Взрыв автобуса в Воронеже

Гости
Сергей Храпач
председатель наблюдательного совета Ассоциации «Межрегионавтотранс»
Надежда Рыжкова
корреспондент ОТР (г. Воронеж)
Михаил Макеев
эксперт по безопасности и выживанию
Лев Зиманов
доцент кафедры «Эксплуатация автомобильного транспорта и автосервис» МАДИ

Петр Кузнецов: Начинаем с главного.

Техническая неисправность – это основная версия взрыв автобуса с пассажирами в Воронеже. Пострадавшую машину проверили взрывотехники ФСБ и не обнаружили следов поражающих элементов. По последним данным, два человека погибли и семнадцать пострадали в результате вчерашнего вечернего взрыва.

И сейчас пишут на лентах информагентств со ссылкой на источник в правоохранительных органах (это делает Lenta.ru): по их данным, следствие установило уже предварительную причину взрыв в Воронеже, и это уже не техническая неисправность. По словам источника в правоохранительных органах, взорвался баллон для газовой горелки модели Primus, который везла одна из пассажирок. Если это так, то как-то становится более понятно, из-за чего все-таки вчера это сдетонировало.

Ксения Сакурова: Да. Но пока это неофициальная версия.

Петр Кузнецов: Неофициальная.

Ксения Сакурова: Поэтому мы будем обсуждать…

Петр Кузнецов: …и те, которые в том числе продолжает рассматривать следствие.

Давайте посмотрим, восстановим картину вчерашнюю с помощью нашего сюжета.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Мы особенно ждем по этой теме жителей Воронежа. Звоните, рассказывайте, что у вас происходит в городе, какими данными вы обладаете.

Надежда Рыжкова прямо сейчас – это наш корреспондент из Воронежа. Здравствуйте, Надежда.

Надежда Рыжкова: Здравствуйте, коллеги.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Какие новости последние с места? Какие версии у следствия?

Надежда Рыжкова: Я сейчас как раз нахожусь около Воронежской городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 1. Как раз сюда вчера доставили пострадавших от взрыва в салоне автобуса. Взрыв произошел в 21:10 на остановке общественного транспорта. В момент ЧП в автобусе находились 35 человек. По последней информации, число пострадавших выросло до 19 человек. Вчера один пациент скончался. Женщине ампутировали ногу, но спасти ее не удалось. Сегодня утром стало известно о смерти второй пассажирки. Сейчас врачи борются за жизни пострадавших. По предварительным данным, 11 человек находятся в больницах, из них состояние двоих людей тяжело, они находятся в реанимации.

Также момент взрыва автобуса и в первые секунды после ЧП попали на камеры видеонаблюдения, а также на камеры видеорегистраторов, которые установлены в автомобилях, которые проезжали мимо. И можно, конечно, увидеть с разных ракурсов, насколько сильный был взрыв. По словам пострадавших, взрыв в маршрутке был мощным, у людей даже заложило уши. Они бегали, помогали пострадавшим, выносили из автобуса пострадавших. Как рассказывают очевидцы, «скорая» приехала достаточно быстро, буквально за две минуту. Людей в маршрутке было не так много, в основном они занимали сиденья.

Следственный комитет уже квалифицировал случившееся как оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью граждан. Возбуждено уголовное дело. По факту происшествия проводится процессуальная проверка, ход которой взят на контроль прокуратурой области. Помимо этого, организована прокурорская проверка исполнения законодательства в сфере как раз перевозки пассажиров.

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин поставил дело на контроль в центральном аппарате СК. И уже из Москвы к нам направились криминалисты и следователи.

Ксения Сакурова: Сейчас какая основная версия у следствия, официальная?

Надежда Рыжкова: Сейчас основная версия у следствия, что перевозчик подозревается в ненадлежащем оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Хотя хочу добавить, что, например, данный автобус проходил ТО буквально 8 августа, по последней информации. Есть даже стоп-кадры камер видеонаблюдения, когда он заезжает на ТО. И что немаловажно – газового оборудования у этого автобуса установлено не было.

