«Взял кредит на зубы». Откуда такие цены в стоматологии? И станет ли в поликлиниках меньше зубных кабинетов?

«Взял кредит на зубы». Откуда такие цены в стоматологии? И станет ли в поликлиниках меньше зубных кабинетов?
Кредитные каникулы. Главное – не болеть. Цена барреля. Изолируемся. Домашний тест на коронавирус. Вредные советы
Русская народная сказка «Баба Яга и ягоды». Читает ведущая ОТР Ольга Арсланова
Правила кредитных каникул
Сергей Лесков: Открывать кубышку Фонда национального благосостояния преждевременно
Что с ценами на нефть?
Страна на наших глазах превращается в набор сепарированных субъектов
Как живут в режиме самоизоляции за рубежом?
Кредитные истории. Предприниматели на грани банкротства
Нарушение карантина и самоизоляции: за что вас могут оштрафовать?
Николай Фомушин: Фокус - это решение задачи нестандартным методом
Гости
Алексей Старченко
член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, доктор экономических наук, профессор
Роман Пиямов
кандидат медицинских наук, руководитель медицинской клиники
Валерий Леонтьев
доктор медицинских наук, академик РАН

Тамара Шорникова: Ну а сейчас к нашей «Теме дня».

Иван Князев: Да, переходим к нашей главной теме этого дня. Вопрос, который, несомненно, может добавить зубной боли всем нам: в России, возможно, станет меньше бесплатных кабинетов стоматологов. Новые поправки Минздрава, кстати, такие, знаешь, вот весьма хитрые, обтекаемые – обновляют требования к минимальному количеству кабинетов в зависимости от численности прикрепленного населения. Если переводить все это на русский язык, главврач будет сам смотреть, сколько у него пациентов ходит в поликлинику, а есть ли у него деньги на оборудование, на пломбы те же, на зарплату врачу. То есть сто человек ходит зубы лечить, будет кабинет, будет стоматолог; пятьдесят – ну извините, езжайте в соседнюю поликлинику.

Тамара Шорникова: Ну или отправляйтесь к частнику, если, конечно, есть деньги. Нам в SMS телезрители часто пишут: «Взял кредит на зубы», «Коплю на лечение». Москвичи те самые зажиточные, на которых тоже часто злятся в SMS, кстати, ездят лечить зубы многие в провинцию, там дешевле. Есть и туры уже от столичных операторов по регионам с осмотром достопримечательностей и заодно с лечением зубов, вот такой...

Иван Князев: Какая хорошая идея, да?

Тамара Шорникова: ...«зубной туризм», да. А вообще можно ли качественно лечить зубы бесплатно и по полису? Это уже абсолютно серьезно будем разбираться сейчас вместе с нашими экспертами.

Иван Князев: Ну и, конечно же, у вас, уважаемые друзья, спрашиваем, что лечили, когда ходили к стоматологу, во сколько вам это все обошлось. Пишите, звоните нам, SMS будем читать здесь, в прямом эфире они к нам приходят, а звонки будем ждать в студию.

Тамара Шорникова: Тоже в прямом эфире.

Иван Князев: Тоже в прямом эфире.

Тамара Шорникова: Прямо сейчас.

Иван Князев: Представим наших гостей. У нас сегодня будут обсуждать эту тему Валерий Леонтьев, доктор медицинских наук, академик Российской академии наук, – здравствуйте.

Валерий Леонтьев: Добрый день.

Тамара Шорникова: И Роман Пиямов, кандидат медицинских наук, руководитель медицинской клиники, – здравствуйте.

Роман Пиямов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ну вот сначала, может быть, с такого риторического вопроса. Действительно, мы по полису сейчас на что можем рассчитывать, на какие услуги, на какие пломбы, на какие процедуры? Вот чтобы знать матчасть, так сказать.

Валерий Леонтьев: Ну, если этот вопрос рассматривать всерьез, то те полисы, которые мы имеем, они фактически дают чрезвычайно маленькие возможности, начиная с того, что на пациента выделяется 15–20 минут времени – что можно за это время сделать? – и кончая тем, что технологии по стоматологии становятся все более и более серьезными, очень такими физиологичными, и стоят чем, так сказать, лучше качество того, что мы стараемся сделать, больше и больше. И надеяться на то, что когда-то всерьез снизятся цены, не приходится.

Иван Князев: А давайте, чтобы далеко не ходить, Тамара, уважаемые гости, давайте посмотрим несколько историй о том, как и за сколько вообще люди в нашей стране лечат зубы. Этот материал подготовили наши корреспонденты из разных регионов.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну вот сразу, видимо, зрители посмотрели, как люди там лечат зубы, и нам пишут, Северная Осетия: «Добрый день. За последние 30 лет никогда не лечила зубы бесплатно». В Якутии люди ездят лечить зубы в Читу, великолепные там клиники, врачи супер. Воронежская область пишет: «Пол-России ходит без зубов, денег таких нет даже на самые дешевые услуги или протезы».

Тамара Шорникова: Ну и туда же Краснодарский край: «Вставить зуб – 50 тысяч рублей. Куда смотрит президент?» – спрашивает наш телезритель. Спросим, собственно, у вас.

Иван Князев: У специалиста.

Тамара Шорникова: Да, у специалиста, у руководителя медицинской клиники...

Иван Князев: Да, Роман, я вот сейчас открыл как раз...

Роман Пиямов: Да я сам еще и врач к тому же.

Тамара Шорникова: К тому же, да.

Иван Князев: Да. Почему так дорого?

