не расслышал, качество звука…

Константин Чуриков: Азат, если вы с нами, еще раз повторите, пожалуйста…

Сергей Лесков: А вы расслышали, вы повторите.

Константин Чуриков: Сняли санкции с некоторых продуктов. Азат, еще раз.

Оксана Галькевич: Куриные яйца? Какие яйца?

Зритель: Госдума сняла запрет на птицу и яйца из США.

Оксана Галькевич: Я что-то вообще такого не слышала.

Сергей Лесков: Ну…

Оксана Галькевич: А, мясо птицы.

Сергей Лесков: Я думаю, что снятие этого…

Константин Чуриков: "Ножки Трампа" и соответственно остальные продукты.

Сергей Лесков: Ну "ножки Трампа", да, "ножки Буша" я бы не сказал что очень стройные. Вы понимаете, можно снять санкции, но все равно же по куриному мясу российский рынок закрыт собственной продукцией. Поэтому я не думаю, что куроводы из Америки сумеют потеснить наших родных…

Константин Чуриков: …курей, давайте уж так сразу.

Оксана Галькевич: Вот так вот мы хитро, понимаете, мы для них открыли рынок, чтобы показать им, что они нам здесь не нужны.

Сергей Лесков: Вы понимаете, мы можем, Америка может открыть свой автомобильный рынок для российских "Жигулей", но это ничего не изменит, так же и курицы.

Оксана Галькевич: Сергей, вы знаете, очень много, естественно, поздравлений сейчас с наступающим праздником, с предстоящим 23 февраля, в том числе и вас поздравляют. Вот спрашивают очень многие, служили ли вы, если не секрет, где, и почему-то некоторые даже спрашивают напрямую, в каком вы звании, если оно у вас есть.

Сергей Лесков: В каком я звании? Контр-адмирал ГПУ, как было сказано.

Оксана Галькевич: Вы служили? Где служили? Расскажите.

Сергей Лесков: Я специалист по ракетным войскам стратегического назначения.

Константин Чуриков: О.

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Сергей Лесков: Да. Я мог бы сделать атомную бомбу на кухне.

Оксана Галькевич: "Сколько нам открытий чудных". Спасибо.

Константин Чуриков: Еще Ивановская область такой едкий комментарий: "Сергей, да, мы знаем, что самые-самые мы, а американцы приплыли просто рыбу половить", – это про Черное море. На самом деле многих насторожил ваш рассказ и ваши комментарии.

Сергей Лесков: Они уйдут скоро, 3 недели, не забывайте.

Константин Чуриков: Вы знаете, вы говорили про единомыслие, про стремление убрать дискуссию из публичного пространства, говорили о том, что это происходило в арабском мире, скажем так, и вот Омск спрашивает: "А разве у нас сейчас не одно правильное мнение?"

Сергей Лесков: Ну вопрос риторический. Нет, мне кажется, что это не так. Я вижу у нас… Я понимаю подоплеку этого вопроса, я вижу возможность критики достаточно свободной по многим вопросам. Обратите внимание, сегодня московское правительство приняло решение об установке мемориальной доски памяти Бориса Немцова. Он же был яркий оппозиционер – ну вот, московское правительство приняло это решение после критики многих оппозиционных деятелей. Мало того, я вам скажу, что сейчас в президентской гонке есть и не один кандидаты, которые критикуют общепринятую линию по самым болезненным и принципиальным вопросам.

Оксана Галькевич: А как вы, кстати, накал страстей в этой кампании оцениваете? Многие наши телезрители спрашивают, очень много критики раздается в адрес…

Сергей Лесков: Я пока не вижу особенного накала страстей. Борьба идет за распределение…

Оксана Галькевич: Спокойная кампания, ровная.

Сергей Лесков: …мест в пелетоне, скажем так, пользуясь спортивной терминологией. Совершенно очевидно, что отрыв лидера настолько велик, что, в общем… Но ведь и в столь любимой нами Германии тоже есть только одна партия, которая претендует на лидерство, все остальные партии делят портфели второго порядка.

Оксана Галькевич: Городки, кстати, нам напомнили телезрители, кто придумал?

Сергей Лесков: Ну что городки? Это игра, которая потеряла популярность даже на своей родине.

Оксана Галькевич: По-моему, Владимир Ильич очень любил играть в городки, что-то я такое…

Константин Чуриков: И бревна носить.

Оксана Галькевич: Мариэтта Шагинян, детство… Как там вот это…

Константин Чуриков: "И подошел Ильич к бревну…"

Оксана Галькевич: Нет, не к тому, он не эти бревна метал, Костя.

Сергей Лесков: Мариэтта Шагинян много придумала легенд про Владимира Ильича.

Константин Чуриков: Ну что же, о лениниане и обо всех остальных явлениях нашего прошлого и нашего настоящего мы поговорим уже в следующий раз. Это был обозреватель ОТР Сергей Лесков, "Темы недели" на сегодня закрыты, ждем вас на следующей неделе. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Сергей Лесков: До свидания. С праздником.

Оксана Галькевич: Друзья, все, кто присылал сейчас поздравления Сергею и Константину с предстоящим праздником, все передам…

Константин Чуриков: Спасибо, и вас.

Оксана Галькевич: …все расскажу, все прочитают, все увидят. Спасибо.

Константин Чуриков: Все нальют.

Оксана Галькевич: Нет, я не разливаю.

Константин Чуриков: Через 2 минуты обсуждаем автомобильное движение. Появляются законы, кстати, уже вступил в силу закон об организации дорожного движения – как по нему жить, вообще какие изменения затронут в ближайшее время автомобилистов? Об этом через пару минут.

Оксана Галькевич: Куда ты все время смотришь?

Константин Чуриков: Да вот камера там.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты