Взрыв бытового газа в Белгороде. Наш корреспондент передает с места событий

Взрыв бытового газа в Белгороде. Наш корреспондент передает с места событий | Программа: ОТРажение | ОТР

Простые правила, которые помогут избежать беды

2019-12-04T11:54:00+03:00
Взрыв бытового газа в Белгороде. Наш корреспондент передает с места событий
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Гости
Александр  Мачулин
генеральный директор ООО «Промгазэнергосервис», председатель подкомитета по газовому хозяйству ТПП РФ

Ольга Арсланова: Сейчас к главным событиям этого дня. Зима, холода, взрыв газа в жилом доме. В Белгородской области в эти часы спасатели заканчивают разбирать завалы. Там от взрыва обрушилась стена и рухнула часть дома.

Петр Кузнецов: Один человек погиб, шестерым жильцам сейчас оказывают помощь врачи. Узнаем все подробности от нашего корреспондента. Елена Голотовская, корреспондент ОТР в Белгородской области. Она выходит с нами на прямую связь. Елена, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Елена.

Елена Голотовская: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вы прямо с места крушения, да?

Елена Голотовская: Да-да, я нахожусь сейчас возле дома № 102 на улице Шаландина в Яковлево.

Ольга Арсланова: Судя по всему, там какие-то работы продолжаются. Мы видели у вас за спиной сотрудников.

Елена Голотовская: Да.

Ольга Арсланова: Правда, непонятно. Расскажите подробнее, кто это и что они делают.

Елена Голотовская: Да, работы продолжаются, несмотря на то, что мороз. Комиссия работает, работает МЧС непрерывно. Разбирают остатки завалов. Были специалисты с кинологом проходили подвал, смотрят, изучают. Работает комиссия. Пообещали, что когда будут итоги комиссии, соберут брифинг и скажут об итогах журналистам.

Петр Кузнецов: А предварительная причина, мы сейчас видим по лентам, это взрыв газового котла. Изменилось что-то? Есть какие-то подробности именно по этому?

Елена Голотовская: Да, официальная версия – что это взрыв газового котла. Хотя соседи вот говорят, что, возможно, это была утечка газа в подвале. Потому что тут уже версии разные называют. Вплоть до того, что там в подвале зажгли свет, и из-за этого произошел взрыв. Говорят, что газовщики были, работали здесь неделю назад. Но, видно, что-то пошло не так.

Ольга Арсланова: Елена, мы видим серьезные разрушения. Есть ли вероятность, что под завалами еще остаются люди к этой минуте?

Елена Голотовская: В момент взрыва в доме находилось 24 человека. 17 из них сразу эвакуировались. 6 нашли. Седьмого, к сожалению, нашли погибшим. И, судя по официальным данным и по словам соседей, там больше никого не должно быть.

Петр Кузнецов: Эвакуированных, Елена, где размещают? Что известно, сколько?

Елена Голотовская: Половина размещены в больнице строителей. Это те, которые пострадавшие. Половина пострадавших, которые тяжелобольные, в больнице Белгорода. А те, которые отделались испугом, им предлагали размещение в лагере, но они предпочли остаться у родственников. Всех разобрали по домам. Хотя газ в поселке еще не включили, люди мерзнут, но надеются, что скоро – вот сейчас комиссия решит, и тогда подключат газ у всех.

Петр Кузнецов: О судьбе дома что-то известно? Говорят об этом? Что будет со зданием? Оно подлежит восстановлению?

Елена Голотовская: Скорее всего, будет снесен. Комиссия работает, окончательных выводов нет. Но предварительно строители говорят, что его придется сносить. Потому что он одноподъездный, середина подъезда рухнула, и в принципе надежда на то, что остальные стены устоят, очень маленькая.

Ольга Арсланова: Да, судя по тому, что мы видим, конечно, о восстановлении вряд ли может идти речь. А был ли пожар, Елена?