Тамара Шорникова: Очень многим кажется, что эти цены просто взяты с потолка.

Роман Пиямов: Хочется отметить на самом деле, что, если мы говорим о стоимости стоматологических услуг, складываются они не только из желания, как многие думают, хозяина, а в большей степени из стоимости оборудования, материалов. Если клиника себя уважает, она закупит для себя максимально качественные материалы, максимально совершенно современное оборудование. Зачастую это западноевропейские производители. Конечно, существуют клиники, которые снабжают себя китайским, так скажем, производством, но если мы говорим о классе «экстра»...Потому что, понимаете, люди приходят в клинику и говорят: «Я трачу время, я трачу деньги, давайте я сделаю раз и навсегда», – сейчас вот такая тенденция. Если мы начинаем где-то юлить, снижать цену, покупать дешевле материал, оборудование, это все скажется в конечном счете на качестве производимой услуги.

И вот мне хотелось бы сказать нашим зрителям: многие ругают поликлиники и так далее, а на самом деле их ругать не нужно, потому что они справляются с тем потоком, который им государство, собственно говоря, вменило. Потому что от 10–20 тысяч людей прикрепленного населения относится к поликлинике одной, это о чем-то говорит. Конечно же, у врачей минимальное количество времени, для того чтобы произвести услугу. Их цель по большому счету – убрать какой-то болевой синдром, снизить, так сказать, какие-то воспалительные явления у человека, а вот именно сделать высококвалифицированную, специализированную помощь, наверное, мы отдаем на уровень либо институтам, либо частным организациям, где опять же у врача есть больше времени, есть больше снабжение материалами, оборудованием, и люди уже могут, конечно же, быть уверенными в том, что качество лечения будет на высоте.

Иван Князев: А вот у меня знаете, какой вопрос? А все-таки какая разница между тем, когда ты покупаешь материал, и конечной его ценой? Вот я просто сейчас, смотрите, давайте уж так предметно поговорим, смотрю цены. Вот смотрите, не буду называть поликлинику, имплантация «Nobel» с коронкой из оксида циркония... Для меня это, конечно, честно говоря, ничего не говорит, но вы, я думаю, понимаете...

Тамара Шорникова: Это частная клиника, скорее всего.

Иван Князев: Да, это частная клиника. Гарантия пожизненная, цена 48 500, но это зачеркнуто, перед этим была цена 75 тысяч, сейчас 48 500.

Тамара Шорникова: Выгодно, надо брать.

Иван Князев: Да, наверное, надо брать. Но мне вот интересно, раз цена была до этого 75 тысяч, а сейчас 48 500, значит, все равно все-таки, даже если там чуть-чуть прибыль они получат, не останутся они в убытке. Просто какая наценка? Насколько она большая?

Роман Пиямов: Наценка бывает и 100%, дело не в этом, дело во вложенных средствах организации. Чтобы открыть клинику, необходимо получить лицензию, необходимо, чтобы помещение соответствовало всем нормам, то есть каждый этап, каждое, так скажем, действие клиники стоит своих денег. Определенная краска, определенные материалы, оборудование, лицензионные все издержки, момент снабжения клиники сопутствующими товарами. То есть все, что с пометкой «для стоматологии», будет стоить от производителя в 10 раз дороже, те же салфеточки, ваточки и так далее, я хочу, чтобы наши телезрители это понимали. Конечно же, наверное, косвенно это ложится на плечи уже конечного потребителя услуг.

По поводу акции. Акция – момент очень скользкий. Где-то мы получаем скидку, потому что производитель или поставщик товаров дает нам возможность купить больше, мы покупаем больше единиц тех же пломб и можем цену снизить. Либо, второй момент, в этих клиниках могут работать специалисты не совсем сильной квалификации, ну банально ординаторы или специалисты, только вышедшие из-под крыла университета и так далее. То есть моменты нужно смотреть каждый раз в отдельности.

Иван Князев: Нет, просто, понимаете, что получается? Учитывая, что людям деваться-то некуда, в государственных учреждениях они услугу эту получить нормально не могут, им приходится идти в частные клиники, и платить приходится, потому что без зубов как-то ходить, наверное, не очень хорошо. Все равно получается такой бизнес, он, по-моему, выгоднее даже наркотрафика, если заниматься, потому что, мне кажется, наценка там, как вы сами сказали, больше 100%.

Роман Пиямов: Но вы не забывайте, что есть понятие handmade, ручное производство: одно дело ручку продать, купить ее и продать ее в 2 раза дороже, а другое дело, когда ты должен сделать своими руками, ты должен еще отучиться в ряде дополнительных мест (институт, курсы), на это уходят определенные деньги, время, инвестиции во врача...

Иван Князев: Соответственно, ты хочешь это все вернуть, все свои вложенные знания, труд и так далее.

Роман Пиямов: Ну как минимум, как минимум. Грамотный специалист в любой специальности, а стоматолог особенно, потому что это прикладная наука, где ты руками работаешь, учится всю жизнь, посещает множество семинаров, конгрессов, курсов. По западным курсам цена доходит иногда и до полумиллиона за 2–3 дня обучения, чтобы зрители понимали, это немаловажный аспект, чтобы врач приехал и привнес в лечение своих пациентов определенные инновации, фишки, качество, которые позволят этому имплантату, грубо говоря, стоять всю жизнь, как многие хотят, или той же пломбе максимально долго функционировать во рту.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телезрителя. Александр, Московская область, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Я вот столкнулся с такой интересной вещью. Я пенсионер по инвалидности, и у меня протезирование получается платное, а просто пенсионерам бесплатное. Вот в чем, почему у нас такое, интересно? Мне говорят, мол... помощь идет от государства, но помощь идет в 1 тысячу рублей на ту болезнь, где у меня инвалидность, а зубы-то при чем здесь? Вот объясните, пожалуйста.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо.