Как вы уже сказали, по последним данным, есть еще информация о том, что все-таки женщина перевозила баллон для горелки, для газовой горелки. Но основная версия все-таки – оказание услуг в ненадлежащем состоянии.

Петр Кузнецов: Надежда, нам известно, что ночью на место инцидента пригнали аналогичный автобус ПАЗ, видимо, в рамках какого-то следственного эксперимента. Что об этом известно? Что они пытались выяснить?

Надежда Рыжкова: Да, для следственного эксперимента пригнали такой же автобус такого же маршрута 10-А. Они обсмотрели сначала пострадавший автобус, а потом уже пригнали автобус, который ходит по маршруту. Это было сделано следователями для того, чтобы посмотреть, ну, восстановить картину случившегося, если так можно сказать, конечно. Посмотрели салон, что могло взорваться. Посмотрели, как устроен автобус. В принципе, пока результатов никаких нет, ну, данных нет.

Ксения Сакурова: Надежда, последний вопрос: какая сейчас ситуация, обстановка в городе? Не боятся ли люди пользоваться автобусами, общественным транспортом?

Надежда Рыжкова: Вы знаете, вчера вечером после случившегося… напротив остановка, люди столпились на ней, они не садились в общественный транспорт. То есть автобусы подъезжали и уезжали пустыми. Такси вызвать тоже было невозможно, потому что подскочили тарифы. В общем, конечно, скопление людей было. Сейчас транспортное сообщение у нас восстановлено, в частности и на улице Кольцовской, где произошло ЧП. 800 автобусов ходят по линиям, по маршрутам своим. Все в штатном режиме.

Петр Кузнецов: И мы видим, что губернатор Воронежской области буквально накануне, сразу после случившегося предостерег жителей от распространения фейков о версиях взрыва. Насколько сдержанно эта информация обсуждается сейчас в городе?

Надежда Рыжкова: Дело в том, что сначала, конечно, в комментариях наши граждане Воронежа говорили о том, что, возможно, это все-таки теракт. Но потом, после просмотра следователями и правоохранительными органами пострадавших и автобуса было понятно, что никаких не было найдено предметов, поэтому версию теракта сразу отмели, еще вчера ночью.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ксения Сакурова: Надежда Рыжкова, наш корреспондент в Воронеже.

Продолжим обсуждать эту ситуацию. С нами на связи сейчас Сергей Храпач, председатель наблюдательного совета ассоциации «Межрегионавтотранс». Сергей Валентинович, здравствуйте.

Сергей Храпач: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Вот основная версия сейчас – это пока еще ненадлежащее оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Что в целом можно сказать о безопасности нашего автопарка в российских городах?

Сергей Храпач: Безопасность, конечно, у нас под большим вопросом с учетом возраста подвижного состава, с учетом всяких перекомплектов автобусов для того, чтобы снизить себестоимость перевозок. Например, сегодня уже упоминалось, что, возможно, в этом предприятии были незаконные переделки газобаллонного оборудования. Для чего его ставят? Для того, чтобы снизить затраты на эксплуатацию автобуса – соответственно, повысить себе какую-то маржу, транспортной компании. Все это, естественно, сказывается на снижении качества перевозок и (в прямом смысле) на безопасности.

Ксения Сакурова: А вот эти баллоны – их где обычно устанавливают? Просто судя по видео, буквально две секунды до взрыва видно автобус, видно его целиком: на крыше, где, казалось бы, они должны быть, я не заметила баллонов. Есть какие-то другие варианты?

Сергей Храпач: Вы знаете, как правило, на крыше, если старый подвижной состав. Есть транспортные средства, полностью оборудованные газобаллонными двигателями, и он находится внутри корпуса автобуса, как обычный бак. Но здесь говорить сложно, было ли здесь газобаллонное оборудование. Скорее всего, нет. Версия же такая рассматривается, что автобус был дизельный. Будем предполагать, что никакого газобаллонного оборудования не было там.