Елена Голотовская: Да, здесь активно пахнет гарью. Запах гари стоит до сих пор. Вот там где-то все взорвалось, там еще горело, потому что пострадавшие с ожогами различной степени тяжести. Самая тяжелая пострадавшая, по-моему, 40% ожогов. Но как такового сильного пожара не было. Но в эпицентре взрыва – да, огонь был.

Ольга Арсланова: Елена, была информация, что приезжал на место происшествия даже губернатор. Вы его видели?

Елена Голотовская: Он приезжал ночью. И сегодня обещали, что он часам к трем приедет. Сегодня я его пока не видела. Мы здесь с 8 утра, не наблюдали. Глава района здесь был…

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Елена, можно еще раз уточнить: весь поселок сейчас без газа, да, сидит?

Елена Голотовская: Да, да, люди говорят, что весь поселок без газа. В домах пока холодно.

Петр Кузнецов: Спасибо вам за подробности все последние с места. Это наш корреспондент.

Ольга Арсланова: Наш корреспондент и, собственно, такие новости для зимы становятся привычными. Буквально вот одна за другой новости приходят. Взрыв бытового газа произошел и в 5-этажном жилом доме уже в Подмосковье, а конкретно в Солнечногорске. Сообщается, что взрывная волна выбила стекла в квартирах, повреждения получили также входные двери нескольких квартир. Пострадавших нет. Т. е. масштаб, к счастью, меньше, но тем не менее, опять речь идет о взрыве бытового газа. Почему так часто происходят у нас…

Петр Кузнецов: И опять: как зима, так взрывы начинаются. Т. е. абсолютно точно, что привязаны к сезонности, это очевидно. Александр Мачулин, генеральный директор «Промгазэнергосервиса», председатель подкомитета по газовому хозяйству Торгово-промышленной палаты, с нами на прямой связи. Александр Борисович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Мачулин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Регионы разные, дома тоже. Есть ли что-то общее? И почему это происходит каждый год? В чем причина? И какой бы вы диагноз всему этому поставили?

Александр Мачулин: Системные взрывы и сопровождающие пожары случаются с завидной периодичностью. И вот сегодня и вчера, факт тот, что, видите, насколько здесь уже вышли такие значимые, что вышли в эфир. А если мы вспомним еще Рязань, Ярославль, Магнитогорск, Шахты, с довольно значительными людскими жертвами, то это трагично. Здесь, конечно, прослеживается в первую очередь определенная и системность. Но и, с другой стороны, а что нужно делать? Всегда мы задаем этот вопрос. Потому что, с одной стороны, газ дешевый продукт, экологически чистый. И так и безопасный в общем. А с другой стороны, может принести вот такие чреватые последствия. При неправильной эксплуатации и отхода. Что здесь в первую очередь необходимо, конечно, соблюдать? Если так уж переходить: как бы обеспечить, чтобы не было этих взрывов?

Петр Кузнецов: Да, потому что государство за каждым домом следить не может.

Александр Мачулин: Да-да, абсолютно правильно. Это все как бы должно выйти в гармонии и в системе. Кто там не обслуживает и т. д. Но я остановлюсь немножечко, буквально минуту, что нужно делать и хотелось бы. То, что вы сказали о сезонности, очевидно есть. Зима. Начинают квартиры закрывать. Форточки закрывать при работающем газовом оборудовании. А здесь есть первое требование: при работающем оборудовании должен в помещениях обеспечиваться воздухообмен. Он позволяет, если даже есть утечка, уйти, улетучиться этому газу, который может при определенном закрытом помещении создать воздуховзрывную смесь и привести к таким вот трагическим последствиям.

Петр Кузнецов: А вентиляции недостаточно?

Александр Мачулин: Здесь, если будет просто работать вентканал, то, тем не менее. Да, вентиляция будет, но должен, здесь у нас принципиальное есть требование, быть обеспечен воздухообмен. В зависимости, какое оборудование установлено, от 50 до 100 кубов в час должен обмениваться. А он как может? Только когда создан поток. Т. е. образуется некий сквозняк. Т. е. должна быть, когда работает газовое оборудование, должна быть приоткрыта форточка.