Тамара Шорникова: Если есть информация. Можете прокомментировать?

Валерий Леонтьев: Я не понял вопроса.

Роман Пиямов: Я тоже вопроса не понял.

Тамара Шорникова: Пенсионер по инвалидности лечит зубы платно почему-то. Это какая-то частная история?

Валерий Леонтьев: Здесь я одно только могу сказать, что любая помощь инвалидам стоматологическая является платной во всей стране.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Ага.

И Наталью из Иркутской области еще послушаем. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что улыбка – это все равно важно в человеке, потому что, если человек не улыбается, как... Ну это просто... И дело в том, что я согласна по 6 тысяч хотя бы в рассрочку за зубы отдавать, но не берут, все сразу требуют большие суммы. Ну где человеку взять в нашей стране, если человек очень мало зарабатывает? Я считаю, что должен быть в полисе вот этот вот такой пункт, что делать зубы можно на какую-то сумму определенную, хотя бы бесплатно или в рассрочку, ну я за это.

Роман Пиямов: Давайте я скажу, прокомментирую.

Тамара Шорникова: Да, сейчас эксперт прокомментирует. Никто не спорит, конечно, что улыбка очень важна, Наталья, мы разбираемся, кто может себе сегодня у нас в стране ее позволить хорошую, красивую.

Роман Пиямов: Вот я хочу сказать, что, допустим, у себя в клинике мы четко внедрили систему рассрочек и кредитования, но столкнулись с проблемой недоверия: люди боятся брать кредиты, рассрочки на свое здоровье. Ты предлагаешь им адекватный план лечения, да, он стоит денег, потому что тут и зарплата специалистов, и аренда помещения, и работа техников, как мы уже обсудили, и материалы, и все. Он все понял. Предлагаешь ему взять рассрочку официально, через банковские структуры – «все, я боюсь». То есть телефоны брать не боятся, миксеры и телевизоры брать не боятся, а почему-то тут боятся.

Иван Князев: Ну подождите, подождите, Роман, телефоны… Люди, которые приходят лечить зубы, – это, как правило, люди уже в возрасте, это точно не 20-летние.

Роман Пиямов: Абсолютно разные.

Иван Князев: Ну понятно, но в основном, когда проблема серьезная возникает, ее же оттягивают до последнего, и когда тебе уже за 50, ты начинаешь задумываться, что тебе внизу нужно мост поставить, это достаточно дорогостоящая процедура.

Вы мне вот что скажите. Рассрочка на какой период и каков процент по кредиту?

Роман Пиямов: Если мы говорим о рассрочке...

Иван Князев: Просто почему люди боятся?

Роман Пиямов: ...до 2 лет без процентов.

Иван Князев: А, то есть...

Роман Пиямов: Даже так.

Иван Князев: На какой период?

Роман Пиямов: До 2 лет.

Иван Князев: До 2 лет.

Роман Пиямов: Двадцать четыре месяца.

Тамара Шорникова: А если говорим о кредитах, то это, соответственно, предложения банков...

Роман Пиямов: Кредиты, да, 3–5 лет уже с процентом, процентная ставка 10–15% в зависимости от банка.

Иван Князев: Просто люди, я так думаю, боятся просто в очередную кабалу попасть. Нет, это хорошо, что вы говорите, что на самом деле бояться здесь нечего.

Роман Пиямов: Даже не берут, даже боятся брать беспроцентные рассрочки. Объясняешь, раскладываешь, что организация на себя берет этот процент, лишь бы вы остались, вы лечились, вы хорошо подходили. И на самом деле я вам хочу сказать, что пациенты категории 50+ имеют в своих, так скажем, закромах возможность себя полечить. Вот как раз проблема до 50 лет...

Иван Князев: В закромах?

Роман Пиямов: Да, у них есть деньги, они отложили на свое здоровье. А вот пациенты 35–40 лет, у них много, видимо, расходов, машины, дома, отдыхи и так далее, вот им сложнее как раз, так скажем, найти возможность финансовую для лечения.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Очень много все-таки еще вопросов по поводу цен, я думаю, что так или иначе мы будем касаться этого вопроса в течение передачи. Снова спрашивают: если говорить о... Да, разные материалы из разных стран, мы перечислили. Но вот, например, средний уважающий себя стоматолог, материал для пломбы сколько стоит? Потому что, естественно, разные есть источники, разная информация, кто-то говорит, что в принципе это все очень дешево...

Иван Князев: Ну копейки стоит, да, копейки стоит, «а вы мне предлагаете».

Тамара Шорникова: Да, световая пломба 100 рублей, все такое, а потом в клинике это превращается в 10 тысяч и так далее.

Роман Пиямов: Давайте так. Медицинская услуга – это сложносоставная услуга, это не просто взял кусочек цемента, в шарик скатал и замазал дырку. Это ряд определенных манипуляций, а каждая манипуляция сопровождается определенным моментом каких-то веществ, инструментов, пломб, изоляционных материалов. То есть, чтобы поставить пломбу, недостаточно просто купить пломбировочный материал стоимостью в 3 тысячи рублей тюбик, в среднем так он стоит. Еще необходим инъекционный момент, анестезия, изолирующие свойства, коффердам и так далее, специальные прокладки, специальные очищающие моменты, боры, сама установка... То есть в пломбу входит не только тюбик, то, что выдавливают, а то, что около нее.