Ксения Сакурова: А если вот эти взрываются, то они взрываются почему?

Сергей Храпач: Неправильная техническая эксплуатация, неправильно установили, несертифицированное оборудование – в основном такие причины. Человеческий фактор, как правило.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, переход с того же дизеля на газ – это сильная экономия?

Сергей Храпач: Да, существенная. Сжиженное топливо стоит раза в полтора как минимум, а в некоторых регионах и в два раза дешевле, чем дизель. Соответственно, эксплуатационные расходы при исполнении маршрутов значительно ниже при заправке газом.

Петр Кузнецов: В таком случае второй вопрос: зарегистрировать газ сейчас просто?

Сергей Храпач: Нет конечно. Это всегда было непросто, поскольку нужно, во-первых, покупать, приобретать сертифицированное газовое оборудование. Устанавливать его может только сервисный центр, также сертифицированный. И необходимо в таком же сервисе его обслуживать, а это стоит денег.

Петр Кузнецов: И этих точек не так много по стране, надо полагать, этих сертифицированных лабораторий?

Сергей Храпач: В крупных городах имеются. Я думаю, в Воронеже, наверное, есть. А в более отдаленных регионах, конечно, с этим проблема.

Петр Кузнецов: Именно поэтому совершенно спокойно этот рынок может уходить в «серые» схемы, переоборудоваться в гараже?

Сергей Храпач: Вы понимаете, конечно, может уходить, но, как правило, в регионах тариф на перевозку очень сильно социально ориентированный, и он, как правило, ниже самой себестоимости перевозки. Для того чтобы перевозчик хоть как-то мог выжить, он пытается сэкономить. А на чем он может сэкономить? На топливе, на расходе топливе, на зарплате водителя, на обслуживании своего автобуса. Все это сказывается либо на том, что автобус попадает в канаву, взрывается, либо водитель засыпает и доводит дело до ДТП с пострадавшими. К сожалению, вот такая сейчас тенденция.

Ксения Сакурова: Сергей Валентинович, а как часто такие автобусы проходят проверку у надзорных органов? Соответственно, они же не могут ее пройти, если там незаконно установлено такое оборудование.

Сергей Храпач: Конечно. Если изменяется конструкция, вносятся изменения в конструкцию, в частности в систему питания автобуса, обязательно требуется изменение конструкции, согласование в ГИБДД местном. Раз в шесть месяцев любой автобус, работающих на коммерческих маршрутах, вообще перевозящих пассажиров за деньги, проходит технический осмотр. Соответственно, маловероятно, что эти баллоны свинчивают раз в полгода для того, чтобы пройти ТО, а потом опять привинчивают. Скорее всего, если они есть и не совсем законно установлены, каким-то образом техосмотр проходится. И потом мы с вами видим похожие ситуации, как сейчас в Воронеже.

Хотя опять же я не готов утверждать, что это газобаллонное оборудование взорвалось, поскольку следствие пока однозначно не говорит. Но если мы можем предполагать, откуда может такой взрыв быть, то, скорее всего, может быть путем взрыва газобаллонного оборудования.

Петр Кузнецов: Спасибо за ваш комментарий.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это Сергей…

Ксения Сакурова: …Храпач, председатель наблюдательного совета ассоциации «Межрегионавтотранс».

Петр Кузнецов: А теперь Лев Зиманов с нами на связи – это доцент кафедры «Эксплуатация автомобильного транспорта и автосервиса» МАДИ. Лев Леонидович, здравствуйте.

Лев Зиманов: Добрый день.

Петр Кузнецов: Нам пишут из Оренбургской области: «Этот очередной трагический случай в который раз доказывает, что все пассажирские перевозки нужно предоставить муниципальным АТП, а не частникам». Но, насколько мы понимаем, это как раз случай не частный был. Тем не менее проблема есть. Скорее всего, проблема неликвида.

Особенно если говорить о регионах, мы понимаем, что вводи, не вводи возрастной ценз… Помните, была такая инициатива, что автобусы старше 15 лет списываются с линии? Мы понимаем, что власти покупают и, может быть, даже в каких-то случаях, в большинстве случае вынуждены покупать неликвидный автобус, лишь бы купить его.

