Взрыв автобуса в Воронеже: версии

Гости
Надежда Рыжкова
корреспондент ОТР (г. Воронеж)
Кирилл Янков
заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Общественного совета при Министерстве транспорта РФ

Ольга Арсланова: Итак, переходим к главным событиям этого дня. В Воронеже взорвался пассажирский автобус, пострадавших много, 20 человек, двое погибли. Вот, что рассказывали очевидцы.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Первое, что пришло в голову после этой трагедии, автобус, вероятно, был на пропане-бутане или метане, но перевозчик опроверг эту версию, автобус был дизельным, мало того, в начале августа прошел ТО, в документах должно было быть указано про газовое оборудование, там ничего такого не было. Есть правда информация, что эту компанию уже ловили на незаконном переоборудовании техники под газомоторное топливо. Следователи сейчас все проверяют. Ночью к месту происшествия доставили такой же ПАЗ, чтобы сличить конструктивные особенности и повреждения.

Сергей Храпач (председатель наблюдательного совета ассоциации «Межрегионавтотранс»): Безопасность, конечно, у нас под большим вопросом с учетом возраста подвижного состава, с учетом всяких перекомплектов автобусов для того, чтобы снизить себестоимость перевозок, например, сегодня уже упоминалось, что, возможно, в этом предприятии были незаконные переделки газобаллонного оборудования. Для чего его ставят? Для того чтобы снизить затраты на эксплуатацию автобусов. Соответственно повысить себе какую-то маржу транспортной компании. А все это, естественно, сказывается на снижении качества перевозок и в прямом смысле на безопасности.

Ольга Арсланова: Итак, и водитель, и начальство фирмы-перевозчика настаивают на том, что все автобусы дизельные, взрываться там нечему. Разве что баллон провозил кто-то из пассажиров. Такую версию тоже пока не отметают. Давайте выяснять все подробности прямо сейчас. Связываемся с нашим корреспондентом в Воронеже Надеждой Рыжковой. Надежда, здравствуйте.

Надежда Рыжкова: Здравствуйте, коллеги. Я сейчас нахожусь как раз на месте происшествия. С утра и на протяжении всего сегодняшнего дня неравнодушные граждане массово несут цветы к стихийному мемориалу, как раз месту, где вчера произошел взрыв маршрутного автобуса. По последним данным погибли два человека, количество пострадавших увеличилось до 22. Еще три человека обратились за медицинской помощью.

Александр Денисов: Надежда, извините, пожалуйста. Сейчас прерву. За вами как раз стоит автобус, где там 10А, этого же маршрута. И можно обратить внимание, что на нем нет газового оборудования, оно же сразу видно. Эти красные крупные баллоны укрепляются на крыше, в салон-то их не поставишь. Вероятно, и на том автобусе тоже их не было. Там по кадрам наблюдения, если обратить внимание, крыша абсолютно такая же, как у этого автобуса. Вы не замечали красных баллонов на этих маршрутах, не было такого?

Надежда Рыжкова: Именно на маршруте 10А, конечно, так сложно сказать сразу, замечали или нет. Но вообще, когда подъезжает автобус, конечно газовое оборудование видно, баллоны видно. Но как передает информацию перевозчик и сам водитель, на их маршруте на 10А газового оборудования нет, у них все автобусы дизельные, поэтому эту версию точно не рассматривают.

Александр Денисов: Надя, продолжайте, пожалуйста, я вас прервал. Про пострадавших расскажите.

Ольга Арсланова: Мы видим сейчас, что за вами цветы, кажется, свечи в память о погибших и в поддержку пострадавшим.

Надежда Рыжкова: Да, как раз сегодня весь день несут цветы неравнодушные горожане, выражают соболезнования погибшим. И, конечно, в ужасе от того, что произошло. Лет десять, наверное, такой трагедии у нас не было, и, конечно, все горожане в шоке.

Александр Денисов: Надь, извините, по опыту. Пользуетесь общественным транспортом. Состояние автобусов у вас в городе каково?

Надежда Рыжкова: Общественным транспортом я пользуюсь. Качество оценить как пассажир я могу в плане, что летом душно, что не работают кондиционеры. А в плане перевозки все всегда штатно. На определенных маршрутах, что я пользуюсь, автобусы ходят по расписанию, в срок, каждые там десять минут. Поэтому мне сложно оценить, насколько все линии работают исправно. Но данный автобус проходил ТО восьмого августа. Об этом говорят и стоп-кадры видеонаблюдения, когда он заезжает проходить ТО. Все-таки основная версия – это неисправность автобуса. Но есть и другие версии помимо этих двух, которые сейчас рассматриваются.