И несомненный момент еще и сервисная составляющая. Почему люди выбирают частную клинику? Время – деньги, особенность в мегаполисах: я хочу успеть прийти вовремя сделать, ждать я не могу, у меня болит, у меня проблема, примите меня вот в это время, я сделал, я пошел на работу, я не потерял, не выпал сам из рабочего графика и так далее. То есть понятие финансовое – это не только здесь и сейчас сэкономить, это момент, как я буду, собственно говоря, функционировать, если я успею вовремя все сделать, вот и все.

Иван Князев: Роман, а себестоимость одной пломбы, ну вот так вот, по-дружески раскройте нам.

Тамара Шорникова: Просто все-таки интересно, материал вот именно.

Иван Князев: Даже я понимаю, что она сложная, эта себестоимость, ее сложно посчитать, «цемент», как вы говорите, обезболивающее и работа стоматолога. Ну сколько?

Роман Пиямов: В зависимости от уровня клиники и опять же от уровня материалов это может быть от 3 тысяч, приличная пломба...

Иван Князев: Себестоимость?

Роман Пиямов: Себестоимость, от 3 тысяч, я сейчас все вкладываю в себестоимость, все понятия клиники, мы не говорим о бюджетной организации...

Иван Князев: Я понимаю, да.

Роман Пиямов: ...где все платит государство, от 3 до 5 тысяч.

Иван Князев: До 5 тысяч.

Роман Пиямов: Да. Поэтому и цена ее может быть и 8, и 10 тысяч рублей уже.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо.

Валерий Леонтьев: Вы знаете, я бы хотел здесь добавить. Вот сейчас сказали вам себестоимость – а вы знаете, сколько государство по бюджету выделяет на пломбу?

Иван Князев: Нет, вот как раз-таки хотелось бы узнать.

Валерий Леонтьев: В пределах, в стране в основном 300 рублей.

Роман Пиямов: Да.

Иван Князев: Триста рублей?

Валерий Леонтьев: Вот и делайте, что хотите.

Иван Князев: На эти 300 рублей.

Валерий Леонтьев: Если нужно 2–3 тысячи, а государство выделяет 300 рублей, это просто невозможно хорошую пломбу поставить.

Иван Князев: Отсюда, наверное, тогда, Валерий Константинович, логичный вопрос, что, мне кажется, уже какой-то, может быть, государственный подход к этой проблеме нужно применять, чтобы... Вот смотрите, Курганская область нам пишет: «Я пенсионер, пенсия 9 тысяч рублей. Про какие зубы вы говорите?» Может быть, тогда, я не знаю, как-то пенсионерам субсидировать вот это лечение, инвалидам? Я не знаю, какие программы здесь могут быть? Потому что...

Валерий Леонтьев: Я много лет занимаюсь организацией здравоохранения. Надо сказать, что организация здравоохранения в стоматологии одна из самых слабых, и это связано с тем, что в стране практически все, 100% населения нуждаются в лечении, а раз так, то это, выходит, должна быть система очень хорошо организованная.

И какой парадокс? Он состоит в том, что чем чаще вы ходите к стоматологу, тем дешевле вам обходится лечение. Что я имею в виду? Каждый человек, согласно кодексу нашей специальности, должен быть санирован, у него во рту не должно быть больных зубов. А получается так, что, когда человек приходит к стоматологу, верно сказал Роман, он прежде всего жалуется на боль, потом на внешний вид, а вопрос-то обстоит таким образом, что зубы с кариесом запломбировать гораздо дешевле, если это делать вовремя. Для этого нужно как минимум 2 раза в год ходить к стоматологу, и тогда вот эти острые состояния, когда зубы разрушаются, когда вынуждены ставить пломбы из дорогих материалов, это все станет гораздо дешевле.

Иван Князев: Ну так и поход к стоматологу тоже недешевый: тоже зашел, пару тысяч отдал сразу хотя бы за то, чтобы тебя посмотрели и сказали, что у тебя все хорошо, иди дальше.

Валерий Леонтьев: Вы понимаете, если мы говорим о государственных клиниках, это, конечно, дешевле стоит, но совершенно справедливо думают наши люди, это правильно они думают, они хотят иметь хорошие пломбы, они хотят иметь хорошие протезы, они хотят иметь красивую улыбку, а здесь уже за эти 300 рублей, о которых мы говорили, ничего подобного не сделаешь. Значит, должна, как вы говорили уже, Роман, меняться сама система помощи. Каким образом? За рубежом в основном вся стоматология работает на принципах...

Иван Князев: ...страховки?

Валерий Леонтьев: ...страховки. Страховать начинают с 2–3 лет детей, и тогда получается, что к тому возрасту, когда основные зубы начинают у тебя болеть, и до самой старости тебе хватает тех денег, на которые ты был застрахован.

Иван Князев: Это аналог нашей ОМС, или это какие-то дополнительные... ?

Валерий Леонтьев: Ничего общего. Наша ОМС только называется страховкой, это совершенно неправильно. Она выделяет деньги и смотрит, куда эти деньги пойдут, а страхование должно заниматься качеством работы врачей, оно должно смотреть, как они работают, насколько правильно, насколько по показаниям и так далее. Тогда становится вся работа, извините меня, с головы на ноги превращается сейчас, а должна быть она на ногах.

Иван Князев: Понятно.