Лев Зиманов: Вы знаете, мы в свое время проводили исследование, посвященное этому вопросу. На самом деле, если своевременно и качественно проводятся работы технического обслуживания и текущего ремонта, в принципе, возраст – 10 или 15 лет – не является критическим для автобуса. То есть говорить о том, что это именно из-за возраста, однозначно нельзя.

Петр Кузнецов: Даже для ПАЗов и ГАЗов, в которых сейчас металл, в общем-то, и не металл?

Лев Зиманов: Понимаете, металл – это, грубо говоря, кузов, да? А кузов – это далеко не основной элемент автомобиля. Имеются в виду вот эти навесные элементы. И даже если мы говорим с вами про ДТП, то элементами, поглощающими энергию при ударах, являются совсем другие.

Петр Кузнецов: Кто допускает эти автобусы на линию? Сколько стадий это согласование проходит на самом деле?

Лев Зиманов: На самом деле, если это просто автотранспортное предприятие (и неважно – государственное или частное), имеется механик по контролю технического состояния, который осуществляет контроль перед выпуском на линию, проверяя. Соответственно, возможен контроль еще после возвращения с линии. Вот два момента. Но перед выпуском на линию – обязательно. Есть должностное лицо, которое проверяет и ставит свою, скажем так, подпись, что оно проверило.

Ксения Сакурова: Лев Леонидович, мы обсуждаем версии. Версия теракта уже неактуальна. Сразу было сказано, что не было поражающих элементов. Если это не террористический акт, если это не газовый баллон, то что еще, с вашей точки зрения, с точки зрения конструкции самого автобуса, может давать вот такое ЧП, давать вот такой взрыв?

Лев Зиманов: Ну, вообще, если говорить про автомобиль, автобус конкретный, то причиной взрыва могут быть в какой-то степени три вещи. Ну, скажем по вероятности.

Первое – это, конечно же, пары топлива. И неважно – газовое, бензиновое или дизельное. То есть пары любого топлива, если они будут в определенной, достаточно хорошей концентрации с воздухом, они могут взорваться. Ну, на ходу для дизельного и бензинового это маловероятно. Соответственно, если здесь был не газовый, то, скорее всего, пары топлива исключаются.

Второе – это то, что касается пневмосистем. Ну, тут знакомый любому автомобилисту пример – это когда взрывается автомобильное колесо. Соответственно, допустим, при взрыве колеса самосвала бывают даже летальные исходы. Понятно, у автомобиля… Тут, насколько я знаю, был автобус ПАЗ вроде бы. Да, у него пневматическая тормозная система. Соответственно, есть компрессор, у которого есть несколько уровней защиты на самом деле от превышения давления. Но если эти уровни не сработали, эти клапаны, то вполне вероятно, что могли взорваться пневматические баллоны тормозной системы.

Петр Кузнецов: То есть это как раз изнутри, да? Мы понимаем, что разорвало автобус изнутри. Это очевидно. То есть если это произойдет, то эффект будет подобным? Это идет в салон?

Лев Зиманов: Пневматические баллоны находится внизу, под полом. Соответственно, они могли через салон, скажем так, конечно, взорвать. Но опять же, понимаете, там не один клапан, а там этих клапанов как минимум два, которые регулируют вот это давление, сбрасывают его, скажем так. То есть для того, чтобы это произошло, тоже должно быть определенное стечение обстоятельств.

Ну и третья причина – она тоже достаточно редкая, но если мы говорим вообще, то это взрыв аккумуляторной батареи. То есть если у нас неисправность опять же в системе зарядки, условно говоря, регулятор напряжения допускает зарядку более, чем номинальное значение… То есть сколько максимум? 14 вольт должна быть зарядка. Если вдруг регулятор по каким-либо причинам давал подниматься этому напряжению до 16–18 вольт и так далее, то это может в том числе привести к взрыву аккумуляторной батареи.