Петр Кузнецов: Да, да. Это первый момент. Второй?

Александр Мачулин: Да, это первый. Второй: в обязательном порядке, это везде уже мы трубим, и в правительство уже, президент об этом говорит, МЧС, вся исполнительная власть, – о том, что должны быть заключены договоры на техническое обслуживание ВКГО и внутридомовое газооборудование. То, что домовое.

Ольга Арсланова: Т. е. постоянный контроль, более тщательный, чем сейчас.

Александр Мачулин: Так вот именно на основании этого договора по графикам специализированная организация, это может быть ГРО или другие специализированные организации, которые соответствуют определенным требованиям, они обязаны ходить и проверять внимательно и контролировать техническое состояние газоиспользующего оборудования – внутридомового и внутриквартирного газооборудования. Потому что даже тот факт, если пришли один раз в год, они могут увидеть, где повреждения есть какие-то, где неработающее оборудование или неисправное. И вот таким образом обеспечивают безопасность. И еще один хотелось момент, очень существенный. Собственники покупают газоиспользующее оборудование. Оно разное. Оно современное, там, функциональное, но тем не менее обязательно необходимо собственникам, потому что они в первую очередь ответственны за безопасность, посмотреть, что там написано, в этом руководстве по эксплуатации, и что они должны обеспечить, для того чтобы давать безопасность эксплуатации. Ведь не читают. Вот мы иногда ходим, периодично выполняя техническое обслуживание, спрашиваешь, где руководство по эксплуатации, паспорт на плиту на ту же, на водонагревательный котел. А его нет. Как можно эксплуатировать, как можно эти ручки крутить или что-то, если ты даже не читал эту инструкцию?

Ольга Арсланова: Да… Александр Юрьевич…

Петр Кузнецов: Александр Борисович…

Ольга Арсланова: Александр Борисович, пишут как раз наши зрители: «Взрыв газа – это безденежье народа, это беспечность газовых служб. И нужно эту проблему решать».

Петр Кузнецов: Мы продолжим об этом, в том числе и как решать, Александр Борисович, закончим этим. А у нас сейчас Александр подключается, наш телезритель. Оставайтесь на линии. Может быть, вы прокомментируете сказанное Александром.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Александр, здравствуйте, приветствую вас.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ваша реплика, пожалуйста.

Зритель: Это Иркутская область, город Усть-Илимск. Богданов Александр Николаевич. Вот скажите пожалуйста, у нас город Усть-Илимск обеспечивается электричеством. У нас есть предохранители, у нас срабатывают устройства, которые замкнуты. А мы все, люди, плотим в фонд капитального ремонта. Но почему газ безответственно так поступает в квартиру? Почему нету приборов при обращении с газом, которые бы автоматически отключали поступление газа? Ведь посмотрите, в Германии как. Газ только появился в квартире – хлоп, и отключился.

Ольга Арсланова: Да, понятно. Давайте этот вопрос зададим Александру Мачулину.

Петр Кузнецов: Это как раз к Олиному сообщению, которое она прочитала. Газоанализаторы – дорого и долго. Электрические плиты – дорого. Всякие стеклопакеты, которые не должны выбиваться взрывной волной, это тоже дорого и долго.

Ольга Арсланова: Да, но есть, как минимум, плиты, которые просто выключаются при утечке газа. Но даже они для очень многих россиян – это что-то недоступное.

Петр Кузнецов: Да. Что не дорого и не долго?

Ольга Арсланова: Александр Борисович?