Валерий Леонтьев: И вот пока мы до этого не дойдем, до такой системы, мы резко не улучшим нашу специальность. А когда мы до нее дойдем... Здесь много вещей. В первую очередь страховка, но не менее важны, конечно, вопросы платежеспособности населения.

Иван Князев: Ну это само собой.

Валерий Леонтьев: Да.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем эксперта, у нас на связи Алексей Старченко, член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, доктор медицинских наук. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Анатольевич.

Алексей Старченко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вот продолжая разговор о том, что же все-таки мы можем позволить себе действительно по полису в наших муниципальных, городских поликлиниках. Часто пишут о том, что вот бесплатно, не знаю, «цементная» пломба, и та если дождешься врача раз в полгода. А это действительно так?

Алексей Старченко: Нет, это не так.

Тамара Шорникова: Или все-таки некоторые врачи просто не хотят использовать какие-то материалы нужные?

Алексей Старченко: Нет, это не так. Программа государственных гарантий официально с 1 января 2018 года включила фотополимерные материалы для установления пломб, причем они обсчитываются совершенно отдельно. У нас есть письмо Министерства здравоохранения и Федерального фонда, которое все это обсчитало в универсальных единицах труда, в единицах стоимости и так далее. То есть сегодня в тех медицинских организациях, а это могут быть и государственные, и частные, которые вошли в систему обязательного медицинского страхования, у пациента есть абсолютное право на установку светоотверждаемой пломбы.

Иван Князев: Это вот световая пломба которая, вы о ней говорите?

Алексей Старченко: Да-да-да.

Иван Князев: Она бесплатной должна быть?

Алексей Старченко: Да, бесплатно, она включена в оплату по системе ОМС.

Иван Князев: Просто у нас были SMS, когда люди утверждали обратное.

Алексей Старченко: Но понятно, что, конечно, стоматологи придумывают некие такие формулировки, для того чтобы открыть кошелек пациента, и вот фотополимерные материалы, светоотверждаемая пломба – это, конечно, один из способов так выдумать себе дополнительный доход и таким образом обмануть пациента, ввести его в заблуждение, хотя программа обязательного медицинского страхования уже официально в письме Минздрава и Федерального фонда 2 года имеет эту пломбу за счет государственных средств.

Тамара Шорникова: Хорошо. Вот пациент пришел, ему в этой услуге отказывают, дальше какой алгоритм?

Алексей Старченко: Значит, если отказано, он обращается в страховую компанию с жалобой. Страховая компания штрафует медицинскую организацию за отказ в оказании медицинской помощи и выписывает предупреждение, предписание о том, что эта пломба должна быть установлена в связи с наличием показаний. Сегодня эти показания жестко расписаны в приложении №6 к программе госгарантий, там четко все указано, при каких полостях, степенях и так далее, и так далее накладывается эта пломба.

Иван Князев: Алексей Анатольевич, прошу прощения, очень просто хотелось бы узнать, что говорят врачи, когда ты приходишь и говоришь: «Вот поставьте мне световую пломбу, она для меня бесплатна», – а он ему начинает объяснять, что у вас то, у вас пятое, у вас десятое, поэтому это для вас будет платно. Что они говорят, чтобы, когда я приду, мне сразу понять, что меня начинают разводить?

Алексей Старченко: Они могут говорить все что угодно, вы должны знать, что вам положено это сделать бесплатно. И вы обращаетесь к руководству медицинской организации с жалобой...

Иван Князев: И никакие там оговорки, никакие отговорки?

Алексей Старченко: ...и в страховую компанию. Страховая компания проводит экспертизу и применяет финансовые санкции в отношении обманщиков, вот и все. Вам-то могут говорить все что угодно; вы выслушайте это, но всегда свою точку зрения отстаивайте, вы знаете, закон на вашей стороне.

Тамара Шорникова: Но в поликлинике еще можно как-то дискутировать, а как узнать, в какие частные клиники можно обратиться, чтобы бесплатно ту же процедуру сделать?

Алексей Старченко: Значит, вы заходите на сайт территориального Фонда обязательного медицинского страхования в том субъекте, где вы проживаете, например, в Москве это Московский городской фонд ОМС. Там есть перечень всех медицинских организаций, которые включены в исполнение территориальной программы ОМС. Вы смотрите там название своей организации частной, которая включена, и она обязана в полном объеме выполнять эту работу в отношении вас. То есть они подвязались самостоятельно, это заявительный характер, никто их не заставлял входить в систему ОМС, они сами вошли, обязались исполнять требования программы территориальных государственных гарантий бесплатной медицинской помощи, и, если они этого будут так же не делать, как и государственные, тоже подвергнутся финансовым санкциям.

Тамара Шорникова: А по вашему опыту, вот такой разговор или звонок в страховую эффективный?

Алексей Старченко: Да.

Тамара Шорникова: Меняется отношение в поликлинике к пациенту?

Алексей Старченко: Уже 2 года мы этим занимаемся, в смысле страховые компании этим занимаются.

Иван Князев: То есть напугать можно врача если что?

Алексей Старченко: Ну почему напугать? Ведь отказ в оказании медицинской помощи – это штраф, это не просто напугать, это будет акт экспертизы, в котором будет штрафная санкция указана.

Иван Князев: Ну понятно.

Алексей Старченко: У нас в законе написано: «Отказ в оказании медицинской помощи недопустим».

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам большое. Алексей Старченко, член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, доктор медицинских наук.

Почему тогда так происходит, если оказывается, что вполне можно и бесплатно качественными методами, материалами?