Петр Кузнецов: Но это уже в кабине, да? Если бы это произошло, то пострадала бы лицевая часть?

Лев Зиманов: Нет.

Петр Кузнецов: Нет?

Лев Зиманов: Аккумуляторная батарея у этого автобуса, по-моему, далеко не в кабине.

Ксения Сакурова: То есть тоже в задней части?

Петр Кузнецов: Там где-то посередине, наверное. Не специалист, но по характеру взрыва видно.

Лев Зиманов: Вот, наверное, три возможные причины. Больше, в принципе, в автомобиле конструктивно взрываться нечему.

Петр Кузнецов: Спасибо вам, спасибо за эту консультацию, за эту мини-экспертизу. Лев Зиманов, доцент кафедры «Эксплуатация автомобильного транспорта и автосервиса» МАДИ, был на связи.

С нами сейчас на связи Михаил Макеев, эксперт по безопасности и выживанию. Михаил, приветствуем вас.

Михаил Макеев: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Михаил, вы видели эту картинку, видео из соседнего автобуса?

Михаил Макеев: Да, видел.

Петр Кузнецов: Что можно сказать о характере взрыва? Ведь это небольшой был взрыв на самом деле.

Ксения Сакурова: И огня не было, пламени.

Петр Кузнецов: Ну и не хлопок, конечно. Мы видим, что люди потом выходили оттуда, выбегали.

Михаил Макеев: Небольшой взрыв. Это, скорее всего, либо пиротехническое изделие, либо взрыв какого-то бытового газового оборудования. Возможно, действительно там было установлено кустарное оборудование сотрудниками, которые осуществляют перевозку пассажиров, и оно было установлено ненадлежащим образом – что и привело к взрыву.

Петр Кузнецов: Газовая горелка называется, причем даже модель называется – модель Primus. Многие наши телезрители перепутали. Это просто модель Primus называется. Нам тут пишут: «Какой примус и газ? Примус на керосине работает». Газовая горелка.

Михаил, газовая горелка может дать такой эффект? Там какая емкость газового баллона?

Михаил Макеев: Смотрите. Есть разные газовые баллоны. Есть баллоны маленькие – по 125 миллилитров. Есть баллоны большие – по 450 миллилитров и более. Если этот газовый баллон хранился в ненадлежащих условиях, была нарушена герметичность его клапана и было какое-то кратковременное сильное механическое воздействие, то мог произойти взрыв, конечно. Если рядом что-то было легковоспламеняемое, то это все могло повлечь за собой именно такой взрыв, как был на видео.

Петр Кузнецов: Такое может быть.

Ксения Сакурова: Михаил, во всех правила перевозки пассажиров написано, что нельзя перевозить взрывоопасные вещества. Почему именно газовый баллон представляет опасность в транспорте? В связи со скоплением людей? Или есть какие-то дополнительные факторы, которые могут вызвать взрыв?

Михаил Макеев: Потому что у нас нет требований для перевозки людьми, обычными физическими лицами газовых баллонов и газовых горелок. Есть определенные требования для перевозки газового оборудования специальными транспортными компаниями, которые занимаются транспортировкой из магазина в магазин. А когда люди перевозят – это все на свой страх и риск.

И людей, к сожалению, у нас ни один документ, ни один норматив не обязывает их правильно перевозить вот это оборудование. Люди могут халатно относиться, бросить рюкзак, забыть, что у них там лежит газовый баллон или несколько газовых баллонов рядом. И нарушится целостность упаковки, целостность баллона.

Ксения Сакурова: А сам процесс перевозки – это фактор риска в данном случае?

Михаил Макеев: Конечно, конечно, безусловно, фактор риска. Недаром запрещено перевозить газовые баллоны в общественном транспорте, в самолете, даже в багаже. Когда туристы… Вот я знаю, часто летают в экспедиции. Когда сдаешь в багаж даже газовые баллоны, если их на повторном досмотре обнаруживают, то вызывают хозяина багажа и заставляют эти баллоны сдавать под опись. Их запрещено перевозить на борту воздушного судна. То есть туристы зачастую, когда едут куда-то в экспедицию, они газовые баллоны уже покупают на месте.