Ольга Арсланова: Надежда, понятно, что следователи разбираются, работу свою знают, будут делать. Но вы в городе живете, наверняка обсуждается что-то. Жителям иногда на месте какие-то проблемы виднее. Что говорят жители Воронежа? Скорее всего, что произошло?

Надежда Рыжкова: Большинство горожан, сегодня мы как раз были на месте происшествия днем, конечно, запуганы, говорят о том, что это возможно теракт. И спрашивают у нас, что мы знаем. И когда мы успокаиваем и говорим, что версия теракта сразу еще ночью была опровергнута, но все равно некоторые горожане опасаются ездить на общественном транспорте. И говорили: а что делать, приходится. Здесь уже вынужденные какие-то особенности людей, которые не могут воспользоваться каким-то другим транспортом.

Александр Денисов: Надь, вы знаете, поправим сразу, чтобы никто ни в коем случае не подумал о том, о чем вы сказали. Даже городские власти предупредили, что люди, которые распространяют ложные слухи в социальных сетях, их привлекут к ответственности. Поэтому не будем, конечно, не запугивать, ни вводить в заблуждение. Этой версии нет. ФСБ работает.

Надежда Рыжкова: Этой версии не было еще ночью. Основная версия была сразу выдвинута о том, что все-таки ненадлежащие условия предоставил перевозчик услуги по оказанию перевозки пассажиров. Поэтому пока основная версия именно эта.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, про эту компанию перевозчика. К ней были претензии по незаконному переоборудованию ранее. Что это за компания? Как давно она на воронежском рынке работает? И какая у нее репутация?

Надежда Рыжкова: Вы знаете, еще вчера ночью, под утро начала появляться информация о том, что перевозчик действительно был замечен в таких действиях, когда он незаконно устанавливал газовое оборудование. Не знаю, насколько эта информация подтверждена, потому что телеграм-каналы много сейчас выдвигают и версий, и информации. Больше информации у меня о перевозчике пока нет.

Александр Денисов: Надежда, спасибо большое за такой подробный рассказ. Спасибо, держите нас в курсе, будьте на связи. Надежда Рыжкова, наш корреспондент из Воронежа была на связи.

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. И сейчас поговорим с заведующим лабораторией института народнохозяйственного прогнозирования РАН, членом общественного совета при Минтрансе России Кириллом Янковым. Кирилл Владимирович, здравствуйте.

Кирилл Янков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Версия о неисправности автобуса – это стандартная версия, насколько мы понимаем, с которой в таких случаях начинают. Если это, как утверждает перевозчик, водитель, автобус на дизельном топливе, что вообще теоретически там могло взорваться?

Кирилл Янков: Вообще говоря, это похоже на взрыв чего-то в салоне. Я сейчас не обсуждаю возможную версию о террористическом акте, но в салоне может не только это взрываться. В салоне могут взрываться, например, бытовые газовые баллоны, перевозимые кем-то из пассажиров. Не зря есть большой список предметов, которые нельзя перевозить в общественном транспорте. Это не только бытовые газовые баллоны, это и горючие жидкости. Но на взрыв горючей жидкости это, правда, не похоже. Это еще какие-нибудь устройства могли взорваться. Мы знаем, что иногда даже взрываются гаджеты какие-то.

Александр Денисов: Телефоны взрываются бывает, но, конечно, не так.

Кирилл Янков: Не так. Я вам честно скажу. Мне кажется, что если бы это взорвался газовый баллон, установленный на автобусе, то жертв было бы больше, больше людей бы пострадало. Это и так ужасно. И, конечно, в первую очередь надо принести соболезнования семьям погибших и всем пострадавшим. Но если бы это был взрыв газового баллона, установленного на автобусе, то, наверное, последствия могли бы быть даже более тяжелыми, чем они были сейчас. Давайте подождем.

Александр Денисов: Кирилл Владимирович, вы же видели кадры, там на крыше нет никаких красных баллонов, как мы привыкли видеть. Там не видно этого оборудования на автобусе.

Кирилл Янков: Да. Баллоны могут устанавливаться не только на крыше, есть разные схемы установки. Более того, если эти баллоны были установлены незаконно, без соответствующей сертификации, то вряд ли бы их и установили на крыше, потому что на крыше они всем видны.

Александр Денисов: А куда их можно установить? Расскажите в теории, куда можно поставить еще?

Кирилл Янков: В теории можно, извините, часть пассажирского салона выгрузить и там установить такие баллоны. Загородить, чтобы не было видно, что это баллоны.

Александр Денисов: А смысл незаконно переоборудовать автобус под газомоторное топливо, если это можно сделать легально, в чем резон?