Роман Пиямов: Вот, вы знаете, в поликлиниках... Есть очень уважаемые поликлиники, которые находятся на хозрасчете так называемом, сами снабжают, есть фонд, и давно у них эти пломбы есть. Но вопрос-то в другом. Опять же возвращаемся к пресловутому слову «пломба» – это не только материал, залепленный в зуб, а это время, потраченное на диагностику, на сверление, на очищение, на изоляцию. Я вам скажу честно, объективно, смотря в камеру, что нет возможности в поликлинике провести весь протокол адекватно согласно современным представлениям о качественном стоматологическом лечении.

Иван Князев: Бесплатно?

Роман Пиямов: Да. Пожалуйста, да не проблема, есть наши производители этих пломб, они стоят копейки. Я по поводу качества промолчу, но они есть, вот как факт состоялся, мы делаем световые пломбы. Их закупают, их поставляют в поликлиники. Опять же что дальше? Дальше-то что? Нужно...

Тамара Шорникова: Что, нужного бора нет в поликлинике? Квалификация?

Роман Пиямов: Вот, понимаете, и бора, и квалификация, и изоляция полости рта... Сейчас стоматология – это ювелирный подход, потому что это слюна, это рот, это бактерии, соответственно любой момент искажения качества при производстве, так скажем, зуба с пломбой скажется на конечном потребителе, на пациенте.

Иван Князев: У вас там не световая пломба?

Роман Пиямов: А?

Иван Князев: Я просто смотрю, вы принесли в студию...

Роман Пиямов: Я принес вам показать уже то, что, если не поставить пломбу, будет уже после, это коронки имплантата.

Иван Князев: Покажите нам, покажите, это тоже интересно просто.

Роман Пиямов: Именно пломбу я вам не покажу точно, а вот что можно показать нашим зрителям, что будет, если вовремя не обратиться... Наши зрители должны понимать, что чем раньше они занимаются профилактикой заболеваний полости рта, а это банальное посещение раз в полгода даже регионального в поликлинике, банальное снятие зубных отложений, это уже снизит их возможность прийти к каким-то коронкам, имплантатам и так далее.

Я что хотел бы сказать? У нас шикарная детская стоматология на самом деле бюджетная, есть замечательные поликлиники, но, когда родитель приходит с детьми, а у детей запущенные рты, скажем так, вот возникает вопрос. То есть мы с детства не прививаем культуру здорового отношения к зубам, мало пропаганды в школах, как на Западе, где устраивают уроки здоровья, приходят какие-то в виде кукол ростовых, я не знаю, врачи приходят с щетками, с пастами и так далее. На самом деле отсутствие профилактики с детства уже влечет к таким проблемам, как пломбы, коронки, имплантаты, дорогостоящее лечение и так далее. В ряде стран Евросоюза, нужно ориентироваться, потому что они законодатели в этом моменте, они победили кариес, пломбы не нужны.

Иван Князев: Только потому, что они с детства лечат нормально зубы?

Роман Пиямов: По большому счету да, и деньги на это не тратят.

Иван Князев: Хорошо. Если мы не лечим, я смотрю, сейчас у вас тут такие вот зубки хорошие, челюсть хорошая у вас здесь. А если не лечить, что будет и насколько это потом дороже будет?

Роман Пиямов: Если не лечить, то банально... В ряде случаев, если у пациента отсутствует зуб, то банально можно поставить зубной имплантат, мы уже слышали сегодня в эфире. Это такой титановый штифт, он позволяет заместить отсутствующий зуб, и через некоторое время нагрузить его коронкой, и наш пациент будет уже полноценно функционировать, он может переживать пищу, быть социально адаптирован, особенно если это передний зуб, без протезов, без съемных протезов, собственно говоря, обойтись, полноценно восстановить...

Иван Князев: И сколько такая процедура стоит?

Роман Пиямов: Ну от 20 тысяч имплантат до 70 имплантаты. Коронка, внешняя часть, тоже где-то от 20 до 60 тысяч рублей.

Иван Князев: Это на один зуб, да?

Роман Пиямов: На один зуб, да.

Иван Князев: Нет, ну это космические какие-то... Действительно, лучше как-то с молодости это делать.

Тамара Шорникова: Чтобы это как-то пережить, давайте послушаем телефонные звонки. Полина сначала, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню вам с города Южно-Сахалинска, это остров Сахалин. Наверное, врачи знают, что такое Сахалин, здесь быстрее всех, чем на материке, и зубы выходят из строя, на материке есть куда поехать, там пишут, в Ульяновскую область ездят или еще куда-то, а мы остров отделенный, мы никуда не можем поехать, только здесь. Записаться к зубному врачу очень и очень трудно. Если даже записался, то, значит, тебе надо если пломбу или тебе надо сделать обезболивающее, тебя спрашивают: «Так, будем делать что? Либо дорогое, но оно эффективное, либо неэффективное, но бесплатное». Как вы думаете, на что соглашаешься?

Красиво говорят, что там за границей, значит, начинается все... Господа, мне 68 лет, я инвалид, мужу тоже, я получаю пенсию 17 тысяч, это вместе с добавкой за инвалидность, и мне надо будет еще брать, чтобы мне вставить зубы или полечить, где-то кредит? А на что жить мы будем, господа милые? Вы почему нас списываете, кому за 50? Неужели мы не заработали? Ведь вы живете за счет того, что мы когда-то что-то заработали, и сейчас вы говорите «идите берите кредиты, платите» – а жить на что?

Тамара Шорникова: Да, Полина, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Да, Полина, спасибо. Разделяю вашу точку зрения.