Петр Кузнецов: Элементы этого разорвавшегося мини-баллона (допустим, это была та самая газовая плита) легко найти и обнаружить? Или его разрывает, то есть на это понадобится много времени?

Михаил Макеев: Там достаточно тонкие стенки, но эксперты-криминалисты должны обнаружить все равно остатки элементов, потому что он не исчезнет полностью точно, не сгорит. Пожара как такового там не было, то есть был кратковременный взрыв. Какие-то элементы должны были остаться в любом случае. И эксперты-криминалисты должны сто процентов выяснить, что было, ну, причину.

Петр Кузнецов: Ну, какие-то детали как раз появляются. Видимо, какие-то возможные элементы нашли, раз об этом заговорили. Опять же это только пока источник в правоохранительных органах. Основная версия, официальная, предварительная версия сейчас – это техническая неисправность. Вот такая общая формулировка по автобусу. Мы, в принципе, ее и разобрали вместе с нашими экспертами, в том числе основную версию.

Послушаем наших телезрителей. Очень много своих версий у телезрителей из разных регионов. С нами на связи сейчас Елена.

Ксения Сакурова: Елена из Воронежа. Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вот что я хочу сказать? В Воронеже отсутствует полностью муниципальный транспорт. У нас все пассажирские перевозки (повторю – все) осуществляют частные извозчики, то есть это частные транспортные предприятия. У нас полностью ликвидированы трамвайные пути. Мало того, что это тысячи рабочих мест… У нас наземный электрический транспорт уничтожен в городе. Остались четыре троллейбуса, которые якобы муниципальные, но их в глаза мало кто видит. А так все в частных руках, абсолютно. И вот вам результат.

Петр Кузнецов: Елена, скажите, пожалуйста, до этого вопросы лично у вас к техническому состоянию того, на чем вы вынуждены передвигаться по городу, были? На что вы обращали внимание, пытались обратить внимание?

Зритель: Ломаются автобусы, да, такое бывает.

Петр Кузнецов: Ломаются?

Зритель: Гонки устраивают водители транспорта пассажирского, друг с другом, через две сплошные лини. Такое тоже бывает.

Петр Кузнецов: Вот эти «газилисты» в основном, да? Чем меньше, тем быстрее.

Зритель: Алло.

Ксения Сакурова: Кто гоняет быстрее?

Петр Кузнецов: Все гоняют?

Ксения Сакурова: Те, кто на «Газелях»? Или они все друг с другом соревнуются?

Зритель: Вы знаете, самое страшное, когда соревнуются два больших автобуса, в центре города устраиваются гонки с препятствиями друг с другом. Вообще безобразие, конечно, полное творится, это точно. А уж как они техосмотр проходят... Ну, они все, видимо, аффилированные с транспортным отделом муниципальных властей. Это вопрос к ним.

Петр Кузнецов: Ну а что делать, Елена? Передвигаться как-то надо. Ну, выбора не остается. Елена, Воронеж. Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Что еще пишут люди из Воронежа? «У нас в городе большинство автобусов в ужасном состоянии: гремят, дымят, грязные. Водители вообще никаких правил не соблюдают». Еще одно сообщение: «Новые автобусы приобретают. И это что-то из ряда вон – они вроде бы и новые, но сиденья на подставках. Пожилым людям не залезть, какие-то порожки». В общем, очень много…

Петр Кузнецов: Это тоже из Воронежа?

Ксения Сакурова: Да, это тоже из Воронежа сообщение.

Петр Кузнецов: Это событие главное. Мы продолжаем обсуждать то, что произошло в стране. Воронеж. На очереди другие регионы.

Ксения Сакурова: Да, наши коллеги еще обсудят эти тему вечером.

Петр Кузнецов: Безусловно. Подключайтесь, уважаемые телезрители, с вашими новостями из регионов.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)