Александр Мачулин: Коллеги, я вам хочу ответить следующим образом. У нас здесь по поводу того, что Александр Александрович сказал, по газоанализаторам, здесь нужно определиться: или воздухообмен, или газоанализаторы. Потому что одно другое исключает. Мы выбрали – одоризация газа (это специфический запах) и обмен, воздухообмен. Что касательно автоматики безопасности в плитах, водонагревателях и котлах. В котлах и водонагревателях автоматика безопасности полностью есть. В плитах автоматика безопасности обязательное условие в духовке. Она зачастую работает…

Ольга Арсланова: Александр Борисович, но такие плиты – это новые, довольно дорогие плиты, которых у очень многих россиян нет. Они просто не могут их себе купить. Помните, была идея менять малообеспеченным россиянам старые плиты хотя бы вот на такое? Но ничего не произошло.

Александр Мачулин: Я вам скажу: разница в цене, плита без газконтроля полного и с газконтролем, будет максимум 2 тыс. руб. И еще здесь могу добавить: то, что эти плиты только подстраховывают и обеспечивают безопасность, когда будет залитие газовой конфорки. А если будет утечка в распределительном газопроводе или где-то на рамке…

Ольга Арсланова: Да, плита не поможет.

Александр Мачулин: …вот это ничего не поможет. Поэтому в первую очередь нужно чувствовать запах этот, должна быть вентиляция. И исполнять те указания, которые написаны…

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Но, да, при этом от тех же маргинальных соседей никто не застрахован.

Александр Мачулин: Абсолютно верно.

Петр Кузнецов: Александр Борисович, последний вопрос. Александр, наш телезритель, вспомнил, по-моему, Германию?

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Вот то, что происходит у нас с бытовым газом, взрывы – это только наша проблема? Или везде такое случается? Чисто российская проблема?

Александр Мачулин: Чисто российской проблемой она становится тогда, потому что у нас все-таки устаревание. Газификацию мы намного раньше начали проводить. И у нас объемы, конечно, вот если по сравнению с Германией, значительно больше этого оборудования и более устаревшего. А в Германии все-таки замена оборудования – она в системе. Мы только капитальный ремонт начали несколько лет назад. Поэтому вот. Ну, и самое главное еще, коллеги, хотел бы я озвучить на телевидении один момент. Сейчас идет принципиальное поквартирное отопление. У нас старые дома, которые обставлены водонагревателями, которые старые и сети старые. Технологии позволяют: необходимо выносить все из многоквартирных домов водонагреватели и не устанавливать котлы. Они становятся по истечении времени действительно теми замедляющими бомбами. А экономика в принципе немного как бы расходится с тем, когда это будет автономное или это будет индивидуальное.

Ольга Арсланова: Понятно. Т. е. сейчас это всегда риск, это всегда угроза.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, напоследок, очень коротко, если можно, Александр Борисович: а кто же несет ответственность в этих случаях? Или в каждом конкретном случае свой?

Ольга Арсланова: Например, в Белгородской.

Александр Мачулин: В каждом конкретном случае несет каждый исполнитель. Ну, в первую очередь, за качественное техническое обслуживание несет ответственность специализированная организация. За заключение и организацию этих работ несет управляющая организация (ТСЖ, кооператив). И, естественно, если собственник сам хулиганит (вы знаете, у нас есть категория лиц, которым закон не указ), они также несут свою ответственность. Но там уже поздно, потому что страдают и другие. И он сам пострадал, и соседи страдают. Это коммунальное общежитие, нормы общежития должны соблюдаться. И взаимоотношения должны быть.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо огромное.

Ольга Арсланова: Генеральный директор «Промгазэнергосервиса», председатель подкомитета по газовому хозяйству Торгово-промышленной палаты Александр Мачулин прокомментировал взрывы бытового газа в России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Михаил
Здравствуйте! Хочу выразить соболезнование всем пострадавшим в этой трагедии... Я работаю на производстве и вижу как оно деградирует. И что самое страшное - деградация наблюдается по всем направлениям производств. В производство, в том числе и в наукоёмкое, приходят бизнесуправленцы-менеджеры, а не производственники, поэтому квалификации, что у руководитей, что у рядовых сотрудников - никакой...
Простые правила, которые помогут избежать беды