Тамара Шорникова: Если говорить все-таки об оснащении наших муниципальных медицинских учреждений, о политике государства, я, честно, не очень верю, что настолько все плохо с тем же оборудованием. Ну потому что на томографы на хорошие вроде деньги мы находим, лампочку ту же глотать – небо и земля, какие раньше были приспособления для этого и сейчас, на собственном опыте видно. Здесь-то почему по остаточному принципу все?

Валерий Леонтьев: Знаете, мы не можем в ту платежеспособность, которую имеет наше население, вместить то, в чем оно нуждается, не можем.

Иван Князев: Еще раз.

Валерий Леонтьев: То есть вот ту пенсию, которую нам означила наша пенсионерка сейчас, нельзя за эти деньги ни имплантаты поставить, ни хорошие сделать коронки, мосты и так далее.

Иван Князев: Нет, я понимаю...

Валерий Леонтьев: Это невозможно. Поэтому нужно коренным образом менять ситуацию, систему менять надо. Как именно? Это в первую очередь, конечно, забота должна быть государства. Потому что та система, которую мы сейчас имеем и имели уже длительный промежуток времени, она это не позволяет сделать. Да, вы правы, когда говорите, что в первую очередь нужно заботиться о детях и пенсионерах, да, это те категории, которые есть. Но у государства пока не хватает средств, чтобы обеспечить население современной, хорошей, эффективной стоматологической помощью. Поэтому нуждается...

Иван Князев: Подождите, я думаю...

Тамара Шорникова: Нам эксперты часто говорят, что неправда, хватает у нас средств. Может быть, просто государство не хочет этим заниматься?

Валерий Леонтьев: Я слышал, но вы меня простите, это больше похоже на фантазию.

Иван Князев: Подождите. Я думаю, Тамара спрашивала... Вот смотрите, мы научились покупать в наши больницы томографы, мы научились покупать другое дорогостоящее оборудование.

Тамара Шорникова: И деньги на это находятся.

Иван Князев: И деньги на это находятся. Почему бы нам не закупить в стоматологические кабинеты необходимое оборудование, чтобы вообще сам процесс похода к врачу, вся эта услуга стоила дешевле?

Валерий Леонтьев: Вы знаете...

Иван Князев: Неужели мы там не найдем...

Валерий Леонтьев: ...сколько стоит оборудование кабинета? Примерно от 50 до 70 тысяч долларов, это нормальное оборудование кабинета. И надо сказать, что в стране нашей во многих случаях есть такие кабинеты в том числе и в государственных клиниках.

Иван Князев: Вот.

Валерий Леонтьев: Но у нас очень большие расходы идут на само лечение. Само лечение по себе является очень дорогим, и такие вот, допустим, виды его, как имплантаты, вы слышали цены, это просто нельзя сделать дешевле, потому что оно столько стоит.

Иван Князев: Хорошо. А вот такой вопрос. Мы в советское время почему умели делать дешевые пломбы, дешевые имплантаты делать? Сейчас у нас нет такого производства вообще? Мы вынуждены все закупать за границей?

Валерий Леонтьев: Нет, зачем? У нас есть производство. Но мы тогда делали пломбы, которые в среднем год-два держались. Мы имели только «цементы», мы не имели красивых пломб, которые соответствуют цвету полости рта и зубов. То есть мы тогда обходились минимумом того, что имела стоматология.

Иван Князев: Ну хорошо, хорошо. Если мы начнем сейчас сами производить то, что делают уже благополучно в других странах, у нас это будет дороже? У нас вообще даже разработок нет никаких? Мы не можем сделать собственную пломбу, чтобы она была того же цвета, что и зуб?

Валерий Леонтьев: Нет, у нас есть и заводы, и разработки. Но чем красивее разработка, чем красивее и лучше материал, чем лучше анестетик, тем, извините меня, опять мы возвращаемся к той же проблеме, все дороже будет лечение.

Тамара Шорникова: Хорошо, как всегда два полюса. С одной стороны, это все дорого, вы представили, сколько стоит оборудовать кабинет, государство не может себе этого позволить. С другой стороны, надо вкладывать в себя каждому стоматологу, оборудовать хорошо кабинет, это стоит денег. Можно все понять, а людям-то что делать в итоге?

Роман Пиямов: Подождите...

Тамара Шорникова: Какие есть международные, может быть, практики решения этой проблемы?

Роман Пиямов: Подождите, я слабо себе представляю, чтобы хотя бы одному человеку в нашей стране отказали в поликлинике в помощи. Вот что-то... обмена понятий.

Иван Князев: Нет, ну если болит, то, конечно, не откажут, обезболивающее дадут.

Роман Пиямов: Или, подождите, вы хотите получить... Но если я хочу машину, я выбираю, или я хочу себе «Жигули», или я хочу себе иномарку. Давайте будем отделять, или я прихожу в магазин, где иномарки, и спрашиваю: «Так, а что-то у вас здесь... Дайте мне «Жигули».

Иван Князев: Подождите, Роман, машина – это не зуб, машина – это не здоровье.

Тамара Шорникова: Это ваш выбор, ты можешь ходить пешком или ездить на машине.

Иван Князев: Да, это вы хотите либо жить красиво и лучше, на машине ездить, либо у тебя зуб болит и ты останешься без зубов. Здесь немножко разные...

Тамара Шорникова: Это социальная обязанность государства?