Кирилл Янков: Я скажу, резон в том, что легально это сделать достаточно сложно. Это нужно найти сертификационный центр, этих сертификационных центров очень немного в нашей стране, и даже не в каждом субъекте федерации они есть. Я не знаю, есть в Воронеже или нет, может быть, Воронеж крупный город, может быть, там есть. Такая сертификация требует согласования с изготовителем. На легковую машину проще, и то нужно много бумаг оформить. А на автобус это сложнее. Поэтому резон – это упростить эту процедуру, и так незаконно переоборудовать. Теоретически можно сделать небольшую выгородку в салоне и туда установить баллоны, такие случаи известны.

Ольга Арсланова: Кирилл Владимирович, как вам кажется, это бы не было сейчас очевидно при первичном осмотре на месте происшествия, при изучении документов? Насколько возможно такую вещь сейчас на этом этапе скрыть и ввести в заблуждение следствие?

Кирилл Янков: Мне кажется, что на этом этапе это специалистам-криминалистам уже более-менее понятно. Потому что когда такой баллон взрывается, он же не испаряется бесследно. Возникают осколки. Да, осколки баллона любой гражданин, пассажир может не идентифицировать, но специалист это сделает достаточно быстро. Поэтому давайте подождем все-таки итогов расследования.

Александр Денисов: Кирилл Владимирович, уточнить еще про газ хотел у вас. Последнее сообщение Интерфакса: правоохранительные органы проверяют данные о воспламенении газовоздушной смеси в качестве версии взрыва. Все-таки эта версия пока чаще прочих упоминается. Разговоры про женщину, которая с собой что-то принесла. Я себе с трудом представляю себе баллоны, но те, что я видел, они невероятно большие, тяжелые, и я не думаю, что для плиты это какой-то маленький баллончик размером с футбольный мяч. Скорее всего, это тоже что-то такое нелегкое. Вы себе представляете себе эту ситуацию: женщина прется с баллоном в автобус, надрываясь?

Кирилл Янков: Я себе хорошо эту ситуация представляю, потому что в детстве, когда мы жили на даче, я тоже возил эти баллоны, и возил их, между прочим, в автобусе, а не пешком. Это было, правда, 40 лет назад. И сейчас еще остались места, где газификации нет, и люди готовят на газе из баллонов. Есть баллоны разного размера, но стандартные они такие, что женщина может поднять один или даже два баллоны. И вид женщины с баллонами, может быть не в Воронеже, но в малых городах, селах в общем никого пока еще не удивляет.

Ольга Арсланова: И насколько я понимаю, этот газ-то сам не тяжелый.

Александр Денисов: Железяка сама тяжелая.

Кирилл Янков: Да, железяка потяжелее. Наполненный газом, он не намного тяжелее, чем пустой.

Александр Денисов: Примерно размер? Как трехлитровая банка что ли?

Кирилл Янков: Да, это как трехлитровая банка красного цвета с ручкой, чтобы его можно было нести.

Ольга Арсланова: Кирилл Владимирович, а контролировать такие вещи невозможно? Мы понимаем, что запрещено возить, но люди все равно возят, вы тоже, говорите, возили в детстве. Никто не смотрит, не останавливает, не говорит: не заходите сюда, с баллоном нельзя.

Кирилл Янков: Да, люди к этому привыкли. Если в автобусе есть кондуктор, он, конечно, может вмешаться. Но вы знаете, сейчас везде такая тенденция уходить от кондукторов, переходить на безналичную оплату, кондуктора нет, так что никто не остановит. Вряд ли другой пассажир скажет нет, с баллоном сюда нельзя. Хотя, конечно, по правилам нельзя.

Александр Денисов: А почему этот баллон мог сдетонировать? Взяла, поставила, там что-то горячее было внизу? Я уж конечно предполагаю.

Кирилл Янков: Он мог быть технически неисправен. В какой-то момент, допустим, началась резкая утечка газа. Почему он мог воспламениться, это другой вопрос. Я затрудняюсь, может быть, баллон был поставлен в такое место, где было просто очень тепло, была повышенная температура от двигателя. И в случае утечки теоретически возможно воспламенение.

Ольга Арсланова: Кирилл Владимирович, у нас в дневном эфире эксперт предположил, что могли быть какие-то неполадки с пневмоподвеской. Такая версия жизнеспособна?

Кирилл Янков: Это, мне кажется, менее вероятно, потому что в пневмоподвеске, да, там есть масло, но масло есть много где. Знаете, в карданном валу тоже есть масло, в коробке передач есть масло. Это, я считаю, тоже теоретически может быть, возможно, но тоже это менее вероятно.

Александр Денисов: Дождемся подробностей. Будем узнавать. Спасибо. Кирилл Янков был у нас на связи. Заведующий лабораторией института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непут
Я не говорю, что взрывы организовывали власти, но когда теракты сплачивали народ и власть всё говорили открыто, но когда это стало угрожать устойчивости системы сразу всё превратилось во взрывы газа и аварии. Возможно, нам просто перестали сообщать о терактах.