Роман Пиямов: Почему же вы останетесь без зубов? Государство говорит: приходим раз в полгода в поликлинику, водим своих детей. Водят? – нет, не водят, находят причины, «работаю», «занята», «не смогла», «не успела». Год за годом идет..., а потом мы говорим в 50 лет, что «у меня нет зубов». К сожалению, факт состоялся.

Иван Князев: Думайте об этом заранее, да?

Тамара Шорникова: «Был кабинет стоматологический, закрыли, – пишут в одном регионе, – не записаться». «Приходишь к стоматологу, говорит: «Можем вам поставить эту пломбу, которая через неделю выпадет». Вы говорите: «Почему?» Есть у нас возможность за государственный счет это все делать?

Иван Князев: Тамара, я предлагаю уже оставить продолжение обсуждения этой темы вечером.

Роман Пиямов: Сложно прокомментировать...

Тамара Шорникова: Десять секунд.

Роман Пиямов: Частные случаи обсуждать всегда очень сложно. Не забываем, что в регионах дефицит кадров. Наверное, к сожалению, это и подводит нас к тому, что люди начинают, врачи, так себя позиционировать. В Москве такие разговоры на самом деле отсутствуют.

Иван Князев: Все, хорошо. Спасибо, спасибо вам.

Тамара Шорникова: И вот это мы уже продолжим обсуждать вечером, наши коллеги вернутся к этой теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (16)
Людмила, Самарская обл.
В страховой компании МАКС-М мне сказали, что световые пломбы в Самарской обл. в ОМС не входят и послали к вам на ОТР или в Пензенскую область, где световые пломбы входят в ОМС. Что господин Алексей Старченко посоветует в этом случае?
Валерий Никитин
Россияне здорово отличаются от "других" и зубами. Давно пора всем россиянам сделать зубы бесплатно!
Валерий Никитин Валерий Никитин
Появятся стоматологи толковые (опыт, как на фронте получат) освоят новые передовые технологии (бесплатно) и люди будут прилично выглядеть. Такую очередную государственную программу надо разработать. Здесь и потенциал к долголетию.
Марина
Какое пустое, далекое от жизни интервью! У кого там что в закромах? Спуститесь на землю! Это не так. У некоторых - возможно что-то и есть (не беру в расчет группу "счастливцев" нашей страны, у которых есть всё). Но у большинства россиян в закромах, если что и водится, то исключительно на оплату еды, одежды, квартплаты и кредитов.
Геннадий
Все цены на стоматологические услуги оборудование - от лукавого. Пользуются нашей безграмотностью.
Boris F
Первый признак нищей страны (чтобы там с экрана ТВ не болтали) - недоступность для большинства населения стоматологических услуг. Посмотрите сюжеты из глубинки - если в кадре люди кому за 40, то всегда у них с зубами беда, потому что нет у людей денег на лечение, им бы просто свести концы с концами до получки.
Наталья Boris F
Люди свою трусость и отсутствие силы воли прикрывают дороговизной. Я сделала новые зубы ( мосты) за 18 тыс руб. и прекрасно теперь молочу все подряд! Можно было в кредит оплатить. Вот вам и недоступность!
Алексеюшка Boris F
Первый признак нищей страны (чтобы там с экрана ТВ не болтали) - недоступность для большинства населения стоматологических услуг.
Алексеюшка Boris F
Что за чушь вы написали ? Сами выдумали про нищую страну? Потому-что Американцы сплошь и рядом ездят в Мексику, а Европейцы в Россию лечить зубы. :) :) . РАсскажите им, что у них нищие страны. А во вторых - зубы у нас лечат бесплатно!! И в глубинке в том числе. (да, с не лучшим обезболивающим,) рассказываю, как человек, у которого родители в деревне живут, в глубинке Сибири, в 70 км. от ближайшего райцентра.
Наталья
Сначала трусят к стоматологу идти лечить, сгноят все зубы, а потом ноют про доровизну.
Людмила
В поликлиниках сократили бесплатные талоны до минимума, 4-3, а всё остальное платно и очень дорого. И замечу все эти новшества не врачи придумали, а высокое начальство спустило резолюции. Да мы готовы помогать всем, только о свой народ не навидим.
Сергей РАСЕНИК
Наверное потому дорого, что компанент для пломб из грунта, который добывают на "Луне". Плюс редкоземельные элементы. Ну очень дорого! А доставка из за границы? Тем более почтой России! Пожалейте стоматологов, они самые бедные из врачей.
Генадий Е.
Вообще я так понял, за этим корпоративным словоблудием, что в нашей стране ни видать простым людям зубов. И ни кто ни копейку не уступит и не будит снижать цены на стоматологию. Печально и горько, что ещё сказать. Рождаемся без зубов и умирать будем без зубов. Ну не достойны такой роскоши!!!
Владимир
В частных зубных клиниках работают те же врачи, что и в муниципальных клиниках, но качество разное. Почему в Китае или Казахстане вставить зубы в несколько раз дешевле, чем в России??? У меня знакомые поехали с Урала в Казахстан зубы вставлять - даже с учётом стоимости билетов на самолёт получается дешевле в несколько раз!!!
малышевой выкидыш
что я тут прочитал?кто эти люди? врачи? из россии? живущие внутри московского кольца? порожняковый треп не о чем! пусть спустятся со своих столичных небес на землю,в поликлиники районные. там им быстро зубы вылечат. и пенсионеры помогут. думаю,что не до пустопорожних разговоров будет! столько времени трепать языком-и не о чем!
Анвар, ООО "РАМиР"
Не надо приглашать экспертов, не знающих предмета дискуссии, я юы ответил на все вопросы, заданные зрителями и полнее и правдивее.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски